Майя Ломидзе: Очень правильно переносить дату тура, с возвратом денег будет сложнее и дольше

Майя Ломидзе: Очень правильно переносить дату тура, с возвратом денег будет сложнее и дольше
Социализм - модель будущего. Кризисоустойчивое поколение. Нефть: что будет со спросом и ценами? Выплаты врачам и ресурсы здравоохранения
Сказка «Зимовье зверей». Читает ведущий ОТР Пётр Кузнецов
Быть или не быть в России социализму после кризиса?
Сергей Лесков: У Трампа один реальный соперник – коронавирус. Ему он может проиграть
Станислав Митрахович: Сделка ОПЕК+ – это что-то вроде перемирия на время. Нам придётся либо сокращать добычу нефти, либо ждать, когда уйдёт коронавирус
Михаил Беляев: Молодое поколение зарабатывает меньше, чем старшее, но оно умеет планировать и обращаться с деньгами рачительно
Европа на самоизоляции. Жители Бергена (Норвегия) и Порту (Португалия) - о ситуации в своих странах
Зарядка с кикбоксером из Читы
Не знаете, чем заняться? А мы знаем! Мастер-класс дрессировки от артистов Большого Московского цирка
А будет ли сделка?
Гости
Майя Ломидзе
исполнительный директор Ассоциации туроператоров России

Петр Кузнецов: Мы продолжаем. Правительство запретило все регулярные чартерные рейсы за границу с завтрашнего дня, то есть сообщение с другими странами закрывается. Исключение – полеты для вывоза российских граждан, такие еще есть, а также полеты «осуществляемые по отдельным решениям правительства».

Марина Калинина: О том, в каком состоянии оказался рынок туриндустрии, когда вернут всех наших россиян домой и что будет дальше, в рубрике «Личное мнение» прямо сейчас. У нас в студии Майя Ломидзе, исполнительный директор Ассоциации туроператоров России. Майя, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Майя Ломидзе: Здравствуйте.

Марина Калинина: Скажите, какая сейчас обстановка? Вообще что говорят сами туроператоры? Какие настроения? Что сейчас происходит в этой области?

Майя Ломидзе: Сейчас и туроператоры, и турагентства заняты главным образом работой с туристами, которых ну просто десятки тысяч, это люди, которые планировали свой отдых на очень большом количестве направлений, главным образом зарубежных, и они в силу сложившихся обстоятельств, в общем, остаются пока без отдыха. И для того чтобы удовлетворить все вопросы, запросы, заявки на аннуляции, на перенос туров, конечно, это занимает очень много времени. Поэтому можно сказать, что последний месяц туристическая индустрия живет и работает в состоянии такого постоянного аврала. Запросов очень много, и основной сейчас вопрос – это как раз взаимодействие с туристами.

Петр Кузнецов: Вы знаете, у нас как раз есть иллюстрация к вами только что сказанному. Турагентства уходят на удаленный режим работы, уже подсчитывают убытки. Давайте отправимся в Липецк, там Ирина Пономарева, владелица турфирмы, сейчас оформляет возврат путевок или переносит их на более поздний срок. Ирина до сих пор офис не закрывала, чтобы не сеять панику среди туристов, но оплачивать коммунальные услуги, тот же телефон, тот же Интернет уже ей сложно, поэтому в ближайшее время она начнет работать из дома. И, вероятно, придется перевести менеджеров на полставки.

Ирина Пономарева: Даже если смотреть по раннему бронированию, сколько народ бронировался, сезон должен был быть хорошим, потому что народ начал еще до Нового года, еще в декабре начал оформлять туры на лето, и уже достаточное количество туров было оформлено. И вот сейчас, на данный момент... Это не то что тяжело, это как бы в финансовом плане вообще сейчас никаких нет доходов.

Петр Кузнецов: Ну вот, как мы уже сказали, до сих пор офис не закрывала, чтобы именно не сеять панику среди туристов. То есть это вот сейчас, то, что мы на липецком примере, – это примерно такая стандартная модель турфирмы?

Майя Ломидзе: Абсолютно.

Петр Кузнецов: Какая все еще жива на рынке, да?

Майя Ломидзе: Ну, вы знаете, произошла какая-то парадоксальная история, потому что, если мы в феврале опасались, что какие-то компании не выдержат и уйдут, может быть, не очень хорошо, с нехорошими последствиями для потребителей, сейчас произошла такая ситуация, что как бы весь рынок, и турагентства, и туроператоры в одинаково сложном положении, не хочу использовать слово «плохом», но в одинаково сложном положении. И это удивительным образом создало определенную мобилизацию на рынке, и компании пока с рынка не уходят. Я думаю, что такая ситуация, вот такая полная мобилизация как минимум до мая продлится, потому что как минимум удовлетворить вопросы этих десятков тысяч туристов по всей стране в меньшие сроки просто не получится.

Марина Калинина: У нас есть звонок из Москвы, Ольга нам дозвонилась. Ольга, здравствуйте. Ольга?

Зритель: У меня вопрос. Я в феврале купила у туроператора тур в Грецию на начало мая. Но сейчас уже стало известно, что эта поездка не состоится по причине неблагоприятной эпидобстановки в мире, и я хотела вернуть деньги за эту поездку. Я обратилась в агентство, где был заключен договор, но мне сказали, что деньги мне могут вернуть только начиная с сентября, не обозначив конкретные сроки, когда активизируется туристическая активность.

Соответственно, у меня приняли заявление, в котором обозначена только одна фраза: «Прошу расторгнуть договор реализации туристского продукта в связи с неблагоприятной эпидемиологической обстановкой», – там не указаны ни реквизиты, куда возвращать деньги, ни там какие-то другие обязательства по срокам возврата этих денег. Какие у меня перспективы в этой ситуации? Где у меня гарантии, что мне вернут эти деньги? Почему только в сентябре?

Марина Калинина: Да, Ольга, вы не отключайтесь, сейчас Майя попытается ответить. Майя, ну вот конкретная история.

Майя Ломидзе: Нет, на самом деле таких ситуаций очень много, просто очень много по всем направлениям. Как правило... Мне немножко странно, что турагентство и туроператор, но я могу предположить, какой это может быть туроператор, я знаю, что он предлагает перенос тура. Бывают ситуации, когда турист настаивает, он говорит, что не хочет переносить, чтобы ему вернули деньги, но надо понимать, что сейчас физически возврат денег в силу, во-первых, огромного наплыва заявок, в силу того, что финансовая ситуация не та, в данный момент физически возврат денег просто невозможен.

Поэтому туроператоры предлагают, во-первых, возврат денег в течение 60–70 дней, и во-вторых, перенос тура и выдачи соответствующего сертификата, что этот тур не пропадает и люди, которые за него заплатили, без доплаты в другие даты могут поехать по выбранному направлению. Что касается заявки, в которой не указаны никакие реквизиты, куда возвращать, и так далее, насколько я понимаю, заявку оформляет на расторжение договора сам турист, ему надо указать, самому надо указать в этом заявлении, что «прошу в такие-то сроки по согласованию с таким-то туристическим агентством вернуть деньги туда-то».

Марина Калинина: Ну вот в данной ситуации человеку что делать?

Майя Ломидзе: Заявление переписать или попросить отсрочки, переноса тура.

Марина Калинина: Ольга, вы с нами?

Майя Ломидзе: Два варианта: либо переписать заявление корректно с указанием своих паспортных данных, своих реквизитов, номера карточки или я не знаю, каким образом производилась оплата, и указать юридическое лицо, которое эту оплату должно произвести, вернуть соответственно. Либо оформить перенос тура на другие даты.

Петр Кузнецов: Ольга, есть у вас какой-то дополнительный вопрос?

Марина Калинина: Еще вопрос?

Зритель: Вы знаете, тогда мне просто, получается, нужно переписать заявление?

Майя Ломидзе: Да.

Петр Кузнецов: Переписать, да, Майя так и сказала.

Зритель: Вот эта форма заявления была у туроператора, я заполнила то, что мне распечатали из их шаблона. Это значит...

Майя Ломидзе: Послушайте, я понимаю, что они распечатали шаблон, но это ваши деньги и ваши реквизиты, они же не могут, не вписали они ваши реквизиты либо графу такую не указали, но это же не значит, что вы должны просто это как бы слева подписать, так тоже ведь не бывает. Это фискальная дисциплина...

Марина Калинина: То есть надо переписать заявление...

Майя Ломидзе: Да, конечно.

Марина Калинина: ...так, как хочет турист. Спасибо вам большое за ваш ответ.

Петр Кузнецов: Майя, то есть если сейчас все вот так массово побегут требовать деньги за сорванный отдых, то это приведет просто к...

Майя Ломидзе: Уже побежали.

Петр Кузнецов: ...череде банкротств, да?

Майя Ломидзе: Вот не очень... Как только мы говорим про банкротство, сразу вспоминается страшный 2014 год, который, наверное, и через сто лет еще будут вспоминать, говорить, что все, банкротство турфирмы, это очереди у закрытых дверей, это суды, страховые компании, невозвраты, толпы туристов там и так далее. Сейчас совершенно другая ситуация.

Та ситуация, которая сложилась на рынке туристическом, да и во всех отраслях экономики в связи с этим вирусом, абсолютно беспрецедентна, поэтому я не могу сказать про банкротства. Но то, что какая-то часть рынка уйдет из этой индустрии, возможно, через какое-то время займется чем-то другим, это абсолютно понятно. Но ввиду того, что туристов особо нет сейчас, невозможно увеличивать кассовый разрыв, то есть невозможно залезать в эту финансовую дыру гигантскую, которая привела к тем последствиям, которые мы наблюдали в 2014 году.

Марина Калинина: Хорошо, а можно ли рассчитывать, что там, ну хорошо, через полгода ты получишь эти деньги, или это практически... То есть какой процент вероятности, что людям эти деньги вернут в конце концов?

Майя Ломидзе: Когда закончится эпидемия?

Марина Калинина: Я говорю, что предположительно.

Майя Ломидзе: Мы этого не знаем. Вот есть несколько сценариев...

Марина Калинина: Ну хорошо, эпидемия закончилась, что дальше?

Майя Ломидзе: Нет, есть несколько сценариев. Эпидемия закончилась, начались продажи, через какое-то время... Я вообще считаю правильным переносить, конечно, даты поездки, потому что люди с этими сертификатами имеют право на свою услугу. С возвратом денег будет сложнее и дольше. Есть несколько сценариев по поводу того, когда все это закончится: оптимистичный сценарий, что в июне возобновятся почти в полном объеме продажи по внутреннему туризму и где-то уже ближе к июлю-августу на зарубежных направлениях. Что будет с въездным туризмом, мы при этом пока не понимаем, потому что там другой алгоритм бронирования совсем, иностранцы к нам я имею в виду.

Марина Калинина: Не надо нам, подождите, давайте сами с собой разберемся пока.

Майя Ломидзе: Это, я считаю, такой умеренно оптимистичный сценарий. Совсем оптимистичный сценарий, у нас много туристов есть, которые говорят: «Да в мае сейчас все закончится, и в июне я поеду», – это вот совсем оптимистичный сценарий. Как будет на самом деле, этого не знает никто, мне кажется, даже Роспотребнадзор.

Марина Калинина: Ага.

Петр Кузнецов: Что касается тех, кто все еще остается там. Я вот сегодня с утра ехал, слушал показания туристов, застрявших в разных странах, по-моему, из Бали парень рассказывал, что сейчас, во-первых, не вернешься, потому что билет миллион... Ну можно вернуться, миллион, это мы тоже обсудим, как эта сумма образуется, потому что не все понимают. И во-вторых, он просто говорит, что они уже там не отдыхают, они просто выживают, просят, чтобы их забрали, эвакуировали, он обращается, был услышан на всю страну благодаря тому, что звуком записал и на радио его синхроном выдали. Есть информация по тому, сколько народу, где и как это будет?

Майя Ломидзе: Значит, данные Ростуризма, который занимается как раз сбором всех сведений о количестве наших граждан, находящихся за рубежом, Ростуризм занимается данными по туроператорскому бизнесу, данные на понедельник – 57 800 человек в разных странах.

Петр Кузнецов: Много! В таких масштабах...

Майя Ломидзе: Распределение по странам... Ну это на понедельник, это значит, что там был частично Таиланд, Вьетнам, Арабские Эмираты, то есть это массовые туристические направления. Распределение по странам не выдается, я не смогу вам сказать, сколько в каждой стране. До сегодняшнего числа, вчера и сегодня основной массив рейсов вывозных должен был состояться, и я предполагаю, что до 27-го числа, то есть до полного прекращения авиасообщения со всеми странами, с чего, собственно, началась передача, будут вывезены все организованные туристы. Что касается самостоятельных туристов, я предполагаю, что этот молодой человек был самостоятельным...

Петр Кузнецов: Вот этот молодой человек, я практически уверен, что он как раз самостоятельный.

Майя Ломидзе: Да. Там немножко другой алгоритм. Есть ситуационный центр Министерства иностранных дел, есть телефон горячей линии, электронная почта, на которые все наши граждане, находящиеся за рубежом, обязаны проинформировать о себе, о своем местонахождении, желательно по возможности о количестве людей, которые рядом с ним находятся, чтобы оценить масштаб. И в зависимости от того, о какой стране мы говорим, предпринимаются разные меры: либо людей сажают на регулярные рейсы (я бы хотела подчеркнуть, что после 27-го это будет невозможно), либо, как в случае с Арабскими Эмиратами, они закрыли не просто въезд-выезд, они закрыли воздушное пространство над страной и закрыли аэропорт...

Петр Кузнецов: Вау.

Майя Ломидзе: ...начиная с 24 марта. И там несколько тысяч было, 1 200 организованных туристов и несколько тысяч самостоятельных туристов, и для того чтобы их вывезти, это уже вопрос межгосударственных соглашений, специального борта, специального разрешения на вывоз граждан. Это другая история, ни Ростуризм, ни тем более туроператор в этой истории ничего делать не могут, это вопрос Министерства иностранных дел.

Петр Кузнецов: Ага.

Майя Ломидзе: Поэтому все граждане России, которые находятся сейчас за рубежом самостоятельно, они должны о себе сообщить в консульство.

Марина Калинина: Есть еще звонок из Москвы, Елена, здравствуйте. А, Михаил из Хабаровского края, Елена не дождалась. Михаил, здравствуйте.

Зритель: Да-да-да.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Зритель: Да, доброго дня. Ну я вот слушаю, я вам с Дальнего Востока звоню, вот. Мнение туроператоров мне вообще как бы неинтересно, я вообще не понимаю. То есть 3 месяца уже свирепствует в Китае, у нас началось на Дальнем Востоке, мы продаем путевки. Мы продаем путевки во Вьетнам, в Таиланд через Москву, в Корею, в Японию, мы все продаем. Потом туроператоры говорят: «Мы вот всего понапродавали, а потом у нас идут убытки». Очень интересно. То есть Китай в принципе весь был заблокирован, а мы продаем на весь мир путевки, да? Это классно. А потом «помогите нам, государство».

Второе. Люди, вот сейчас последнее вы сказали, в Арабских Эмиратах застряли люди. Вот у меня мнение, я стесняюсь спросить: а что, в Арабских Эмиратах они там месяц пребывают, что ли, по путевке?

Майя Ломидзе: Нет, неделю.

Зритель: То есть люди намеренно едут туда, намеренно в Арабские Эмираты? Я вот вижу реакцию представителя по туроператорам. Они намеренно туда едут с семьями, с детьми, не интересуясь вообще, какие последствия в принципе будут, и потом говорят: «Вы извините, пожалуйста, вот мы туда приехали, давайте нас спасать». У нас такая же ситуация на Дальнем Востоке, то есть у нас летают люди во Вьетнам, в Таиланд, спокойно потом приезжают, объявляют карантин по домам, собственно, уже по домам у нас коснулась ситуация, и мы все такие пушистые, очень интересно в этом смысле, понимаете?

Марина Калинина: Понятно, спасибо.

Зритель: Вот эта мне позиция непонятна в принципе.

Марина Калинина: Ну понятно.

Майя Ломидзе: А вопрос можно?

Марина Калинина: Да, конечно.

Майя Ломидзе: А в чем вопрос-то?

Зритель: Нет, у меня вопрос. Если мы говорим о том, что кому-то что-то надо компенсировать, то давайте относиться к тому, что, когда случается какая-то пандемия, эпидемия во всем мире или в стране, была сначала пандемия, то, туроператоры, будьте любезны, понимая риски о том, что люди летят, они вам платят деньги, что там присутствует какая-то ситуация...

Марина Калинина: Ну чтобы не продавали путевки.

Зритель: Вы не продавайте просто эти туры, в чем проблема-то?

Марина Калинина: Спасибо, Михаил, у нас просто время ограничено.

Петр Кузнецов: Спасибо. Майя, скажите, вы ответите, там же вопрос был сформулирован?

Майя Ломидзе: Да, почему туроператоры продают туры. Вы не поверите, когда Италию признали небезопасной, мы, Россия признала Италию небезопасным направлением, 4 страны, Китай, Южная Корея, Иран, Италия, 4 страны были признаны Россией. Все остальные страны потом сами закрывали, то есть нам даже ничего не надо было признавать, сами страны закрывались. Так вот когда Италию признали небезопасной, были люди, которые говорили туроператору: «Я все оплатил, я хочу лететь, мне не страшно, вы обязаны оказать мне услугу».

Петр Кузнецов: «Вези меня», знаменитый мем из такси.

Майя Ломидзе: «Вези меня, вы обязаны оказать мне услугу, за которую я заплатил. Не надо мне деньги возвращать, я хочу лететь». И мы просто консультировались с правовым управлением Ростуризма, они говорили: «Пускай такие туристы пишут расписку, что они под свою ответственность». Они прекрасно понимают, что, если дальше с ними что-то случится, туроператор за это ответственности нести не будет. Это в тех случаях, когда страну мы признали небезопасной. Когда страна как, например, Арабские Эмираты...

Марина Калинина: ...сама себя закрыла?

Майя Ломидзе: ...сама себя закрыла, об этом было объявлено накануне в 17 часов о том, что с полуночи страна закрывается, – какой турист или туроператор мог это за неделю предусмотреть?

Марина Калинина: Еще такой вопрос. Смотрите, у нас люди планируют свой отпуск заранее, но летом в любом случае все куда-то едут несмотря ни на что и покупают билеты заранее, потому что мы знаем, что чем ближе к дате вылета, тем почему-то...

Майя Ломидзе: ...дороже.

Марина Калинина: ...каким-то странным образом билеты дорожают, как будто от этого сервис улучшается, ну это ладно, на совести авиакомпаний...

Майя Ломидзе: Это рыночный закон просто.

Марина Калинина: Вот если люди сидят с билетами в отпуск в Испанию, например, в Италию ту же самую на июль, на август, на сентябрь, у которых есть уже билеты, что им делать сейчас? Сдавать эти билеты или ждать сидеть с этими билетами?

Майя Ломидзе: Во-первых, на сайтах всех перевозчиков, которые осуществляют регулярные рейсы, раз мы с вами говорим о билетах, это речь о регулярных рейсах...

Марина Калинина: Да.

Майя Ломидзе: Есть инструкции, информация для туристов, бронирующих и выкупивших билеты на разные даты.

Марина Калинина: Так.

Майя Ломидзе: Если билет невозвратный и рейс снят по распоряжению правительства, Росавиации или по решению самого перевозчика, даже при невозвратном билете, тарифе стоимость возвращается.

Марина Калинина: Ага.

Майя Ломидзе: Поскольку мы говорим о датах июль, условно говоря, или июнь и авиаперевозчик сам пока не знает, будут эти рейсы или нет, по возвратным тарифам деньги вернуть можно, по невозвратным, скорее всего, вопрос подвиснет до прояснения ситуации. То есть надо смотреть... У каждого перевозчика есть еще свои какие-то условия дополнительные, «Аэрофлот» предлагает...

Марина Калинина: Ну то есть пока ждать.

Майя Ломидзе: Да, например, перенос всех рейсов, всех билетов после 31 мая, то есть там можно выбрать дату, перенести билет. Есть авиакомпании, которые уже объявили акции на продажи билетов на июнь, то есть, видимо, в расчете на то, что в июне как-то ситуация нормализуется. То есть в каждом случае надо ознакомиться с информацией самого перевозчика.

Петр Кузнецов: Давайте ознакомимся с информацией от Антонины из Санкт-Петербурга, она с нами на связи. Антонина, здравствуйте. Какой у вас вопрос?

Зритель: Добрый день. У меня, наверное, даже не вопрос, а консультация по поводу того, что происходит, потому что, слушая то, что говорит Майя, не сходится с картинкой, которая есть на месте. Я юрист, в Санкт-Петербурге сейчас очень много обращений к нам клиентов туристических компаний, и ситуация на самом деле такова, что компании с поддержки, как я понимаю, государства, наверное, нарушают закон, потому что деньги за туры не возвращаются в положенный 10-дневный срок.

Людям подсовывают различного рода заявления только вот перенести тур на лето. А кто знает, что будет летом? Никто этого не знает. Может быть, я не хочу лететь летом, меня работодатель не отпустит летом, у меня там какие-то причины. Какой возврат денег в течение 60–70 дней, если эти деньги не были потрачены на этот тур? Что вообще происходит? Куда мир катится с этими расчетами?

Людям говорят: окей, переносим на июль, но вы будете доплачивать, потому что курс доллара вырос, цена покупалась, платилась другая за этот тур. И еще вопрос вот относительно бедных туристов, наших граждан, которые выехали за рубеж и не могут вернуться, сидят без питания, без проживания. Почему наше Министерство иностранных дел и Ростуризм вообще никак не реагируют? Я лично отправляла знакомым деньги, потому что им просто нечего кушать там. И всем плевать на это, «все хорошо, мы все вернем».

Марина Калинина: Да, Антонина, спасибо за ваш звонок.

Майя Ломидзе: Единственное, что действительно, на мой взгляд, кажется во всем сообщении, ну как сказать, соответствующим изначальному посылу вопроса – это доплата за перенос тура в июле. Мы встречались, такие случаи есть, и это, конечно, не вполне корректно, потому что подавляющее большинство туроператоров переносят, сохраняя сумму и не требуя доплаты за перенесенные даты поездки.

Что касается всего остального, 10-дневный срок возврата... То, что деньги не были потрачены, – они были потрачены на вот эти туры еще в декабре, оплаченные оптом блоки мест на рейсах, оплачены гостиницы заранее, оплачены партнеры, и никто из них деньги туроператорам не возвращает.

Ну то есть представьте, тур стоит условно 100 рублей, неважно, 100 тысяч, из них 40% – это билет, оплаченный заранее туроператором, пока бы он продал его туристу, еще примерно 35% – это размещение, плюс еще трансфер, «экскурсионка» и какая-то прибыль туроператора. Приходит турист и говорит: «Верните мне 100 рублей», – а прибыль туроператора условно 10 рублей, а он должен вернуть 100. Он откуда эти 100 возьмет, когда ему уже заранее оплаченные деньги не возвращают? И как он это может сделать в 10-дневный срок для тысячи человек?

Теперь вернемся к вопросу хабаровского коллеги...

Петр Кузнецов: Да, только коротко, у нас 30 секунд, если можно.

Майя Ломидзе: Коротко. Помощь государства нужна потому, что, когда контрагенты ничего не возвращают, туроператоры удлиняют сроки возврата туристам, и страдают туристы. Помощь нужна, для того чтобы деньги возвращать потребителям. Вот, собственно, и все.

Петр Кузнецов: Спасибо вам.

Марина Калинина: Спасибо. Майя Ломидзе, исполнительный директор Ассоциации туроператоров России.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски