Маткапитал вырастет

Гости
Юрий Крупнов
председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития
Сергей Рыбальченко
председатель комиссии Общественной палаты РФ по демографии, защите семьи, детства и традиционных семейных ценностей

Иван Князев: К 2024 году размер выплат по материнскому капиталу составит 544 тысячи рублей на первого ребенка, а при рождении второго семья получит 719 тысяч рублей. Такие цифры уже заложили в бюджет Пенсионного фонда, и вот как эти цифры, как эти деньги будут увеличиваться, выплаты, от года к году. На первого ребенка 503, 523, 544 тысячи рублей в 2022-м, 2023-м и 2024-м гг. соответственно; на второго ребенка 665, 691 и 719 тысяч рублей, как мы уже сказали, в этих же годах.

Тамара Шорникова: На что можно потратить материнский капитал, как воспользоваться средствами? Например, на первоначальный взнос по ипотеке, в том числе и сельской, или еще погашение. На строительство или реконструкцию дома, включая жилой дом на садовом участке. На что еще можно? На образование детей вплоть до 25-летнего возраста и на формирование накопительной пенсии матери. Кроме того, можно потратить эти деньги на социальную адаптацию детей-инвалидов.

Хватит ли вот сумм, которые мы назвали в начале, чтобы стимулировать рождаемость? И какие, по-вашему, меры поддержки еще нужны? Мы обсудим это, конечно же, с экспертами. Вы расскажите, на что, по-вашему, нужно разрешить тратить маткапитал и какая сумма будет достаточной.

Иван Князев: Юрий Крупнов у нас сейчас выходит на прямую связь со студией, председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития. Здравствуйте, Юрий Васильевич.

Юрий Крупнов: Добрый день.

Иван Князев: Юрий Васильевич, помните, не раз мы обсуждали этот момент, что нужно увеличивать суммы материнского капитала, ну, вроде как потихоньку-потихоньку они будут расти к 2024 году. Достаточно или нет, как вы оцениваете?

Юрий Крупнов: В любом случае, это здорово, что, во-первых, у нас он продолжается, эта программа сама материнского капитала. Потому что напомню, что буквально 2 года назад, до этого 5 лет назад постоянно вспыхивали такие какие-то непонятные вбросы, что материнский капитал надо прекратить и так далее. Вот в том плане, что у нас такое плановое увеличение, что он остается, – это здорово, это прекрасно.

Теперь второй момент. Надо, конечно, эти суммы и материнский капитал, рассматривая как важный актив, понимать его все-таки как поддерживающую меру, поддерживающую. То есть в каком-то смысле, если мы сейчас его уберем, то у нас просто рождаемость, и без того катастрофически низкая, грохнет еще ниже. Но это, конечно, не мера, которая стимулирует рождаемость как таковую и из нашей полуторадетной семьи, условно полтора ребенка на семью, превращает нашу среднюю семью в двух-, трехдетную и так далее. Конечно, это не те суммы и не тот инструмент. И в этом плане все-таки надо...

Иван Князев: Юрий Васильевич, я прошу прощения, ну смотрите, полмиллиона почти на первого ребенка, ну это существенная такая сумма, особенно даже... Ну я просто представлю, сейчас моделирую в голове молодую семью, да себя на этом месте могу тоже представить: неплохо, когда у тебя рождается (у меня, правда, уже не будет первый), но тем не менее полмиллиона – это существенная, грубо говоря, как мне кажется, мера и возможность решиться на это.

Юрий Крупнов: Я, конечно, согласен. Я еще раз повторяю, что это прекрасная мера. Другое дело, что, на мой взгляд, первого стимулировать абсолютно неправильно, эти деньги надо перекладывать на третьего и четвертого, вот. И отсюда еще раз мы возвращаемся к сути вопроса. То есть, еще раз, конечно, эти выплаты – это замечательная программа, замечательное решение, которое поддерживает, поддерживает текущий уровень рождаемости.

Но рождаемость падает в самых развитых странах, она крайне низкая в самых развитых странах, там, где совершенно другие возможности финансовые и социальные у людей. Поэтому проблема только деньгами, и тем более такими деньгами, которые все-таки нельзя назвать состоянием для большой семьи... Ну что такое 500 тысяч? Ну представьте, семья, в ней четверо детей, даже двое детей – ну что? 500 тысяч – это действительно поддержать наши банки и строителей, первый взнос в ипотеку, они потом на процентах все доберут, так сказать, все эти капиталы и прочее.

Но основной вопрос – это многодетные семьи, потому что, если у нас по сути в семь раз не увеличится число многодетных семей, а это совершенно другая философия, другая ценностная матрица сознания, совершенно другой культ в государстве, в том числе, конечно, экономический. Нам надо стимулировать не первого, а четвертого, и нужно стимулировать...

Тамара Шорникова: Юрий Васильевич, с другой стороны...

Юрий Крупнов: ...не 900 тысяч, а 2–3 миллиона.

Тамара Шорникова: Могу только поддержать такое кратное увеличение помощи родителям. Но вы говорите о том, что нужно поддерживать в первую очередь многодетные семьи. Сейчас речь идет о том, что молодые люди все позже вступают в брак, все позже принимают решение о рождении первенца. Соответственно, если оттягивать вопрос с первым ребенком, то многодетной семьи уже может не случиться в силу возраста родителей.

Иван Князев: До многодетности дело не дойдет тогда.

Юрий Крупнов: Нет, нет, это все не так. Вот эта вся, я бы сказал, вредительская линия с первым ребенком, она была навязана 5 лет назад Минтрудом и экспертами Минтруда, и на самом деле это вредительская линия, еще раз подчеркиваю, потому что в принципе правило простое для стимулирования демографических показателей рождаемости: стимулируем такого-то ребенка, n, условно говоря, и будет у нас увеличиваться число семей n-1. То есть если мы четвертого будем стимулировать, у нас будет увеличиваться число трехдетных семей, соответственно, решая нашу демографическую проблему.

Иван Князев: Ага.

Юрий Крупнов: А если мы первого будем стимулировать, то у нас на самом деле рожать будут все меньше и меньше, это закон. Поэтому вопрос, кто вот эту совершенно некомпетентную линию, так сказать, навязал нашему правительству, – это очень серьезный вопрос. Вместо того чтобы национальной идеей на ближайшие 20 лет сделать стимулирование четвертого ребенка, родился четвертый ребенок, при всех прочих обстоятельствах семья попадает в коммунизм, вместо этого начинают вот этими соплями, прошу прощения, замазывать нашу демографическую катастрофу, якобы что мы теперь стимулируем первого. На самом деле посмотрите на цифры, они ничего не решают, ничего, и отдельные регионы...

Иван Князев: Ну, Юрий Васильевич, конечно же, здесь с вами сложно не согласиться, но если рассуждать об этом, конечно, с точки зрения демографа и демографии, а не обычного человека, которому предстоит родить и воспитывать ребенка.

Хорошо, а такой вариант: если, например, убрать на второго, потому что вот там выплаты серьезные, 639, ну 700 тысяч будет к 2024 году, на первого оставить, убрать на второго-третьего и сразу на четвертого еще выплачивать, так сработает?

Тамара Шорникова: Пятнашки прямо какие-то демографические.

Иван Князев: Ну да. Нет, ну зачем тогда на второго, если демографы говорят, что не надо.

Юрий Крупнов: Каша в голове, каша в голове будет, как сегодня она и есть. У нас Минтруд просто культивирует кашу, деструктивную кашу в голове, потому что проблема очень простая, еще раз повторяю: мы будем снижаться по численности населения, вымирать, и мы в целом будем разрушать нашу семейную культуру традиционную, тысячелетнюю, тем, что мы не поддерживаем многодетность как таковую. И мы вместо того, чтобы девочку и мальчика с 5 класса, так сказать, средней школы ориентировать на многодетную семью, и они будут знать, девочка и мальчик, она и он будут знать, что четырехдетная семья – это, так сказать, общенациональная идея, вместо этого мы начинаем размазывать: «Ну давайте мы вам полмиллиончика дадим, ну хоть к 40, к 50 или к 100 годам родите первенца нам, пожалуйста». Ну это несерьезный разговор. Еще раз повторяю...

Иван Князев: Ну а с другой стороны, а как первого-то родить, когда тебе за первого ничего не дадут? Мне что нужно, сразу первого, второго наклепать и потом ждать, ну наконец-то на третьего сейчас придут деньги? Я не доживу, первые-то два что есть будут, где жить?

Юрий Крупнов: Вы лучше всех сейчас показали глупость этой всей премии на первого ребенка. То есть мы скоро будем обсуждать, что у нас вообще никто рожать не будет, еще раз повторяю, потому что вопрос не в стимулировании ребенка даже и детей, кстати, и четвертого ребенка я условно говорю, вопрос в семье. А семья – это единица: мужчина, женщина плюс дети.

Иван Князев: Вот, а это уже не деньгами измеряется, здесь я с вами согласен.

Юрий Крупнов: Вот так. Поэтому еще раз повторяю, вы очень важную проблему подняли, материнский капитал по-любому здорово и надо приветствовать, но тот компот, ассорти в голове у нашего Минтруда и тех, кто отвечает за демографию, его, конечно, надо всячески показывать, демонстрировать. Ну и нужно избавляться от этого позора.

Тамара Шорникова: Спасибо, да, договорились до чего-то. Юрий Крупнов, председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития.

Давайте послушаем телефонный звонок. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Вера из Санкт-Петербурга, слушаем вас.

Зритель: Да, слушайте. Добрый день. Я дите войны, хочу высказать свою точку зрения. Смотрю на все эти доплаты, выплаты, материнский капитал. Я в молодости осталась без родителей, была замужем и родила только одного ребенка. Я понимала, что мне некому сидеть, некому помогать. Сейчас стимуляция идет, кого вы стимулируете? Нормальные семьи, они думают головой, рожать или не рожать. А посмотрите, что творится в деревнях, вот даже у нас в новых районах, – рожают пьяницы, они живут на детские пособия.

Мое предложение: не надо давать эти маткапиталы, на которые покупают гнилушки и живут в нищете, а надо давать талоны на питание, чтобы эта мать нерадивая не могла тратить деньги на себя и на пьянку, а покупала ребенку питание и отчитывалась перед государством. Вот такое у меня предложение.

Тамара Шорникова: Понятно.

Иван Князев: Да, понятно. Спасибо. Ну, у нас и так-то возможности использования маткапитала несильно-то широкие, несильно большие... Спасибо вам за ваш звонок.

Тамара Шорникова: Сергей Рыбальченко, председатель Комиссии Общественной палаты России по демографии, защите семьи, детства и традиционных семейных ценностей.

Иван Князев: Здравствуйте, Сергей Игоревич.

Сергей Рыбальченко: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Сергей Игоревич, разные варианты присылают нам телезрители, как, по их мнению, можно поддержать демографию, простимулировать рождаемость. Саратовская область: «Должна быть достойная зарплата, а не мизерные подачки». Тверская область: «Земли дайте людям молодым». Оренбургская область предлагает сразу давать квартиру, тогда, мол, и маткапитал не нужен. Вот по квартире, конечно, я думаю, что подавляющее большинство сообщений, именно этот инструмент помог бы семьям чувствовать себя увереннее, не тратиться на ипотеку, не влезать в кабалу и так далее. При этом готовы люди отказаться даже от выплат, от маткапитала. Как вы думаете, насколько такой вариант возможен в ближайшем будущем в нашей стране?

Сергей Рыбальченко: Ну вот я смотрю вашу ленту, которая здесь передо мной идет, и как раз из Вологодской области такое сообщение, что никакой маткапитал не может, здесь не поможет, если не будет хорошей работы и заработной платы.

Я как раз, может быть, это будет таким ответом на предыдущий звонок, который прозвучал в эфире, поскольку маткапитал, конечно же, не инструмент для бедных, это инструмент для инвестиций в семью, в возможности семьи для рождения ребенка. Его первоначальное предназначение состояло в том, я напомню, когда озвучивал президент инициативу в 2006 году, чтобы помочь женщине прежде всего преодолеть ту ситуацию трудную, в которую попадает женщина при рождении ребенка, а именно помочь с улучшением работы, помочь с жильем и помочь, конечно же, с доходами, которые снижаются, поскольку мама воспитывает ребенка, а в отсутствие детских садов это достаточно продолжительное время.

Но жилье сейчас – это одно из главных направлений улучшения жилищных условий, одно из главных направлений использования средств материнского капитала: по данным Пенсионного фонда, примерно 80% семей принимает решение направить материнский капитал на улучшение жилищных условий. А если брать объемы финансовых инвестиций, то это порядка 90% всех средств, используемых в рамках программы федерального материнского капитала.

Тамара Шорникова: Сергей Игоревич, огромное количество семей тратят маткапитал на то, чтобы взять ипотеку, на первоначальный взнос, и такая ситуация нередко приводит к ухудшению состояния с их доходами, потому что они вынуждены долгое время выплачивать кредит. Соответственно, текущее качество их жизни понижается, такое нередко случается.

Иван Князев: Да и маткапитала не хватает иногда на первый взнос, честно говоря.

Тамара Шорникова: Соответственно, варианты давно обсуждаются социальной аренды, возможно, не бесплатное жилье, но какие-то более доступные инструменты, какие-то более доступные варианты, они рассматриваются ли?

Сергей Рыбальченко: Конечно. Мы предлагаем использовать субсидированный наем жилья, это когда государство выступает таким коллективным заказчиком аренды, наймосъемщиком и предоставляет нуждающимся семьям жилье, соответственно, субсидирует, если у семьи не хватает доходов. Это не социальный наем, который сейчас и так существует, а это наем субсидированный, который... Семья не приобретает никаких прав на это жилье, оно его только снимает, но... Такие инструменты действуют в разных странах, например, во Франции действуют, в Германии, и они позволяют большому количеству семей решить свои проблемы. Ипотека, по данным исследователей, экспертов, доступна всего лишь 40% семей; сейчас она стала, может быть, немножко более доступной, но и жилье подорожало сразу же. Мы видим, что этот инструмент имеет огромное воздействие, нам нужны другие инструменты. К сожалению, они не очень сильно развиваются...

Иван Князев: Расширять пункты по маткапиталу нужно?

Сергей Рыбальченко: ...потому что стройка – это всегда более выгодно, чем использование других инструментов социальной поддержки. Но другого выхода, если мы хотим улучшить жилищные условия и способствовать рождению детей, у нас нет.

Иван Князев: Понятно.

Спасибо большое. Сергей Рыбальченко, председатель Комиссии Общественной палаты России по демографии, защите семьи, детства и традиционных семейных ценностей.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)