«Матчи Евро-2020 у нас совершенно точно не отберут!»

«Матчи Евро-2020 у нас совершенно точно не отберут!»
Сергей Храпач: Главная проблема отрасли пассажирских перевозок – недофинасирование. Отсюда экономия на безопасности и обновлении парка
Ольга Аникеева: Часто очередь выполняет функцию оградить людей от какой-то льготы, сократить возможность получить что-либо
Алексей Калачёв: Даже если действительно есть падение спроса на бензин, рассчитывать на снижение его цены не приходится
Как делают металлическую мебель? Марина Калинина побывала на производстве в Калужской области
Нужна ли национальная идея России. Польша, Иран, Сингапур – как примеры удачного влияния идеологии
Чего ждать тем, кто хочет уехать работать вахтовым методом?
Россияне подсели на антидепрессанты. В борьбе со стрессом люди принимают не только таблетки
Каким будет рынок труда в 2020 году? Эксперты рассказали, ждать ли массовых сокращений
Новое ДТП с пассажирами автобуса. Можно ли навести порядок с перевозками?
Новый рейтинг благосостояния россиян – жить стали лучше, позволить себе можем больше
Гости
Андрей Звонков
врач-терапевт
Николай Яременко
спортивный обозреватель, главный редактор газеты «Советский спорт»

Иван Князев: Россию могут отстранить от Олимпиады-2020 в Токио из-за подтасовки данных допинг-проб. Как подтверждает газета «The Telegraph», Московскую антидопинговую лабораторию заподозрили в фальсификации данных перед передачей их в ВАДА в начале 2019 года.

Тамара Шорникова: Как сообщает источник издания, этими данными манипулировали последние 1.5 года, чтобы скрыть историческое употребление запрещенных препаратов российскими спортсменами. В РУСАДА, впрочем, заявили, что никаких официальных претензий на этот счет не получали.

Иван Князев: Что же происходит на самом деле? Останутся ли наши спортсмены и болельщики (что немаловажно) без Олимпийских игр? Спросим у главного редактора газеты «Советский спорт» Николая Яременко. Николай Николаевич, слышите нас?

Николай Яременко: Слышу вас. Добрый день, коллеги.

Иван Князев: Что, опять история повторяется? Опять что-то там в ВАДА решили против нас придумать, или все-таки есть, к чему прицепиться?

Николай Яременко: Я думаю, что история, конечно, не повторяется. Международный олимпийский комитет не стал бы так подставляться и примерно месяц назад красиво, ярко приглашать Россию без каких-либо ограничений принять участие в Олимпийских играх 2020, которые будут в Токио.

Надо понимать, что сегодняшний мировой спорт – это серьезный шоу-бизнес, в первую очередь серьезный бизнес, с гигантским количеством денег – миллиарды, триллионы. И здесь, естественно, количество желающих урвать свой кусочек этого пирога всегда будет большим. Поэтому институт этих национальных антидопинговых ассоциаций давно превратился уже в хвост, виляющий собакой, которая тоже поучаствовать в вопросе, кому давать возможность принимать олимпиады, кому не давать, кто достоин, кто не достоин, кто чист, кто нечист. Поэтому, я подозреваю, сейчас не будет ситуации, при которой когда-то с какого-то момента мы сможем добиться такой ситуации, при которой к нам не будет никаких придирок. Придирки будут всегда.

А то, что манипуляции данными в Московской допинговой лаборатории были, в этом у меня тоже нет ровным счетом никаких сомнений.

Иван Князев: Николай, вы сказали – это шоу-бизнес. А как оставить зрителей, болельщиков без наших гимнасток, без наших пловцов, без нашего тенниса? Сейчас Медведев почти выиграл US Open.

Николай Яременко: По большому счету, решение принимает не ВАДА, а МОК. И последнее слово за МОК. Я напомню, когда даже были весьма неприятные, болезненные для нас решения Макларена. Все-таки в 2016 году окончательное решение о том, допускать или не допускать нас в Рио-де-Жанейро, принимал Международный олимпийский комитет. По поводу Пхенчхана-2018 комиссии Шмидта и Освальда, а не комиссия Макларена. То есть отдельные комиссии МОК. И МОК прекрасно понимает, что Олимпиада тогда имеет коммерчески интересное притяжение, когда выступают лучшие спортсмены. Сегодня российские спортсмены входят в число лучших. Значит, без них, нравится или не нравится, представить сегодня спорт невозможно.

Тамара Шорникова: Ну, и РУСАДА говорит, что никаких официальных претензий не получала. В СМИ уже прошла информация о том, что есть 3 недели на комментирование этой информации и так далее. Каких действий хотя бы в информационном пространстве сейчас ждать?

Николай Яременко: Насчет 3 недель это такое частное мнение. Я тоже могу вам сказать: «Даю вам еще 2 минуты, для того чтобы задали все интересующие вас вопросы. Кого это интересует? Зрителей точно моя занятость, ваша занятость не интересует. Кто-то просто решил выпендриться. Это не регламент, как в судах 10 дней на кассацию приговора, и так далее. Частное мнение, хоть и хорошо информированного, но тем не менее все-таки частного лица.

В таких случаях принято дождаться официальной бумаги, если она будет, прочитать, какие будут предъявы в этой бумаге. Потому что все, что происходило в Московской антидопинговой лаборатории с 2015-2016 года – это вообще вне российской юрисдикции. И наши коллеги занимались этой лабораторией. Только с января 2019 года РУСАДА был полностью восстановлен в правах. Поэтому пока говорить о том, что здесь какие-то серьезные обвинения кроются в промежутке с 2015 по 2019 год, мы пока не знаем всех деталей, и давайте дождемся официальных бумаг и формулировок.

Иван Князев: Николай, еще один маленький вопрос. Тут футбольные болельщики переполошились. У нас скоро Чемпионат Европы, а там Санкт-Петербург, и тоже поговаривают, что это все аукнется.

Николай Яременко: Смотрите, там вообще ситуация очень примитивная. Если РУСАДА будет вновь лишено (уже жили в этих условиях) своего статуса, своей аккредитации, то в таком случае страны, у которых национальная антидопинговая ассоциация не имеет своего подтвержденного статуса, не имеет права принимать международные спортивные соревнования. Но дальше идет сносочка: «Кроме тех соревнований, которые уже были определены заранее». Мы не можем подавать на новые – на чемпионаты мира по биатлону. Я не знаю. На что угодно. Но то, что уже было, Евро-2020 – это у нас точно не отберут. Можно совершенно железно не переживать.

Иван Князев: Слава богу. Спасибо большое.

Тамара Шорникова: Николай Яременко, главный редактор газеты «Советский спорт», был с нами на связи. И сейчас подключим еще одного эксперта.

Иван Князев: Но прежде послушаем телефонные звонки. Артем из Новосибирска нам дозвонился. Артем, здравствуйте .

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Здравствуйте.

Иван Князев: Как вы думаете, опять наших спортсменов могут отстранить, или все-таки нет?

Тамара Шорникова: И переживаете ли по этому поводу?

Зритель: Я думаю, что отстранят – и по праву. Тем более случаи повторяются на фоне не только отдельных федераций почти каждый месяц, но и отдельных спортсменов, которые пятнят наш российский спорт своим поведением. 1.5 недели назад было объявлено, что одна из спортсменок уже 1.5 года уклоняется не только от отечественных допингов-тестов, что вообще уму непостижимо, но и от тех комиссаров, которые приезжают из-за рубежа. И, как правило, данные спортсмены продолжают жить в так называемые закрытых и военных городках, несмотря на то, что они не состоят в ЦСКА.

Я бы хотел сказать, что я как бывший спортсмен считаю, что Олимпиада… Естественно, Запад этим пользуется. Никакой Чемпионата мира, никакой Чемпионат Европы не сравнится с Олимпийскими играми, тем катализатором, который непосредственно ориентирован не только на квалификацию спортсмена, но и, естественно, быть лучшим непосредственно в мире. Именно олимпийский спорт является данным катализатором.

Я понимаю, что существует политическая подоплека. Но, тем не менее, давайте вспомним начало этой борьбы. Несмотря на все эти принятые меры, я думаю, вряд ли за 2-3 года настолько улучшилась ситуация, чтобы на нас смотрели без подозрения в связи с этим аспектом. Тем более, что данные страны этот рояль будут постоянно вытаскивать. И в любом случае это должно являться стимулом для каждого спортсмена, который должен думать не только о своем… а о командном первенстве во всех этих международных соревнованиях.

Тамара Шорникова: Мнение понятно. Успеем выслушать еще одно от телезрителя. Людмила, Москва.

Иван Князев: Здравствуйте, Людмила.

Зритель: У меня такое мнение. Когда наши спортсмены все-таки будут получать терапевтические исключения? Потому что очень многие норвежцы, американцы просто сидят на них. Норвежцы в биатлоне, в лыжах практически больные-астматики.

Тамара Шорникова: Людмила, у нас есть возможность переадресовать ваш вопрос врачу-терапевту. С нами на связи Андрей Звонков. Андрей Леонидович, слышите нас?

Андрей Звонков: Слышу.

Иван Князев: Андрей Леонидович, а можно ли показывать запредельные результаты, не употребляя допинг?

Андрей Звонков: В принципе можно. Что значит запредельные? Если результат показан, значит он уже не запредельный. Понимаете? После запредельных, как правило, человек умирает. Он не выживает просто. Вспомните бегунов, которые действительно показывали запредельные результаты – рвал ленточку грудью и после этого падал замертво. Вот это результат запредельный. Если человек сделал, показал что-то, и в принципе он жив, здоров, слава богу, реабилитирован полностью, то это нормальный результат.

Иван Князев: Я немножко уточню – высокие результаты.

Андрей Звонков: Высокие – да. Выше стала планка. Это в принципе нормально. Ничего страшного в этом нет. Но если в этом случае будет доказано, что человек ради достижения применял какие-то стимуляторы, то это уже нечестный результат. Соответственно, это не его физическая кондиция, а благодаря фармакологии. За это, собственно, и наказывают.

Тамара Шорникова: Андрей Леонидович, вопрос от наше телезрительницы Людмилы. Многие, конечно, вспоминают о норвежских астматиках и других спортсменах, которые по терапевтическим исключениям легально принимают те или иные препараты. Почему с нами так не получается? Почему у нас так много больных в команде?

Андрей Звонков: Никто нашим спортсменам болеть не запрещает. И хронически лечиться, и оформлять. Это зависит от врача сборной команды, который должен все это оформлять должным образом. У нас никто таких запретов нам не выдвигает. Просто, понимаете, это лукавство. Мы прекрасно понимаем, что не может быть в Норвегии сплошных астматиков или спортивных гимнастов, страдающих неусидчивостью и требующих применения амфетаминов.

Иван Князев: Вы сейчас, наверное, про Симону Байлз говорите. У нее там диагноз такой, что, мне кажется, со всеми…

Андрей Звонков: У нас нет системы в данном случае. Как раз нас обвиняют в этом. Говорят, что мы мухлюем с результатами. На самом деле мухлежа никакого нет. Потому что ситуация, которая произошла в 2015 году, так серьезно напугала наших чиновников, что сейчас вообще от любых допингов шарахаются, как черт от ладана, поэтому не дай бог… Если что, и в федерациях постоянно спортсменов накачивают на предмет того, что, ребята, по любому поводу, по любому чиху, кашлю спрашиваете вашего врача. И ни в коем случае самостоятельно никаких препаратов. Тем более каких-то комбинированных препаратов, в составе которых может быть какой-то запрещенный препарат, а вы об этом не знаете, в инструкции не указано. Не дай бог.

Поэтому если можно принимать, то он должен входить в список, который нам выдает… То есть есть фармотдел, который выдает врачу по списку все необходимые препараты. Есть 608 список ВАДА, который запрещает и методы, и лекарства, и субстанции, и много-много всего. То есть то, что нельзя, каждый год это обновляется, и каждый год мы штудируем этот список. Когда с мельдонием прошла ситуация, мельдоний тут же изъяли из всех укладок. И он как препарат, который раньше давали совершенно безбоязненно, прекратили давать.

Поэтому я считаю, что все обвинения – это очередная попытка нагнетания атмосферы. Опять мы разливаем, опять мы не уверены. Вы знаете, не уверены – не надо трепаться. К сожалению, наши спортивные юристы – извините, они мышей не ловят на этот счет. За любое такое слово надо чиновника с той стороны наказывать рублем. Надо его штрафовать, надо требовать от него ответственности за такие бряканья.

Тамара Шорникова: Мы телефонный звонок послушаем от Вячеслава. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хочу сказать. Я сам мастер спорта СССР. И вы сейчас заметили, что у нас творится? У нас почему-то у футболистов допинга нету. В зимних видах спорта… почему у нас лыжи и вот это? Потому что где мы мешаем американцам и европейцам, нас там и гнобят. Вы заметили – у нас теннис. Вы посмотрите нашу Шарапову, какая красивая женщина, и американку, которая накачана допингом.

Иван Князев: Хорошо. Спасибо. Я думаю, сейчас речь шла о Серене Уильямс. Позволю не согласиться. Все женщины-спортсмены так или иначе красивы, как и все женщины. Говорили о допинге в спорте.

Тамара Шорникова: Андрей Леонидович, спасибо. Я думаю, здесь даже комментировать нечего. Спасибо вам огромное за ваше включение. Врач-терапевт Андрей Звонков был с нами на связи. А мы переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски