Масса вопросов о массовой вакцинации

Масса вопросов о массовой вакцинации | Программы | ОТР

Отвечают иммунологи

2021-01-18T21:16:00+03:00
Масса вопросов о массовой вакцинации
Траты на 8 марта. Чего хотят женщины. Как укрепить семью. Вакцинация шагает по стране. Гостевой бизнес
Поздравляем с 8 марта. Дорого
Женщины должны/хотят работать?
Сергей Лесков: Русская женщина всегда обладала таким набором добродетелей и качеств, который делал её самой желанной на свете
Чтобы семьи были больше, нужно...
Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?
Вы к нам из тени, а мы вам - кредиты!
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о COVID-19
Гости
Николай Крючков
генеральный директор контрактно-исследовательской компании, иммунолог
Владислав Жемчугов
доктор медицинских наук, иммунолог

Константин Чуриков: Ну, мы тоже пока будем говорить на языке фактов. Массовая вакцинация с сегодняшнего дня началась в России, и сегодня же пришли долгожданные официальные уточнения, кому и в каком случае надо или можно прививаться.

Оксана Галькевич: Итак, прививаться в первую очередь стоит гражданам старше 55 лет, утверждает министр здравоохранения Михаил Мурашко. По его словам, пожилые пациенты болеют COVID тяжелее всех, именно их необходимо защитить в первую очередь.

Константин Чуриков: Ну а Роспотребнадзор предлагает как можно скорее сделать прививку сотрудникам промышленных предприятий: иммунитет к коронавирусу у рабочих ниже, чем в среднем по стране.

Оксана Галькевич: Вакцинации не подлежат дети и подростки до 18 лет, а также беременные и кормящие матери. Не стоит торопиться с прививкой и тем, кто уже переболел коронавирусом.

Татьяна Голикова: По данным научных исследований, несмотря на то что после перенесенного заболевания антитела в организме переболевшего человека могут постепенно снижаться, это не означает, что уходит клеточный иммунитет или клеточная память. Повторно люди заболевают крайне редко, это единичные случаи, и об этом показывают и свидетельствуют все наши наблюдения. Поэтому тем, кто перенес новую коронавирусную инфекцию, пока не следует торопиться с прививкой.

Константин Чуриков: Ну а министр здравоохранения Михаил Мурашко назвал основные противопоказания, на основании которых врач может не разрешить прививку от коронавируса или перенести ее, то есть сказать, чтобы она была перенесена на какой-то срок.

Михаил Мурашко: Основные противопоказания – это тяжелые аллергические реакции на компоненты вакцины, ряд аутоиммунных заболеваний, и непосредственно в зависимости от течения хронического заболевания могут быть в том числе врачом приняты решения о сроке проведения вакцинации. При этом не предусмотрено обязательное тестирование на новую коронавирусную инфекцию перед вакцинацией.

Константин Чуриков: Вот вы услышали некоторые комментарии наших высокопоставленных чиновников. Уважаемые зрители, какие вопросы по поводу вакцинации у нас все-таки остались? Вы сейчас их можете задать в прямом эфире по телефону или по SMS.

Оксана Галькевич: Массовая вакцинация, друзья, стартовала, стало быть, это означает, что наши власти, наши медики рассчитывают на ваше массовое участие. Вот как вы, собственно говоря, настроены? Звоните и пишите нам, да, выходите на связь.

Ну а мы представим нашего первого собеседника – это генеральный директор контрактно-исследовательской компании, иммунолог, кандидат медицинских наук Николай Крючков. Николай Александрович, здравствуйте.

Николай Крючков: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Николай Александрович, мы перешли, переходим от масштабной, как официально говорилось, вакцинации к массовой, то есть уже, можно сказать, практически поголовной, за исключением тех, кто уже переболел. Ну давайте посмотрим сейчас на прогнозы. Значит, у нас сегодня прозвучало заявление, это, по-моему, была вице-премьер Татьяна Голикова, о том, что в I квартале, то есть, получается, до 1 апреля, надо привить 20 миллионов человек, да. Вот на данный момент привиты имеющимся в наличии «Спутником V» в России 1,5 миллиона. Скажите, пожалуйста, вот с точки зрения промышленных масштабов производства вакцины успеем за такой короткий срок, получается, за 2,5 месяца еще произвести доз на 18,5 миллионов человек?

Николай Крючков: Ну, несложно подсчитать, что для того, чтобы вакцинировать 18,5 миллионов человек, нужно выпустить в 2 раза большее количество доз, да, то есть ни много ни мало 37 миллионов доз за вот эти 2,5 месяца. Это значит, что за месяц где-то 15 миллионов доз мы должны выпускать. Сейчас мы суммарно до сегодняшнего дня, по официальным данным, выпустили где-то 1,6, я так понимаю, миллиона доз, по крайней мере то, что официально озвучивается. То есть это количество доз необходимо для вакцинации двукратной 800 тысяч человек.

То есть вот та цифра, которая озвучивается, скажем так, несколько оптимистична, я имею в виду по уже вакцинированным, и она относится к людям, которые получили как минимум одну инъекцию вакцины, то есть не две инъекции, не полную иммунизацию, вакцинацию, а одну. А напомню, что в соответствии с инструкцией по применению на зарегистрированный лекпрепарат «Гам-КОВИД-Вак», которым в основном сейчас массовая вакцинация, собственно, и происходит, необходимы две инъекции.

Поэтому я думаю, что к 1 апреля мы вряд ли успеем вакцинировать... Кстати, не забывайте о том, что с момента производства вакцины до момента ее введения проходит некий период времени, и чем более масштабная вакцинация запускается, тем больший период времени необходим для проведения вакцинации после выпуска препарата. А это значит, что к 1 апреля вакцинировать такое количество людей, ну мы самое крайнее к 1 марту должны все это количество доз уже иметь.

Оксана Галькевич: Николай Александрович, а что это за период, который должен пройти, для чего он нужен, он выпуска до введения?

Николай Крючков: Это не какой-то период, который для чего-то нужен, это логистический период...

Оксана Галькевич: Логистический, понятно, ага.

Николай Крючков: То есть его надо произвести, потом по логистическим цепочкам нужно распределить, потом распределить, уже финальное распределение по пунктам вакцинации. А потом, соответственно, не одномоментно же люди приходят, они приходят по некоторому количеству человек в день, соответственно, для этого тоже нужно значительное время. Поэтому суммарно этот период, я оцениваю, что это минимум 3 недели, а вообще для масштабной вакцинации это и 2 месяца, и больше может быть, так что...

Оксана Галькевич: Ага. Но нужно еще вспомнить, наверное, те контракты, которые наша страна заключила с другими государствами на поставку антикоронавирусной вакцины, это ведь тоже должно повлиять каким-то образом как минимум на темпы вакцинации. Потому что, если не хватает производственных сил для вакцинации нашего населения, как быть, собственно, с обещаниями нашим заграничным партнерам?

Николай Крючков: Ну, есть два способа, как поставить за границу. Первый способ самый простой – это произвести здесь и отправить туда, как, например, с Аргентиной мы сделали и с Венесуэлой, возможно. Есть второй способ, он более оптимальный, но более долгий, может быть, – это произвести трансфер технологий на зарубежные производственные площадки, например в Корею, или в Индию, или в Бразилию, в которую пока, к сожалению, не получилось. Соответственно, там организуется производство, и большее количество доз идет на тот регион, но мы надеемся, что хотя бы какое-то количество доз, например произведенных в Корее (кстати, первая партия вроде пришла, да), может быть, в Индии, они будут по сути импортированы в Россию.

Оксана Галькевич: Это такая некая франшиза, да, технология франшизы: мы отдаем им... ?

Николай Крючков: Лицензионное фармпроизводство, да, технология лицензированного фармпроизводства, ничего тут особо нового нет. Но просто времени очень мало для таких масштабных работ.

И я вам что хочу сказать? По крайней мере по информации по Корее, вот по крупной корейской компании, как я понимаю, очень небольшая доля произведенной там продукции будет импортирована в Россию (или экспортирована с точки зрения Кореи), в основном речь будет идти, эта продукция будет реализовываться на рынке Южной Кореи и Ближнего Востока, как заявлялось. С Индией, наверное, похожая ситуация.

Вообще говоря, я надеюсь, что нам иностранные фармплощадки в итоге помогут, просто я не думаю, что эта помощь будет так скоро, к нам придет, и в таких объемах, как иногда в СМИ можно увидеть. Я думаю, что не более трети суммарно, это в лучшем случае, той вакцины, которую получат наши люди в Российской Федерации, будет произведена за пределами Российской Федерации, это в лучшем случае. Я думаю, в реальности это может быть и четверть, может быть и пятая часть всех вакцин.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Николай Александрович, давайте послушаем сейчас Зинаиду, нашу зрительницу из Свердловской области, какой-то вопрос у нее есть. Здравствуйте, Зинаида.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, мои любимые ведущие Оксана и Константин!

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Очень всегда бойко, хорошо ведете передачу, мне очень нравится.

Константин Чуриков: Спасибо.

Зритель: Итак, город Лесной, Свердловская область. С сегодняшнего дня, значит, стартовала массовая вакцинация, но в нашем городе, вот сегодня я звонила, в нашем городе сказали, прибыло 3 тысячи доз и только будут делать педагогическим и медицинским работникам и работникам основного производства, то есть у нас город, зато поэтому только… А остальные, вот мне 65, я долго ждала, очень хочу сделать, потому что скоро весна, надо ехать в огород, будем ездить на автобусе, а там еще от клещевого энцефалита надо будет прививку делать, поэтому очень хорошо. Но сказали: «Ждите».

Оксана Галькевич: Зинаида, вы знаете, в других регионах, справедливости ради, тоже с этого начинали, начинали именно с первых категорий, врачи и медики, и потом как-то потихоньку расширяли-расширяли-расширяли, так скажем, по ходу этой истории.

Зритель: Но я думала, что всех сразу будут прививать как бы, вот.

Оксана Галькевич: Ну понятно, да.

Константин Чуриков: Зинаида, вы обращались в поликлинику? Это какой-то официальный ответ, который вам дали, да?

Зритель: Ну да, да, да.

Константин Чуриков: Понятно. Хорошо, спасибо вам за вопрос.

Николай Александрович, действительно, вот по поводу количества вакцин на местах. Одно дело Москва, одно дело Петербург, крупные какие-то города, где, кстати, справедливости ради, и заболевших больше, но вот в регионах как избежать вот этого вакцинного неравенства, скажем так?

Оксана Галькевич: А в регионах страшнее заболеть, я тебе хочу сказать.

Константин Чуриков: Плавали, знаем, да?

Оксана Галькевич: На своем опыте говорю, да, ага.

Николай Крючков: Это правда, да.

Вот смотрите, когда объявлена вначале масштабная вакцинация или массовая, я, честно говоря, уже запутался в этих определениях, то надо понимать, что здесь ключевое слово – это «начало» или «старт», да? То есть никто не говорит о том, что массовая вакцинация может быть произведена за месяц, за два, за три, за полгода даже. Она будет происходить, это процесс. Мы только что озвучили количество доз препарата, которое сейчас произведено и которое будет произведено в лучшем случае к 1 апреля по официальным данным, думаю, что вряд ли будет такое количество. И мы понимаем, что, конечно, прививать мы будем довольно длительный период времени людей.

Поэтому сейчас, конечно, нужно набраться терпения и людям, которые живут в крупных городах, кстати, тоже, если не считать Москву, ну и, собственно, большинству наших людей, которые живут в регионах, где пока вакцина, к сожалению, недоступна. Но это по объективным причинам. Есть две причины, почему недоступна. Первая – это собственно производство, просто не произведено такое количество доз, соответственно, все желающие сейчас привиться не могут, поэтому у кого есть возможность и нет противопоказаний и так далее, ну прививайтесь.

Второй момент – это, конечно, логистика. Вот сейчас, кстати, вышло разъяснение Роспотребнадзора по поводу логистики о том, что можно использовать неспециализированные морозильники, морозильные камеры для транспортировки, потому что острая нехватка в регионах особенно, потому что изначальные требования были специализированные морозильники для хранения и транспортировки фармпродукции. Не сказать, что они везде есть, так скажем мягко, а там, напомню, холодовой цикл -20 и ниже, ну -18 и ниже, соответственно, необходимы целые процессы, чтобы организовать вообще наблюдение за этим холодовым режимом, фиксацию его, работу правильную оборудования и прочее, прочее, это целый большой процесс. Логистика – второй момент.

И третий момент, который я хочу озвучить, – это то, что делаются и другие вакцины, которые будут выведены летом...

Константин Чуриков: Вот.

Николай Крючков: ...скорее всего, этого года и которые можно будет гораздо лучше масштабировать. Как бы мы ни старались, «Спутник V» и «ЭпиВакКорона» – это плохо масштабируемые вакцины. Они, может быть, хорошие вполне, вероятно, но они сложны в производстве.

Константин Чуриков: Николай Александрович, а вот новая вакцина, о которой сегодня тоже прозвучала информация, которая будет изготавливаться и сейчас вот делается Центром Чумакова...

Николай Крючков: Сразу хочу сказать: я имею в виду другие вакцины, о которых еще широкая общественность не знает...

Константин Чуриков: Так.

Николай Крючков: ...и которые, надеюсь, появятся к лету, к осени. К сожалению, вакцина Института Чумакова тоже сложна в производстве. Да, это более стандартная технология, да, в каких-то масштабах, до определенных пределов можно организовать производство фармацевтическое, безусловно. Другое дело, что большой надежды на то, что это именно создаст прорыв с точки зрения производственных мощностей, объемов производства быстро, я сказать не могу. К сожалению, это будет примерно та же история, может быть, чуть-чуть лучше, чем с «ЭпиВакКороной», то есть кардинально это проблему не решит.

Константин Чуриков: Николай Александрович, я понял по вашим словам, что вы знаете что-то такое, чего не знаем все мы. Итак, какие вакцины должны появиться летом и осенью, рассказывайте.

Николай Крючков: Ну, я не могу открывать всех тайн, да, но я знаю, что в России идет разработка как минимум еще двух препаратов на двух новых технологических платформах, о которых, я думаю, широкая общественность узнает уже весной. Соответственно, сами препараты мы ожидаем где-то к концу лета, может быть, к началу осени.

Это, еще раз говорю, в чем здесь большой плюс нашей страны? В отличие от, кстати, многих других стран, конечно, нельзя говорить, что только наша страна, это тоже неправильно, это речь идет о том, что мы способны разработать как минимум препараты, эффективные и безопасные препараты, основанные на разных, базирующиеся на разных техплатформах. Очень мало стран, которые работают с разными техплатформами, обычно, знаете, одна-две платформы и все вакцины примерно, ну там специализация существует, а у нас, соответственно, есть такая возможность.

У нас действительно есть большие проблемы именно с фармпроизводством и с логистикой, но это вопрос, который мы должны решать как можно быстрее, времени не так много. Та задача, которая озвучена, это привить 60% населения к концу года, которая сейчас выглядит совершенно нереалистичной, потому что, извините, это 180 миллионов доз вакцин, и то при расчете одного цикла вакцинации на одного человека. А мы не забываем, что, вообще-то говоря, каждый человек должен в течение года, скорее всего, будет пройти ревакцинацию, повторную вакцинацию. Почему? Ну, потому, что вирус мутирует, и потому, что напряженность специфического иммунитета падает со временем, мы это хорошо знаем. Поэтому, соответственно, здесь будут нужны очень большие, конечно, объемы.

Оксана Галькевич: Николай Александрович, скажите, вот у нас у людей очень много вопросов по поводу, вакцинация ли это сейчас началась или все-таки идет третий этап, так скажем, испытаний вакцины. По этому поводу много каких-то обсуждений. Вот поясните, пожалуйста. И это, кстати говоря, одна из претензий, так скажем, западных конкурентов к российской вакцине, что, мол, это только продолжается еще испытание, никаких подтвержденных данных нет и так далее. Поясните.

Николай Крючков: Вообще говоря, на стадии клинических исследований третьей фазы сейчас находятся все вакцины самые продвинутые, включая вакцину производства Moderna, Pfizer, AstraZeneca и нашу вакцину, то есть здесь, в этом смысле мы не отличаемся ничем, то есть мы на той же стадии находимся.

Оксана Галькевич: Ага.

Николай Крючков: Единственное, что Россия позволила зарегистрировать вакцину, может быть, это и неплохо, не дожидаясь промежуточного отчета по третьей фазе, а зарегистрировала сразу по первой и второй фазам. Это уникальная ситуация в мире, но фактически так регуляторная система сработала, ну как бы я надеюсь, что и дальше в эту пандемию она так и будет работать, да, в том числе для других продуктов, для других препаратов, вакцин. Что касается, скажем так, претензий Запада, собственно, претензия основная в том, что мы раньше времени зарегистрировали, раньше, чем они. Да, они после третьей фазы..., мы чуть раньше. Сейчас никакой разницы нет, потому что мы на той же стадии находимся.

Очень важно понимать, что сейчас параллельно происходит клиническое исследование третьей фазы, которое крайне осложнилось из-за того, что препарат «Спутник V», в частности, поступил в гражданский оборот. Это означает, что те люди, которые попали в группу плацебо, а это сравнительное исследование, четверть участников клинического исследования из 40 тысяч должно было бы попасть в группу плацебо. Ну, как вы знаете, люди несмотря на то, что ознакомились с информированным согласием о том, что, в общем-то, понимали, наверное, хотя большинство, может быть, и не понимало, о том, что все-таки стоит, так сказать, пойти на этот риск и попасть в группу плацебо, но как бы дать возможность провести исследование.

Но люди, понятное дело, они вначале поучаствовали в исследовании, потом поняли с некоторой вероятностью, что попали в группу плацебо, и решили все-таки купить или вакцинироваться обычной вакциной, что называется, находящейся в гражданском обороте, что сделало фактически сравнительное исследование, скажем так, очень сильно осложнило его. Фактически сейчас невозможно теперь получить адекватные сравнительные данные в исследовании третьей фазы, вот в чем проблема. То есть сейчас параллельно идет исследование третьей фазы и параллельно идет, собственно, обращение вакцины в гражданском обороте, то есть так называемая масштабная или массовая вакцинация.

Константин Чуриков: Николай Александрович, вы хотите сказать, что так поступили только наши люди, за рубежом как-то по-другому испытуемые себя вели или точно так же?

Николай Крючков: По-разному, кстати говоря. Вообще говоря, конечно, есть такие же примеры в Латинской Америке, есть примеры более, так сказать, ответственного подхода. В любом случае я людей понимаю, не осуждаю, просто каждый, кто участвует в таком исследовании, должен понимать, какие обязательства он на себя берет, потому что он получает некий ряд преимуществ: он один из первых получает вакцину, он получает полное обследование, он получает полную медицинскую страховку, участника клинисследований, которую обычные люди не получают, это важно. Соответственно, он должен пойти и, скажем так, принять на себя ряд обязательств. Это обычное дело, это всегда так происходит в клинических исследованиях.

Другое дело, что сейчас ситуация необычна чем? – что препарат, который исследуется, попал сразу в гражданский оборот, соответственно получилось так, что теперь люди получили возможность, так сказать, достать препарат вне рамок клинического исследования, в этом, собственно, основная проблема.

Константин Чуриков: Да, спасибо большое, Николай Александрович. Николай Крючков (там уже стучат, кто-то стучится к вам, спасибо большое), генеральный директор контрактно-исследовательской компании, иммунолог, кандидат медицинских наук.

Оксана Галькевич: У нас много сообщений на нашем SMS-портале.

Константин Чуриков: Еще бы.

Оксана Галькевич: Самые разные настроения у наших зрителей, кто-то собирается, настроен вакцинироваться и ждет, когда действительно, вот как наша зрительница из Свердловской области, придет к ним в небольшой городок, в их регион. Кто-то пишет: «Не настроена, лечусь хвойными настойками», – Ленинградская область, например.

Константин Чуриков: «Есть ли гарантия сохранности температуры до клиента и кто за это отвечает?» – имеется в виду выдержка вакцины, чтобы она была в правильных температурах. Изоляцию когда снимут, не знаем. «Понять не можем, платная прививка или нет», – Вологда, прививка бесплатная.

Оксана Галькевич: Бесплатная, бесплатная, да.

Константин Чуриков: «Как узнать, что переболел?» – спрашивают. Оксана, расскажи, как узнать, что переболел?

Оксана Галькевич: Сдать кровь на антитела, друзья, и тогда вы увидите...

Константин Чуриков: Вот видишь, да.

Оксана Галькевич: ...есть у вас эти безобразные антитела М или нет, если есть, значит, вы недавно переболели.

Светлана из Москвы, давайте с ней поговорим. Светлана, здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Я переболела в мае месяце коронавирусом, сдавала на антитела. У меня «М» вот эти плохие, как вы говорите, показатель 10, это очень большой коронавирус, держится 9 месяцев. И врачи бессильны, я даже была на форуме «Здоровье нации», они говорят: «Мы не знаем, что делать». Вот 9-й месяц у меня «эмки», показатель 8–10.

Константин Чуриков: Светлана, вы сейчас будьте с нами, не отключайтесь, мы сейчас в эфир приглашаем Владислава Жемчугова...

Оксана Галькевич: Светлана, вот просто спросить, интересно – а вторые антитела, которые IgG, они у вас на каком уровне?

Зритель: Были вначале 85, потом 55, упали.

Константин Чуриков: Ой... Ага.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: А сейчас... Но «эмки» поднимаются, опустились и поднялись.

Константин Чуриков: Стоп, Оксана, мы с тобой дилетанты, давай врача подключим. Или ты специалист тоже?

Оксана Галькевич: А тест, тест ПЦР вы делали, он отрицательный?

Зритель: ПЦР регулярно делаю, 6 раз, все отрицательные.

Константин Чуриков: Так, значит, слово доктору.

Оксана Галькевич: Вот теперь оставайтесь с нами.

Константин Чуриков: Доктора в студию, да. Владислав Жемчугов, доктор медицинских наук, врач терапевт-иммунолог. Владислав Евгеньевич, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Владислав Жемчугов: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Вот что можете сказать по поводу случая нашей зрительницы Светланы?

Владислав Жемчугов: Ничего, пусть успокоится, живет спокойно. Она перенесла вирус, у нее есть иммунитет, вакцинироваться не надо раньше, чем через год.

Константин Чуриков: А то, что у нее вот этих плохих антител 10 штук, как она говорила?

Владислав Жемчугов: Не надо говорить «плохие» или «хорошие», у нас иммунитет единый, он отвечает у всех по-разному, более 3 тысяч компонентов, антитела 2 из 3 000 – это ни о чем. Поэтому где-то что-то убудет, как говорил Ломоносов, а где-то чего-то оного прибудет. Поэтому все хорошо, не волнуйтесь, вы переболели, живите спокойно и счастливо.

Константин Чуриков: Да. Владислав Евгеньевич...

Оксана Галькевич: Владислав Евгеньевич, скажите, пожалуйста, мы вот все говорим о вакцине, о вакцинации, но не слышим разговоров о том, чтобы разрабатывались какие-то лекарства от коронавируса. В этом направлении работа какая-то идет? У вас как у врача стало больше понимания, определенности, как лечить пациентов?

Владислав Жемчугов: Да, вы правы абсолютно. С лечением мы немножко отстаем, отстаем не по лекарствам, они есть все какие положены, их вполне достаточно, в частности вот те, которые специфические противовирусные на основе Фавипиравира, они вполне достаточные. Кроме них есть еще и другие противоспидовские, они все работают.

Но хочу сказать, что вот одного лекарства нет и быть не может, потому что заболевание очень сложное по патогенезу, по набору. Достаточно сказать, что вирус повреждает всю систему транспортировки кислорода, начиная от гемоглобина, вышибает из него железо, и кончая повреждением сосудов, альвеол, мелких сосудов, крупных сосудов, нервов, нервной системы, почек и так далее. Поэтому вот лечение комплексное зависит от стадии, от конкретного человека.

У нас отстает ранняя самая стадия, люди, как правило, некоторое время думают, лечиться или нет, потом что-то делают типа водки, спирта; потом они звонят, к ним не сразу приезжают, а потом делают анализы... Короче, 10 дней уходит впустую, за это время вирус уже вполне развивается, дальше уже лечить гораздо тяжелее, чем было бы в первые дни, вот эта фаза отстает. Но мы подали, так сказать, прошение на Минздрав со схемой как раз лечения ранней фазы, я надеюсь, что этот пробел тоже будет улучшен.

Константин Чуриков: Владислав Евгеньевич, я хочу, чтобы вы и наши зрители прокомментировали вот сегодняшнюю довольно громкую новость: глава Башкирии сказал, что есть планы уже с 5 февраля выдавать жителям республики антиковидные паспорта, что позволит снять в регионе ряд ограничений для тех, кто, в общем-то, обзаведется этим паспортом, у кого есть антитела и кто привился. Значит, эти люди смогут посещать всякие культурно-массовые мероприятия. Более того, вводится новый показатель эффективности руководителей образовательных учреждений, то есть в зависимости от количества привитых работников, даже так. Более того, глава администрации Башкирии говорил, что люди смогут получать скидки в фитнес-центрах, в санаториях, в торговых сетях. Вот как вы к этому относитесь?

Владислав Жемчугов: Ну, президент дал право главам регионов некой такой самостоятельности, не некой, а очень значительной, в отношении профилактики и лечения коронавируса, поэтому они вправе вводить все, что не нарушает конституционные права российских граждан. У нас по Конституции вся вакцинация абсолютно добровольная, без малейшего принуждения.

Но в то же время в контрактах определенных работников есть пункты о вакцинации, и, если туда внесут плюс к имеющимся вакцинам еще и коронавирус, они будут обязаны прививаться. Ну, кто это, например? Например, те люди, которые работают с особо опасными инфекциями, это я и мои коллеги, мы обязаны вакцинироваться от того, с чем работаем, ну понятно, да, чтобы не создавать проблем ни родственникам, ни государству своим заболеванием, а то и смертью. Поэтому ничего в этом нет, никакого нарушения, хочу подчеркнуть, потому что ко мне просто по этому поводу много вопросов образовалось.

Оксана Галькевич: То есть никакого ограничения в правах, так скажем, вы не видите, да?

Владислав Жемчугов: Ну конечно, это не должно быть. Но в то же время поощрения могут иметь место. Ну, как всегда, тут будет некая коррупция, потому что начнут, если это будут большие какие-то льготы, торговать этими бумажками...

Константин Чуриков: Ну конечно, да.

Владислав Жемчугов: Это неизбежно, тут простор для правоохранительных органов, работайте, пожалуйста, товарищи.

Оксана Галькевич: Понятно.

Так, давайте выслушаем звонок еще один из Москвы от Татьяны. Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Я хотела бы спросить. Я услышала в СМИ, еще в декабре месяце читала тоже, что я могу выбрать вакцину, либо «Спутник V», либо «ЭпиВакКорону» новосибирскую, а сейчас предлагается только «Спутник V», так сказать, без альтернативы. Просто новосибирская, было написано, она более, так скажем, мягкая, подходит для аллергиков, с какими-то хроническими заболеваниями человек. Когда будет «ЭпиВакКорона» прививаться?

Константин Чуриков: Да, спасибо.

Оксана Галькевич: Доступна когда, да.

Константин Чуриков: Владислав Евгеньевич, вы согласны, что она помягче, «ЭпиВакКорона»?

Владислав Жемчугов: Ну да, там нет живых клеток, там нет нуклеиновых кислот. Я, собственно говоря, сторонник именно таких вакцин, которые пусть действуют не очень долго, но зато спокойно, долго нам тут и не нужно, чтобы действовали. Но дело в том, что не такое простое дело организация массового производства, я думаю, что какие-то есть трудности там. Но тем не менее, я думаю, они будут преодолены, вакцина просто технологически гораздо сложнее, вот нужно взять отдельные, так сказать, кусочки вируса и наработать их синтетическим путем, это технологически гораздо сложнее, чем вирус вырастить, так сказать, в ферментере, в емкости, чтобы он его уже там содержал.

Оксана Галькевич: Ага.

Владислав Жемчугов: Но я очень надеюсь, что это будет преодолено. Хочу сказать, что и гамалеевская вакцина не такая какая-то суровая и опасная. Все предыдущие исследования показали, что практически нет серьезных осложнений, что очень важно.

Оксана Галькевич: Владислав Евгеньевич, скажите, какие вот аутоиммунные заболевания могут быть противопоказаниями? Спрашивают нас некоторые зрители, об этом говорил у нас и в синхроне тоже высокопоставленный человек.

Владислав Жемчугов: Да, я говорил об этом тоже, потому что на самом деле надо читать инструкцию, там все написано, какие... Но из заболеваний, они все... Хочу сказать, все надо согласовывать со своим лечащим врачом. Их много таких, например, ну серьезные системные коллагенозы, кто знает, не дай бог, что они это знают, системная красная волчанка, склеродермия, узелковый периартериит (я могу долго перечислять), из самых распространенных аутоиммунный тиреоидит в стадии обострения.

То есть если заболевание в стадии обострения и люди лечатся какими-то депрессантами, то, с одной стороны, они, так сказать, для них вакцина может быть вредоносной, она вызовет обострение, с другой стороны, они относятся к группе риска по коронавирусу, если не дай бог они заразятся коронавирусом, то это будет для них тяжело переноситься. Поэтому каждый раз нужно ловить момент и посоветоваться, подчеркну еще раз, со своим лечащим врачом, он найдет или фазу ремиссии глубокую, или прошло какое-то время от приема иммунодепрессивных препаратов, то есть нужно все-таки провакцинироваться, это, на мой взгляд, меньшая из двух зол.

Константин Чуриков: Владислав Евгеньевич, пара буквально таких вопросов более развлекательного характера, но наши зрители на полном серьезе это спрашивают. Москва: «Одновременно с мужем сделали прививку от COVID. Не опасны ли мы друг для друга?»

Владислав Жемчугов: Нет, конечно, не опасны ни в чем. Мало того, это будет очень здорово, потому что вы фактически ликвидировали ячейку возможную вируса, вам вместе будет гораздо легче переносить все трудности, а в то же время и пользоваться льготами, вдруг их внесут, действительно, эти льготы для вакцинированных, можно будет вместе пойти куда-то развлечься.

Оксана Галькевич: Вместе веселее, в общем.

Константин Чуриков: Вот, кстати, про «развлечься», пенсионер Михаил, Краснодарский край: «А можно ли находиться в ресторане после 23 часов, если сделаю прививку?» – видимо, тоже про заразность, да?

Владислав Жемчугов: Ну, спросите у своего губернатора, честно. Я могу сказать по поводу... Вот возникают вопросы, они самые такие частые, вот что вакцинированные все равно должны опасаться чего-то, бояться, – нет, конечно. Если человек провакцинировался или переболел, то в течение года, ну как минимум, пока мы знаем вирус год в лицо более-менее неплохо, за большее время я не могу ничего сказать, а вот год можно жить спокойно и не бояться заражения, и вы не будете заразны для окружающих. Другое дело, что они не знают об этом, к вам могут приставать с тем, чтобы вы маски надели.

Константин Чуриков: Ага.

Владислав Жемчугов: Но здесь тоже есть зерно рациональное: наденьте маску, если идете в магазин, в общественное место, по крайней мере вы себя еще защитите от гриппа, потому что грипп никто не отменял, а грипп на фоне коронавируса может быть гораздо тяжелее.

Константин Чуриков: В общем, Михаил, проконсультируйтесь с губернатором, то есть со специалистом.

Оксана Галькевич: Если бы все губернаторы были такие отзывчивые и чуткие к вопросам зрителей, как вы, Владислав Евгеньевич... Спасибо. У нас на связи был Владислав Жемчугов, доктор медицинских наук, врач терапевт-иммунолог.

Константин Чуриков: Через несколько минут, можно сказать, медицинскую тему тоже продолжим, будем говорить о том, как можно вот так налить стакан воды и отравиться. Через две минуты.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (3)
Непутин
Перезаражали всех в ковидных госпиталях теперь будет массовое заражение при вакцинации? Тога зачем вакцина? Толпы народа и так получат иммунитет после сидения в очередях. А не организация ли это новой волны? Действительно много неясного.
jack vorobiy
масса вопросов не о вакцинации, а о "пандемии"- что это было?
Анатас
Готовится геноцид населения - пострадают все.