Марьяна Лысенко: Сейчас мы работаем на пределе кадровых возможностей

Марьяна Лысенко: Сейчас мы работаем на пределе кадровых возможностей | Программы | ОТР

врач, коронавирус, симптомы, плазма, обоняние

2020-04-30T21:50:00+03:00
Марьяна Лысенко: Сейчас мы работаем на пределе кадровых возможностей
Зеленая энергетика: чистая, экологичная, но крайне ненадёжная
Алиментарное решение
Маломерные суда и доступность инфраструктуры на реках и озерах
На пенсию досрочно
Пенсионеры, на выход! Минтруд предлагает изменить расчёт стажа
За зарплатой – на край света
ТЕМА ЧАСА: Нуждаемость станет объективнее?
Не наотдыхались?
Северный отток партнёров
Тепло и свет подорожают?
Гости
Марьяна Лысенко
главный врач Городской клинической больницы № 52 города Москвы, доктор медицинских наук

теперь давайте с доктором побеседуем. Марьяна Лысенко, главный врач Городской клинической больницы №52 города Москвы, доктор медицинских наук. Марьяна Анатольевна, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Вы нас слышите? Вот мы вас уже видим.

Оксана Галькевич: Видим уже, да.

Константин Чуриков: Сейчас нам и звук включат.

Марьяна Анатольевна, расскажите, вот каждый день меняется статистика: то, значит, у нас резко стало расти число заболевших, то, наоборот, выходим вроде как на какое-то плато. Вопрос к вам практический – как по вашей практике, меняется соотношение легких, средних, тяжелых больных в последнее время? И тяжелые больные какого возраста обычно?

Марьяна Лысенко: Ну, сейчас мы по общероссийским данным вышли на некое плато, и по количеству заболевших я не могу сказать, что есть прирост, я имею в виду общие данные по городу. Но увеличилось количество госпитализаций, это значит, что растет число тяжелых пациентов. У нас в нашей больнице лечат тяжелых и крайне тяжелых пациентов, у нас сейчас есть градация по стационарам города, поэтому мы легкие течения в принципе не видим, они в основном остаются дома либо лежат в стационарах, так скажем, второго уровня, без обид коллегам.

Действительно, изменился возраст, я это говорила уже на прошлой нашей встрече: сейчас больше пациентов среднего и молодого возраста с достаточно тяжелыми нарушениями дыхательными и респираторными. Конечно, это не может не настораживать, потому что фактически мы получили сейчас утяжеление клинической картины по этому заболеванию.

Оксана Галькевич: Марьяна Анатольевна, вот мы только что беседовали с человеком, который перенес коронавирус, он 2 недели провел на лечении в больнице. Говорил о том, что эта болезнь опасна именно тем, что она очень тихо протекает у многих на первых порах. Вот как врачам, ваших коллегам не спутать, не перепутать диагнозы, вовремя распознать эту опасность?

Марьяна Лысенко: Ну, вы знаете, с клинической точки зрения болезнь достаточно характерные имеет клинические проявления, лабораторные проявления, диагностические лучевые проявления. Мы уже для себя сделали абсолютно четкие критерии постановки этого диагноза, и это необязательно положительный ПЦР. Коллега, по всей вероятности, говорил о тех, кто заболевает бессимптомно, не знает об этом, но имеет положительный ПЦР, то есть является вирусовыделителем. Действительно, такие люди есть, они вообще очень часто не являются ничьими пациентами ни амбулаторной сети, ни стационарной, но тем не менее являются источниками распространения инфекции. Вот это, конечно, крайне опасная история. Но я думаю, что вот сейчас мы все расширяем и расширяем объемы ПЦР-диагностики и диагностики по антителам, и я думаю, что постепенно должен быть увеличен охват населения, с тем чтобы мы могли активно выявлять людей, которые являются просто вирусоносителями.

Константин Чуриков: Марьяна Анатольевна, сейчас вот у многих людей, знаете, которые сидят дома, смотрят телевизор, понятно, все волнуются за себя, за близких, уже такая включается психосоматика, люди начинают думать: «Ой, я болен, со мной что-то не то происходит». Еще раз расскажите об основных типичных симптомах вот этой болезни, если есть симптомы.

Марьяна Лысенко: Симптомы очень похожи вначале на респираторную любую инфекцию сезонную, которую мы каждый год имеем: першение в горле, это может быть заложенность носа, которую почему-то раньше считали нехарактерным признаком. Но вот точно совершенно характерным признаком для этого заболевания является очень частое выпадение ощущения вкуса и ощущение запахов. То есть пациенты очень часто пугаются вот этого симптома, он как раз характеризует не очень тяжелую прогрессию болезни, как правило, такие пациенты не имеют тяжелых легочных осложнений, но это характерно именно для этого вируса, выпадение ощущения, чувства осязания, ничего не чувствует человек, ощущение ваты во рту, так характеризуют пациенты отсутствие вкусовых каких-то привычных восприятий, вот это совершенно точно характерно для этого заболевания. И, конечно, ну это больше уже не для пациентов, это для врачей, очень быстрое нарастание прогрессии по дыхательной недостаточности.

Оксана Галькевич: Марьяна Анатольевна, вот мы сейчас примем звонок, но прежде... Вот вы сказали как раз о дыхательной недостаточности, хочу вдогонку спросить. Чаще всего говорят о том, что поражаются легкие у заболевших людей, – только ли легкие, только ли ткани легких вирус поражает?

Марьяна Лысенко: Сейчас мы уже видим... Вирус не поражает ткани легких, вирус поражает систему иммунного ответа. Плюс вирус точно совершенно, мы это уже теперь абсолютно точно понимаем, поражает микроциркуляторное русло, то есть на уровне маленьких-маленьких сосудов, которые обеспечивают и функцию почек, и функцию легких, и функцию сердечно-сосудистой системы. Вирус вызывает нарушение свертывающей системы крови. И в совокупности вот эта вся история и приводит к тем нарушениям, которые мы видим в окончательном, таком уже критическом состоянии у пациентов.

Поэтому нельзя сказать, что вирус агрессивен в отношении легких – он агрессивен в отношении в первую очередь вот этого цитокинового шторма, он инициирует вот такой вот иммунологический ответ организма жесткий на свою агрессию, кроме того вызывая вот эти все нарушения, о которых я выше уже говорила, что приводит к нарушениям других органов. И сейчас мы достаточно часто видим нарушения работы функций почек и других органов.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Давайте сейчас послушаем нашего зрителя Ивана из Москвы, попробуем ему с вашей помощью ответить на вопрос. Иван, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, Подмосковье.

Марьяна Лысенко: Добрый день.

Зритель: Алло, слышно меня, да?

Оксана Галькевич: Да, слышим.

Константин Чуриков: Да, отлично.

Зритель: Ага. Добрый вечер. Ну вот хотел поделиться, как мы провели этот месяц в особом режиме. Очень хочу поблагодарить всех моих работников, которые вместе со мной трудятся не покладая рук, мы не останавливались ни на минуту, у нас металлообрабатывающее производство, как работали, так и работаем. Слава богу, все здоровы, все живы.

Но вот что меня больше всего тревожит – это отношение местных властей к проблеме.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: То есть никакой помощи мы от них как не получали раньше, так и в эти критические дни мы от них не получаем. Они только занимаются переписыванием каких-то постановлений, присылают по электронной почте. Да мне было бы достаточно, если бы они мне просто пачку масок привезли, и то я бы их расцеловал во все места.

Константин Чуриков: Так, а масок у вас своих нет, нигде не можете их купить? Или есть?

Оксана Галькевич: В аптеках не пробовали сейчас смотреть?

Зритель: В аптеках-то их нет в округе, нет. Пропуска у меня есть, я езжу по Чеховскому району, нет нигде масок, причем давным-давно уже. Поэтому... Ну сами как-то вот делали, купил бутылку водки в магазине, настоял на календуле, как раньше делали, и все протираем, руки и так далее. Ну потом, слава богу, купили дезинфицирующее средство...

Константин Чуриков: Иван, беда в том, что я не уверен, что вот прямо водка это все убивает. Конечно, за неимением других средств, да, многие так и делают, и маски тоже сами пытаются делать. Давайте мы сейчас доверимся профессионалу... Спасибо большое за ваш звонок, удачи вам в вашей работе.

Марьяна Анатольевна, ну так... Ну хорошо, масок нет, это общая беда, наверное, так сказать, вы не знаете, что на это ответить, а что касается средств дезинфекции, чем?

Марьяна Лысенко: Ну, есть масса дезинфектантов, которые действительно могут помочь людям справиться с нераспространением вируса. Кроме того, коллега прав, 70%-й спирт не вовнутрь, а, так сказать, для наружного применения вполне годится, для того чтобы решить эту проблему, и в части случаев вызывает меньше побочных эффектов, чем дезинфицирующие растворы.

Оксана Галькевич: Марьяна Анатольевна, а вот все-таки о методах лечения. Сейчас много говорят об использовании плазмы тех людей, которые перенесли заболевание. Расскажите, насколько этот метод эффективен? Эффективен ли он на любой стадии заболевания? Расскажите об этом.

Марьяна Лысенко: Ну, я уже тоже говорила об этом, мы, в общем, в начале пути, хотя, конечно, количество пациентов, которым провели трансфузии иммунизированной плазмы, мы эту плазму называем иммунизированной, достаточно много уже таких пациентов, но тем не менее это не большие статистические выборки, на которых можно делать правильные клинические исследования. Тем не менее метод однозначно работает, работает он на любых стадиях заболевания.

Однозначно мы видим результат в том числе у крайне тяжелой категории пациентов, по крайней мере они переходят в более стабильные состояния, несмотря на уже серьезную прогрессию, поражение многих органов и систем. Очень хорошо этот метод работает у пациентов таких среднетяжелых, ну это для нас среднетяжелые, они, безусловно, тяжелые пациенты, которые недавно, так сказать, поступают, имеют серьезные поражения легких, но еще не дошли до искусственной вентиляции, прекрасно работает метод.

Но нужно понимать, что, безусловно, очень важна концентрация антител в этой плазме, не у всех наших доноров она соответствующая, так скажем, стандартам, потому что доноров самих по себе еще недостаточное количество. Кроме того, люди, только что переболевшие, не очень охотно откликаются на наши призывы прийти и стать еще донорами, это дополнительная нагрузка на организм, мы их понимаем. К сожалению, мы оказались в такой ситуации, что… Вообще донорское движение – это особенная история, а уж донорское движение среди переболевших людей, даже легко переболевших, – это, так скажем, первая такая, наверное, за долгие годы история в нашей стране, поэтому пока это все встает на какие-то рельсы, конечно, мы будем все время в дефиците. Но методика однозначно работает.

Это не волшебная палочка, мне бы хотелось, чтобы люди это понимали, к сожалению, бывают фатальные, необратимые ситуации, с которыми мы не справимся ни плазмой, ни чем-то иным, хотя пробуем разные методики и стараемся очень их комбинировать, искать какие-то пути даже в неразрешимых, фатальных, казалось бы, ситуациях, иногда она разрешаются благополучно, это, конечно, очень радует. Но тем не менее это один из методов, который точно на сегодняшний день работает.

Константин Чуриков: Приходят совершенно разные данные по поводу обеспеченности средствами защиты самих медиков. Понятно, что вы в Москве, наверное, в Москве лучше, но расскажите, что со средствами защиты и есть ли, кстати говоря, достаточное количество кадров. Потому что, например, мэр Москвы даже предложил подключать, задействовать студентов-практикантов – они к вам приходят, например?

Оксана Галькевич: Если я правильно помню, сегодня было сказано, что с 1 мая все студенты...

Марьяна Лысенко: Вы знаете, задействование студентов-практикантов вообще абсолютно нормальная история для студентов-медиков, мы не говорим о студентах-инженерах или о студентах финансовых университетов, хотя это их человеческий выбор. Что касается медиков, я считаю, что это правильно задействовать студентов-медиков. Они должны понимать, что специальность, которую они выбрали, предполагает работу в том числе и с тяжелой категорией пациентов, с опасной категорией пациентов, в противном случае это не тот выбор, который они правильно сделали. Это то, что, так скажем, я для себя считаю. И мы когда учились, нас, в общем, мобилизовывали, было тогда землетрясение в Спитаке, мы все еще очень невзрослыми, так скажем, детьми, совсем еще не врачами были, так сказать, мобилизованы на все эти мероприятия, и это очень правильно и с моральной точки зрения, и с точки зрения выбора профессии.

А что касается врачей, ну, на сегодняшний момент, безусловно, врачей в Москве достаточно. Если мы ограничимся тем коечным фондом, который на сегодняшний день развернут, а он уже максимальный, сейчас мы еще дополнительные койки разворачиваем в специальных редерах, это такие временные конструкции, в которых мы можем некий такой люфт иметь по поступающим и выписывающимся пациентам, для того чтобы разгрузить интенсивные койки. Что касается волонтерской помощи, мы ее с удовольствием принимаем. Может быть, если будет сейчас всплеск после майских праздников, у нас действительно не хватит кадров, потому что в принципе вот сейчас мы работаем на пределе, выше мы не сможем расширять свои имеется в виду кадровые возможности.

Что же касается СИЗов, я имею в виду средств индивидуальной защиты, то ситуация абсолютно выровнялась, никакого дефицита нет. Мало того, мы можем себе позволить менять СИЗы несколько раз за смену, в общем, всего достаточно.

Оксана Галькевич: Марьяна Анатольевна, мы знаем, что ваш рабочий день еще не заканчивается. Мы благодарны вам, что вы нашли время, для того чтобы пообщаться с нами и с нашей аудиторией в прямом эфире. Спасибо вам большое.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Успехов вам, сил и терпения, здоровья, конечно, тоже.

Марьяна Лысенко: Спасибо вам большое.

Оксана Галькевич: У нас на связи, друзья, была Марьяна Анатольевна Лысенко, главный врач Городской клинической больницы №52 Москвы, доктор медицинских наук.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)