Маткапитал пустят на рынок

Маткапитал пустят на рынок | Программы | ОТР

Россиянам могут разрешить покупку ценных бумаг на средства материнского капитала

2021-02-09T20:56:00+03:00
Маткапитал пустят на рынок
Новые схемы обмана с банковскими картами. Вакцинация продолжается. На что тратим деньги. «Всё включено» по-русски. Как сдержать цены? Чем питаются школьники. Отмена крепостного права. Цифровая школа
Как сдержать цены?
Наталья Починок: Никакие профессии не умрут, они просто будут иметь всё большую цифровую составляющую
Внимание – мошенники!
Россию XVIII века от любой европейской страны отличал громадный культурный раскол общества, в котором одна часть не понимает, как живет другая
Что у школьника в тарелке?
ТЕМА ДНЯ: Продукты накрыло цунами цен
«Всё включено» по-русски
Траты растут! Покупаем больше или платим дороже?
Прививка от ограничений
Гости
Ольга Аникеева
социолог, доцент РГСУ
Денис Ракша
экономист

Ольга Арсланова: Мы продолжаем. Новость для родителей: россиянам могут разрешить использовать материнский капитал для инвестиций в ценные бумаги. Эту идею обсуждает правительство. Можно будет вложить капитал в облигации госкомпаний, госбанков и другие инструменты обязательно с госгарантией, или можно будет хранить эти деньги в виде вкладов в госбанке, пока это запрещено.

Александр Денисов: Ну, обналичить материнский капитал по-прежнему нельзя будет, например, купить акции, потом тут же продать, только получать проценты. Предложение идет вразрез с недавними выступлениями главы ЦБ, которая настоятельно рекомендовала банкам не морочить голову населению разными инвестиционными продуктами, в которых никто не разбирается и риски оценить не может, а тут предлагают материнский капитал как раз и инвестировать куда-то там.

Ольга Арсланова: Сейчас материнский капитал составляет, напоминаем, 483 882 рубля, с 2020 года такую выплату можно получить при рождении первенца, а за двоих детей больше, 639 432 рубля. Сейчас маткапитал разрешено направить на улучшение жилищных условий, образование ребенка или, например, накопительную пенсию матери.

Как обычно используют маткапитал россияне? Почему существуют преступные схемы по обналичиванию запрещенному этого капитала? С какими проблемами сталкиваются те, кому маткапитал положен? Давайте об этом поговорим, обсудим прямо сейчас. Ждем, как всегда, ваших историй в прямом эфире, позвоните и расскажите.

Александр Денисов: И у нас на связи Денис Ракша, экономист. Денис, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Денис Ракша: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Есть ощущение такое, Денис, что власти просто захотели вот этим предложением инвестировать немножко сместить деньги из рынка недвижимости на фондовые рынки, потому что сейчас в основном маткапитал используют для ипотеки.

Денис Ракша: Вряд ли идея была в этом, потому что те, кому нужна квартира, все равно купят квартиру в ипотеку, а не пойдут инвестировать эти деньги в какие-то финансовые инструменты. Речь идет о тех, кому как раз ипотека не нужна, и о тех, кто не пользуется этими деньгами на протяжении многих лет, вот они смогут эти деньги по крайней мере защитить от инфляции. Я думаю, что это происходит в рамках разработки программы по привлечению граждан, не только граждан с материнским капиталом, а вообще всех на фондовый рынок.

Александр Денисов: Денис, а не кажется, что это очевидный лоббизм банковского сектора, который теряет деньги? Люди все меньше кладут на депозит. Вот они пенсионерам предлагают некие инвестиционные продукты с какими-то там бонусами, возвратами чего-то там, и теперь подумали: ну а что же материнский капитал просто так место свое пролеживает неизвестно где, давайте его тоже инвестируем.

Вот я приводил пример, Эльвира Набиуллина настоятельно, сотрудники ЦБ обзванивали банки и говорили: «Не морочьте людям головы, не впаривайте вы им эти инвестиционные продукты, никто в этом не разбирается, только потеряют». А тут, смотрите, очевидное предложение, давайте инвестируем. Куда, во-первых? Денис?

Ольга Арсланова: Денис, вы с нами? Давайте мы перезвоним Денису.

Александр Денисов: Да, мы сейчас позвоним еще раз.

Ольга Арсланова: Вопросы правда остаются, многие финансисты и экономисты, вот коллеги Дениса как раз сомневаются в достаточном уровне финансовой грамотности россиян, и, если существуют до сих пор преступные схемы по обналичиванию, наверняка возникнут и какие-нибудь там «серые» или «черные» брокеры, которые смогут вот как раз этот капитал вложить не в облигации федерального займа, а в какие-нибудь рисковые бумаги, и люди просто потеряют эти деньги. Собственно, об этом тоже мы хотим поговорить с нашими экспертами.

Александр Денисов: Да. И вот приходят к нам сообщения, кто-то говорит, нужно разрешить использовать материнский капитал на приобретение автомобиля, ну что же, неплохое предложение, разумное...

Ольга Арсланова: Кажется, обсуждали его уже.

Александр Денисов: Если много детей, понятно, что нужно как-то передвигаться, не всегда общественным транспортом это можно сделать.

Ольга Арсланова: А, и причем, добавляют наши зрители, что можно, например, ограничиться покупкой отечественного автомобиля, это была бы еще и поддержка отечественного автопрома, всем удобно, всем выгодно.

Александр Денисов: Да. Ну вот зритель нам пишет, что «вложение маткапитала в ценные бумаги – очевидный способ профукать деньги». Когда говорим про россиян, будем иметь в виду самих себя, очевидно, вот я лично не разбираюсь ни в каких инвестиционных программах и понимаю, что разобраться в этом непросто, и тем более непросто прогарантировать какую-то успешность.

Я посмотрел в комментариях банкиров, они говорят: «Ну, во всяком случае тут можно сберечь эти деньги хотя бы по уровню инфляции». Во-первых, никто из инвесторов не гарантирует, что за год эти бумаги подрастут по уровню инфляции, а даже больше, они любят разбег в 10 лет, поэтому это тоже сразу возникают, тут же вопросы на подходе. Сейчас мы узнаем, появился ли у нас на связи наш эксперт...

Ольга Арсланова: Да, да, с нами Денис Ракша на связи, и хорошо, мы очень рады, что вы снова с нами...

Александр Денисов: Денис?

Ольга Арсланова: ...потому что, Денис, у нас еще больше вопросов возникло, пока мы вас ждали.

Александр Денисов: Да. Повторю вопрос: нет ли в этом лоббизма банков, которые теряют деньги из-за оттока клиентов? И они придумали новый ход, вот эти инвестиционные продукты, предлагают и пенсионерам, сейчас вот они взглянули на маткапитал, который просто где-то лежит, почему бы его тоже в какие-то инвестиции не пустить. Не видите в этом главный вот этот мотив в происходящем?

Денис Ракша: Ну, на самом деле банки от этого особо не выигрывают, потому что речь идет об инвестировании средств в финансовые инструменты в основном на фондовом рынке.

Ольга Арсланова: Но у многих банков сейчас есть функция брокерского счета, инвестиционного счета, и это выгодно банку.

Денис Ракша: Ну, в общем да, но скорее все-таки инициатива исходит не от банков, а от правительства, которое в соответствии со своим планом разрабатывает дорожную карту по тематике вот этого вот привлечения граждан на фондовый рынок.

Александр Денисов: Денис, вот видите, а мы уже с вами запутались: я имею в виду банки, вы говорите, что, оказывается, банки этим не занимаются, какие-то инвестконторы, у Оли третье мнение. Вот представим себе людей, которые сидят с материнским капиталом, вот очевидно, что они эти деньги могут сунуть вообще не туда. Где тут гарантии, если мы с вами даже уже пустились в пляс?

Денис Ракша: Ну, на самом деле вот в этом-то вся и проблема. Собственно, там совещание, о котором идет речь у первого вице-премьера Белоусова, оно и обсуждало механизмы, как вообще можно гарантировать, что люди не потеряют эти деньги, вот. Ну, например, там среди предложений звучало, и я абсолютно с этим согласен, что не во все можно разрешать инвестировать, только в очень надежные финансовые инструменты типа ОФЗ, ну то есть облигации федерального займа.

Ольга Арсланова: Естественно, Денис, я прошу прощения, эти самые инструменты, о которых вы говорите, они самые низкодоходные. Ну какая там доходность с ОФЗ или с госдолга российского? Ну какой в этом смысл?

Денис Ракша: Нет, на самом деле, смотрите, сейчас эти деньги индексируются только по инфляции, то есть за прошлый год на 4% с чем-то, а в ОФЗ можно заработать больше немножко. С другой стороны, в ОФЗ вы ничего не потеряете, эти деньги защищены государством, в смысле эти бумаги защищены государством, вот, поэтому... Ну, речь же не идет о том, чтобы на материнском капитале зарабатывали сотни процентов, да, речь идет о том, чтобы защитить эти деньги от инфляции и чуть-чуть, может быть...

Ольга Арсланова: Денис, я прошу прощения, а вам не кажется, что это все, конечно, звучит правильно, красиво и модно, но это все не актуально для большинства россиян? Тут знаете, какой вопрос? – не давайте, да, не учите меня жить, а помогите материально. То есть если у нас задача материнским капиталом поддержать семьи с детьми, то почему бы не поднять опять вопрос о возможности траты на то, что семье действительно нужно? А чаще всего это какие-то повседневные вещи. У нас вот тут люди пишут, им памперсы нужны, пускай вот им разрешат на это потратить.

Денис Ракша: Ну, на самом деле, смотрите, во-первых, на некоторые вещи семьи с материнским капиталом эти деньги могут тратить уже сейчас, по крайней мере частично, например на оплату детских садов. Значит, кроме того, в ситуации, если они будут вкладывать эти деньги в финансовые инструменты, они не смогут распоряжаться телом материнского капитала, но смогут распоряжаться процентами ежегодными по нему, это тоже, собственно, движение в этом же направлении.

Александр Денисов: Вот и заработают на памперсы.

Денис, допустим, люди разобрались, безусловно, народ неглупый, разберется, куда вложить, хорошо, подумали, вложили. Как эти деньги можно обратно вывести? Вот, например, решили купить квартиру, а деньги лежат в ОФЗ, то есть все-таки механизм какой-то продажи предусмотрен или нет? Вот уже зашли в этот инвестпродукт и там и сидим? Как действовать можно будет?

Денис Ракша: Смотрите, пока что никаких механизмов еще не предусмотрено, обсуждается принципиальная возможность вообще это делать. А дальше, если будет принято решение в правительстве, что такую возможность нужно реализовать, под нее будут разрабатываться все механизмы, как вводить эти деньги, ка выводить, какие там есть ограничения для квалифицированных инвесторов, для неквалифицированных, сколько времени деньги должны пролежать на инвестиционном счете, какие вычеты... Ну то есть там огромное количество всяких, собственно, регулирующих норм должно быть принято и сейчас о них говорить еще слишком рано.

Ольга Арсланова: Денис, а вам не кажется, что большинство все-таки предпочтут небольшой процент по вкладам, по депозитам вместо ценных бумаг?

Денис Ракша: Кажется. Ну, собственно, депозиты являются одним из вариантов инвестирования этих денег, просто там депозиты тоже должны быть с ограничениями, чтобы с них нельзя было эти деньги снять.

Александр Денисов: Да. Денис, еще вас хотел спросить, такое знаменитое высказывание в Америке гуляло в период Великой депрессии, когда даже рабочий начинает рассуждать об акциях, о рынке, то, значит, все, беда, точно не нужно этим заниматься, потому что до добра это не доведет. Вам не кажется подозрительным, что мы очень часто сейчас стали беседовать про инвестиции, про акции, про покупку? Причем речь идет об обывателях, о таких, как я, например, ну что там я понимаю в этом рынке фондовом?

Денис Ракша: Ну смотрите, во-первых, если говорить о конкретной ситуации, то инициатива исходит не от граждан, а от правительства, вот. Что касается того, что мы стали чаще об этом говорить, ну пока что это хорошо, мы пока что присматриваемся к этому ко всему и очень аккуратно и медленно учимся, скорее даже просвещаемся, это неплохо. Плохо, когда мы будем обсуждать миллионные прибыли, вот тогда вот нужно уже затормозить и задуматься.

Ольга Арсланова: Ага. Вопрос есть от нашего зрителя, давайте вместе его послушаем, это Валерий из Астрахани, вопрос или мнение, сейчас узнаем. Добрый вечер. Здравствуйте, Валерий, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте, добрый вечер.

Я хочу сказать, что правительство подрывает доверие к себе вот этим маткапиталом. Дело в том, что у меня сын 5 лет не может с этим маткапиталом ничего сделать. Деньги пропадают просто-напросто за счет инфляции. Прекратите пудрить мозги людям, отдайте деньги! Пусть они воспользуются и пустят их на...

Александр Денисов: А что он хочет сделать, ваш сын, с маткапиталом, расскажите.

Зритель: Деньги отдайте, а он решит, что сделать с этим капиталом.

Александр Денисов: То есть конкретной задачи у него сейчас нет, которую бы он хотел решить с помощью... ?

Зритель: У него есть квартира, у него есть машина, у него есть все, и у него есть два пацана, которым уже 5 и 6 лет.

Александр Денисов: Валерий, а если дети пойдут учиться и бюджетных мест не хватит?

Зритель: Не надо ему. Дайте, сейчас эти деньги превратятся в пыль!

Ольга Арсланова: Понятно.

Александр Денисов: Понятно.

Ольга Арсланова: Очень популярная точка зрения, об этом многие пишут. Спасибо. Денис, мы обсудили, да, ну нельзя – значит нельзя, обналичить нельзя, хотя мы понимаем, что схемы все-таки эти есть и люди как-то умудряются обналичивать. Соответственно, вопрос остается, а не будут ли какие-то возможности, так же обходя закон, инвестировать в какие-то рисковые продукты. Ну правда, ну невозможно же полностью вот этот коридор проложить.

Денис Ракша: Ну, на самом деле как раз это можно сделать.

Ольга Арсланова: Каким образом?

Денис Ракша: Ну смотрите, у Центробанка, который регулирует эту сферу, есть богатый опыт по введению ограничений всяких для пенсионных фондов негосударственных и государственного, для банков по размещению резервов, и там все это соблюдается просто вот до последней запятой. Поэтому технически, я думаю, это как раз сделать не так уж трудно. Вопрос в том... Ну, вопрос не в том, как это будет регулироваться, а в том, что, конечно, кто-то где-то по разным поводам нарушает закон, и, наверное, здесь тоже эта сфера не будет исключением, но нарушение закона – это наказуемая как бы деятельность...

Ольга Арсланова: Да, безусловно, еще раз об этом напоминаем, так делать не нужно. Спасибо вам. Денис Ракша, экономист, был с нами на связи.

Александр Денисов: Да. И наша следующая собеседница – Ольга Аникеева, социолог, доцент Российского государственного социального университета. Ольга Александровна, добрый вечер.

Ольга Аникеева: Добрый вечер, телезрители, добрый вечер, ведущие.

Александр Денисов: Ольга Александровна, вот только что слышали звонок, Валерий к нам дозвонился и говорит «просто отдайте деньги», хотя конкретной задачи нет. Может быть, и неплохо работает механизм защиты материнского капитала? Ну вот сейчас у них все есть, но не дай бог что-то произойдет, потребуется купить квартиру или еще что-то, деньги пригодятся. Вот таким образом выдавать деньги, просто по желанию, ну разумно ли, вот как потребовал наш зритель?

Ольга Аникеева: Да вообще эта ситуация малоразумна. Вы знаете, уже лет 10 назад профессионалы стали говорить о том, что помощь должна быть адресной, то есть надо помогать в том, в чем человек нуждается конкретно. Кому-то надо построить дом, кому-то надо купить квартиру и не хватает ипотеки, кому-то нужны деньги на памперсы. Ну давайте будем помогать людям именно в том, в чем они нуждаются. А получилось так, что дали такую сумму...

Ольга Арсланова: Да. Ольга Александровна, я вас, простите, перебью, просто хотелось к зрителям тоже обратиться. Вот вы сейчас пытаетесь расширить этот список, который уже существует, на что можно потратить маткапитал, мы и вас просим тоже принимать участие: позвоните, расскажите, на что, как вам кажется, было бы правильным потратить маткапитал, давайте этот список вместе составим.

Да, Ольга Александровна. Но тем не менее пока он очень узкий и нам предлагают его расширить за счет ценных бумаг.

Ольга Аникеева: И само назначение материнского капитала, и сама сумма, они взяты, понимаете, они, простите, взяты с потолка. Купить квартиру целиком нельзя, вложить в квартиру можно только в том случае, если у вас потом хватит средств выплачивать ипотеку. А теперь, значит, предложение с этим инвестированием, знаете, напоминает немножко взгляд очень грамотного такого, голодного финансового взгляда к худому карману малообеспеченных людей с подозрением, что там могут завестись денежки. Вы знаете, это как-то не очень корректно. Давайте все-таки подумаем, в чем люди нуждаются, тогда будет понятно, в чем и какая помощь нужна.

А если у молодого человека есть машина, квартира, дача, условия для жизни, у него два сына и он не нуждается в каких-то сиюминутных подачках, давайте не будем давать таким семьям материнский капитал. А вот когда у него появится необходимость платить за садик, за учебу детей, вот тогда можно дать деньги, именно тогда, когда это будет нужно, а не сейчас, когда деньги выделены и они нигде не работают. Давайте все-таки будем исходить из интересов людей, а не из возможностей неких структур.

Ольга Арсланова: Ага.

Александр Денисов: Поговорим со зрителем, Ольга Александровна, вернемся к беседе.

Ольга Арсланова: Да, у нас Татьяна из Липецка. Добрый вечер, вы в эфире, Татьяна, слушаем вас.

Зритель: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Да, говорите, пожалуйста.

Зритель: Добрый вечер. Можно говорить, да?

Я вот по поводу материнского капитала. У меня дочь, у нее трое детей. Семь лет назад она получила материнский капитал, хотела оформить его как бы на ипотеку. Но так как она многодетная, у нее еще ребенок был, она многодетная мать, ей в банке ипотеку не дают, не позволяет заработная плата. И вот я сейчас слушаю вашу передачу, вы говорите, направлять в инфекционные вот в эти всякие банки, но это не та программа МММ, которая была? Если она вложит эти, где у нее гарантия, что деньги эти не пропадут?

Ольга Арсланова: Ага, да.

Александр Денисов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Татьяна, а как вам кажется... Ну вот у вас, очевидно, вот эти, как вы говорите, «инфекционные», они же инвестиционные, понятно ваше отношение к этому, все эти инструменты вызывают подозрение. А как вам кажется, на что надо тратить, разрешить тратить маткапитал? Что было бы нужно действительно семье?

Зритель: Ну вот она, у нее трое детей, да, вот у нее трое детей, зарплата у нее 15 тысяч рублей. И вот как их кормить, детей этих, просто я не знаю. Квартиру она не может купить, деньги эти лежат, проценты, скорее всего, на них не идут, вот как 7 лет назад была, наверное, 428 или 438, так они и лежат...

Александр Денисов: А где живет ваша дочь с детьми, Татьяна, расскажите.

Зритель: Эта дочь живет вместе со мной, у нас двухкомнатная квартира, я пенсионерка и она одна с тремя детьми, нас пять человек. Пенсия у меня маленькая, 11 тысяч, у нее зарплата 15, вот так и живем.

Ольга Арсланова: Да, спасибо.

Ольга Александровна, ну вот то, о чем мы говорим, об этом пишут наши зрители: нужно на жизнь людям просто, на жизнь.

Ольга Аникеева: Совершенно верно.

Ольга Арсланова: И чиновники нам пытаются объяснить, что у вас будет на жизнь, если вы купите какие-то ценные бумаги и будете там какие-то проценты снимать, вот вам и на жизнь, – но это же смешно, согласитесь.

Ольга Аникеева: Вы знаете, это похоже на какое-то... Значит, была такая в Китае история, когда они собирались занять первое место по выплавке чугуна, в каждом дворе выплавляли, каждый... взвешивал вот эти килограммы, и в совокупности многие миллиарды, они в цикле заняли какое-то первое место на один год. Вот такая же кустарная история. Понимаете, инвестирование денег – это хорошие знания, это хорошее понимание, это, извините, чутье, и то, что сейчас появятся люди, которые этим будут пользоваться, это однозначно совершенно. То есть людям показали вот эту бумажку, материнский капитал, потом не дали попользоваться, потом отдали в совершенно другие руки. Это же издевательство просто над людьми. Женщина сидит, значит, что у нее полмиллиона на книжке, и она не может детей прокормить – это тоже издевательство. Давайте все-таки будем исходить из интересов людей.

Александр Денисов: Ольга Александровна, а может быть, тут претензии не к материнскому капиталу стоит предъявлять, а к другим социальным программам, которые не работают? Вот в том числе наверняка, ведь это уже многодетная семья, трое детей, или у нас от четырех? Трое, да, многодетная.

Ольга Аникеева: Ага, да, трое.

Александр Денисов: Есть программы социального жилья для многодетных семей, в том числе оказавшихся в таком положении, значит, эта программа не работает, раз.

Ольга Аникеева: Совершенно верно.

Александр Денисов: Что касается других вещей, вот у нее там маленькая зарплата, желательно адресную помощь выплачивать ежемесячную на продукты детям, тоже второй вопрос, тоже этого нет. То есть маткапитал сам по себе вещь плохая, но, понимаете, ее как шагреневую кожу не растянешь на всю жизнь и на все проблемы, ее не хватит.

Ольга Аникеева: Неправда, маткапитал хорошая идея, только она не универсальная, она не для всех случаев жизни, не для всех семей. Для каких-то семей хороша, допустим, молодые люди поженились, они могут заработать в будущем, они могут оплачивать ипотеку, но до первого взноса не хватает, для них хорош материнский капитал, может, даже немножко побольше, чем 400 тысяч или 500. Может быть, даже предоставлять какой-то им малопроцентный кредит, все возможные хороши, но надо понять, что людям надо.

Вот в данном случае у женщины мы как-то не спросили, но, наверное, у нее все-таки должны быть какие-то и социальные выплаты, и льготы, и помощь должна быть. Действительно проблема жилищная не решается, и это тоже достаточно серьезная проблема. Если государство хочет, чтобы люди рожали, воспитывали детей благополучно благополучных и здоровых, значит, надо все-таки решать и жилищную проблему. Здесь надо исходить из интересов конкретного человека.

Александр Денисов: А может быть, в этом объяснение...

Ольга Аникеева: Да, не работают эти программы, они не адресные.

Александр Денисов: Да. Ольга Александровна, может быть, в этом объяснение вот этих всех многочисленных историй с нелегальным обналичиванием? Потому что я вот понять не мог, думаю: ну что они, все прямо уж хотят пропить эти деньги, что ли?

Ольга Арсланова: Проесть многие хотят.

Александр Денисов: Да.

Ольга Аникеева: Безусловно, да. То есть они приносят, некоторые люди пытаются хотя бы половину или 3/4 из этой суммы выдернуть, но на реальные какие-то заботы, готовы платить каким-то там жуликам, для того чтобы им эту программу обналичили. Это все ограничения, понимаете, это все какие-то волевые решения, государство решило – а нас спросили? Вот пенсионеров, пожилых людей…

Потом, в конце концов, надо же отказаться от этого подхода, вот, значит, многодетная семья, всякая многодетная семья малообеспеченная, – не всякая. Не всякий пенсионер бедный-несчастный, я понимаю, что абсолютное большинство бедные и живут очень скудно, но не все поголовно, нельзя сказать, что каждый пенсионер должен получить. Вот сейчас молодой человек, материнский капитал, ему это неинтересно, может, ему нужны деньги, не материнский капитал, а какой-нибудь хороший капитал для инвестиций, может быть, у него малый бизнес хороший, он его хочет каким-то образом развернуть, – пожалуйста, но это совсем другие деньги и другие совершенно запросы.

Ольга Арсланова: Ольга Александровна, а я прошу прощения, цель материнского капитала какая? То есть подстегнуть демографию или все-таки помочь семьям? Если мы говорим о помощи семьям, почему бы не сделать так, как, простите, в Европе, просто выплачивать те же 150–200 евро на ребенка каждого в семье, а родители сами решат, на что потратить эти деньги? Кто-то за садик заплатит, кто-то еды купит, кто-то оплатит взнос ипотечный. Те же деньги получатся, что и маткапитал, а может, даже и дешевле.

Ольга Аникеева: Может быть. Я с вами совершенно согласна. Если мы выясним как раз категорию людей малообеспеченных, у которых очень серьезная проблема с воспитанием детей, и туда направить адресно деньги на те нужды, которые у них есть, это будет и дешевле, и полезнее, безусловно. Я думаю, что вот эта программа, задуманная для повышения рождаемости, имела такую, ну не знаю, публицистическую, популистскую такую тему, для того чтобы просто создать некоторый имидж поддержки государства, но сработала она очень плохо.

Александр Денисов: Поговорим со зрителями, Евгения из Московской области дозвонилась. Евгения, добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер.

Вы знаете, по поводу вот данного предложения инвестировать, дать возможность людям, я считаю, что идея не очень хорошая, во всяком случае сейчас, пока люди, наши люди не настолько грамотны, чтобы правильно распорядиться данной возможностью. Это будет пшик, слив и что-то в этом роде.

А для меня, например, актуально было бы потратить эти деньги для улучшения жилищных условий в том смысле, что мы очень долго ждали разрешения, когда дадут возможность потратить эти деньги на проведение газа в дом.

Ольга Арсланова: Ага.

Зритель: Вот для нас это очень актуально, потому что провести газ к нам, например, ну в районе 250 тысяч стоит это. Такую большую сумму сразу мы не можем выделить, но в дальнейшем нам бы, например, это очень сильно экономило оплаты наши, наши затраты на содержание дома. Например, сейчас наши 15 тысяч сократились бы до 4 тысяч в месяц...

Ольга Арсланова: И это означало бы улучшение условий вашей жизни, вашей и ваших детей.

Зритель: Конечно. Я бы не ломала голову, как мне отапливать дом, от кого у меня зависит, у меня был бы газ, и это было бы достаточно дешево. А так получается, я должна думать, или мне идти брать кредит на то, чтобы провести газ и залазить в эту кабалу, или ну как вот быть? Где-то брать такую большую сумму – это просто нереально.

Александр Денисов: Вы знаете, а вот в Госдуму летом внесли такой законопроект...

Зритель: Внесли, но и толку, что внесли?

Александр Денисов: Да.

Ольга Арсланова: Внесли и вынесли, да.

Зритель: Это повисло в воздухе и все, осталось только предложением.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Еще предлагают зрители, что нужно строить социальное жилье, а не маткапитал давать, и пишут, что нужно раскидать маткапитал просто на детские пособия ежемесячные до 18 лет тысяч по 15, будет лучше.

Александр Денисов: Еще Юлия из Белгородской области позвонила нам. Юлия, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Ольга Арсланова: Да, слушаем вас, Юлия. Ваше предложение, на что потратить?

Зритель: Добрый вечер.

Я предлагаю подходить к трате материнского капитала индивидуально, исходя из потребностей каждой семьи.

Александр Денисов: Например?

Зритель: Для моей семьи нет потребности в жилье, но я бы хотела потратить свой материнский капитал на дополнительное образование детей сейчас, когда они ходят в школу, у меня нет такой возможности. Хотела бы погасить кредит на автомобиль, который мы взяли, чтобы куда-то детей довозить, банально в школу 3 километра нам добираться, это сельская местность, это хлопотно, но у меня нет такой возможности, потому что автомобиль куплен уже, к сожалению, не первый.

Ольга Арсланова: Хотя, кстати, идея с автомобилем, по-моему, тоже в Госдуме обсуждалась несколько лет назад, но ни до чего не дошло.

Зритель: Автомобиль не первый, понимаете, поэтому мне тяжело в данной ситуации... Пандемия показала, что мы хотя бы не бедная семья, но мы не можем обеспечить детям, допустим, дистанционное образование, купить для троих детей ноутбук каждому, для меня это накладно.

Ольга Арсланова: Да.

Александр Денисов: Юлия, вы знаете, я вот сейчас посмотрел, ну вот быстро так пробежался, средствами материнского капитала можно оплачивать обучение детей в школе, в вузе, занятия в развивающих кружках, то есть вот как раз дополнительное образование сюда входит, поэтому уточните, может быть, нужны официальные кружки...

Зритель: Понимаете, проблема не столько... это образование, сколько доставить детей к этому образованию.

Александр Денисов: Понятно, у вас по любому поводу вопросы, конечно, ну что же, жизнь такая.

Ольга Арсланова: Ольга Александровна, ну вот вроде бы, да, получается по документам, что этот список расширен, но по факту есть какие-то вот основные направления и они вызывают вопросы. Кажется, что это поддержка застройщикам, кажется, что это подкрепление Пенсионному фонду, ну образование, тут еще до этого образования дожить надо, если это высшее образование, и теперь еще и ценные бумаги. То есть это вот для кого делается, для людей, для семей или для лобби, не знаю, строителей, банков действительно, брокеров?

Ольга Аникеева: Вы знаете, возникает какая-то такая картинка, когда экспертный совет финансовый, образовательный, здравоохранение, какой угодно, вот они сидят и фантазируют, они придумывают: «А давайте мы поможем людям вот так», «А давайте мы им вскопаем огород», «А давайте мы вот этим протопим печку, а вот этим разрешим сделать так». А люди сидят за стеклом и смотрят на все на это с большим удивлением. А может быть, выйти и все-таки людей спросить, как что надо? Вот эти вот такие многочисленные инициативы на самом деле бег белки в колесе, это абсолютно пустое занятие. Надо выйти к людям, надо у людей спросить, что им надо, и тогда все заработает прекрасно; я даже думаю, что сэкономить можно будет на этой теме.

Александр Денисов: Ольга Александровна, а может быть, не только спросить, но и разъяснить. Вот вы слышали разговор с мамой из Белгородской области...

Ольга Аникеева: И это тоже, да.

Александр Денисов: Она говорит, вот хотела бы потратить, на самом деле есть такая возможность, можно потратить, просто нужно об этом знать, ну пойти выяснить, а вот так вот не решать вопрос навскидку, «вот я бы хотела». Раз хочешь – надо идти да сделать.

Ольга Аникеева: Да, действительно, у нас информированность населения о том, на что оно имеет право и как надо поступить, очень низкая. И надо сказать, что даже специалисты не все знают точно, а иногда еще пытаются уклоняться от решения какого-то вопроса, пытаясь сэкономить на чем-то, как бы обезопасить себя от лишних каких-то забот, люди ведь разные есть в разных самых службах.

Поэтому когда-то мы выходили с инициативой такой, чтобы на сайте Министерства труда создать такой большой портал, в общем, большой портал сделать, где можно было бы размещать всю информацию о том, у кого какие есть права и обязанности, чтобы был горячая линия, чтобы могли люди туда позвонить и получить ответ профессионала, где, как и что можно, пожаловаться на какие-то местные службы, которые отказывают в совершенно законных правах. Вот этот материал жизненно необходим. Когда у нас будет население грамотно, тогда все функции будут работать лучше.

Александр Денисов: Да. И предостережем от обналичивания маткапитала, потому что в первую очередь обманывают самих матерей, которые туда приходят, и ничего им не дают.

Ольга Аникеева: Совершенно верно.

Александр Денисов: Да, и деньги теряют, и саму возможность маткапитала.

Ольга Аникеева: Совершенно верно.

Александр Денисов: Мало того, они потом еще обязаны эти деньги вернуть, то есть они должны эти деньги, жулик украл, а мать обязана вернуть, еще условный срок получает, поэтому тут нужно быть аккуратнее.

Ольга Аникеева: Да.

Александр Денисов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Александр Денисов: Ольга Александровна Аникеева была у нас на связи, социолог, доцент Российского государственного социального университета.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Россиянам могут разрешить покупку ценных бумаг на средства материнского капитала