Машиностроение в России: легко ли сегодня получить кредиты и сертифицировать продукцию

Машиностроение в России: легко ли сегодня получить кредиты и сертифицировать продукцию | Программа: ОТРажение | ОТР

Кто покупает нашу технику, и как пандемия повлияла на производство

2021-03-30T13:49:00+03:00
Машиностроение в России: легко ли сегодня получить кредиты и сертифицировать продукцию
Послание Президента России Федеральному Собранию – 2021. Главное
Послание Президента: международная политика
Послание Президента: ответственность бизнеса
Послание Президента: региональная политика
Послание Президента: социальная политика
ТЕМА ДНЯ: Путин. Послание. Главное
Цифровое рабство. Сложная формула пенсии. Конец нефтяной иглы? Коттедж в ипотеку. Автомобили дорожают
Алгоритм цифрового рабства
Климат-контроль для России
Интуристы едут за «Спутником»
Гости
Константин Чуфаров
генеральный директор компании «УралСпецТранс»
Алла Елизарова
директор Ассоциации «Росспецмаш»

Марина Калинина: Здравствуйте! Я Марина Калинина, это рубрика «Промышленная политика». Как всегда по вторникам в это время, в 14:30 по Москве, мы рассказываем о российских предприятиях, которые работают на территории нашей страны, производят совершенно разнообразную продукцию, предприятия от больших до совсем маленьких; показываем эту продукцию, которую они производят, показываем людей, которые там работают, в общем, так будет и сегодня.

Сегодня хотим поговорить о производстве спецтехники на примере компании «УралСпецТранс», которая находится в городе Миасс Челябинской области. Узнаем, как живут сейчас эти компании, как они пережили кризис, пандемию, чему научились, как перестроили, возможно, свое производство, с какими проблемами сталкиваются, какие достижения есть на сегодняшний день.

Со мной сегодня на связи Константин Чуфаров, это генеральный директор компании «УралСпецТранс», – здравствуйте, Константин Александрович.

Константин Чуфаров: Здравствуйте.

Марина Калинина: И Алла Елизарова, директор ассоциации «Росспецмаш», – Алла Владимировна, приветствую вас, рада вас видеть.

Алла Елизарова: Добрый день.

Марина Калинина: Давайте посмотрим сюжет об этом предприятии, а потом поговорим.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: Ну, такой сюжет получился, его сделала моя коллега Татьяна Авдеева, наш корреспондент в Челябинске, спасибо ей за это большое.

Константин Александрович, ну первый вопрос к вам. Расскажите про свой дом, как вы пережили этот период пандемии, вот этот карантин. Удалось ли сохранить всех сотрудников? Какие были сложности? Может быть, какие-то уроки вы вынесли из этого для производства?

Константин Чуфаров: Ну, сложности, конечно, были и в апреле... Я понимаю, все находились в таком непонятном состоянии, чего ждать дальше, не было уверенности в завтрашнем дне. Но на нашем предприятии мы как бы все единомышленники, договорились изначально, что самое главное – это сохранить коллектив, самое главное для компании – это не останавливаться при любых условиях. С людьми была проведена работа, что при любом стечении обстоятельств мы будем себя вести с ними честно, рассказывать о реальном положении дел на предприятии и будем стараться сохранить достойный уровень заработных плат.

Марина Калинина: Ага.

Константин Чуфаров: В общем-то, все удалось, по итогу года мы даже нарастили объем производства по сравнению с предыдущим, коллектив весь сохранили, предприятие не простаивало. Я считаю, что прошлый год для нас был достаточно успешным.

Марина Калинина: Ну и хорошо.

Алла Владимировна, а вот если в целом по отрасли говорить, всем ли удалось вот так сохранить и объемы производства, и даже их увеличить, как вот Константин Александрович говорит? Вообще какая ситуация на сегодняшний день? Ну вот прошел ровно год с тех пор, как начались эти проблемы.

Алла Елизарова: Проблемы начались, но хочу отметить, что действительно наши заводы, производители прицепов, полуприцепов, этот год выдержали достойно и даже нарастили отгрузки на внутренний рынок. То есть мы сейчас смотрим, что у нас рост порядка 7% по отгрузкам на внутренний рынок по сравнению с 2019 годом. Соответственно, практически все заводы, ну не практически, все заводы, которые работали, они продолжали работать несмотря на то, что началась пандемия. Все боялись проблем с поставками комплектующих, несмотря на это, все выполнили те задачи, которые перед собой ставили, и даже смогли нарастить производство по итогам года.

Марина Калинина: Константин Александрович, а местные власти как-то помогают вообще, участвуют в жизни предприятия? Как-то вы с ними контактируете, я не знаю, на уровне города, на уровне области? Вот какое взаимодействие у вас с ними?

Константин Чуфаров: Ну, вот сейчас у нас складывается очень интересная ситуация. Как раз федеральные власти, больше Минпромторг, и спасибо ассоциации «Росспецмаш», с которой мы объединяем усилия заводов, всех представителей, именно предпринимателей, и каким-то образом находим диалог с властью. Тут видно какое-то желание власти идти нам навстречу, менять правила, вырабатывать какие-то новые законы, интересные решения. А с местной властью, к сожалению, такое впечатление, что мы им не нужны.

Марина Калинина: Ну как так?

Константин Чуфаров: Нет вообще никакого...

Марина Калинина: Это же налоги, это рабочие места, как не нужны?

Константин Чуфаров: Вот для этого мы им нужны, вот, и они нас вспоминают только тогда, когда им нужны налоги, когда им что-то от нас нужно. А какой-то единой программы развития, какого-то понимания именно ответственности местной власти за развитие местных предприятий, мы, к сожалению, этого не видим совсем.

Марина Калинина: Ну а как? Вот вы к ним приходите с каким-то предложением, с какой-то просьбой, и что, что вам в ответ? Что «нам это не надо, идите отсюда»? Вот как? Или они вообще не проявляют никакого желания?

Константин Чуфаров: Ну, условно так, что каждый сам за себя.

Марина Калинина: И все, да?

Константин Чуфаров: Да, то есть мы со всеми проблемами боремся самостоятельно, а они нам, так скажем, в силу своих возможностей стараются помешать.

Марина Калинина: Помешать даже стараются?

Константин Чуфаров: Ну, поддержки мы точно не чувствуем.

Марина Калинина: Понятно... Алла Владимировна, а как так вот получается? Ну вроде как расположено достаточно крупное предприятие, все-таки 642 человека там работают, для Миасса, наверное, это очень много. Как бы и налоги платят, и зарплаты людям платят, и пытаются сохранить коллектив, а местные власти ничего не делают. Как на них повлиять? Есть какая-то управа вообще на это все? И насколько...

Алла Елизарова: Если честно, я не понимаю, какая может быть управа со стороны...

Марина Калинина: Насколько часто встречается такая ситуация вообще по России?

Алла Елизарова: Ну, когда мы общаемся с заводами, мы достаточно часто говорим, что у заводов даже есть такое как бы мнение, что пусть лучше их не трогают и не мешают, они будут сами справляться с теми задачами, с теми вопросами, которые они себе ставят. Тем более в Миассе и в Челябинске, в Челябинской области очень много предприятий, производителей строительно-дорожной техники и другой техники. Соответственно, кажется, что как раз благодаря этим предприятиям регионы выживают, то есть обеспечивают рабочие места, обеспечивают зарплаты. Поэтому для меня, конечно, необъяснимо, почему местные региональные власти не хотят и не могут помогать нашим производителям.

При этом мы в основном общаемся с федеральным министерством, с Министерством промышленности и торговли, и со стороны федерального министерства мы видим действительно желание поддержки и помощи нашим предприятиям. То есть это выделяются и определенные средства на субсидии для поддержки компаний, вводятся новые программы, поддерживаются НИОКРы, это разработки новых видов техники. Поэтому со стороны федерального министерства мы видим большую поддержку. Для меня самой очень большая загадка, почему это не интересно региональным властям.

Марина Калинина: А что вам сейчас нужно, Константин Александрович? Вот какие первоочередные задачи, вот чего не хватает для развития производства, для движения вперед? Вот чем бы вам могла сейчас помочь местная власть?

Константин Чуфаров: Есть вопросы, которые предприятие само просто не в состоянии решить. Это обеспечение энергетикой, это дороги, это было программы развития, подготовки кадров, социальные вопросы, связанные именно с производственными процессами, тот же самый транспорт на предприятии, вот. К сожалению, у нас сегодня в городе, допустим, есть серьезная проблема с газом, газа на обеспечение города уже не хватает. Об этой проблеме говорят уже 10 лет, но до сих пор нет ни конкретной программы развития, ни конкретных ответственных, ни реальных каких-то решений, для того чтобы мы как производители были уверены, что, если мы сейчас проинвестируем в строительство новых производственных площадей, город на самом деле и область создадут нам условия, чтобы мы были уверены, что необходимы квоты газа нам будут предоставлены.

Марина Калинина: Ага. А это от них зависит, да?

Константин Чуфаров: Ну, конечно, это зависит в первую очередь от них. Естественно, там завязано очень много структур, и «Газпром», и все эти строительные организации. Но в любом случае это не уровень компетенций предприятия, то есть это уровень уже как минимум областной, на котором надо решать эти вопросы. И самое главное, что быстро эти вопросы не решаются, то есть эта программа должна длиться десятилетиями, а мы сегодня не видим даже каких-то реальных подвижек, чтобы она началась. Каждый год обещают, а реальных сдвигов нет.

Марина Калинина: Алла Владимировна, а может «Росспецмаш» как-то повлиять на эту ситуацию? Ведь это, наверное, не проблема одного предприятия в нашей стране с тем же газом?

Алла Елизарова: Ну, с нашей стороны, да, тут у нас много проблем. У нас не только с газом проблемы, у нас проблемы и с энергетикой, и проблемы, которые, я знаю, у вас уже не один раз поднимали, это цены на металл...

Марина Калинина: О да.

Алла Елизарова: Да. И пока вот эти все проблемы только... Мы пишем письма, просим, чтобы с нами общались, мы просим, чтобы были какие-то меры, которые были понятны, и какие-то регуляторные методы были по формированию цен на энергоресурсы. Но пока никаких конкретных решений, встреч, переговоров, ничего пока мы не видим.

Марина Калинина: Ага.

Алла Елизарова: В этом году Минпромторг в сентябре месяце в Челябинске планирует большое мероприятие именно по строительно-дорожной технике. Соответственно, туда будут приглашены, именно для российских производителей, с тем чтобы можно было, во-первых, показать вообще всем, какую технику мы сейчас производим и что мы делаем, что делают наши заводы, российские производители, и одновременно чтобы можно было как раз наладить диалог с местными властями, чтобы с ними обсудить возможность, перспективы, вообще как дальше нашим заводам взаимодействовать со своими органами государственной власти.

Марина Калинина: Ага. Но смотрите, Константин Александрович, еще такой важный вопрос. Ведь производство спецтехники – это не вот за один день, это огромные вложения, это долгосрочные кредиты. Вот есть ли с этим проблема?

Константин Чуфаров: Ну, сегодня получить на самом деле длительный кредит очень трудно. Есть проблема вообще в получении кредитов со сроком больше 1,5–2 лет. Еще очень серьезная проблема – это оценка залога. Ну, для примера, если я сегодня принимаю решение, допустим, о строительстве нового промышленного корпуса и он обходится по всем документам, подтвержденным государственными всеми комиссиями, налоговой, допустим, в 100 миллионов компании, то потом при залоге обеспечения мне оценят этот корпус в 20, а кредит на него дадут только под 10, это реальная ситуация сегодня.

Причем все признают, что да, реальная себестоимость строительства именно такая, и по сметам, и по всем документам все подтверждается, но есть так называемая коммерческая оценочная стоимость этой недвижимости. Это вот сегодня очень серьезная проблема. Не дают денег, а если дают, то под такие условия, что все предприятия... Вот все мои знакомые, кто в этой отрасли, у них у всех предприятия заложены-перезаложены несколько раз и ресурсов все равно не хватает.

Марина Калинина: То есть получается, что если что, то и предприятия вы лишитесь?

Константин Чуфаров: Да. И вы правильно сказали: в нашей отрасли любое начинание дает очень небыстрый результат, нам надо как минимум 3, а то и 5 лет, для того чтобы первоначальные инвестиции начали давать хоть какую-то отдачу. А кредиты нам дают на 1–1,5 года. И еще каждый год у нас всегда риск, продлят не продлят, нет никаких гарантированных условий, то есть со Сбербанком, допустим, мы работаем, каждый год у нас есть определенные риски. Допустим, в прошлом году, когда началась эта пандемия, мы же прекрасно понимаем, что банк может принять внутреннее решение, что для него это риски, что вдруг с предприятием сейчас что-то случится и оно не вернет, и нам в очередной раз кредит, допустим, не продлят.

Марина Калинина: Ага. Алла Владимировна, ну как так получается? Вроде, с одной стороны, мы пытаемся развивать промышленность, люди готовы работать, люди готовы рисковать, вкладываться. С другой стороны, со всех сторон получаются какие-то препоны, долгих денег, длинных денег получить нельзя, газ не проводят. Вот что с кредитами-то, я не помню? Жалко, что ли, на 5 лет дать кредит? Я понимаю, что все рискуют, но производственники же тоже рискуют.

Алла Елизарова: Ну, вот это вопрос как раз к нашим банкирам, почему они не готовы рисковать. И даже есть программы ФРП, где там льготные займы даются. Но опять же упираются в то, что все у нас предприятия, которые развиваются, все заложены-перезаложены, уже есть кредиты; соответственно, если есть кредиты, то другой кредит уже не рассматривается на льготных условиях.

И здесь тоже уже не один год мы об этом говорим, пытаемся помочь нашим предприятиям, но самые главные риски должно взять на себя государство, что они согласны с тем, что они берут на себя риски, для того чтобы дать длинные дешевые деньги нашим предприятиям. Пока такие риски никто на себя не берет, хотя все наши предприятия показывают, что они отлично развиваются, они работают, строятся новые заводы, строятся новые предприятия, соответственно, для этого нужна поддержка, нужно финансирование. Очень надеемся, что все-таки будут пересмотрены вот эти правила и нашим компаниям станет легче получать эти длинные дешевые деньги.

Марина Калинина: Алла Владимировна, может быть, в качестве бреда – может быть, создать какую-то определенную банковскую структуру, которая только производством будет заниматься, только им давать кредиты на каких-то определенных условиях? Это возможно?

Алла Елизарова: Есть такая структура, Фонд развития промышленности, как я сказала, ФРП, который через поддержку, через ФРП наши предприятия как раз и должны получать в зависимости от того, какие программы развития, производства и промышленности...

Марина Калинина: Но не работает, получается, что ли?

Алла Елизарова: ...получать льготные кредиты. Ну вот у нас в ассоциации более 200 компаний, мы делали опрос, сколько у нас компаний работают с Фондом развития промышленности, – к сожалению, это не больше 10 компаний.

Марина Калинина: А почему так происходит?

Алла Елизарова: Опять же условия, условия. И проблема в том, что у всех заводов есть какие-то кредиты, а если у тебя уже есть кредит, тебе другой не хотят давать.

Марина Калинина: Понятно... В общем, какой-то замкнутый круг получается: вроде деньги нужны, закладываешь, а тебе не дают, потому что у тебя уже есть кредит.

Константин Александрович, по поводу сертификации продукции. Насколько это сложный процесс на сегодняшний день?

Константин Чуфаров: Ну, тут вопрос по сертификации не только самого продукта, сколько взаимодействие с остальными государственными структурами. Смотрите, сейчас, допустим, Минпромторг запустил очень много программ поддержки для отечественных производителей. Когда предприятие проходит аттестацию, что оно является на самом деле отечественным производителем, появляются определенные льготы у предприятия: можно предоставить льготный лизинг для потребителей, можно получать какие-то дотации. Но все это привязано в конце концов к конкретной номенклатуре по обозначению продукции, вот. И мы постоянно сталкиваемся с такой ситуацией, что государственные органы начинают изменения в стандартах, и мы вынуждены запускать снова процесс сертификации уже существующей продукции, и у нас автоматически, получается, аннулируются все те согласованные решения по программам поддержки.

И какой-то квест получается бесконечный: пока мы проходим один путь, они уже ввели новые изменения; мы еще до конца не дошли, а там уже опять новые изменения, и так по кругу. Но воспользоваться... У нас вот до абсурда доходит: мы можем процедуру согласования проходить полгода, а пользоваться этим только неделю, и там либо деньги кончились опять, либо опять новая программа начинается. И вот это уже на протяжении последних 5 лет постоянно, каждый год одно и то же.

Марина Калинина: Алла Владимировна, ну какой-то вообще замкнутый круг и бред. Я просто не понимаю, я, конечно, не профессионал в этом, но как это вообще можно? Зачем препоны такие ставить людям, которые хотят что-то производить в стране?

Алла Елизарова: Ну, здесь как бы для того, чтобы навести порядок, нужны какие-то определенные правила. Вопрос, как эти правила работают. Соответственно, да, для того чтобы получить меры государственной поддержки, нужно подтвердить, что ты российский производитель, потому что эти меры действительно для тех компаний, которые являются российскими производителями с подтвержденным заключением. Соответственно, чтобы получить это заключение, нужно пройти определенную проверку...

Марина Калинина: Круги ада, я так поняла, ха-ха.

Алла Елизарова: Да, да. Соответственно, даже сейчас то, что Константин говорил, получая заключение по 719-му постановлению для прицепов и полуприцепов, они связаны еще с шасси. Соответственно, когда сейчас вдруг у шасси поменяются правила их маркировки, то, соответственно, это сразу отражается и на документах, которые получали компании, производящие прицепы и полуприцепы. Соответственно, когда принимаются какие-то решения, нужно думать не сиюминутно, а еще на шаг вперед, как это будет работать и как это отразится на партнерах, на поставщиках, на тех компаниях, с кем ты работаешь.

Соответственно, вот этой синхронизации пока нет, и очень хочется, чтобы она была. Соответственно, мы понимаем, что да, сейчас нам там срочно нужно писать письма, получать разъяснения, компании должны дополнительно провести работу, для того чтобы получить эти разъяснения, чтобы их приняли и чтобы те заключения, которые они уже получили, не были отозваны в ближайшее время...

То есть действительно это очень такой замкнутый круг, и хочется его разорвать и навести такой порядок, когда будет все четко понятно и, самое главное, недолго. Потому что, к сожалению, да, сейчас мы от многих компаний получаем тоже информацию о том, что даже получение заключений иногда затягивается на 2, 3, а у кого-то на 4–5 месяцев. Соответственно, пока нет заключения, они не могут работать по программам господдержки, а когда они получают эти заключения, вопрос...

Марина Калинина: Правила меняются.

Алла Елизарова: ...с финансированием этих мер... Да, с финансированием этих мер. В тот момент, когда заключение могут получить, уже финансирование на ту или иную меру может закончиться. Поэтому этот год тяжелый был, потому что действительно в начале этого года принимали как раз новое постановление по прицепам и полуприцепам, это 719-е как раз, и все заводы учреждали это постановление еще с прошлого года, наконец-то оно принято и понятно, как хотя бы по нему работать, как получать заключение. Но при этом да, немножко вот это получился люфт с тем, что программа господдержки как 811-е, 823-е постановление, работают, а заключения у наших заводов, для того чтобы работать по этим постановлениям, не было. Поэтому вот хочется убрать эту коллизию...

Марина Калинина: Понятно.

Константин Александрович, еще один вопрос, у нас полминутки буквально остается: с кадрами есть проблема?

Константин Чуфаров: С кадрами проблема есть, да. Мы очень много сейчас готовим сами кадры, то есть сварщиков, допустим, сами отправляем на обучение, учим у себя на предприятии. Очень сильно не хватает нам квалифицированных именно рабочих специальностей и квалифицированных ИТР в части конструкторских разработок. Несмотря на то, что наш город достаточно обеспечен этими кадрами, потому что у нас традиционно...

Марина Калинина: ...все равно не хватает.

Константин Чуфаров: ...все равно не хватает.

Марина Калинина: Спасибо вам большое! Константин Чуфаров, генеральный директор компании «УралСпецТранс», Алла Елизарова, директор ассоциации «Росспецмаш». Спасибо большое.

Давайте сейчас прямо посмотрим производственные портреты завода «УралСпецТранс», какие люди там работают.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Кто покупает нашу технику, и как пандемия повлияла на производство