Маски в дефиците. Почему их по-прежнему не хватает?

Маски в дефиците. Почему их по-прежнему не хватает? | Программы | ОТР

Спасают ли в принципе они от коронавируса?

2020-03-30T13:40:00+03:00
Маски в дефиците. Почему их по-прежнему не хватает?
Домик с окнами в ад
Безработные с приданым
ТЕМА ДНЯ: Мусор дорожает
Индекс Масленицы: блин, как всё дорого!
ОПЕК-батюшка, нефть-матушка…
Торговля данными о россиянах
Что нового? Южно-Сахалинск, Чебоксары, Воронеж
Новые схемы обмана с банковскими картами. Вакцинация продолжается. На что тратим деньги. «Всё включено» по-русски. Как сдержать цены? Чем питаются школьники. Отмена крепостного права. Цифровая школа
Как сдержать цены?
Наталья Починок: Никакие профессии не умрут, они просто будут иметь всё большую цифровую составляющую
Гости
Юрий Крестинский
председатель экспертного Совета Института развития общественного здравоохранения
Галина Кожевникова
заведующая кафедрой инфекционных болезней РУДН

Иван Князев: А тема вот какая, наболевшая. Проблема, которая так и не решилась в нашей стране со времени начала пандемии коронавируса. Это отсутствие медицинских масок.

Тамара Шорникова: «Масок нет, антисептиков нет». Сейчас эти объявления каждый житель нашей страны может увидеть на дверях или окнах аптек. Об этом ежедневно сообщают наши телезрители из разных регионов.

Иван Князев: А тем временем Антимонопольная служба заявила о снижении цен на маски. Т. е. ну вроде они как есть, и вроде как и дешевые, но вот вроде как их и нет. Т. е., знаешь, как вот – суслик вроде есть, суслика видишь, но его вроде как нет.

Тамара Шорникова: Ну, где-то, где-то, возможно, да?

Иван Князев: Да. В общем, как обстоит вопрос, почему у нас дефицит, кто вообще производит маски в нашей стране, если производит, как работают такие предприятия? Давайте будем разбираться.

Тамара Шорникова: Да. И сейчас будем спрашивать вас, наши дорогие телезрители. Вы смогли купить маски? В своем городе, в своем поселке. «Да» или «нет», пишите нам. Мы поговорим с экспертом. Юрий Крестинский выходит с нами на связь, председатель консультационного совета Центра развития здравоохранения «Сколково». Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте ,Юрий.

Юрий Крестинский: Добрый день.

Тамара Шорникова: Юрий Александрович, вот из недавнего, что называется. Производители масок говорят о том, что большая проблема в том, что нет сырья. Потому что большая часть сырья – собственно, китайская.

Иван Князев: Так ли это?

Тамара Шорникова: Есть у нас сейчас из чего шить маски? И кто этим может заниматься? Сколько у нас таких предприятий?

Юрий Крестинский: Те привычные маски, к которым мы привыкли за последние десятилетия, сделанные из синтетического многослойного материала, действительно делаются из китайского сырья. И мы полностью зависим от этого сырья. Сами мы не производим такой материал. И во многом именно этим объясняется дефицит масок. Но не только этим. На самом деле обычный объем продаж достаточно небольшой. В периоды, когда отсутствуют какие-то эпидемические вспышки, масок покупают немного. И, собственно, вся производственная инфраструктура, вся товаропроводящая инфраструктура рассчитана именно на этот небольшой объем. Сейчас же мы столкнулись с ситуацией, когда, придя в аптеку и увидев в продаже маски, потребитель, пациент старается купить их впрок и для себя, и для членов своей семьи…

Иван Князев: Но это понятно.

Тамара Шорникова: Повышенный спрос – это понятно.

Юрий Крестинский: …вместо того чтобы покупать раз в 2 года, раз в 2 года если мы покупаем, там, одну коробку, – то сейчас, придя в аптеку, можно увидеть, как человек покупает 500 масок или 1000 масок для того, чтобы обеспечить на полтора месяца себя и пятерых членов своей семьи. И это весь запас масок, который может поступать в обычный период в неделю в аптеку.

Тамара Шорникова: Юрий Александрович, простите, что прерываю, но просто мало времени. Ажиотаж-то понятен, на фоне чего он происходит. А вот что касается с нашими возможностями? Вот обывателю кажется, что это очень несложная конструкция – маска.

Иван Князев: Казалось бы.

Тамара Шорникова: Почему нельзя переориентировать предприятия, которые выпускали текстиль, например, на пошив масок? Организовать дополнительные производства?

Юрий Крестинский: Многие швейные предприятия действительно сейчас начинают делать текстильные маски многоразового использования, которые можно стирать. Но дело в том, что наладить такое производство требуется тоже время. Хотя бы неделю. Плюс, я знаю, что у нескольких производителей, которые начали производить, возникли проблемы, связанные с необходимостью изоляции сотрудников на дому. Да, они даже взяли кредиты, купили оборудование и материалы, но сотрудники не имеют права выйти на работу и отшивать эти маски. Потому что они должны сидеть дома в связи с карантинными мероприятиями. И это тоже проблема, которую нужно решать.

Тамара Шорникова: Но ведь такие предприятия входят в список как раз тех, кто не должен останавливать свое производство. Как объяснить эти ограничения?

Юрий Крестинский: Нет, к сожалению, не входят. Дело в том, что если предприятие производит медизделия, вот как защитные медицинские маски, тогда входит. А речь идет о текстильных предприятиях, которые переориентируют свое производство. У них нет лицензий на производство медизделий. Они делают просто гигиенические изделия, защитные изделия, но не относящиеся к медизделиям. И это тема отдельного регулирования. Но я надеюсь, что в ближайшее время эта проблема будет также решена.

Иван Князев: Да, хорошо. Спасибо вам. Юрий Крестинский был с нами на связи, председатель консультационного совета Центра развития здравоохранения «Сколково». Несколько СМС. Кировская область: «Проблема в спекулянтах на самом деле». Вот так считает наш телезритель. В Оренбурге человек обошел 4 аптеки, масок и антисептиков нет. Иркутская область: «Масок нет, а на работе требуют. Поэтому шьем сами».

Тамара Шорникова: Да. Самарская: «Намного дороже стали». Ленинградская: «Масок нет. Маски уходят спекулянтам и в помощь другим странам». Вот так.

Иван Князев: У нас есть звонок человека из Москвы. Его зовут Николай. И я так понимаю, что этот человек как раз таки мог бы организовать производство, которое будет выпускать маски? Или нет? Сейчас узнаем. Здравствуйте, Николай.

Тамара Шорникова: Николай, слушаем вас. Алло!

Зритель: Да-да-да. Слушаю вас.

Тамара Шорникова: Да, говорите.

Зритель: Я звонил, так сказать, пожаловаться со своей проблемой на радио. Но вроде бы она сдвинулась с мертвой точки. Разрешили нам, так скажем, на предприятии проходить … для нашей деятельности и предприятие включили в перечень…о

Тамара Шорникова: Николай, многие не слышали ваших обращений в других средствах массовой информации, расскажите о вашей проблеме.

Иван Князев: Вкратце.

Зритель: Ну, вкратце, у нас была какая-то… У нас сейчас… На данный момент у нас было 2 проблемы. Сейчас я вам расскажу, что у нас осталась одна проблема. Объясняю. У нас, значит, именно предприятие. Мы перепрофилировали его как раз с текстиля (я немножко послушал, о чем мы говорили)…

Тамара Шорникова: …На производство масок.

Зритель: Да, на производство хлопчатобумажных масок. Маски 100%‑ный хлопок, двойная, тройная, и с резинкой, чтобы было удобно носить.

Тамара Шорникова: Так.

Зритель: И с веревочками, с повязками для детей. Объясняю. Мы провели акцию по раздаче масок на метро «Новослободская» в четверг совместно с каналом «Россия», раздали тысячу штук, я еще раз повторюсь, да? И вроде как бы начали обороты набирать. Но тут вот приказ вышел, что всем самоизолироваться, предприятие закрыть, никому не выходить. Мы получили заказы, заказчики от нас отвернулись и говорят: «Ну как так мы вам будем заказывать, если вы остановили предприятие?» И вот сегодня буквально утром мы добились того, чтобы наше предприятие включили в обязательный перечень разрешенных видов деятельности в эти дни. И сотрудники ходят, как в обычном режиме, на работу, отшивают маски. Другой вопрос следующий. Практически каждое либо госучреждение, либо что-то типа, там, больница, поликлиника, берем даже те же аэропорты, вокзалы, РЖД. Если мы заходим со своей продукцией – маски многоразового использования, трехслойные возьмем, – они говорят: «Требуем медицинский сертификат, иначе мы не берем вашу продукцию». Вы же понимаете. Но зато, зато ушлые перекупы предлагают по миллион масок в день чуть ли не брать. Я говорю: «Мы столько не сможем». Ну, вот у нас есть как бы дилемма. Либо отпускать перекупам за сколько они захотят, и потом они предлагают по 200, по 300 руб. за штуку, мы отгружаем в розницу 80 руб., такая политика предприятия. Потому что себестоимость маски 60 руб., и 80 руб. со всеми налогами, 80 руб. мы отгружаем в розницу.

Тамара Шорникова: А те заказчики, которые обратились к вам, это кто сейчас? Остались эти заказы?

Зритель: Заказы – да, мы их вернули, но проблема в том, что, так скажем, увеличивая мощности, хотелось бы как бы понять и разъяснить. Либо с вирусологами, либо с докторами, либо с кем-то вообще, чтобы они расставили точки над «и». Безопасна ли наша продукция и может ли она применяться наравне с медицинскими масками? Потому что сейчас идет такой ажиотаж, не пойму. Кто респираторы китайские гонит… А вот мне сегодня видео прислали ребята, как сидят, так скажем, сотрудники одной компании в Бангладеш или где-то в Индии или в Пакистане и отшивают медицинские маски в абсолютно антисанитарийных условиях. Вы просто на мой номер дозвонитесь, я вам перешлю, в каких там сидят…

Тамара Шорникова: Да, спасибо большое. Спасибо.

Иван Князев: Да, Николай, поняли вас. Спасибо вам большое.

Тамара Шорникова: И мы сейчас переадресуем как раз ваш вопрос специалисту. С нами на связь выходит Галина Кожевникова, заведующая кафедрой инфекционных болезней РУДН. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Галина Михайловна.

Галина Кожевникова: Добрый день. Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Смотрите, вот наш телезритель рассказывает. Перепрофилировали производство, выпускают маски многоразового использования. Но многие компании, естественно, говорят: «Не понимаем, можно ли закупать без сертификатов». Полезны они, вернее, не являются ли они бесполезными в случае распространения вируса?

Иван Князев: Можно ли ими пользоваться или нет? Как прокомментируете?

Галина Кожевникова: Вы знаете, просто ситуация, которая сложилась сейчас, поставила много вопросов. Если говорить строго, то, конечно, медицинские маски, которые сертифицированы, которые проверены, с ними все понятно. Они должны использоваться. Но с учетом того, что просто масок практически не хватает, вот тех, которые соответствуют всем требованиям, и возникает вопрос об этих многоразовых марлевых масках. Мне кажется, что с учетом сегодняшней ситуации, что людям нужны маски… но я не беру здесь медицинские учреждения, специальные какие-то учреждения, где нужны соответствующие, даже, может быть, не маски, а респираторы, а то, что касается населения. Многоразовые маски можно использовать. Но просто люди должны знать, что их нельзя использовать в течение 3-5 дней…

Иван Князев: Ну понятно, это не панацея, в общем и целом.

Галина Кожевникова: Это не панацея. Но даже обычные медицинские маски – это тоже не панацея. Но это предохранение от риска заражения любой респираторной инфекцией, и коронавирусом в частности.

Иван Князев: Галина, скажите, пожалуйста, вот очень много людей нам пишут, что масок нет, вот трикотажные фабрики их шьют, как, например, в Ульяновской области, некоторые люди сами из подручных каких-то материалов их изготавливают. Их носить можно? Они чуть-чуть хотя бы помогут?

Галина Кожевникова: Конечно.

Иван Князев: Вот.

Галина Кожевникова: Ну конечно, можно. Когда мы говорим об обычных людях, которые редко встречаются, особенно в существующих условиях принятых решений. Т. е. маска нужна для того, чтобы выйти в магазин, в аптеку или…

Иван Князев: Ну, т. е., как минимум, не повредит, если я что-нибудь себе на нос и на рот надену, да?

Галина Кожевникова: Не повредит, да. Вплоть до того, что ну вообще чтобы был закрыт нос и рот на время, когда вы выходите, если можете встретиться с людьми. Помойте ее, выстирайте ее потом, прогладьте. И это хоть какая-то защита. Если бы не было проблем с медицинскими масками, то этот вопрос бы не вставал.

Иван Князев: Ну, понятно, да.

Галина Кожевникова: Но – ну, можно.

Тамара Шорникова: Многие эксперты спорят о том, что нужно ли носить здоровым людям маску, чтобы предотвратить…

Галина Кожевникова: Вообще строго по противоэпидемическим, по рекомендациям противоэпидемическим, маску должен человек, у которого есть какие-то катаральные явления. Но с учетом сложившейся ситуации, в общем, я бы рекомендовала, когда вы выходите и у вас есть какой-то контакт, эти маски надевать. Это, знаете, как забор, да? Т. е. он все равно, если он есть, то он предохраняет от заражения. Можно мне еще сказать не про маски?

Тамара Шорникова: Да, конечно.

Иван Князев: Давайте.

Галина Кожевникова: Обратиться к слушателям и зрителям. Что нужно сейчас немножечко остановиться и подумать о том, как себя вести. Потому что те меры, которые принимает Роспотребнадзор, Минздрав, вообще органы государственные, для того, чтобы максимально защитить население, – это одно. Но, кстати, наше население как-то не очень адекватно реагирует. Несмотря на то, что заболевание не относится к группе каких-то особо опасных и много людей легко болеют, но все-таки давайте немножечко так подумаем о себе и об окружающих. И эта неделя, 10 дней…

Иван Князев: Надо быть дома.

Галина Кожевникова: Побыть дома и разумно относиться к тому, что рекомендуют специалисты.

Иван Князев: Спасибо. Галина Кожевникова была с нами на связи, заведующая кафедрой инфекционных болезней РУДН. Переходим к следующей теме?

Тамара Шорникова: Да.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (2)
Андрей
Масок просто нет. Нет марли нет широких бинтов .две недели ежедневно обхожу аптеки. Воронежская область.
Геннадий
Так мы не победим Covid 19. не в магазин ,не в аптеку не сходить. Московская обл.
Спасают ли в принципе они от коронавируса?