Масленица - русский карнавал, живая традиция, которая приспосабливается к современным условиям

Масленица - русский карнавал, живая традиция, которая приспосабливается к современным условиям | Программы | ОТР

О праздновании масленицы в разные годы - рассказывает фольклорист

2020-02-28T22:18:00+03:00
Масленица - русский карнавал, живая традиция, которая приспосабливается к современным условиям
Зеленая энергетика: чистая, экологичная, но крайне ненадёжная
Алиментарное решение
Маломерные суда и доступность инфраструктуры на реках и озерах
На пенсию досрочно
Пенсионеры, на выход! Минтруд предлагает изменить расчёт стажа
За зарплатой – на край света
ТЕМА ЧАСА: Нуждаемость станет объективнее?
Не наотдыхались?
Северный отток партнёров
Тепло и свет подорожают?
Гости
Надежда Рычкова
старший научный сотрудник Лаборатории теоретической фольклористики РАНХиГС, кандидат филологических наук

Анастасия Сорокина: Возвращаемся в студию программы «ОТРажение», по-прежнему с вами Александр Денисов и Анастасия Сорокина.

Александр Денисов: Да. Через полчаса у нас большая тема, называется она «Раньше у нас было время...», как там у «Наутилуса», «...теперь у нас есть дела». Сами догадаетесь, о чем, – о дефиците времени, эпоха дефицита времени сейчас идет.

Но время у нас все-таки есть на интересные темы и актуальные.

Анастасия Сорокина: Конечно, сегодня же масленичная пятница, когда нужно идти к теще, если я не ошибаюсь, угощаться блинами, нужно их печь в большом количестве. Не так много остается времени до конца этой недели, а надо разобраться вообще, откуда эти традиции приобрели такую всенародную любовь и почему все-таки надо в конце концов сжигать очаровательную Масленицу.

Вот об этом мы и поговорим в ближайшее время с нашим экспертом в студии: Надежда Николаевна Рычкова, старший научный сотрудник Лаборатории теоретической фольклористики РАНХиГС, кандидат филологических наук. Надежда, добрый вечер.

Александр Денисов: Надежда, здравствуйте.

Надежда Рычкова: Здравствуйте.

Александр Денисов: А прежде чем начать беседу, давайте мы отправимся в город Ялуторовск, есть такой у нас в Тюменской области, там вот напечем сейчас блинов. Ялуторовские на каждую Масленицу пытаются испечь самый большой блин. Вот посмотрите, сейчас его покажут, этот блин. Правда, его никак не могут перевернуть, это очень сложно. Руководит процессом Лариса Макарова. Мы взялись за блин поменьше вместе с ней и сейчас посмотрим.

СЮЖЕТ

Александр Денисов: Да, ну вот так вот мы напекли с тещей блины. Вот видите, там попрактиковались, в Москве уже такие у нас знатные пошли блины. Угощайтесь, кстати, скажете, вкусно или нет.

Надежда Рычкова: Да, спасибо.

Александр Денисов: Настя, не жадничай, подай гостье.

Анастасия Сорокина: С удовольствием!

Надежда Рычкова: Спасибо большое, да, спасибо.

Александр Денисов: Как нам там режиссер сейчас посоветовал, раскроем тайну, у нас режиссер Сергей, он пришел и говорит, что есть такая традиция блин на лицо положить.

Анастасия Сорокина: А вот мы и спросим, есть ли такая традиция.

Александр Денисов: Да-да.

Надежда Рычкова: Честно говоря, я не слышала о такой традиции. Но, как вы понимаете, фольклор или народные традиции очень региональные и локальные: в одной деревне может быть такая традиция, в соседней деревне может такой традиции не быть.

Александр Денисов: Мы не спросили, из какой деревни Сергей.

Надежда Рычкова: Да, возможно, в их деревне есть такая традиция и мы туда еще не ездили. Просто нужно взять интервью после эфира и спросить об этой традиции.

Анастасия Сорокина: Вот если вы обладаете каким-то таким уже своим набором традиций, которые встречаются, какие вас больше всего поражают и откуда они взялись?

Надежда Рычкова: Ну, я бы не сказала, что какие-то традиции меня прямо поражают...

Анастасия Сорокина: Вообще откуда взялась эта традиция печь блины и устраивать вот эту масленичную неделю?

Надежда Рычкова: Ну смотрите, давайте я сначала спрошу у вас: блины вы печете, вот вы или вы, может быть, что-то знаете, блины вы печете только на Масленицу или в какие-то другие периоды?

Анастасия Сорокина: Ну это же символ солнца, это вот традиция языческая...

Надежда Рычкова: Нет, давайте все-таки вспомним. Вот вы скажите, вы печете блины на Масленицу? Когда вы еще пекли?

Александр Денисов: Да нет, и в обычное время.

Надежда Рычкова: В обычное время. А вы?

Анастасия Сорокина: В обычное время тоже.

Надежда Рычкова: А если, например... Встречали ли вы блины как поминальную еду?

Александр Денисов: Конечно.

Надежда Рычкова: Да. Так вот почему-то существует такое расхожее мнение, что блины – это символ солнца. Но вот по отношению к народным традициям совершенно не так, это поминальная еда, никогда символом солнца она не представлялась. То есть на основании чего мы можем вообще говорить, символ это солнца или это поминальная еда? На основании, конечно же, записей от самих носителей традиций, от людей, потому что все, что реконструируется и не имеет под собой никаких источников, как вы знаете, традиция фольклорная является устной прежде всего...

Александр Денисов: А вы почему не едите блины, кстати говоря?

Надежда Рычкова: А тогда я не смогу говорить.

Анастасия Сорокина: Как говорить-то, Саш?

Александр Денисов: Я говорю прекрасно.

Надежда Рычкова: Она устная, соответственно у нас нет никаких письменных источников. И получается, что записи о Масленице, о других праздниках календаря мы имеем только с XIX века. Соответственно, если мы спросим, поедем с вами в деревню и спросим, почему пекут блины, вам скажут, что первый блин, испеченный на Масленицу, существует традиция оставлять для умерших предков. В Прощеное воскресенье с блинами, в последнее воскресенье Масленицы, ходят на кладбище, просят прощения не только у живых, но и у мертвых, и поминают блинами.

И вот у нас есть год, круглый год, и там есть несколько праздников, Рождество, Святки, Масленица, Пасха, встреча весны и так далее. И вот в каждом этом празднике – на Святки, в Масленицу, например, в Троицу – есть поминальные обряды, мы обязательно должны вспомнить предков. В некоторых районах и на Святки пекут блины и, помните, еще делают кутью, это тоже поминальное блюдо, чтобы помянуть предков. Поэтому символ солнца – это некоторый конструкт, придуманный уже где-то примерно сейчас.

Александр Денисов: Да, и в этом ключе если продолжать, то класть блин на лицо – это уже какой-то жуткий обряд, скажем прямо.

Анастасия Сорокина: Ну, Саш, жуткий обряд – это сжигание Масленицы, давайте к нему тогда перейдем. Откуда вот эта вот история под названием, что нужно сжечь чучело Масленицы?

Александр Денисов: А вы, кстати... Раскроем все карты, точнее карты в смартфоне: вы же еще в РГГУ преподаете.

Анастасия Сорокина: Все картинки.

Александр Денисов: Да. Покажите, что у вас там выставили в коридоре.

Надежда Рычкова: Кстати. Кому показать?

Александр Денисов: Вот просто так поднимите и покажите, сейчас режиссеры... Да, держите, мы сейчас на картинке...

Анастасия Сорокина: Которые кладут блины на лицо.

Александр Денисов: Да-да-да, вот видите, мы показываем зрителям. Что за красотка в платке у вас там изображена?

Надежда Рычкова: Ну видите, очень странно, что она изображена красоткой.

Александр Денисов: Все, опускай.

Надежда Рычкова: И вы тоже сказали, что прекрасная Масленица. Вообще-то чучело Масленицы делали из плохой одежды, это было тряпье, это было ненужной одеждой, ее делали максимально непривлекательной, с гипертрофированными, например, если это женщина, грудью, с гипертрофированными какими-то половыми органами...

Александр Денисов: Я вот насчет груди не обратил внимания.

Надежда Рычкова: А здесь она очень красивая, с румянами, очень красивая. Изначально это чучело было такое страшноватое. И опять же, если мы вспомним про сжигание и про изготовление некоторых кукол или чучел или наряжение человека, то окажется, что не только Масленицу жгли, а жгли еще, например, в некоторых местностях Семик на Троицу.

Александр Денисов: Так вот, да, это...

Надежда Рычкова: Березка, у нас есть...

Александр Денисов: В коридоре у вас выставили – кто и зачем это сделал?

Надежда Рычкова: Это студенты, видимо, у них есть свое прочтение Масленицы. Они не называют ее Масленицей, называют ее Дамой, которая исполнит желание. В эту коробочку, которая там выставлена, нужно собрать желание, и, значит, студенты обещают, что, когда они ее зажгут в воскресенье, все наши желания исполнятся.

Александр Денисов: А где они ее будут жечь?

Надежда Рычкова: А вот это неизвестно. Надо смотреть на канале, мы можем, кстати, на этом канале проследить, как будут жечь Масленицу. Но как мы угадываем, что это Масленица, например, что это не просто какое-то... ? Во-первых, внизу, как вы видели, картинка сжигания чучела масленичного, все это отсылает нас к тому, что это, наверное, Масленица. И она была поставлена именно на этой неделе.

Анастасия Сорокина: Так кто это такая, Масленица?

Надежда Рычкова: Это некоторый такой персонаж в ряду других славянских персонажей, вот я вам уже назвала Семик, есть еще Ярило, это уже троичные обряды. Есть некоторый набор персонажей, которых...

Анастасия Сорокина: Но больше известна именно Масленица, и все ждут, когда ее нужно сжечь.

Надежда Рычкова: ...треплют и сжигают.

Анастасия Сорокина: Вот зачем это надо делать?

Надежда Рычкова: Значит, здесь тоже есть несколько мнений. Огонь как вообще очистительный обряд, мы должны жечь все, некоторое плохое, потому что вот эта вот неделя разгула такого, мы должны сжечь плохое, это во-первых, то есть некоторое очищение всего, перед Великим постом мы должны очиститься, а дальше у нас понедельник, чистый четверг и Великий пост, это одна версия или, так скажем, одно представление. А второе, что Масленица...

Анастасия Сорокина: Чистый четверг же перед Пасхой.

Надежда Рычкова: Чистый понедельник, простите, чистый понедельник, первый день поста. А во-вторых, Масленицу часто сжигали за деревней, вывозили и сжигали и остатки, то, что осталось, разбрасывали по полям. Существовало некоторое такое представление о продуцирующей магии, дать вот эту Масленицу, отдать земле, чтобы урожай был хороший. Ну и вообще все обряды масленичного цикла, не только масленичного, в том числе там есть несколько составляющих, нельзя сказать, что Масленица является единым обрядом, посвященным поминовению предков, раз, все, что мы там нашли, первое.

Второе – это как раз продуцирование урожая, там есть еще несколько составляющих, которые говорят об этом. А также продуцирование или поддержание правильного социального общества, правильной социальной организации, потому что во многих деревнях и во многих населенных пунктах на Масленицу чествовали молодоженов, которые поженились в этом году, то есть год после их свадьбы еще не прошел, вот они поженились. И этот праздник был, когда молодожены были в почете. И, собственно, как вы говорили, тещины блины, золовкины посиделки, это все отсюда, это еще одна составляющая.

А также наказывали тех, кто не вышел замуж или не женился, вот ему по возрасту уже пора, а он до сих пор не женился или она до сих пор не вышла замуж. Соответственно, их... Конечно, это было смеховое наказание, им привязывали колодку или ярмо...

Александр Денисов: На шею вешали?

Надежда Рычкова: На шею, да, к примеру, чтобы...

Александр Денисов: И куда?

Надежда Рычкова: И он просто должен был ходить или как-то откупиться, например, налить горячительных напитков, откупиться от тех людей, которые это делали. Но чаще это было некоторое бревно, которое привязывали к ноге, и человек должен был ходить с этим бревном, как бы символизируя пару его несостоявшуюся. Таким образом поддерживали еще и социальный порядок в обществе.

Александр Денисов: Символ будущей семейной жизни, будешь таскать все время, «помни, дружище, что тебя ждет», да?

Надежда Рычкова: Ну это... В то время это было не об этом.

Анастасия Сорокина: Но вот в то время действительно были традиции, которые вы сейчас рассказываете, были действительно такие обряды, смысл, почва, чтобы был плодородный год.

Надежда Рычкова: Да.

Анастасия Сорокина: Сейчас это вроде бы уже не надо ничего по полям разбрасывать. Почему мы продолжаем сжигать, как вы считаете?

Надежда Рычкова: В принципе вы же понимаете, что Масленица была запрещена в советское время, ее долго не праздновали. То есть Масленицы именно как Масленицы, сначала советская власть пришла и начала бороться с церковными обрядами, в том числе и Масленицей, потому что она...

Александр Денисов: Но это языческий обряд в принципе-то, не церковный.

Надежда Рычкова: Нет, мы не можем сказать, что это языческий обряд, мы не можем сказать, что это... Язычество вообще в данном контексте лучше не употреблять.

Александр Денисов: Почему?

Надежда Рычкова: Потому что существуют некоторые мифологические...

Александр Денисов: Ярило – это явно не святые православные, кого вы упоминаете.

Анастасия Сорокина: Но мы говорим про Масленицу.

Надежда Рычкова: Нет-нет-нет, существуют мифологические представления, мифологические представления, которые касаются традиционной культуры, которые существовали до христианства, а существуют христианские представления. Просто я предпочитаю не называть это язычеством по многим причинам.

Александр Денисов: Просто это так слилось, срослось, что уже и не разобрать, да.

Надежда Рычкова: Мифологические представления – некоторая система знаний о мире, которая существовала у славян и не только у славян до появления христианство, донаучное знание.

Александр Денисов: Вы знаете, вот у меня вопрос родился: а вы как это узнаете? Сейчас в деревнях-то толком никто не живет.

Надежда Рычкова: Как это?

Александр Денисов: Где эти обряды, откуда вы... ?

Надежда Рычкова: Вот смотрите, каждый год мы ходим в баню... Каждый год мы ездим в экспедиции...

Александр Денисов: Куда?

Надежда Рычкова: В разные населенные пункты.

Александр Денисов: В какой области?

Надежда Рычкова: Ну, во-первых, идея о том, что обряды и мифологические представления существуют только в деревне, оно ошибочно. Конечно же, мы с вами тоже носители мифологической модели мира, вот того донаучного знания, хотя у нас есть наука, есть культура, есть массовая культура, но мифологические модели работают и в городе.

Александр Денисов: Про экспедицию расскажите, вот интересно, куда вы приехали.

Надежда Рычкова: Так вот мы едим в экспедиции. Часть у нас в РГГУ ездит на Русский Север, а в частности я и мои коллеги ездим на украинский анклав Саратовской области, или вот в Сибирь я еще ездила, поэтому там вполне есть люди, они там живут, делятся воспоминаниями о том, как это было при них.

Александр Денисов: Самое интересное расскажите, какой обряд необычный, вот что такого вы «вывезли», какую историю?

Надежда Рычкова: Касательно Масленицы?

Александр Денисов: Да-да-да, именно обряды. Что вам рассказали?

Надежда Рычкова: Ну, вы знаете, вот то, что колодка – это довольно необычный обряд, но он как раз скорее характерен именно для украинцев, для украинской традиции, соответственно мы записываем вот это ношение колодки у неженатой молодежи. А так я как раз говорила про советский период, и вот до 1960-х гг. Масленицы не было, а потом возродили праздник, который назывался, конечно же, не Масленица, а проводы русской зимы.

Александр Денисов: Зимы, точно, точно! Было-было, да.

Надежда Рычкова: Да, вот. И соответственно сжигали чучело, и наполнение было совершенно другое. И вот этот праздник, который сейчас мы имеем, с одной стороны, люди пытаются обратиться к старым обрядам, условно говоря, существующим в досоветский период, а с другой стороны, мы никак не можем избавиться от советского наследия, когда праздники прописывали, имели четкий...

Александр Денисов: ...сценарий, да?

Надежда Рычкова: ...сценарий, да.

Александр Денисов: А хотите, я вам расскажу, может быть, вам тоже в копилку упадет. Вот у меня в поселке в Калужской области тоже вот эти проводы зимы, народу собиралось тьма, тоже блины, … вокруг там. И все время непременно столб...

Надежда Рычкова: ...на который лезли.

Александр Денисов: Да, столб, нужно было залезть, и там однажды живого петуха посадили, то есть это были годы такие, знаете, рубежные, так сказать, потерянное десятилетие, когда живой петух достойная награда. Забраться туда невероятно сложно, там карамелью мазали руки и прочее, там обязательно что-то ценное на верхней площадке, что-то клали ценное. Распространено такое везде, или это наша такая... ?

Надежда Рычкова: Нет-нет-нет, это довольно распространено, и именно если мы говорим об, условно говоря, традиционной культуре, то, что мы записываем в деревнях, вот этот столб вспоминается очень редко, а вот именно о советской Масленице будет типичным абсолютно столб и несколько призов, за которые борются подвыпившие мужчины.

Александр Денисов: А почему подвыпившие?

Надежда Рычкова: Потому что, понимаете, Масленица – это изначально период разгула, большого разгула, веселья, в том числе разгула пищи и пития. Нужно было наесться и напиться, это действительно было так. Это не то что вдруг сейчас кто-то начал пить – нет, это был праздник всеобщего разгула, всеобщего веселья.

Анастасия Сорокина: Чтобы перед постом себя подготовить?

Надежда Рычкова: С одной стороны, да, потому что были специальные масленичные песни, вот это, к сожалению, записи где-то 1970–1980-х гг., сейчас их уже невозможно встретить. И там звучит сожаление о Масленице, «мы опять тебя дождалися, Масленица, протянися, хоть за ель, за березу зацепися», потому что вот это предчувствие ограничения пищевого. Вот в эту же неделю масленичную вы же знаете, что нельзя есть мясо уже? Мясо нельзя.

Анастасия Сорокина: Мясопустная она называется.

Надежда Рычкова: Да, она мясопустная называется, и это очень интересно, как сейчас происходит преломление или переосмысление этих традиций, когда в ресторан если вы придете, то, конечно, вам на масленичной неделе будут подавать блины с мясом, с икрой и так далее.

Александр Денисов: С трюфелями сейчас подают, представляете?

Надежда Рычкова: Трюфели можно, они же постные. Икру тоже, кстати, можно, рыбу можно, а вот мясо как раз уже не едят, соответственно традиция, получается, видоизменяется.

Александр Денисов: То есть мы вас встретили грамотно, только блины?

Надежда Рычкова: Только блины, да.

Александр Денисов: С водой.

Надежда Рычкова: Нет, ну если бы вы пива наварили, вот это да.

Александр Денисов: А-а-а, согласен.

Надежда Рычкова: Варили пиво.

Александр Денисов: Согласен.

Анастасия Сорокина: В следующем году исправимся.

Давайте послушаем зрителя. На связи Пензенская область, Александр. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Да, Александр, говорите, пожалуйста.

Зритель: Мне бы хотелось узнать, мы работаем в прямом эфире или в записи?

Александр Денисов: В прямом, конечно.

Зритель: Да нет, в прямом... Дело в том, что сейчас как вы разговариваете, у меня практически нет такого, что мы в прямом эфире.

Александр Денисов: Есть задержка сигнала, задержка сигнала 5 секунд идет, поэтому да, естественно. Спрашивайте.

Зритель: Ну мне бы хотелось свое мнение сказать, я могу?

Александр Денисов: Говорите.

Анастасия Сорокина: Да, конечно.

Зритель: Дело в том, что Масленица у нас испокон веков праздновалась, празднуется и будет праздноваться независимо от того, какая власть у нас будет. Даже при советской власти Масленицы... Ну я могу вам сказать, мой возраст уже достаточный, будет 57 лет, и я помню еще себя мальцом, когда мне было 12 лет, это было брежневское время, Масленицу праздновал весь народ, и праздновал ее в веселье.

Александр Денисов: Александр, спасибо вам большое, да, это долгая, долгая, конечно, история. Мы поняли, вы начали отмечать уже, мы рады за вас.

Еще у нас есть звонок Юлии из Краснодарского края. Юлия, добрый вечер. Уж простите, Александр, а то, к сожалению...

Зритель: Добрый вечер.

Александр Денисов: Да, Юлия, говорите.

Зритель: Да. Я хочу сказать, что вот обрядная Масленица – это чисто языческий праздник со сжиганием чучела, с печением блинов. Но когда пришло христианство, оно боролось с этими языческими праздниками, но дело в том, что народ все равно их отмечал, церковь не смогла их побороть. И тогда к этой Масленице приурочили как бы христианский праздник масленичную неделю перед постом, и такое получилось как бы, чтобы никого не раздражать, ни тех ни других, получилась такая Масленица и масленичная неделя.

Александр Денисов: Юлия, а вы уже блины напекли или нет? Может быть, вы теща, к вам уже зять приходил?

Зритель: Ой, вы знаете, мы празднуем Масленицу, все собираемся в воскресенье.

Александр Денисов: Ага.

Зритель: Мы печем очень много блинов, приходят родственники, приходят дети, я пеку очень много всевозможных блинов, родственники приносят все со своими блинами, кто какими напек, кто какие намог, кто фаршированные, кто крученые, кто сладкие, кто соленые, угощаем соседей, сами собираемся и празднуем эту Масленицу вместе с детьми. Очень весело и радостно.

Александр Денисов: Отлично, Юлия! Спасибо вам большое за рассказ, заразили нас. Будем ждать с нетерпением Прощеного воскресенья.

Надежда Рычкова: А можно два комментария по поводу... ?

Александр Денисов: Обязательно.

Надежда Рычкова: Во-первых, по поводу советской Масленицы. Естественно, условный запрет на масленичный карнавал в Москве огромный, который, конечно, в досоветскую эпоху это же были гуляния Масленицы в городе.

Александр Денисов: Был запрет, не было гуляния, да?

Надежда Рычкова: В период с 1930-х гг. по 1958-й не было. Конечно же, в маленьких городах, в деревнях люди продолжали и крестить детей, как мы знаем у бабушек, и церкви не все были закрыты, и Масленицу, и все остальное, это естественно. Но вот именно как бы такого национального, как сейчас этот праздник стал, его, конечно, не было. И его ввели как проводы русской зимы, это было постановлением правительства.

Александр Денисов: С какого года?

Надежда Рычкова: Кажется, в 1958-м впервые в районе Лужников были проведены такие большие проводы зимы. А в досоветскую эпоху это же были гуляния во всех больших городах, в том числе и в Петербурге, и в Москве, были балаганы, были горки. Одно из развлечений на Масленицу – это катание с гор, катание на тройках, которые были украшены очень...

Анастасия Сорокина: А бойцовские какие-то тоже были ринги такие, стенка на стенку.

Надежда Рычкова: Да-да-да, особенно в Сибири это было распространено. Вы знаете, наверное, картину Сурикова «Взятие снежного городка», как раз Красноярский край, это было очень распространено, строили из глыб таких снежных стены, и это было две команды, одна защищала городок, вторая брала, либо это мог быть один человек, который должен был взять этот снежный городок. Были кулачные бои, естественно, были такие мужские состязания. То есть развлечений была масса. Это к тому, что, конечно же, человек помнит Масленицу, и бабушки, которые нам рассказывают, они, конечно, тоже ее помнят, нельзя сказать, что вообще ее вычистили и кто-то за этим следил, нет, я, конечно, не имела это в виду.

И по поводу второго комментария. У нас, понимаете, культура не развивалась стадиально, и вот это важно, то есть...

Александр Денисов: Как не развивалась?

Надежда Рычкова: Стадиально.

Александр Денисов: А-а-а.

Надежда Рычкова: Вот, значит, было язычество, потом пришло христианство и так далее. Такого, конечно, не было.

Александр Денисов: Все как в жизни, бардак, да-да.

Надежда Рычкова: Все мозаика некоторая. И, конечно же, мы не называем это язычеством, потому что нет никаких подтверждений о том, что у нас существовало некоторое... Язычество – это что? Это религия? Это система представлений? Это система чего? Мы не можем сказать. Мы говорим о мифологическом мышлении, и вот эти мифологические представления о том, как устроен наш мир, как устроена наша природа, как мы должны на нее воздействовать, они отражаются в Масленице. И говорить о том, что вот церковь пришла и решила, что надо прикрепить свои праздники к языческим, – это тоже, конечно, довольно обыденное суждение, которое не подкрепляется научными знаниями.

Александр Денисов: А смотрите, как совпало, да, удачно? И Прощеное воскресенье, тут тебе и Масленица, тут и все...

Надежда Рычкова: Смотрите, не то чтобы церковь перестала не осуждать, но она не поддерживает разгул до сих пор, потому что это же неделя, которая...

Анастасия Сорокина: Подготовка.

Надежда Рычкова: Да, в церковной традиции она предполагает подготовку к Великому посту, и мы должны думать о нашей душе, очищаться и так далее.

Александр Денисов: Вы знаете, землячка моя звонит по имени Людмила из Калужской области. Людмила, добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Зритель: Меня зовут Людмила Сергеевна, я звоню из Калужской области Барятинского района.

Александр Денисов: Да, очень приятно, Людмила Сергеевна.

Зритель: Я до сих пор работаю в клубе, а до этого долго работала в доме детского творчества. Но мы всегда, это на протяжении 20 лет, всегда праздновали и с детьми, и со взрослыми Масленицу. Но у меня есть замечание. Вот у вас на экране горит кукла, чучело Масленицы.

Александр Денисов: Где? Вроде дыма не чувствуем... А, да-да.

Зритель: Вот представляете, это такая страшная ошибка! Когда горит чучело Масленицы, а на ней лицо. Это неправильно. Никогда в традиционных русских куклах, которые сжигали на Масленицу, не было лица, потому что, если у куклы есть лицо, значит, у нее есть душа.

Александр Денисов: Ага, смотрите...

Зритель: А куклы все безликие, посмотрите, у вас соломенные куколки очень правильные, а Масленица ужасная. Поэтому...

Анастасия Сорокина: Все, поменяли.

Зритель: А еще хотела сказать о советской власти. У нас, знаете, и церкви не было, когда была советская власть кругом, нам никто ничего не запрещал, у нас Масленицу праздновали в течение недели. Вот сейчас она у вас появится на экране. А мы с детьми празднуем. У нас... сейчас будет в воскресенье большой праздник Масленицы, у нас каждый день будет Масленица на улице с самоварами, мы жжем ту же самую... Конечно, давно...

Анастасия Сорокина: Свинку?

Александр Денисов: Что вы жжете, Людмила Сергеевна? Прослушали, сейчас связь была плохая. Что вы жжете?

Зритель: Чучело зимы.

Александр Денисов: А, я понял, да-да.

Зритель: Да. А нынче нам нечего жечь практически, поэтому мы сейчас праздник перенесли прямо в клуб, потому что грязь кругом, а не зима, обидно очень. И мне очень еще интересно знать, что когда это советская власть запрещала Масленицу? Мне 62 года, но я не помню такого, чтобы у нас в деревнях запрещали... И праздновали как могли: катались на тройках, были те же столбы, доставали всякие сапоги, доставали одеяла в наборах, катались с горы, горящие колеса... Вы знаете, народ просто гулял, никто его не организовывал. Это потом, попозже стали... в клубах как-то организовывать более-менее. Так что я вот хотела немножко сказать, особенно про то, что нельзя жечь куклу с лицом.

Александр Денисов: С лицом, мы поняли. Людмила Сергеевна, спасибо вам большое.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: Очень интересный рассказ. И колесо еще горящее пускают – а это что такое?

Надежда Рычкова: Есть вместо... То есть не всегда есть чучело. Как я вам говорила, фольклор регионален, что нам и подтверждают наши гости с разных концов, которые звонят и рассказывают каждый свою историю. Собственно, именно из этих историй и складывается наше представление о том, как проходит Масленица, и представление о том, что народные куклы без лица, это действительно существует.

Но помимо кукол, например, бывает мужчина или женщина ряженые, его, конечно, не жгут, его катают в телеге украшенной или в специальных масленичных санях, тоже очень красиво, наряженных, украшенных, по деревне. Обычно он тоже как-то украшен, разряжен. Если это мужчина, он может быть одет в женскую одежду, такая смена очень часто, это карнавальная традиция, смена... Так же, как и на Святки.

Александр Денисов: Точно, это наш русский карнавал, вот вы удачно сказали.

Надежда Рычкова: Конечно, это карнавальная традиция.

Александр Денисов: Все, мы определили.

Надежда Рычкова: И, значит... Про что мы говорили?

Александр Денисов: Ряженого возили.

Надежда Рычкова: Ряженого, да.

А, и колесо, вы спросили про колесо. Вместо куклы иногда делали колесо с лентами, которое тоже могли сжечь как некоторый символ масленичный. То есть они могут быть взаимозаменяемы, в них вкладывается определенный смысл, вот. Поэтому могло быть деревянное колесо, могло быть колесо, а сверху чучелко Масленицы. Это разные атрибуты масленичного обряда.

Вот смотрите, я вам уже приводила несколько примеров: поминальная еда или поминальная составляющая на Святках, в Масленице, на Троицу. Ряжение на Святках у нас тоже есть, также и на Масленицу есть ряжение. То есть разные элементы в разных народных праздниках одни и те же, они прослеживаются в каждом народном традиционном празднике. Где-то добавляется христианская составляющая, естественно. Соответственно, это у нас круг, и мы не можем рассматривать один-единственный праздник, не обращая внимания на остальные другие годовые праздники, они постоянно друг с другом соотносятся.

Но, конечно, я понимаю все эмоции по поводу запрета советской власти. Но я говорю именно о 1920–1930-х гг., когда был союз безбожников, вы знаете, да, воинствующий атеизм. А когда была красная Масленица, красная Пасха, мы праздновали иначе это все. Ну не мы с вами, мы в 1920–1930-е гг. не праздновали, но в нашей стране. И в деревне ничего не могли запретить, естественно. Существует масса рассказов о том, что «председатель колхоза был крестным моей дочери» несмотря на то, что он мог лишиться просто должности. Где-то лояльнее была власть, где-то менее лояльной, но вот в 1950-е гг., 1958–1960-е гг. – это расцвет новых праздников.

Но никто не говорит, что их не существовало в деревне, традиция не прерывалась, деревенская традиция не прерывалась, она передавалась из поколения в поколение: масленичная, пасхальная. Мы дома тоже... У меня семья была абсолютно атеистическая, но мы праздновали Пасху, мы красили яйца без какой-либо такой христианской составляющей, у нас была только некоторая обрядовая еда, мы говорили «Христос воскрес, истинно воскрес», я даже не знала, кто такой Христос в своем детстве, говорила, просто так надо, некоторая традиция, она никуда не исчезала.

Александр Денисов: А не исчезнут ли эти традиции масленичные, вот что мы перечисляли? Сохраним их?

Надежда Рычкова: Ну, видите, мне кажется, люди любят Масленицу.

Александр Денисов: Смотри-ка, даже нас поправили.

Анастасия Сорокина: Русский карнавал должен быть.

Надежда Рычкова: Да, Масленицу любят. А еще вы заметили современные изменения, что в этом году в Москве не убирали елки, а перенарядили?

Анастасия Сорокина: К Масленице.

Надежда Рычкова: К Масленице. Заметили?

Александр Денисов: Я не обратил внимания.

Надежда Рычкова: Не обратили внимание? Если вы погуляете по центру Москвы, вы увидите, что елки из новогоднего дерева превратились в масленичное дерево, это тоже очень интересно, такое некоторое... Это живая традиция, которая приспосабливается к современным условиям.

Александр Денисов: Спасибо, Сергей Семенович, вы придумали, да?

Надежда Рычкова: Да, возможно, это войдет в традицию, и через 10 лет мы с вами будем говорить, что в 2020 году началась новая традиция празднования Масленицы: украшение елки масленичными атрибутами.

Александр Денисов: Да, а то мы все про деревню, про деревню, город тоже не отстает.

Надежда Рычкова: Нет-нет, ни в коем случае, все вполне живо.

Александр Денисов: Надежда, спасибо вам большое, что поговорили про Масленицу. Вот, правда, блинов-то я наелся, вы вообще ничего не съели, Анастасия там все... Что вы скромничали? Ну сейчас покушаете.

В студии у нас была Надежда Рычкова, старший научный сотрудник Лаборатории теоретической фольклористики РАНХиГС, кандидат филологических наук. Надо переименовать в практическую, все-таки вы же будете жечь чучело Масленицы, поэтому, значит, практическая тоже фольклористика. Надежда, спасибо вам большое.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Надежда Рычкова: Вам спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Старикан
Вот уже сколько лет подряд иудейская христианская Церковь глумится над русской культурой, заставляя народ отмечать родной астрономический календарный праздник весеннего равноденствия – Комоедица (якобы Масленица) – в феврале. С какой целью христиане убивают русский народный праздник, понятно: меньше помнят, лучше служат... рабы «божьи». Русский весенний праздник Комоедица надо отмечать в период с 21 по 28 марта. Это строгий праздник. Он не «плавает» по календарю, потому что он – астрономический, то есть день весеннего равноденствия. см. полный текст на kramola
О праздновании масленицы в разные годы - рассказывает фольклорист