Майя Ломидзе: Смерть туризму точно не грозит, потому что есть спрос на «смену картинки»

Майя Ломидзе: Смерть туризму точно не грозит, потому что есть спрос на «смену картинки» | Программы | ОТР

Летний туризм - будет ли он?

2020-05-14T18:18:00+03:00
Майя Ломидзе: Смерть туризму точно не грозит, потому что есть спрос на «смену картинки»
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Майя Ломидзе
исполнительный директор Ассоциации туроператоров России

Оксана Галькевич: Здравствуйте, уважаемые телезрители, мы снова с вами. В прямом эфире программа «ОТРажение», в студии с вами сегодня Константин Чуриков…

Константин Чуриков: …и Оксана Галькевич.

Через полчаса о ситуации с занятостью. Вот официально зарегистрированных безработных только за один месяц стало в 2 раза больше, это, кстати, признал президент в своем недавнем телеобращении. Вот есть прогноз, что это число увеличится еще в несколько раз. Что у вас с работой, уважаемые зрители, есть она или нет? И какую зарплату вы получили за апрель? Пожалуйста, расскажите об этом, с 9 вечера начнем эту тему.

Оксана Галькевич: Ну а прямо сейчас у нас другая тема, рубрика «Личное мнение». Говорить мы будем о возможности или невозможности полноценного летнего отдыха в этом году. Своими мыслями по этому поводу мы призываем вас делиться, уважаемые друзья, звоните-пишите, мы в прямом эфире. Ну а на связь с нами сейчас выходит Майя Ломидзе, исполнительный директор Ассоциации туроператоров России.

Константин Чуриков: Майя, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Майя.

Майя Ломидзе: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Наверное, первый вопрос такой общего порядка, который волнует всех: ну когда же все-таки? Скорее в какой период лета, скажем так, россияне смогут более-менее путешествовать по стране? Ваша оценка?

Майя Ломидзе: Ну, известно сейчас только то, что с 1 июня открываются санатории в Краснодарском крае, у которых есть медицинская лицензия, и это уже, я бы сказала, большой прорыв, потому что, честно вам скажу, эксперты рынка и аналитики рассчитывали, что это все начнется не раньше 15 июня. То есть 1 июня – это даже чуть раньше, чем мы ожидали. Понятно, что санатории не совсем гостиницы, там есть определенные требования, которые должны быть соблюдены, но то, что это все-таки произошло чуть раньше, чем ожидали все эксперты рынка, вселяет небольшую уверенность, что, скорее всего, до конца лета мы сможем насладиться отдыхом уже в очень многих регионах. Но надо понимать, что мы не можем гарантировать, что это будут все регионы и что с учетом того, что происходит с заболеванием, люди смогут отдохнуть так, как они привыкли это делать в предыдущие годы.

Оксана Галькевич: Майя, скажите, пожалуйста, вот когда откроются гостиницы, когда откроются наши курорты, не только санатории с 1 июня, каким будет чек? Ну я имею в виду, какой будет стоимость нашего отдыха?

Константин Чуриков: Относительно того, что было прошлым летом, например.

Оксана Галькевич: Да. К чему нам готовиться?

Майя Ломидзе: Ну вот на данный момент у нас есть основания считать, что цены как минимум будут сопоставимы с прошлым годом. Понятны опасения наших туристов, это очевидно, что люди боятся, что объекты размещения, туроператоры и перевозчики захотят как можно скорее восстановиться и возместить свои потери. Но, поверьте мне, участники рынка тоже понимают, что у самих туристов денег не так много, вы сами поднимаете тему с 9 часов вечера по поводу занятости, и это очень актуальная тема. Зарплаты понизились очень у многих, и очень многие остались без работы, поэтому участники рынка тоже понимают, что задрать цену просто отпугнуть туристов, никто не поедет. Но опять же на данный момент, я вам скажу, цены не меняются, но посмотрим, как будут развиваться события в связи со спросом, а спрос точно будет.

Константин Чуриков: Ага.

Майя, есть информация газеты «Ведомости», что накануне гендиректор «Аэрофлота» попросил президента ослабить карантин в регионах, чтобы как раз самолеты могли летать, потому что те же москвичи неохотно сейчас приобретают билеты. Может ли вообще туристическое сообщество и авиаперевозчики как-то повлиять на ситуацию? Понятно, что решать регионам, но есть ли эти рычаги какого-то, не знаю, влияния или диалога просто?

Майя Ломидзе: Наверное, все-таки диалога, потому что, судя по последним сообщениям, окончательное решение по итогам мониторинга ситуации принимает все-таки Роспотребнадзор и медики, те специалисты, которые могут опасность или безопасность того или иного региона и, соответственно, потенциальное распространение заболевания. Диалог возможен, конечно, и как бы то, что обратился Савельев с такой просьбой, наверное, будет какой-то отклик. Но я так понимаю, что опасность настолько... пока не купирована, важнее будет как раз сохранить здоровье людей, найти баланс между сохранением здоровья людей и восстановлением экономики.

Оксана Галькевич: Уважаемые телезрители, я сейчас к вам обращаюсь, звоните, пожалуйста, нам и пишите, все-таки лето уже вот-вот, на носу, через 2 недели. Какие у вас планы? Ну кроме того, что, конечно, если есть возможность, я думаю, многие поедут на дачу. Все-таки, если такой возможности нет или вы пытаетесь как-то по-другому спланировать свой отдых, какие у вас по этому поводу есть мысли? Звоните и пишите, мы в прямом эфире, телефоны бесплатные.

Майя, скажите, пожалуйста, если вот шире все-таки посмотреть на эту ситуацию, людям отдыхать нужно. Даже если цены останутся прежними или вырастут, но незначительно, как может измениться, так скажем, эта индустрия не индустрия? Может быть, люди будут, давайте просто все перечислим, ходить в походы, будут меньше летать самолетами, больше ездить в ближайшие регионы, туда, куда можно доехать на автомобиле, я не знаю, кемпинги будут востребованы, железнодорожные билеты будут более востребованы? Вот если шире посмотреть на эту ситуацию.

Майя Ломидзе: Во-первых, пункт №1 – люди точно будут ездить, то есть желание сменить картинку и снова начать путешествовать настолько сильное, вот мы видим по запросам, что как бы смерть туризму точно не грозит, потому что спрос рождает предложение, а спрос есть.

Оксана Галькевич: Ага.

Майя Ломидзе: Что касается того, как это будет развиваться... Вот вы очень правильно перечислили некоторые опции. Конечно, дача на первом месте, но так было всегда, посмотрите только опросы ВЦИОМ за последние лет 10, наверное, дача лидирует, безусловно, по сравнению с другими курортными направлениями. Но мы считаем, наши аналитики считают, что в первую очередь начнут восстанавливаться поездки по своему городу, по соседним городам, по своему региону, по соседним регионам, то есть именно в таком порядке. То есть захочется сменить картинку, но поскольку снятие самоизоляции, карантина в каждом регионе будет протекать по своему сценарию и это в любом случае будет поэтапно, то вот первые этапы – это экскурсионные поездки или просто вылазки, походы по своему месту жительства в основном.

Константин Чуриков: То есть такой краеведческий отдых, да.

Майя Ломидзе: Можно и так назвать, да, можно и так назвать. Конечно, это еще будет напрямую связано, откроются ли объекты культуры, какие-то музеи, театры и так далее, чтобы можно было прогуляться, куда-то зайти. Это точно начало будет. И мы считаем, что надолго туристический поток в количественном отношении зависнет, если можно так сказать, на поездках по соседним регионам, то есть вот такой межрегиональный туризм преимущественно на автомобилях или на микроавтобусах, если мы говорим про организованный поток, вот это будет как бы основной блок, который будет прирастать больше всего и быстрее всего будет восстанавливаться. Потом уже пойдут самолеты, потом поезда.

Оксана Галькевич: Я правильно понимаю, что курорты Краснодарского края в этом году, вряд ли им грозит, так скажем, чрезмерная загруженность? Просто потому, что для большинства россиян туда еще нужно долететь, добраться каким-то образом? Посвободнее будет в этом году? Моря у нас, увы, не так много.

Майя Ломидзе: Ну, моря у нас не так много, но и не так мало. Вы знаете, на недавнем совещании в Ростуризме совершенно справедливо сказали, что с учетом требований к социальной дистанции, вообще к тому, как происходит распространение заболевания, надо как-то постараться, чтобы поток не сконцентрировался в одном регионе, а как-то чтобы он распределился плюс-минус по всей стране. И, перечисляя моря, которых у нас, как известно, много, можно начать с востока, это Приморье, дальше двигаться, водоемы, не совсем моря, водоемы у нас Байкал и Волга, Калининград, если мы берем Балтику, и, безусловно, Черноморское побережье. И каждая из этих географических точек, в общем, обладает достаточно большой емкостью, чтобы вместить всех желающих.

Что касается Краснодарского края, то перегрузка, я думаю, будет маловероятна не потому, что мало желающих или много тех, кто боится поехать: поверьте мне, автомобильный поток в Краснодарский край не скажу, что сопоставим был с авиационным, но, в общем-то, тоже довольно существенный был всегда. Вопрос в том, что будут требования к социальной дистанции, то есть не получится принять в гостиницы 100 человек, как это было в прошлом году, то есть это, может быть, будет 30.

Константин Чуриков: Ну и, соответственно, ценник все-таки, гостиница, частная гостиница себе не может в убыток работать, правильно ведь, ну так, по логике если?

Майя Ломидзе: Она не может работать себе в убыток, но если совсем нет ни одного человека, убыток может быть больше, поэтому...

Константин Чуриков: Ага.

Давайте сейчас зрителей наших послушаем.

Майя Ломидзе: Да, давайте.

Константин Чуриков: Михаил из Подмосковья, видно, куда-то засобирался. Здравствуйте, Михаил.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Ну куда я собирался? Я вот 3 года... Алло, слышите?

Оксана Галькевич: Слышим, да, слышим.

Константин Чуриков: Да-да.

Зритель: Вот. Я уже 3 года отдыхаю в Абхазии и в этом году тоже собрался, где-то в сентябре.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: Там как бы и цены сносные, и, в общем-то... Ну, конечно, комфорт не турецкий, но мне нравится, в общем-то, я надеюсь отдохнуть в этом году в Абхазии. Думаю, к сентябрю все успокоится.

Оксана Галькевич: Ну это прямо заграница.

Константин Чуриков: Да, спасибо.

Майя, кстати, по поводу заграницы и такой, и не такой. Традиционно все-таки конкурируют зарубежные страны, их курорты с нашими, иногда очень успешно конкурируют. Есть какие-то расчеты, поскольку туроператоры занимаются не только внутренним туризмом, но и внешним, когда все-таки Европа частично откроет свои границы для нас, для тех, кто не граждане ЕС, а граждане России, например?

Майя Ломидзе: Это тоже будет поэтапная история. Сейчас пока открываются границы между странами внутри, в частности между Германией и Австрией. А пока открытие внешних границ... Оно тоже будет поэтапное... Мне сложно сказать, когда российские граждане смогут поехать в Европу. Мы надеемся, что это все-таки произойдет как минимум в конце лета. То есть какой-то хвостик летнего и бархатного сезона наши туристы, возможно, успеют захватить в этом году. Но это напрямую будет зависеть от того, что будет происходить там с коронавирусом, собственно, как и у нас.

Константин Чуриков: Ага

Оксана Галькевич: Майя, вы знаете, Костя сказал, что наши туристические компании занимаются не только внутренним туризмом, но и зарубежными поездками. А вот в какой, так скажем, части, в большей части зарубежными поездками прежде занимался наш турбизнес или внутренним отдыхом? И как сейчас будет переориентация, перестройка происходить?

Майя Ломидзе: На самом деле тезис, что зарубежные курорты конкурируют с нашими, вообще на самом деле не выдерживает сразу... Как бы этот тезис оказывается очень слабым, как только мы смотрим статистику.

Оксана Галькевич: Ага.

Майя Ломидзе: Краснодарский край, там около 15–16 миллионов человек за год, для Турции рекорд 6.

Оксана Галькевич: Ага.

Майя Ломидзе: И Турция – это направление №1, то есть один регион России, пускай самый успешный, самый популярный с точки зрения туризма, и одна страна на выездном направлении. То есть понимаете, да, мы не можем говорить о конкуренции, потому что у нас за границу всего выезжают столько, сколько приезжают в Краснодарский край туристов.

Оксана Галькевич: Ага.

Майя Ломидзе: Но на той же Турции более 80% потока организовано туроператорами, 90% потока, а во всей России во внутреннем туризме доля туроператоров 15–20%.

Оксана Галькевич: Ага.

Майя Ломидзе: То есть бо́льшая часть у нас путешествуют сами.

Константин Чуриков: Еще одному зрителю, точнее зрительнице, дадим слово, это Татьяна из города Иваново. Здравствуйте, Татьяна.

Зритель: Здравствуйте. Будьте любезны, скажите, пожалуйста, вот 6 февраля 2020 года я купила билеты Иваново – Симферополь на 29 июля. В связи с коронавирусом я побаиваюсь ехать. Имею ли я право сдать билеты?

Майя Ломидзе: Авиакомпания какая?

Зритель: «Туравия»…

Константин Чуриков: «Туравия»?

Майя Ломидзе: «Туравия»? Авиатур? Авиакомпания?

Константин Чуриков: Это, видимо, все-таки турфирма.

Оксана Галькевич: Нет, авиакомпания, спрашивает наш эксперт, самолеты какой авиакомпании?

Зритель: «Нордавиа»... Нет-нет, извините, «Smartavia».

Майя Ломидзе: А, «Нордавиа».

Константин Чуриков: «Норд-», «Смарт-»... В общем, Майя поняла, «Нордавиа», да?

Майя Ломидзе: В общем, смотрите, безусловно, у вас есть право сдать билет, но в связи с той ситуацией, которая у нас складывается с начала февраля и усугубилась в марте, то возврат будет происходить практически на условиях авиакомпании. На данный момент мы видим несколько вариантов, которые предлагают перевозчики, от миль, которые засчитываются вам, идут как ваши бонусы, вы можете впоследствии ими расплатиться, до ваучеров, которые вам дают право воспользоваться этим билетом. То есть вы решили не лететь 29 июля, вы сдаете билет, вам говорят: «Мы вам деньги сейчас вернуть не можем, но мы вам даем сертификат, и вы можете с этим сертификатом прийти в любую удобную для вас дату (условно) до 2021 года». Период, на который выдается этот ваучер, тоже зависит от авиаперевозчика, у каждой авиакомпании по-разному.

Константин Чуриков: Майя, а если это все-таки, например, клиент турфирмы? В целом, вот я так понял, наша зрительница тоже, турфирма тут будет нести какую-то ответственность, какую-то, не знаю, компенсацию или тот же ваучер выдавать?

Майя Ломидзе: Если речь идет о продаже только отдельно билета или только отдельно гостиницы, отдельной услуги, то туристическая компания, через которую это все приобреталось, она просто в цепочке, она не может вернуть деньги, если не вернули деньги ей.

Оксана Галькевич: Ага.

Майя Ломидзе: А авиаперевозчики, равно как и гостиницы, никому ничего сейчас не возвращают.

Оксана Галькевич: Майя, вот в предыдущем вопросе была вторая часть по поводу того, как будет перестраиваться наша туристическая отрасль на внутренний рынок, как это будет сейчас происходить. Есть ли, куда, так скажем, перестраиваться? Есть ли, что включать в свой радиус рабочий?

Майя Ломидзе: Конечно, есть, конечно, есть. В России действительно безграничные возможности для внутреннего туризма, собственно, тот самостоятельный поток, который у нас есть, более 50 миллионов поездок, подтверждает, что люди немножко в курсе. Вот прямо совсем немножко они в курсе, потому что возможностей намного больше, чем сейчас используется как обычными, самостоятельными путешественниками, так и туроператорами. Поэтому, конечно, переориентация на внутренний рынок, безусловно, один из очень вероятных сценариев, но опять же все будет зависеть от того, в какой последовательности будут открываться регионы и какое будет транспортное сообщение с ними, потому что ни для кого не секрет, что страна-то северная у нас.

Оксана Галькевич: Майя, но эта работа должна уже тогда идти, сегодня у нас 14 мая, соответственно, какая-то бурная, активная творческая работа внутри туристических компаний, Ростуризма должна уже происходить. Вот как это происходит на самом деле? Гостиницы где-то в отдельных регионах выходят на связь, я не знаю, с региональным Ростуризмом, или сразу напрямую к федералам, или сразу обращаются к вам в Ассоциацию туроператоров? Как это выходит, выстраивание связей и включение людей вот в эту орбиту?

Майя Ломидзе: Пока очень активную позицию занимает Федеральное агентство по туризму, Ростуризм. Как я уже говорила, на недавнем совещании просили подготовить пакет предложений, с которыми можно, предложения по мерам поддержки для тех компаний, которые занимаются внутренним туризмом, и это должно простимулировать все процессы.

Что касается того... Вы как бы совершенно справедливо сказали, что да, вроде как сейчас должна пойти активность, с одной стороны, потому что вот-вот сезон, с 1 июня санатории открывают, но на самом деле ни в одном регионе нет ясности, когда они откроются и когда к ним пойдет транспорт. И в этой неопределенности активность проявлять просто бессмысленно, потому что, если какой-то регион открывается в ноябре, это одна история, в августе – это другая история, и обсуждать уже какие-то вещи надо после того, как хотя бы озвучены сроки завершения карантина и восстановления транспортного потока, должно быть понятно, о каком транспортном потоке идет речь. Поэтому пока активность идет только со стороны федеральных властей как раз по проработке дальнейших мер поддержки.

Константин Чуриков: Да.

Майя, всем очевидно, что ваша отрасль одна из самых пострадавших, если не самая, может быть. Вот смотрите, тут Государственная Дума в первом чтении проголосовала за законопроект о том, что туроператоры должны теперь будут формировать электронную путевку, вот такой новый термин появится «электронная путевка». Объясните в двух словах, зачем это нужно и является ли этот законопроект помощью туроператорам России?

Майя Ломидзе: Нет, это, я бы сказала, вбить гвоздь в крышку гроба. Электронная путевка... Мы надеемся, что этот термин все-таки не появится по крайней мере в том контексте, в котором это фигурирует в этом законопроекте. Соответствующее обращение мы, Ассоциация туроператоров, и Российский союз туриндустрии, два крупнейших объединения, направили письмо президенту. Потому что вводить сейчас электронную путевку в той ситуации, когда бизнес переживает крайне тяжелый, беспрецедентно тяжелый период, вводить систему, которая будет дополнительным финансовым бременем для бизнеса и для туристов, и ничего эта система решать не будет, ну, на наш взгляд, это, в общем, мягко говоря, несимметричная мера поддержки отрасли сейчас.

Константин Чуриков: Но депутаты говорят, что вот эта система позволит отслеживать четко, значит, статус исполнения договора, поступили деньги от агента оператору, билет выписан или нет, чтобы потом можно было как-то, в общем, находить концы, оказывать людям помощь.

Майя Ломидзе: Это неправда.

Константин Чуриков: Так.

Майя Ломидзе: Эта система не позволяет это отслеживать по крайней мере в том виде, в котором она была продемонстрирована общественности, в том виде, в котором ее аудировало и проверяло Министерство цифровизации, и это подтверждено сообщением Федерального агентства по туризму, что система не соответствует техническому заданию и не решает задач, поставленных государством. Поэтому я не знаю, где депутаты увидели, что там система отслеживает.

Константин Чуриков: Ага.

Оксана Галькевич: У нас есть звонок, но прежде пара сообщений с нашего портала. Нижегородская область интересуется, что с отдыхом на Байкале в этом году будет (подчеркиваю, Нижний Новгород Байкалом интересуется). Москва говорит, Селигер, друзья, бронирование уже открыто. Пермский край пишет: «Хотели в Италию, поедем в Краснодар, но это неточно. Ждем, когда снимут карантин».

Константин Чуриков: «А мы в огороде носом бороздим огурцы», – Ярославль.

Оксана Галькевич: А что у нашего зрителя в Петербурге? Лилия на связи. Лилия, здравствуйте.

Константин Чуриков: Вот я бы сейчас к Лилии съездил в Петербург.

Оксана Галькевич: Я тоже, Костя.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, очень рада вас слышать. У меня такой вопрос. Скажите, пожалуйста, вот приобретена путевка, должен был сегодня состояться рейс. Значит, туроператор предлагает перенести тур, но с большой доплатой. Насколько, как вы считаете, вот это законно?

Константин Чуриков: Лилия, а куда путевка?

Майя Ломидзе: Рейс?

Зритель: Я собиралась ехать сегодня в Тунис.

Оксана Галькевич: Тунис.

Константин Чуриков: О.

Зритель: Да.

Константин Чуриков: Какая авиакомпания?

Зритель: Я не знаю, какая авиакомпания, туроператор «Библиоглобус».

Константин Чуриков: Ага, известный.

Зритель: Да. И сейчас у нас стоит разговор о переносе, то есть я попросила перенести свою путевку на сентябрь месяц, но у нас неоказанная услуга и вопрос о доплате, то есть меньшее количество дней, и сейчас мне туроператор предлагает доплатить, либо возврат денежных средств в течение 60 рабочих дней после того, как все выйдут на работу и будет снят карантин. Вот скажите, пожалуйста, насколько это правомерно.

Оксана Галькевич: Понятно.

Константин Чуриков: Майя?

Оксана Галькевич: Да, Майя?

Майя Ломидзе: Значит, смотрите, на данный момент, поскольку в законодательстве не предусмотрена была вот такая ситуация, которая сейчас сложилась, на данный момент, конечно, на усмотрение туроператора просить доплату за перенос или нет. Большинство компаний сразу объявили, что они доплату брать не будут, потому что они понимают, что и турист не виноват в этой ситуации, которая сложилась, как бы это не очень правильно. Но в принципе решение на усмотрение туроператора, его нельзя призвать за это к ответу, это не является нарушением. Более того, предлагает альтернативу, он говорит, что если вас не устраивает перенос тура на таких-то условиях, он вам вернет деньги.

Но тут я бы хотела обратить внимание на законопроект, который тоже 12-го числа рассматривался в первом чтении о туристических ваучерах, и мы надеемся, что он довольно быстро будет принят и во втором, и в третьем чтении. Эти ваучеры гарантируют туристам выполнение обязательств без доплаты в течение 18 месяцев, это если он будет принят в том виде, в котором он был внесен, то есть турист в течение 18 месяцев либо может воспользоваться своей поездкой, либо, если он отказывается от этой поездки, ему полагаются деньги с возвратом даже с определенным процентом.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: И еще Лариса из Кирова. Здравствуйте.

Оксана Галькевич: А Бурятия интересуется, почему у нас в СМИ мало пишут про Мурманск, а Воронежская область говорит, что дома надо сидеть. Если бы у нас тепло было, как в Воронеже, то сидели бы.

Константин Чуриков: Мурманск очень красивый город, река Кола, северное сияние...

Оксана Галькевич: Да, кстати, и белые ночи, Костя.

Константин Чуриков: Это, между прочим, зимой.

Оксана Галькевич: Лариса из Кирова, что там интересного. Лариса, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У меня было раннее бронирование, в ноябре, путевка на Кипр 19 апреля.

Константин Чуриков: Как отдохнули?

Зритель: Все пропало, или что-то можно ожидать?

Константин Чуриков: Понятно.

Майя Ломидзе: Важно, какой туроператор.

Константин Чуриков: Сейчас Лариса назовет. Лариса, туроператор какой и какой авиакомпанией лететь планировали? Лариса?

Майя Ломидзе: Ну ладно, неважно.

Константин Чуриков: Да, уже слетел звонок.

Майя Ломидзе: Значит, в любом случае надо... Девятнадцатое апреля, конечно, надо было чуть раньше... Надо оставлять заявку, что турист не отказывается от тура сам, что он рассчитывает на перенос либо на возврат денег, и дальше туроператор, соответственно, дает какие-то предложения. Рассчитывать сейчас на возврат денег, в общем, для подавляющего большинства туристов бессмысленно, все предлагают перенос, потому что просто не из чего возвращать.

Оксана Галькевич: Майя, ну, вы знаете, если люди, покупавшие путевки, заключавшие определенный договор с туристической фирмой, не могут ни на что рассчитывать, получают ваучеры, то на что можно рассчитывать, получив ваучер? Это вообще что за юридическое такое явление, чем оно подкреплено и какие у нас права, когда на руках ваучер?

Константин Чуриков: И вообще нашему народу слово «ваучер» уже давно не нравится, нам пишут.

Майя Ломидзе: Ну да, я понимаю, хотя поколение, да, до сих пор ведь помнят; можно назвать сертификатом, неважно. На самом деле это мировая практика, это не наше ноу-хау, это сделали, например, немцы, для того чтобы поддержать отрасль, с одной стороны, с другой стороны, чтобы туристы не остались без отдыха и без денег. Это документ, который будет закреплен постановлением правительства, гарантирующий выполнение обязательств туристам. Но одно дело мы говорим про законопроект, который вводит это понятие и обязательства перед туристами, но совершенно очевидно, что он будет требовать еще подзаконных актов, потому что то юридическое лицо, та компания, которая будет выдавать этот ваучер, она должна дожить до того момента, когда турист сможет им воспользоваться.

Константин Чуриков: Что нам пишут зрители сейчас? Воронеж: «У нас +8, приезжайте, встретим как родных».

Оксана Галькевич: Нет, тогда уж лучше, может, вы к нам. Хотя нет, опасная ситуация в Москве.

Константин Чуриков: Вот много подобного рода сообщений, как вы это прокомментируете все-таки, что вы скажете людям в финале нашей беседы, Смоленск пишет: «Адекватные люди даже при наличии возможностей не поедут никуда». Майя, кто адекватный, кто не адекватный?

Оксана Галькевич: Зачем разжигаешь, Константин?

Константин Чуриков: Работа такая.

Майя Ломидзе: Нет, слушайте, есть сейчас... Сегодня просто как раз обсуждали, что есть сейчас две ярко выраженные, такие разные категории туристов. Первая категория сидит на низком старте, ждет, когда начнутся хоть какие-то послабления, они готовы поехать куда угодно, как угодно по стране, потом откроется зарубежье, они поедут и за границу. Это люди, которые не боятся, можно сказать, доверяют не доверяют, это уже двадцатый вопрос, но они не боятся. А есть вторая категория, которая поедет только в том случае, если им будет гарантирована безопасность в месте пребывания.

Оксана Галькевич: Ага.

Майя Ломидзе: То есть это соблюдение требований Роспотребнадзора, социальная дистанция, антисептики и санитария на высочайшем уровне, они поедут только при соблюдении этих условий. И в этой части, в этой категории туристов есть еще такая прослоечка, которая не поедет никуда, пока официально не будет объявлено, что пандемия закончилась, желательно во всем мире.

Оксана Галькевич: Так как у нас программа, социальная сеть, прямой эфир, зрители пишут, Краснодарский край: «В Магадан надо ехать отдыхать», – да, Краснодарский край, вы не поверите, там тоже есть пляжи. Мурманск пишет: «Мы всегда отдыхаем на Рыбинском водохранилище». И Мурманск, кстати, сообщает, что у них там снег и метель.

Константин Чуриков: Майя, а дайте совет, вы все знаете – а если вдруг человек все-таки с другой степенью адекватности и хочет поехать, когда выгоднее покупать? Вот сейчас, когда неопределенность и, может быть, там дешевле как-то это получится, либо когда все уже провозгласят, что все, открываем границы между регионами в России, в Европе? Вот ваш совет.

Майя Ломидзе: Вы знаете, в любое другое время я бы сказала, что лучше покупать заранее, а сейчас лучше покупать тогда, когда возникает определенность.

Константин Чуриков: Спасибо, спасибо большое. Майя Ломидзе, исполнительный директор Ассоциации туроператоров России, ее «Личное мнение». Ну, надеюсь, что за эти полчаса стало понятно, стоит ехать или не стоит.

Оксана Галькевич: Ну, я думаю, что вряд ли.

Друзья, у нас впереди очень важная тема, мы будем говорить о ситуации на нашем рынке труда, о безработице, которая, к сожалению, растет, и о наших заработках, очень многие денег лишились в последний месяц. Спросим вас на самом деле, сколько вы получили за апрель. Оставайтесь с нами, не уходите.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Арсен
Смену картинки будете в компьютере смотреть. Туризм оживёт временно, а потом сдохнет, наверно. Говорят, мир разделиться на панрегионы и зоны влияния, больше не будут свободно кататься. А если и не так, то всё просядет.