Алексей Зубец: «Материнский капитал не решает проблему увеличения рождаемости в стране»

Гости
Татьяна Буцкая
первый заместитель председателя комитета Государственной Думы по вопросам семьи, женщин и детей
Алексей Зубец
директор Института социально-экономических исследований Финансового университета при Правительстве РФ

Константин Чуриков: Ну а сейчас давайте поговорим о материнском капитале. С одной стороны, хорошо, когда расширяются возможности его использования. Недавно власти позволили расходовать материнский капитал на услуги репетиторов, но при этом они должны быть зарегистрированы как индивидуальные предприниматели и у них должна быть соответствующая лицензия на осуществление образовательной деятельности. В принципе, здорово, что есть возможность тратить.

Смотрите, на что можно тратить сейчас официально маткапитал. Тут прямо целый список: и улучшение жилищных условий (имеется в виду именно покупка жилья, а не ремонт, например); оплата учебы с 3 до 25 лет, но это тоже на самом деле целое дело, целая история; пенсия матери, если кто-то хочет, так сказать, зарыть маткапитал в землю, с моей субъективной точки зрения, потому что пенсия – история достаточно неочевидная. То есть вроде бы он есть и все здорово, и на самом деле работает – что касается ипотеки, покупки жилья. Да, все здорово. Но нет какого-то, знаете, единогласного ощущения, что эта история рабочая.

Я сейчас сошлюсь на небольшой опрос, который проводил Народный фронт несколько лет тому назад. Там почти половина – 47%, даже 48% – семей сказали, что их не устраивает перечень целей, на которые можно потратить эти деньги.

У нас сейчас в студии Алексей Зубец, директор Института социально-экономических исследований Финансового университета при Правительстве. Алексей Николаевич, здравствуйте.

Алексей Зубец: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Уважаемые зрители, расскажите, на что бы вы хотели потратить маткапитал. Как вообще им воспользовались? Довольны ли этой возможностью?

Алексей Николаевич, сейчас времена тяжелые, они у нас в принципе всегда тяжелые, а сейчас, кажется, так сказать, они начинают тяжелеть немножко. Как вы думаете, надо ли, ну я не знаю, расширить, что ли, возможности, дать людям возможность за счет маткапитала хеджировать риски, как говорят финансисты?

Алексей Зубец: Ну смотрите. Там на сегодняшний момент и без дополнительных расширений достаточно широкий перечень направлений, по которым можно воспользоваться маткапиталом. И те исследования, которые мы проводили, показывают, что на самом деле два основных. Первое – это обналичить и взять деньгами, то есть продать материнский капитал. В России есть черный рынок материнского капитала, есть люди и компании, которые занимаются его обналичкой.

Константин Чуриков: Оказание фиктивных услуг?

Алексей Зубец: Оказание фиктивных услуг в том числе, да. Ну, к сожалению, то, что имеет, вот то и имеем. Хотя это, безусловно, неправильное использование маткапитала, он не для этого был введен в 2007 году.

А второе – это строительство. Причем в последнее время наиболее популярным становится не приобретение квартир, оно остается все равно на первом месте, но по популярности его догоняют дома, когда надо людям строить какие-то индивидуальные постройки для того, чтобы жить. Соответственно, жилищное строительство. Землю на него купить нельзя, как известно, а вот купить стройматериалы для того, чтобы построить дом, можно. И очень многие этим пользуются. И, конечно же, квартиры вне конкуренции.

Поэтому можно действительно расширить, ввести какие-то дополнительные опции в части дополнительного расходования. Вот появилась не так давно история, связанная с приобретением автомобиля. Кстати, приобретение автомобиля – это один из инструментов обналичивания капитала материнского. Ну, наверное, можно придумать что-то еще.

Но все-таки основные потребности для молодых семей и семей с детьми – это как раз жилье, необходимость обустройства ребенка свежеродившегося, если таковой имеется, ну и так далее. То есть вот эти потребности поглощают основную массу капитала. Хотя я тут с вами полностью согласен: расширение возможностей для расходования капитала, конечно, возможно. И, наверное, надо найти дополнительные возможности для этого.

Константин Чуриков: Кстати, знаете, что интересно? Существующие семьи, существующие родители… Вот насколько активно тратится вообще в стране материнский капитал? Или он так балластом лежит и лежит?

Алексей Зубец: Нет, на самом деле он тратится. Ну почему бы не использовать деньги, которые дает правительство? Другое дело, что у нас ведь его можно потратить через три года после рождения ребенка. То есть сертификат на материнский капитал выдается сразу после рождения, но потратить его можно только через три года. Исключение – это ипотека.

Константин Чуриков: Тоже, кстати, интересно. Почему через три года? Вот зачем это придумали?

Алексей Зубец: Ну, чтобы люди… чтобы не получилось так, что люди потратили. Сегодня родился – сегодня потратили, а завтра-послезавтра денег уже не будет. То есть чтобы не было…

Константин Чуриков: У нас все время боятся, что пропьют.

Алексей Зубец: Ну и это тоже. То есть чтобы не было рождение ребенка ради получения материнского капитала. Хотя, опять же, мы считали… Ну понятно, что материнский капитал – это хорошая история, связанная с деньгами, на поддержку ребенка. Но, опять же, исследования показывают, что материнский капитал не стимулирует рождение детей, потому что рождение первого ребенка – это вообще не денежный вопрос, а это вопрос любви, отношений между мужчиной и женщиной…

Константин Чуриков: Ну, хотелось, чтобы и второго, и третьего тоже…

Алексей Зубец: Вот со второго и третьего начинают играть роль деньги. То есть объем льгот и пособий, которые получают многодетные семьи, материальный фактор, его вес в принятии решений растет. А где-то четвертый-пятый ребенок – там в большей степени действительно доминирует материальный фактор.

Но для первого ребенка это не работает, поэтому материнский капитал не решает проблему увеличения рождаемости в стране, которая, как известно, в нашей стране стагнирует. Ну, она не падает, но тем не менее у нас есть проблема с суммарным коэффициентом рождаемости. Но поддержать семьи – это здорово, действительно снять какое-то количество материальных проблем. То есть облегчение для семей наступает, но рождаемость от этого не увеличивается.

Константин Чуриков: Да, это как раз и плохо. Алексей Николаевич, но, наверное, мы не решим никогда проблем с демографией, если стоимость квадратного метра в крупных городах (а все-таки урбанизация – процесс объективный) будет доходить до таких астрономических сумм, понимаете, как сейчас. Ну хорошо, семья берет ипотеку, расплачивается по этой ипотеке всю оставшуюся жизнь, но она покупает по факту однушку-двушку, и все. Понимаете? То есть уже трешка, четырехкомнатная – вообще можно даже забыть об этом. Тогда о чем мы говорим? Ну хорошо, мы покупаем двушки, и все.

Алексей Зубец: Ну, в крупных городах – да. А если мы говорим о провинциальных городах, то там, конечно, цены намного ниже и доступность жилья для молодых семей выше. К тому же мы понимаем, что в следующем году произойдет индексация материнского капитала, он будет увеличен примерно на 90 тысяч – на 12,4% идет индексация. Все-таки это как бы проявление заботы о том, чтобы люди не беднели, которые получают материнский капитал. Ну, какая-то забота о том, чтобы размер капитала не падал, она все-таки присутствует.

Что касается приобретения жилья – да, безусловно, тут опять же с вами согласен, материнский капитал не может быть основанием, ну, основой для приобретения жилья. Он может быть… Первый взнос можно заплатить.

Константин Чуриков: Ну да.

Алексей Зубец: Можно, я не знаю, опять же, купить какие-то стройматериалы для того, чтобы построить дом или дачу. Но понятно, что купить квартиру с нуля невозможно. И это, наверное, правильно, иначе мы бы увидели массу случаев, когда детей рожают ровно для получения квартиры. А это неправильно.

Константин Чуриков: Нам пишут зрители: «Хорошее дело матом не назовут». Архангельская область (на что хотели бы тратить маткапитал): «На квартплату и еду. И на дорогие медицинские услуги». Кстати, очень многие про медуслуги пишут, и это тоже целая проблема. Кстати, если, не дай бог, ребенок заболел и альтернатив, кроме как платной медицины нет, расходовать на это маткапитал можно?

Алексей Зубец: Насколько я понимаю, сегодня – нет. Это невозможно.

Константин Чуриков: Тоже, кстати говоря, проблема.

А давайте сейчас обратимся к небольшому опросу, который провели наши корреспонденты в разных городах. Спрашивали у родителей, как распорядились маткапиталом.

ОПРОС

Константин Чуриков: Хитрости. Но не лучше ли, когда все по-честному? Давайте сейчас подключим к нашей беседе Татьяну Буцкую – это первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по вопросам семьи, женщин и детей. Татьяна Викторовна, здравствуйте.

Татьяна Буцкая: Да, добрый день.

Константин Чуриков: У нас сейчас на портале очень много откликов от родителей. Говорят, если так условно составить топ просьб, на что разрешить использовать маткапитал, то пишут, что дорогая коммуналка, продукты питания, медуслуги, многие хотят на ремонт направить маткапитал. Что вы по этому поводу скажете? Насколько реально расширить перечень?

Татьяна Буцкая: Смотрите. Надо не забывать, что такое маткапитал. Это приданое от государства для вашего ребенка, и поэтому это приданое должно как бы перейти к ребенку практически в наследство. Какие у нас сейчас есть возможности использовать маткапитал? На квартиру с выделением долей. На образование. Ну согласитесь, это прямо такой вклад в будущее. Да, мы разрешаем тратить на пенсию для мамы (скоро разрешим и для папы), но это как бы для тех, кто тебя родил.

И когда мы говорим о ремонте, вы знаете, ремонт ремонту – рознь. Мы президенту этот вопрос тоже задавали, и он именно так ответил. Вот есть ситуация, когда ремонт… ну, практически разрушается квартира, дом, и вот надо помочь. И на самом деле есть такая возможность по маткапиталу значительно улучшить, по крайней мере дом, то есть пристройку сделать. Это можно. А вот поменять зеленые обои в комнате на розовые… Ну, может быть, лучше в образование? И на самом деле у нас очень много таких предложений. Вот мы постепенно расширяет возможности использования маткапитала, но делаем это очень осторожно, помня о том, что мы все-таки бережем эти деньги для ребенка.

Константин Чуриков: Татьяна Викторовна, все-таки маткапитал… Со временем все обесценивается. Если сумма зафиксирована, то она обесценивается, потому что инфляция. Вот один из респондентов в том опросе, который мы показывали, говорил, что ему хотелось бы, чтобы можно было это положить на сберкнижку, вклад открыть, чтобы проценты капали. Вот это возможно?

Татьяна Буцкая: Нет, это невозможно, потому что это не деньги на счету. То есть это обязательство государства. Сложно это воспринимается, да? «Вроде как у меня сертификат есть, но денег нет». На самом деле просто надо это понять, что это не ваша сберкнижка. Обесцениваются? Да. Поэтому, конечно, надо ими пользоваться. Все-таки решение квартирного вопроса у нас сейчас – это номер один, с точки зрения использования маткапитала.

Но, смотрите, мы же в этом году в связи с введением универсального пособия расширяем возможности им пользоваться как раз именно так, как и хотят наши зрители. Они говорят: «А нам надо ребенка к 1 сентября собрать»; «А у нас холодильник сломался, починить надо или новый купить». И мы даем возможность на каждого ребенка – не только на второго, пожалуйста, на первого, пожалуйста, на третьего и на четвертого – брать выплаты из маткапитала. Они могут быть как ежемесячные. Вот пока ты весь не исчерпаешь, в размере одного прожиточного минимума бери. А размер прожиточного минимума – это в каком-то регионе 15 тысяч, в каком-то – 20 тысяч, а есть регионы, где и 28 тысяч.

Константин Чуриков: Но это только для нуждающихся, для тех, кто это докажет? Правильно, да?

Татьяна Буцкая: Два прожиточных минимума на человека в семье. Ну, практически 90% семей у нас под это попадают. Это, в общем, достаточно такая немаленькая сумма получается. И, пожалуйста, берите. Причем вы можете как ежемесячно, так и под конкретные нужды брать. Вот это закон разрешает.

Константин Чуриков: Так, Татьяна Викторовна, еще давайте сейчас проконсультируем нашу зрительницу Ирину из Петербурга, она дозвонилась. Хочет, видимо, задать вопрос вам и Алексею Николаевичу.

Татьяна Буцкая: Конечно.

Константин Чуриков: Здравствуйте, Ирина. Ирина, здравствуйте. Город над вольной Невой. Здравствуйте.

Зритель: Я хотела бы узнать, вот такой вопрос. Я потратила из материнского капитала сумму на жилье, и у меня остаток – 20 тысяч. Вот эти 20 тысяч, когда будут, например, деньги повышать на материнском капитале (не знаю, как правильно сказать), вот этот материнский капитал, остаточная сумма, она будет расти или нет?

Константин Чуриков: Татьяна Викторовна, будет ли расти остаточная сумма? Значит, у нашей зрительницы осталась, она потратила на покупку жилья большую часть маткапитала, осталось 20 тысяч. Будет ли эта сумма как-то расти? Вот такой вопрос.

Татьяна Буцкая: Индексируется и полностью маткапитал, который вам положен, и тот остаток, который у вас есть. Причем они все индексируются по фактической инфляции. Поэтому в начале следующего года все остатки будут проиндексированы. Надо зайти в свой личный кабинет в Пенсионном фонде, на сайте ПФР, и посмотреть, какая там будет сумма.

Константин Чуриков: Татьяна Викторовна, спасибо большое. Как-нибудь, когда у вас будет время, будем рады видеть вас в нашей студии. Татьяна Буцкая, первый заместитель председателя Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей.

Алексей Николаевич, вот поясните. То есть что получается? Маткапитал выдается при рождении ребенка сразу? Или как только ты им начинаешь пользоваться…

Алексей Зубец: Сертификат выдается.

Константин Чуриков: Да. Как только ты им начинаешь пользоваться, ты им начинаешь пользоваться в соответствии…

Алексей Зубец: Через три года. Ну, за исключением ипотеки.

Константин Чуриков: Условно, смотрите, ребенок родился, не знаю, в 2009 году, например, второй. Соответственно, родители еще пока не начали пользоваться этим маткапиталом. Идут годы. И вот сейчас, не знаю, например, 2022 год, родители начинают-таки использовать маткапитал. Он с той суммой, которая изначально была в 2009 году при рождении ребенка? Или эта сумма уже равна…

Алексей Зубец: Нет, она индексируется. В общем, каждый год эта сумма, неизрасходованная сумма растет. Другое дело, что в нашей стране цены, как правило, опережают эту индексацию. Ну, не всегда, но достаточно часто. Например, в следующем году, в феврале следующего года будет индексация на 12%, на 12,4%. Это должно покрыть инфляцию нынешнего года.

Но если мы возьмем потребительскую инфляцию для бедных, для товаров массового спроса, то там инфляция больше, чем 12%. То есть вот тут я согласен с мнением коллеги, что действительно надо тратить этот капитал, потому что его класть и держать – ну, его «съест» инфляция, какую-то его часть.

Константин Чуриков: Тут надо немножко государству тоже все-таки определиться. То есть, с одной стороны, как Татьяна Викторовна говорила, это приданое, вот приданое. Ну хорошо. Приданое – значит, его нельзя тратить. Но, с другой стороны, все-таки тратить надо, потому что иначе годы идут…

Алексей Зубец: На квартиру.

Константин Чуриков: Да.

Алексей Зубец: Ребенку нужно где-то жить. Да, действительно, это некая такая дихотомия, когда есть одновременно желание сохранить деньги для ребенка, а с другой стороны, необходимо его поддерживать в течение жизни. И вот если брать все расходы семьи на содержание ребенка в течение жизни, то сумма получается от 4 миллионов рублей и выше в сегодняшних ценах – в зависимости от объема расходов. Понятно, что материнский капитал, который составляет 600–700 тысяч рублей, – это малая часть от этих денег. То есть на эти деньги вырастить ребенка невозможно. Но помочь этой истории, конечно же, можно и необходимо.

А что касается медицинских расходов, то там действительно есть поддержка для детей. Медикаменты на эти деньги купить нельзя, но, в принципе, если вам нужны оздоровительные мероприятия на ребенка и если ребенок не здоровый, то это тоже можно делать. То есть какие-то льготы в этой части есть.

А что касается расширения возможностей… Ну, например, я сам сталкивался с тем, что мы пытались заплатить за обучение ребенка в художественной школе. Платная художественная школа, это как бы дополнительное образование. Ну, Пенсионный фонд, который ведает распределением, который должен утверждать все траты, нам не утвердили, нам сказали: «Вам этого не надо».

Константин Чуриков: А, вот так? То есть они еще знают, что вам надо, а что вам не надо?

Алексей Зубец: Да, они знают лучше нас, что нам надо, а чего не надо. Ребенок хочет рисовать, он хочет ходить в платную художественную школу, но вот нам объяснили, что они лучше знают, что нам делать.

Константин Чуриков: Я думал, это я такой один. У нас тоже похожая история.

Давайте сейчас послушаем Веру из Амурской области. Вера, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вы знаете, у меня очень большой вопрос. Сестра жила на Урале, переехала в Крым, они уже пять лет там живут. Дочери 14 лет, она второй ребенок. Материнский капитал не может использовать, Пенсионный фонд отказывает. Она говорит: «Мне нужно пристройку к дому сделать», – а они отказывают ей. Она говорит: «Комнату купить», – они тоже отказывают. И она говорит: «Так что вы мне предлагаете? Уже ребенку 14 лет, мне же надо жилье для ребенка какое-то купить, приобрести». Дача – тоже. Вот купить дачу – отказывают. Она говорит: «Почему в Крыму не работает у вас, как в России, полноценно, чтобы купить жилье?» Вот у меня сестра на Урале по материнскому капиталу купила домик…

Константин Чуриков: Да, вопрос понятен. Вера, спасибо большое. На всякий случай оставьте нашим продюсерам свой телефон.

Алексей Николаевич, есть ответ?

Алексей Зубец: Ну смотрите. Может быть, это не совсем свежая история, потому что в последнее время, когда как раз было расширение использования капитала, было решение о том, чтобы покупать недвижимость, частную недвижимость, как бы домики на земле. Более того, можно покупать, насколько я понимаю, насколько я знаю, даже домики на садовых участках. То есть сам садовый участок вы не можете, а вот домик на нем можно. Плюс к этому строительство. Плюс к этому пристройки, улучшение жилья, как совершенно справедливо сказала коллега. То есть это возможно. То есть если вам нужно сделать пристройку к дому, то, пожалуйста, это разрешено.

Почему в Крыму это блокируется? Ну, во-первых, надо понять, то есть это блокируется сегодня или это блокировалось пять лет назад? Может быть, стоит обратиться к принимающим решения людям. Может, они разрешат. Может, у них изменились какие-то инструкции, стали более актуальные, и сегодня это стало возможно.

Константин Чуриков: Вот нам пишут зрители. Тверская область: «У меня появилось свое жилье только в 62 года. Самое время родить второго ребенка». Ну, это, я думаю, все-таки мужчина пишет. Почему бы и нет? Так, Тверская область: «Многие собирают чужие чеки на стройматериалы и обналичивают маткапитал». Ну, мы, естественно, никого не призываем нарушать закон. Боже сохрани!

Алексей Николаевич, а что у нас в этом году с благосостоянием российских семей? Вот давайте я вам напоследок этот больной вопрос задам. Мы видим, как растут цены. Хотя нам рассказывают о дефляции, но все ходим в магазины.

Алексей Зубец: А нет больше дефляции. Сейчас у нас инфляция, дефляция кончилась.

Константин Чуриков: Да. Что с благосостоянием? Сколько у нас сейчас семей за чертой бедности, у черты бедности, немножко над чертой бедности?

Алексей Зубец: Порядка 20 миллионов человек у нас – это бедные, которые по официальной методологии. У нас есть порог бедности, и все, кто ниже 12–13 тысяч – это бедные. Все, кто выше – они не бедные.

Если говорить о динамике реальных доходов, то у нас сегодня есть падение реальных доходов на несколько процентов, порядка 3–4%, с одной стороны. С другой стороны, если мы возьмем реальные зарплаты, то они у нас увеличиваются. То есть за счет того, что у нас на рынке труда не хватает рабочих рук… Ну у нас нет безработицы сегодня. На всю страну безработных 700 тысяч, что ли, максимум, да? То есть это очень небольшая величина.

Константин Чуриков: Ну, это и хорошая, и плохая новость одновременно, да?

Алексей Зубец: Да. Ну, для работников это хорошая новость, потому что это дает возможность требовать повышения зарплаты. И плюс к этому оживление промышленности за счет государственных инвестиций, плюс необходимость компенсировать труд мобилизованных и так далее. То есть в этих условиях реальные зарплаты в нашей стране не падают, а растут. И вполне возможно, что по итогам года мы получим реальный рост зарплат. То есть реальные доходы, то есть доходы с учетом пособий, выплат разного рода социального характера, они снижаются, потому что пенсии и пособия не догоняют инфляцию. А если мы говорим о зарплате, то там все хорошо, а особенно в частном секторе, не в государственном. Поэтому все, кто хочет заработать в частном секторе, они такую возможность получат.

Константин Чуриков: Если говорить о статистике, то все вообще замечательно.

Нам сейчас звонит Марина из Ленинградской области. Марина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Будьте любезны, скажите, пожалуйста. Вот нашему ребенку месяц, это второй ребенок. Буквально сейчас мы приобретаем дом, частный дом в жилом комплексе. Мы не задействуем материнский капитал. И сейчас нам нужно в этом доме привести все к жилому состоянию, то есть купить холодильник, стиральную машину и все необходимое для проживания. Могу ли я на это использовать материнский капитал?

Константин Чуриков: Спасибо.

Алексей Зубец: Ну, насколько я понимаю – нет. Потому что оплачивается недвижимость. И даже ремонт можно оплатить в том случае, если это восстановление недвижимости, она в плохом состоянии. Можно купить машину. Но вот мелкую бытовую технику для дома – это вам придется покупать за свой счет, как я понимаю.

Константин Чуриков: Нет, вообще мне, конечно, нравятся такие звонки. И почаще бы они были, чтобы нам звонили зрители и говорили: «Вот мы родили ребенка. Мы сейчас купили дом, купили машину», – причем не в кредит.

Алексей Зубец: Нет, надо помнить, что машины попадают в материнский капитал, если только они российского производства. Иномарку купить нельзя. Вот женщина в вашем видеосюжете говорила: «Как бы нам машину купить?» Вот «Ладу» они могут купить, а иномарку – нет.

Константин Чуриков: Как по-вашему, Алексей Николаевич, стоило бы семьям позволить, кто с этой кредитной удавкой на шее, все-таки направить на погашение кредитов? Ну правда, страна в долгах.

Алексей Зубец: По ипотеке? По ипотеке это возможно.

Константин Чуриков: Нет, в целом, вообще в целом, в целом.

Алексей Зубец: В целом? Боюсь, что нет. Ну, это будет стимулировать, опять же, кредиты и их оплату за счет материнского капитала. А все-таки материнский капитал – это на серьезные вещи: на жилье, на образование, на пенсию матери и так далее. Если сейчас разрешить погашать кредиты за счет материнского капитала – значит, у нас будет какое-то количество людей, которые пойдут за кредитами в расчете на то, что им государство через материнский капитал его компенсирует. А это неправильно.

Константин Чуриков: Алексей Николаевич, мы часто говорим о доверии к государству. С другой стороны, какое может быть доверие к государству, если государство сейчас не доверяет своим гражданам? Я все тот же самый вопрос задаю. Вот почему с маткапиталом, грубо говоря, государство не хочет поверить в родителя?

Алексей Зубец: Стоп! В каком смысле?

Константин Чуриков: В том смысле, что родителю виднее, на что тратить.

Алексей Зубец: Ну смотрите. В случае когда речь идет о каких-то опциях, типа того, о чем я рассказывал (дополнительное платное образование), они считают, наверное… Попытка разобраться в их мотивации состоит в том, что, наверное, это не столь важно, а надо оплачивать какие-то более важные вещи – ну, например, образование в вузе или в колледже, или где-то еще. Вот на это они выделяют деньги. И мы брали деньги на образование. На какие-то опции – ну, наверное, они считают, что это фитюльки какие-то.

С одной стороны, надо понимать, что, конечно, задача Пенсионного фонда – сделать так, чтобы не было истории, про которую рассказывал человек из телевизора, который у вас появился в сюжете, про то, что они обналичили капитал при помощи маленьких хитростей, положили его на счет и получают с этого проценты. Но это неправильно. И такого должно быть меньше. Поэтому надо контролировать и избегать каких-то крайностей. Поэтому без такого какого-то контроля, к сожалению, в нашей стране расходовать деньги невозможно.

Константин Чуриков: Да, к сожалению, тоже в ваших словах есть правда.

Алексей Николаевич Зубец был у нас в студии, – спасибо большое, – директор Института социально-экономических исследований Финансового университета при Правительстве. Продолжим через несколько минут.