Сергей Лесков: Масштабы нашего государства заставляют Россию претендовать на роль мирового лидера. Русский человек счастлив, когда выполняет мессианскую роль

Сергей Лесков: Масштабы нашего государства заставляют Россию претендовать на роль мирового лидера. Русский человек счастлив, когда выполняет мессианскую роль | Программы | ОТР

Дональд Трамп, Зеленский, Николас Мадура, Томас Кук

2019-09-27T21:17:00+03:00
Сергей Лесков: Масштабы нашего государства заставляют Россию претендовать на роль мирового лидера. Русский человек счастлив, когда выполняет мессианскую роль
Дорожает даже мусор
Индекс Масленицы. Торговля личными данными. Дорогой мусор. Связь в глубинке. Помощь безработным
Хоть какая, но занятость
Село: абонент недоступен!
Домик с окнами в ад
Безработные с приданым
ТЕМА ДНЯ: Мусор дорожает
Индекс Масленицы: блин, как всё дорого!
ОПЕК-батюшка, нефть-матушка…
Торговля данными о россиянах
Гости
Сергей Лесков
Обозреватель

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Петр Кузнецов: Здравствуйте. Мы вернулись. Программа «ОТРажение» продолжается. Ольга Арсланова и Петр Кузнецов с вами еще 1.5 часа как минимум.

Ольга Арсланова: Через полчаса возвращаемся к большой теме этого дня. В России сокращают чиновников. Но оставшимся прибавляют зарплату. Зачем это делается и станут ли чиновники лучше работать? Как оцениваете работу госслужащих разного уровня лично вы, если с этой работой сталкиваетесь? Мы будем ждать ваших звонков, ваших СМС. И ждем гостей в нашей студии совсем скоро.

Петр Кузнецов: Мы приветствуем в этой студии Сергея Лескова. И мы прямо сейчас начнем подводить первые итоги этой недели. По крайней мере, почти полноценной рабочей недели. Сергей, здравствуйте.

Сергей Лесков: Добрый вечер.

Петр Кузнецов: Вы с нами с итогами, с выводами, с результатами.

Сергей Лесков: Вывод №1 такой. Естественно, чем выше у человека зарплата, тем лучше он работает. Это просто сомнения не вызывает.

Петр Кузнецов: Вы хорошо работаете. Более чем.

Сергей Лесков: Это естественно. И чем выше у человека зарплата, чем выше у него должность, тем выше должность должны занимать его дети. Естественно. Потому что это же наследственность. Куда от нее денешься? Надо использовать генофонд. Это соображения по поводу вашей следующей темы. А так, если говорить об итогах этой недели, то, по моим наблюдениям, самый высокий рейтинг цитирования, конечно, у разговора двух президентов – Трампа и Зеленского. Мы в понедельник об этом говорили. Но тогда стенограмма не была опубликована. Она была опубликована 2 дня назад.

Ольга Арсланова: Сергей, согласитесь, ничто не предвещало такого скандала, когда мы узнали о том, что Владимир Зеленский будет встречаться с Дональдом Трампом.

Сергей Лесков: Предвещало. Потому что Россия предупреждала Запад, что вы еще не знаете, с кем вы дело имеете. Если вы меня спрашиваете насчет того, что предвещало или не предвещало, то, когда я все это читал, я помню, что в студенческие годы я работал в стройотряде. И мы строили там коровник. А в соседний коровник, который был уже построен, поздно вечером пастух пригонял огромное колхозное стадо. Я понял, что самое тяжелое в работе пастуха. Он уже, заперев коров, примерно час вытирал свои сапоги о бордюр. Потому что жизнь его проходила среди коровьих лепешек. И оттереть все эти следы было невозможно. Этот несчастный пастух стоял каждый вечер и чистил сапоги о бордюр. А мы предупреждали Запад, когда они приняли в свои объятья Украину, что будет нечто такое – что придется сапоги о бордюр чистить.

Вот теперь в результате близости с Украиной бордюры будет чистить Германия, Франция, обе политические партии Америки. Но по существу напомню в двух словах, что сыр-бор разгорелся из-за того, что во время телефонного разговора двух президентов Трамп шантажировал Зеленского и требовал от него открыть уголовное дело по поводу тех коммерческих подвигов, которые совершил на Украине сын потенциального претендента на президентских выборах Байдена. Из текста не следует, что шантажирует, потому что военную помощь Украине он отменил, законсервировал еще до этого разговора.

Но соображений довольно много, и я поделюсь ими со зрителями. Во-первых, это, конечно, психологический триллер. И тут много таких пикантных моментов. Даже те, кто не интересуется политикой, прочитает с удовольствием этот разговор. На что бы я обратил внимание? Прежде всего, как, кстати, и в истории с этими файлами Демократической партии, которые якобы русские хакеры вскрыли, очевидно, что оппоненты Трампа пытаются замылить проблему. Суть проблемы в том, что Байден – коррупционер. Вице-президент Обамы занимался неблаговидными делами, пристроил сына в компанию, по поводу которой в Англии уголовное дело открыто, почти $1 млн он увез с Украины. Непонятно, почему бы это не расследовать. На самом деле там очень много непонятного. И даже украинская прокуратура открывала дело. И Байден же заставил предыдущего президента закрыть дело и уволить генерального прокурора. Это не вмешательство в дела правосудия в другой стране? Нет. Потому что там это можно, там Байден свой. А Трампу нельзя. Он не свой. И так они, как и в истории с Россией, подменяют понятия. То есть они форму делают важнее сути. Неважно, что Байден коррупционер, а важно, что Трамп будто бы как бы намекал – давай, открою уголовное дело. А как можно тогда бороться со своим соотечественником, который набедокурил в другой стране? Что он там может сделать такого, чтобы уголовное дело по нему открыть? Старушек, что ли, бить надо? Тогда только можно уголовное дело открыть.

Мне это не совсем понятно. Вообще политика – это давление. Это, может быть, даже синонимы. А что такое политика, если это не давление. Все политики на международной арене занимаются тем, что так или иначе продавливают свои интересы в других странах. Посмотрим на историю с США. Украсть президента в другой стране и посадить его у себя в тюрьму на 40 лет можно. Я имею в виду Норьегу из Панамы. Они его выкрали в Панаме и посадили на 40 лет у себя. Потом он еще во Франции получил какой-то невероятный срок и умер в тюрьме. Объявить войну в другой стране, привести к гибели президента (я имею в виду Ирак) можно? Да, можно. Можно разбомбить половину страны? Я имею в виду Афганистан. Да, вполне можно. Можно в Европе даже бомбить? Да, это можно. Это не давление. А здесь всего-навсего речь идет об уголовном деле с почти очевидными следами финансовых нарушений. Нет, конечно, это нельзя. Это кажется достаточно странным.

При этом еще одно соображение. Мы уже это говорили. Трампа его оппоненты обвиняли в том, что он использовал Россию в той или иной форме для того, чтобы в своих интересах провести выборы в США. Хорошо, он оправдался с помощью спецпрокурора Мюллера. Но теперь же он Украину использует для этого же. Да?

Ольга Арсланова: Политика – это еще и конкуренция.

Сергей Лесков: Согласитесь. Там его обвиняли, что он Россию использовал для внутриполитической борьбы в своей любимой Америке. Но теперь это используют уже обе стороны, использует уже Украина. Я все-таки говорю – это история с пастухом и коровником из моего студенческого детства.

Конечно, здесь возникают вопросы. И я думаю, что Трампу придется отвечать на эти упреки. Можно ли использовать другую страну, граждан другой страны для политической борьбы у себя дома?

Ольга Арсланова: И что значит использовать?

Сергей Лесков: Я еще раз говорю – что, он там старушку должен был убить? Непонятно. В любом случае, мне кажется, такие упреки (а они наверняка прозвучат) будут демагогией. Потому что тогда надо построить Великую китайскую стену вокруг Америки и не обращать внимания на то, что вытворяют американские политики, когда на смотрите вылетают в другие страны? Нет, конечно, это тоже является каким-то предметом политической борьбы.

По поводу самого разговора Трампа и Зеленского. Вы помните, еще до того, как он был опубликован, Зеленский, разгуливая в Нью-Йорке по генеральной ассамблее ООН, говорил: «Украина – это такая страна, которая ни у кого ничего просить не может. Украина сама может кому угодно помочь». Почитайте теперь стенограмму его разговора с президентом Трампом, который напоминает разыгранную в ролях декламацию рассказа «Толстый и тонкий» Антона Павловича Чехова. Помните, когда там встретились два чиновника, которые учились в гимназии вместе. Один дорос до генерала, а второй остался коллежским асессором.

Вот примерно так же тонкий Зеленский лебезил, унижался перед толстым Трампом, только что не говорил «чего надо?», «чего изволите?» Обещал открыть любое дело, все исполнить, сделать… С другой стороны, может быть, он, будучи актером, понимал, что только так и можно разговаривать с миллиардером. Но это я пытаюсь выступить в роли его адвоката. А так вообще его щемящий униженный тон, конечно, вступал в противоречие со словами о том, что Украина ни у кого ничего просить не будет. Но в ходе этого разговора есть и еще один подводный камень. Мало того, что он упрашивал Трампа. Он же еще поссорился фактически с Меркель и Макроном. Он наябедничал Трампу о том, что они плохо ему помогают.

«Украина ни у кого ничего просить не будет. Украина сама может кому угодно помочь». Трампу он сказал, что они должны работать на Украину, но они это делают плохо. Тут же в Германии опубликовали данные по поводу предоставленной Украине помощи. Помощь безвозмездная – 650 млн евро, кредиты – 550 млн евро. Это, конечно, не в коня корм. И плюнуть в руку дающего, как написано в Писании – это любимое дело.

Кстати говоря, по истории отношений России и Украины мы знаем, что Украина плюнуть в руку дающего очень может с превеликим удовольствием. Потому что то, как подкармливала Россия Украину, забыто. Теперь будет забыта европейская помощь в надежде на американскую помощь. Но американцы не те люди. Где сядешь, там и слезешь. Особенно при Трампе.

Петр Кузнецов: Сергей, давайте послушаем Семена из Москвы. Здравствуйте, Семен. Какие у вас мысли по теме?

Зритель: Я думаю, что на данный информационный контент вряд ли стоит обращать внимание.

Петр Кузнецов: На стенограмму?

Зритель: Трамп в любом случае остается президентом. Импичмент – это мертворожденный проект. Все будет зависеть от Сената. Единственное, конечно, что он встречается с Зеленским – это прежде всего говорит о том, что Трамп катализирует его, за кого он – за демократов или за республиканцев, которые сейчас заморозили ему финансовую помощь, в том числе по военно-техническому сотрудничеству. Поэтому на лице Зеленского было выражено так называемое… ввиду того, что он артист. А дипломат не должен выражать своим лицом хотя бы какую-то апатию, даже если оппонент говорит ему какие-то неприятные вещи. Началась предвыборная гонка, господа. Несмотря на то, что она де-юре еще не состоялась, в том числе и до праймериз далеко. Поэтому все зависит от Сената. Большинство республиканцев его ненавидит. И никакие инициативы… контрпродуктивны. И в любом случае для Трампа президентство на второй срок уже обеспечено. Он заявил о так называемых стратегических задачах, которые еще начал Рональд Рейган по поводу ликвидации России и Китая как основных игроков на мировой арене.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Сергей Лесков: В продолжение того, что сказал наш политически грамотный зритель, я могу сказать вот что. В этой истории, конечно, обращает на себя внимание то, что Трампа сдали свои. Ведь это офицер ЦРУ присутствовал при этом телефонном разговоре. Может, ему что-то там не понравилось. Он же не пошел к своему вышестоящему руководству, не доложил, что… Если ему показалось, что президент (а президент – это главнокомандующий) делает что-то не так, он скинул всю эту информацию в газету, в Wall Street Journal, по-моему. Что это такое вообще?

Это говорит, конечно, о тех нравах, которые царят в американских спецслужбах, в американском обществе и американской политической элите. Я вообще слабо это себе представляю. Мне это, конечно, напоминает слова… У нас очень часто звучит эта фамилия – Мюллер. Но это не тот, который спецпрокурор, а это настоящий Мюллер, который говорил: «Штирлиц, никому верить нельзя. Мне – можно».

Так вот, в Белом доме, судя по всему, даже себе верить нельзя. Потому что все, что ты ни сказал, тут же становится выплеснуто наружу в открытый доступ.

Вообще что такое дипломатия? Это воплощение конфиденциальности. Как может быть дипломатия без конфиденциальности? Это некие тайные переговоры, мадридский двор. Но все тайны мадридского двора остались, видимо, в далеком прошлом. До свидания. Все теперь открыто. Как можно заниматься политикой, о чем-то договариваться? Помните, Молотова называли «господин Нет»? Потому что он на все говорил «нет», как настоящий дипломат. То есть надо молчать?

Ольга Арсланова: То есть надо торговаться.

Сергей Лесков: А как можно торговаться, если всегда есть какие-то уши, которые тут же настучат? В любом случае я думаю, что Трамп выиграет следующие президентские выборы. Но в самую, конечно, плохую историю попал президент Украины Зеленский. Объясняю, почему. Он хотел попасть в политику, а влип в историю.

Очевидно, он поссорился с демократами. Он же пообещал на претендента в президенты Байдена завести уголовное дело. Если он не сдержит, то Трамп просто разотрет его в порошок. Попал в жернова. Но он, настучав Трампу на Меркель и Макрона, которые очевидно ему помогали, тоже наверняка испортил с ними отношения. И если состоится заседание Нормандской четверки, как они будут вообще говорить друг с другом? Он там уже стал что-то отыгрывать назад. Как всегда - «меня не так поняли». Но здесь тут прямая стенограмма. Что тут не так поняли? Слово – не воробей.

Таким образом, ситуация чрезвычайно интересная. И она интересна даже не для профессиональных политиков, а просто для любого человека, которого интересует человеческая порода. Я давно не видел таких лихих сюжетов в политике. Я поэтому так много об этом и говорил. Наш зритель сомневался в Зеленском. По-моему, он даже сказал, что он плохой актер. Может быть, он не Комиссаржевская.

Петр Кузнецов: Наш зритель, кстати, в «господине Нет» сомневается. Пишет, что это Громыко – господин Нет.

Сергей Лесков: Всех советских дипломатов называли «господин Нет». Мы что, сейчас будем выяснять, Громыко или Молотов? Я думаю, что все-таки его какая-то интуитивность. У Зеленского, конечно, хорошая реактивность. Может быть, он и выпутается из той западни, в которую сам себя загнал. Но даже это будет интересно. То есть он сейчас поссорился со всеми западными политиками, с которыми только можно было поссориться.

Ольга Арсланова: Это довольно добродушно комментирует Дональд Трамп, скандал вокруг разговора с Зеленским. В Твиттере он пишет буквально сегодня вечером: «Если этот идеальным разговор с президентом Украины не считается подобающим, то будущему президенту США тогда вообще нельзя разговаривать с иностранными президентами».

Сергей Лесков: Я про это и сказал. А что такое?

Ольга Арсланова: Да, получается.

Сергей Лесков: Да. Наш президент говорит, что единственная страна в мире, которая сохранила статус супердержавы – это Америка. И, очевидно, любой разговор президента супердержавы с кем бы то ни было – это давление. Ему что, надо стать немым и глухим? Странно. Поэтому обвинения в адрес Трампа со стороны его оппонентов кажутся мне ханжеством, лицемерием и демагогией. Но это их, конечно, не остановит. Потому что это же и есть политика.

Ольга Арсланова: Это интересно.

Сергей Лесков: Да, это интересно на самом деле. Есть еще один политик, чрезвычайно интересный другими какими-то своими качествами – Николас Мадуро. Некоторые его называют безумцем. Может быть. Это не лишено правды. Но этот безумец все еще у власти.

Петр Кузнецов: Сколько прошло времени?

Сергей Лесков: В январе там появился второй президент, такой учившийся в Гарварде молодой человек по фамилии Гуайдо. Его признали США, вся западная Европа. 50 стран. Много стран в Латинской Америке его признали. Были сообщения о том, что вот-вот там будет военный переворот, и Мадуро свергнут. Да нет, ничего не произошло. Мадуро по-прежнему у власти. Популярность этого Гуайдо слабеет. Кстати, кто-нибудь приехал на Генеральную Ассамблею ООН в Нью-Йорк сейчас? Приехала делегация от официального правительства Венесуэлы. А Гуайдо по-прежнему где-то там сидит. Его политическая тень склоняется к закату. Но какие-то сторонники Гуайдо сейчас там гуляют. Но, в общем-то, по-прежнему на Генассамблее ООН представлен кабинет Мадуро.

Итак, он приехал в Россию. И военно-техническое сотрудничество будет продолжено, как сказал президент Путин. Путин сказал, что на 10% вырос товарооборот. У нас, конечно, не раскрываются некоторые эти цифры. Может быть, это некоторое свойство некоторой нашей закрытости. Но параграфы всех этих соглашений, может быть, и не стоит открывать. Президент Путин сказал, что российские инвестиции туда достигли 4 млрд. В январе называлась цифра 3 млрд. То есть чем-то мы им помогаем. Вообще общий объем таких инвестиций России в Венесуэлу – это 20 млрд. По-моему, «Роснефть» получила достаточно весомую часть пакета в венесуэльских нефтяных компаниях. Там очень запутанная ситуация. Ведь у Венесуэлы была сеть бензиновых заправок в Америке. Она конфискована или нет? Никто не знает. Счета какие-то правительства Венесуэлы вроде бы заморожены. А действуют ли эти заправки? Ведь Америку создал автомобиль. Очень непонятно.

Так или иначе, нас может успокаивать то, что Китай вложил значительно больше в Венесуэлу. Поэтому та же самая Америка, конечно, не будет разорять Венесуэлу хотя бы потому, что Китай может ответить чем-то совершенно ураганным. Еще раз: 65 млрд Китай туда вложил. Это в 3-4 раза больше, чем Россия. Обострять отношения с Китаем по этому поводу Трамп, умелый торговец, не будет. Надо прямо сказать, что тогда в январе многие из звонивших нам зрителей задавали вот какой вопрос: не платим ли мы за очередной социалистический эксперимент? А там строится социализм еще одной модели, он называется «боливарианский социализм». В подробности погружаться не будем, потому что любой социализм всегда приводит к резкому падению жизненного уровня до такой степени, что Мадуро объявил, что венесуэльским женщинам не надо пользоваться феном по той причине, что они настолько прекрасны, что сушить волосы незачем. Естественно высохшие волосы лежат лучше. А на самом деле просто электричества нету. Так или иначе, он колоритный человек.

Петр Кузнецов: Может быть, это такая метафора про Трампа. С волосами тоже…

Сергей Лесков: Я не думаю, что поднимается до такой высоты. Так вот, на самом деле в России достаточно много внутренних проблем. И надо ли нам поддерживать режимы на том краю света только для того, чтобы, как говорил Никита Сергеевич Хрущев, положить ежа в штаны Дяде Сэму. Конечно, приятно, что Америка сломала зубы о Венесуэлу. Но, в общем-то, у нас немало людей, которые не могут вылечить свои зубы, если каламбурить по этому поводу. И медицина, образование, здравоохранение, низкий уровень пенсий. Может быть, эти деньги отправить на внутренние нужды? Очень сложный, конечно, вопрос. Не будем делать вид, что его не существует.

Вообще я думаю, что нету невозможных вопросов. Просто есть неудачные ответы. Надо давать ответы. К сожалению, я не слышал, чтобы наши министры дали ответ на этот вопрос – почему нам надо поддерживать Венесуэлу. Я попробую сделать это сам в таком случае, потому что официальных разъяснений я не слышал.

Понимаете, если тратить деньги только на самое необходимое, то надо отказаться и от балета, и от космоса, и много еще от чего.

Ольга Арсланова: Можно просто от Венесуэлы.

Сергей Лесков: Да и от Венесуэлы. Можно вообще сузить горизонт вообще до самых низменных, каких-то вегетативных нужд. Но будет ли счастлив от этого русский человек? Я совершенно уверен, что мы живем уже, конечно, не в империи, но сами масштабы нашего государства заставляют Россию претендовать на роль мирового лидера. Поэтому, если мы сожмемся до куколки и сделаем из себя кокон (так, кстати говоря, и было недавно, в начале 1990-х годов), то это приведет к неизмеримо большим несчастиям, трагедиям и какому-то психологическому диссонансу, дискомфорту. Русский человек может чувствовать себя в своей тарелке, только если он исполняет какую-то мессианскую роль и пытается конкурировать с другими великими державами. Конечно, надо сохранять золотую середину. Не надо без штанов бежать впереди Америки, как было в 1960-е годы во время кампании «Догнать и обогнать Америку».

Поэтому нам нужен и космос, и балет с театром, и Венесуэла. Между прочим, может быть, расходы Америки на разрушение непотопляемого режима Николаса Мадуро неизмеримо больше, чем то, что тратит Китай и Россия на поддержку этого режима. Наша планета большая. И Россия занимает на планете очень заметное место. Не надо нам жить за своей узкой изгородью. А теперь насчет изгороди.

Кто-то (по-моему, Марк Твен) сказал, что когда вы будете умирать…

Петр Кузнецов: Не Громыко?

Сергей Лесков: Никак не Громыко, и уж тем более не Молотов. «Когда вы будете умирать, вы будете жалеть только о двух вещах – что вы мало любили и что вы мало путешествовали». На самом деле путешествие в том или ином виде является какой-то очень значительной частью жизни современного человека. Туристическая компания – это одна из тех компаний (кроме, наверное, продуктового магазина), куда мы обращаемся очень часто.

Туризм ведь возник не так давно. Он возник только в XIX веке. До страсть к путешествиям человек удовлетворял с помощью завоевательных походов. В XIX веке их вроде бы как-то стало поменьше. И возникли туристические компании. Самая старая туристическая компания в мире – Thomas Cook. Он был священником, который боролся с охватившим тогда Великобританию алкоголизмом. Сейчас то они побороли алкоголизм. Мы знаем, они не пьют.

Петр Кузнецов: Кто, британцы не пьют?

Сергей Лесков: Конечно, это трезвая нация. Он сажал алкоголиков в поезд, вез их в соседний город и читал им там какие-то баптистские проповеди. С этого начался туризм. И вдруг оказалось, что эта компания обанкротилась. Сейчас мы скажем, почему. Самая богатая, самая знаменитая.

Кстати, у нас у всех есть маленькие дети. Помните это стихотворение? Я сегодня напрягал память и вспоминал его. «Есть за границей контора Кука. Если вас одолеет скука и вы заходите увидеть мир, Остров Таити, Париж и Памир, Кук для вас в одну минуту на корабле приготовит каюту» и так далее. «Мистер Твистер, бывший министер. Мистер Твистер, миллионер, владелец заводов, газет, пароходов Решил на досуге объехать весь мир С помощью компании Кука». Это знаменитое стихотворение Самуила Маршака о том, как этот Мистер Твистер, по-моему, в ленинградской гостинице встретил негра.

Петр Кузнецов: Смотрите-ка, Маршак… как промышлял, да?

Сергей Лесков: Да, конечно, ему Cook заплатил.

Петр Кузнецов: Надо выкинуть все его книги.

Сергей Лесков: «Мистер Твистер, бывший министер». Почти Трамп.

Ольга Арсланова: Но у нас несколько крупных компаний тоже работали.

Сергей Лесков: Да. Так вот, почему они обанкротились? Они не просто обанкротились. Они армии людей оставили на курортах. Как их вывезти – непонятно. 600 000 человек во всем мире. Причем, 15 000 англичан сидят теперь на курортах, в гостиницах. Не отпускают, говорят: «Платите деньги». У них, кстати, и в России было огромное отделение, у Thomas Cook. Наш знаменитый интурист – это подразделение Thomas Cook, как это ни печально. Почему они погорели? 19 млн туристов в год они обслуживали. Много причин. Во-первых, они работали по старинке, жили на широкую ногу. У них были собственные авиакомпании, собственные гостиничные сети, собственные туроператоры. Это причина. Это очень дорогая инфраструктура. Еще одна причина. Вот мы не интересуемся политикой. Brexit. Из-за Brexit десятки тысяч англичан отказались от туристических поездок в ту же Европу. Это ударило по Thomas Cook. Они этого не ожидали. Так что, даже если ты не интересуешься политикой, она может войти в дом…

Петр Кузнецов: Перестали пить…

Сергей Лесков: Я сейчас про это скажу. Но самое главное, что ударило по Cook. Они сами-то не признаются. Поэтому я выскажу свою версию. Люди же просто перестали пользоваться туристическими компаниями. Люди стали самостоятельными туристами. Я где-то видел цифру о том, что есть две главные туристические Мекки Европы – это Париж и Прага. 80% туристов, которые в этом году приезжают в Париж и в Прагу, они приехали туда самостоятельно. Теперь люди сами могут заказать себе гостиницу, купить билеты на самолет. Почему гостиницу заказать? Никто уже в гостиницах не живет. Ты можешь на разных сайтах (Booking.com или Airbnb) заказать жилье, которое будет в 5 раз дешевле гостиницы. Люди сами себе выбирают экскурсионные туры. Экскурсоводы не нужны. Можно заказать себе какую-нибудь там машину, carsharing. То есть скажем спасибо туристическим компаниям. Но это как египетские пирамиды остались в прошлом вместе с такими монстрами, как компания Thomas Cook.

И, кстати говоря, это все говорит о том, что сам по себе информационный век, постиндустриальный век формирует другого человека. Вот у человека есть смартфон – ему не нужны вообще никакие посредники ни в купле-продаже, ни в организации отдыха, ни в организации образования. Даже образование становится дистанционным. Мир совершенно меняется. И смена поколений неизбежно ведет и к смене предпочтений. И, в общем, я даже думаю, что ничего трагического нету в этой гибели Thomas Cook, которая облагодетельствовала Мистера Твистера, дельца и банкира, владельца заводов, газет, пароходов. Это на самом деле некое движение цивилизации. Не исключительно, что, может быть, сейчас еще имеющиеся туркомпании, туроператоры вообще доживают последний свой век.

Пожалуй, единственным аргументом, который позволяет традиционным туроператорам держаться на плаву (вот Петя среагировал на алкоголизм в Англии) – это, конечно, пляжный отдых. All inclusive, все включено. Пришел, поел, выпил, лег на пляж. Это могут обеспечить только туроператоры.

Но при этом ведь то самое молодое поколение, которое живет со смартфонами, они же не пьют. Сбылась мечта Томаса Кука. Компании Thomas Cook уже нету. Но нету и алкоголиков. Они вместе исчезли. Причем, алгоритм борьбы с алкоголизмом оказался совершенно иным – не тот, который предполагал этот баптистский священник.

Ольга Арсланова: Сергей, то есть тяга к смартфону и тяга к алкоголю несовместимы в современном мире?

Сергей Лесков: Совместимы. Но статистически, конечно, люди, которые живут вот этими новыми ценностями, они ведут здоровый образ жизни. ЗОЖ не предполагает неумеренного потребления алкоголя, стояния за кружкой пива в очереди, как было в советское время. Я в этом совершенно убежден. Сейчас пьют меньше. Статистика это подтверждает. И даже такой прозорливый человек, как врач Онищенко, это подтвердит.

Что касается отдыха на наших курортах, видимо, заканчивается сейчас летний сезон. На первом месте Краснодарский край. 10 млн отдохнуло там летом. В Крыму побывало 4 млн. А в Турции, где, кстати, застряли многие англичане, клиенты Томаса Кука – 3.5 млн граждан Российской Федерации. А дальше, кстати, очень интересно. Пляжный отдых по-прежнему привлекает в Абхазии (900 000) и в Италии (600 000). Думаю, что в Италии нет пляжного отдыха как такового. Италия знаменита некими другими достопримечательностями.

Ольга Арсланова: Там есть пляжный отдых. Например, в Лидо рядом с Римом. Там есть пансионаты и отели.

Сергей Лесков: Там вы еще вспомните озера. Все-таки это не пляж. Это нечто другое. Ты можешь полежать в Италии часик на пляже. Но это просто какое-то извращение – в Италии лежать на пляже. Там надо чем-то другим заниматься. Я в этом совершенно убежден. Больше всего в Крыму. Крым для нас тема еще и политическая, привлекает море и именно лежание на пляже. А все остальные достопримечательности Крыма как бы отступают.

Еще раз. Те наши сограждане, которые ездят в Крым и Краснодарский край, по статистике выбирают это именно из-за пляжного отдыха. Может быть, изматывающая работа у них в течение года. Такое тоже может быть.

Петр Кузнецов: Спасибо, Сергей. Хорошо вам полежать на этих выходных.

Сергей Лесков: Это невозможно.

Петр Кузнецов: Кстати, вы свои размышления делаете лежа?

Сергей Лесков: Нет. Я Агата Кристи, что ли?

Петр Кузнецов: Зрителям было бы интересно.

Сергей Лесков: Я в выходные дни тружусь еще больше, чем… У меня день рождения у сына. Пожелайте что-нибудь ему.

Петр Кузнецов: Хорошо.

Ольга Арсланова: Обязательно за кадром это сделаем.

Петр Кузнецов: У меня все время плохо с поздравлениями.

Ольга Арсланова: Спасибо большое. Подводили итоги недели вместе с Сергеем Лесковым.

Петр Кузнецов: Спасибо вам большое.

Сергей Лесков: До встречи.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)