Медицина не помогает – люди лечатся у блогеров. Почему лжеврачам доверяют, рассказывает профессор Михаил Гельфанд

Медицина не помогает – люди лечатся у блогеров. Почему лжеврачам доверяют, рассказывает профессор Михаил Гельфанд
Онкология. Блокировка банковских счетов. Рынок подержанных авто. Бензин. Работа для подростков. Промышленная политика
Рак: каждый имеет право на бесплатное обследование, лечение и реабилитацию по ОМС в крупных центрах
Алексей Рощин: Ранний детский труд поможет. Потому что хорошее образование приобрести трудно, а вот навыки пойдут на пользу
Как производят вентиляционное оборудование и системы отопления на заводе в Бронницах
Бензин снова дорожает. Это несмотря на соглашение между правительством и нефтяными компаниями
Покупка автомобиля на вторичном рынке. Пошаговая инструкция от специалиста по автоподбору
«Переводы между физлицами - самые подозрительные платежи на свете!» Что делать, если счет заблокирован? Советы специалиста по консалтингу
Почему канцерофобия страшнее самого рака? Главврач Центра им. Димы Рогачева - о ситуации с диагностикой и лечением онкологии
Обманутые дольщики. Мужчины 50+ без работы. Драка в Чемодановке. Проблемы ЕГЭ. Конфискация денег у госслужащих. Рубрика «Аграрная политика»
Как мужчинам после пятидесяти лет найти хорошую работу: почему служба занятости не может помочь?
Гости
Михаил Гельфанд
профессор, доктор биологических наук, член совета Общества научных работников (ОНР)

Александр Денисов: Переходим к первой теме «Доктора лжемедицинских наук», – есть такие, называют себя натуропатами, трансгуманистами, биохакерами, а проще говоря это мастера вредных советов, раздают они их в Instagram и других социальных сетях.

Анастасия Сорокина: Активность псевдомедицинского блогера Елены Корниловой недавно привлекла внимание членов комиссии РАН по противодействию и фальсификации научных исследований Петра Талантова и Михаила Гельфанда. В Instagram у Корниловой больше чем 260 тысяч подписчиков. Как она сами пишет, ей 30 лет, она биохакер и вечный студент: окончила Мюнхенский университет, сейчас получает степень по биохимии и молекулярной биологии в Сингапурском университете, а еще у нее неограниченные финансовые возможности. Причем начинала Елена свой блог с рекомендаций по уходу за волосами, теперь же учит, как остановить старение организма, вылечить анемию, аллергию или кандидоз. Да, для этого она, кстати, предлагает собственные схемы приема БАДов, которые можно заказать в Интернете по ее скидочному купону.

Елена Корнилова: Я прошу прощения за некоторую несвязанность возможную, это у меня просто такой тип мышления стандартной блондинки, я перескакиваю с одной темы на другую. Так, я помню, что мы говорили о кофакторах. При недостаточности хотя бы одного кофактора железо не усваивается в достаточной мере, то есть те, кто пишут, что вот они там уже пару лет пьют железо, витамин С и все на свете, ферритин у них не растет, в принципе никаких результатов они не имеют, потому что не хватает данных кофакторов.

Анастасия Сорокина: Ученые РАН настолько впечатлились молодой (ей 29 лет) специалисткой и ее вредными советами (например, беременным она рекомендует в день пить по 28 каких-то таблеток), что решили выяснить, откуда у нее вообще такие знания, откуда они берутся. Сама она, кстати, говорит, что закончила 3 университета. Стоит ли добавлять, что в этих зарубежных ВУЗах о ней даже и не слышали.

Александр Денисов: И в студии у нас Михаил Сергеевич Гельфанд, профессор, доктор биологических наук, преподаватель МГУ, который как раз заинтересовался этим Интернет-доктором, вывел на чистую воду и проверил, училась она где-то или нет, выяснилось, что нигде не училась. Здравствуйте, Михаил Сергеевич.

Михаил Гельфанд: Добрый день.

Александр Денисов: Уважаемые телезрители, подключайтесь, звоните, пишите, что думаете по этому поводу. Может быть, даже вы пользовались услугами таких вот советчиков не дай бог, как говорится…

Анастасия Сорокина: Да, может быть, какие-то были и положительные примеры, все узнаем, нам все интересно.

Михаил Сергеевич, скажите, пожалуйста, действительно насколько сейчас таких людей в Интернете… Скажем так, вы вообще пользуетесь Интернетом, встречаете ли вы помимо этой чудесной девушки еще таких псевдоспециалистов?

Михаил Гельфанд: Нет, слово «пользуетесь Интернетом» я не очень понял.

Анастасия Сорокина: Я имею в виду социальными сетями, где вот процветают эти блогеры, которые дают свои советы, лечат людей…

Михаил Гельфанд: Ну Instagram у меня нет, если вы про это, в Facebook я как-то вычистил свою ленту, они там теперь не попадаются. Но в принципе да, таких деятелей довольно много, собственно, Корнилова далеко не самый яркий. Есть люди с миллионами подписчиков, между прочим, с медицинскими степенями настоящими.

Александр Денисов: А почему вот эту «красотулю» именно вы начали проверять?

Михаил Гельфанд: Там совокупность причин, но основное, что легко было проверить, потому что когда человек утверждает, что он биохимик и закончил Мюнхенский технический университет по биохимии, а слово «кофактор» произносит так, как вы показали…

Александр Денисов: А как надо?

Михаил Гельфанд: Нет, «кофактор» есть такое слово, но оно не настолько торжественное, чтобы глаза закатывать, когда его произносишь.

Александр Денисов: Ну она восхищается, ей нравятся термины просто.

Михаил Гельфанд: Ну да, а нормальному биохимику…

Анастасия Сорокина: Простите, пожалуйста, а что это такое? Просто я вот, например, не знаю такого слова.

Михаил Гельфанд: Ко-фактор – это малые молекулы, которые нужны, для того чтобы белки делали свою работу.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Михаил Гельфанд: Фермент не может функционировать, если у него нет соответствующего кофактора, в частности, многие витамины.

Александр Денисов: То есть она владеет какой-то терминологией минимальной, чтобы запудрить?

Михаил Гельфанд: Ну так с разбегу да, вдохнувши. И просто так получилось, что у меня есть коллега-соавтор в техническом университете Мюнхена и хороший знакомый в Национальном университете Сингапура, поэтому легко было проверить.

Анастасия Сорокина: И они там не слышали? То есть она…

Михаил Гельфанд: Нет, они сначала позвонили в администрацию и просто по телефону выяснили. А когда стало ясно, что ее там никогда не было…

Александр Денисов: А в учебной части Мюнхена и не слышали о ней.

Михаил Гельфанд: Да, то уже… Там история такая. Было опубликовано интервью в одном из журналов, где все это было сказано. Собственно, мы написали в этот журнал, Петр Талантов, который этим занимался, и я спросили: «Ребят, откуда такие сведения?» Они, по-видимому, запросили ее, я не знаю, в общем, они нам прислали...

Анастасия Сорокина: То есть была опубликованная ее статья?

Михаил Гельфанд: Не статья, интервью, которое тоже, в общем, содержало некоторое количество биохимических нелепостей, собственно, тоже привлекло внимание. И они прислали сканы ее студенческого билета (по легенде) сингапурского и соответственно диплом из Мюнхена с замазанными персональными данными, но там было достаточно, чтобы можно было просто эти сканы послать в те же самые университеты, и тогда мы уже получили официальные ответы, что такого не числилось. А про мюнхенский диплом еще кроме того, что там ошибки в немецком языке содержатся, диплом внешне похож на настоящий, но таковым не является, и кафедры такой нет в Мюнхенском техническом университете.

Анастасия Сорокина: Давайте, может быть, для тех, кто не в курсе, сейчас немножко объясним, почему так привлекла внимание вот эта женщина: советы, которые она давала, можно действительно назвать не то что вредными, а опасными. У нее были рекомендации принимать такие препараты, например, беременным женщинам, порядка 900 миллиграммов магния…

Михаил Гельфанд: Там, кажется, уже не 900, а 450, но неважно. Магний как раз не вредный, от него просто проку не будет, но там были советы, которые действительно просто вредны, потому что… Там биодобавки, которые содержат вещества, прямо запрещенные к употреблению беременными.

Александр Денисов: Расскажите, а что там за…

Михаил Гельфанд: Растение желтокорень, в нем алкалоид, который я не помню как называется, можно посмотреть, это все опубликовано, – так вот этот алкалоид вызывает желтуху новорожденных и уродства.

Александр Денисов: Да вы что?

Михаил Гельфанд: Да.

Александр Денисов: А откуда она это все берет, интересно?

Михаил Гельфанд: А почему вы меня спрашиваете?

Анастасия Сорокина: Ну вы же еще изучали.

Александр Денисов: Михаил Сергеевич, послушайте, а вас вообще вот это все удивляет? Меня нет. Еще Дональд Трамп всем объяснил, «эпоха фейка», говоря по-русски эпоха дилетантов, шарлатанов, которые могут что угодно говорить, за слово не привлекут. Это уже…

Михаил Гельфанд: Трампа, я надеюсь, мы обсуждать не будем, его высказывания…

Александр Денисов: Не будем, не будем.

Анастасия Сорокина: Саш, мы сегодня обсуждаем медицинскую тему, ты как будто сегодня со мной на первом эфире не работал. Мы говорим о том, что люди сейчас не идут ко врачам, а вот слушаются таких советов.

Александр Денисов: Да.

Анастасия Сорокина: Кстати, у нас есть стрит-ток…

Михаил Гельфанд: Ну а почему сейчас? Я не знаю, вот вы, Александр может помнить, скажем, Чумака или Кашпировского, их тоже слушались.

Анастасия Сорокина: Давайте сейчас, у нас есть возможность сравнить: у нас есть опрос, доверяют ли вообще наши зрители блогерам и тому, что они говорят. Давайте узнаем.

ОПРОС

Александр Денисов: Михаил Сергеевич, вот пока шел опрос, я зашел на страницу этой девушки в Instagram, у нее действительно много подписчиков до сих пор, но советы она уже не раздает, то есть вы подорвали репутацию ее, она перестала уже вредить.

Михаил Гельфанд: Ну опять то, что мы подорвали репутацию одной «модели», – это как бы не очень большое достижение, все-таки…

Александр Денисов: А сколько нужно, чтобы было достижение?

Михаил Гельфанд: Ну это дело безнадежное, потому что всегда появятся новые. Все-таки цель всего этого мероприятия была на таком красивом, простом примере показать, что надо думать, что нельзя доверять тому, что пишет кто угодно. И второе – показать несоответствие уровня советов тому стилю, как она разговаривает.

Александр Денисов: А приведите еще пример, чтобы, так сказать, окончательно напугать всех желающих лечиться в Instagram. Вот корень она советовала, это опасно, приводит к уродствам у плода. А что еще она рекомендовала?

Михаил Гельфанд: Петр Талантов это все разбирал, можно его пост на «Медфронте» посмотреть подробно. Там рекомендовались ударные дозы витамина С и Е, что опять-таки беременным противопоказано, потому что приводит к преждевременному разрыву плодных оболочек. Я на самом деле не очень хочу обсуждать конкретные медицинские вещи ровно чтобы не становиться таким же блогером, я не медик, я биолог, поэтому медицинские сейчас советы или контрсоветы давать немножко не мое было бы дело.

Александр Денисов: А о чем она думала вообще?

Анастасия Сорокина: Ты знаешь, сейчас в этом опросе меня удивило, что все-таки прислушиваются к советам, даже не перепроверяют. Как вообще распознать, что действительно…

Михаил Гельфанд: Надо сказать, что, по-моему, ваши корреспонденты очень старались, так сказать, подобрать людей все-таки относительно здравых. Если посмотреть соотношение…

Анастасия Сорокина: Да, но у нее 260 тысяч подписчиков и они у нее по-прежнему есть, вот у этой девушки.

Александр Денисов: 268 тысяч.

Михаил Гельфанд: И что? Ну есть.

Александр Денисов: Они, как вы думаете, слушаются?

Михаил Гельфанд: Нет, опять же есть и миллионные блоги, это совершенно не рекорд. Там было забавно, потому что опять-таки, насколько я мог следить за дискуссией, есть люди, которые считают, что все это наезд; есть люди, которые считают, что это чей-то заказ; есть люди, которые считают, что это какие-то конкурирующие блогеры ее заказали, конкурирующие производители биодобавок, что вот она рекламировала одну фирму, но ведь есть же еще и другие. Свои мозги другим людям не вложишь, этого не бывает.

Анастасия Сорокина: Давайте узнаем, о чем думают наши зрители. Сейчас до нас дозвонился Юрий из Омска. Здравствуйте, мы вас слушаем, вы в прямом эфире.

Зритель: Добрый день.

Михаил Гельфанд: Добрый день.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте-здравствуйте, добрый вечер. Хотелось бы сказать по поводу вот этой травли, по-другому назвать я не могу. Потому что благодаря вот этой женщине мой ребенок, он аутист, он стал гораздо лучше, намного лучше себя чувствовать, понимать… Нам эти БАДы… Вообще нам официальная медицина не помогла, вообще никто аутистами не занимается, все время скрываются данные. Вот только в этом году, сейчас недавно у нас было какое-то совещание… У меня супруга этим в основном занимается, наконец-то…

Александр Денисов: Юрий, спасибо большое.

Зритель: …психиатрам разрешили ставить диагнозы и все-таки эту статистику страшную, эту эпидемию все-таки начали как-то показывать на свет. И…

Александр Денисов: Спасибо, Юрий, спасибо. К сожалению…

Михаил Гельфанд: Подождите, пусть договорит.

Александр Денисов: Да.

Михаил Гельфанд: Отрубили уже? Ну хорошо, смотрите, значит, это на самом деле очень характерный звонок, очень поучительный. Потому что, во-первых, всегда есть довод «а мне помогло». Оно могло произойти случайно, но всегда есть люди, которым стало лучше. В случае с аутизмом, поскольку это действительно очень сложная болезнь, например, очень многое зависит просто от эмоционального состояния родителей: если родителям стало спокойнее, то и ребенку иногда становится спокойнее. Про травлю это забавно. Вы на самом деле отрубили звонок, а мне было бы интересно спросить, что он думает про эти дипломы. Травля травлей, а все-таки девушку впрямую обманывала.

Александр Денисов: Я обратил внимание на другой фрагмент…

Михаил Гельфанд: Можно я договорю?

Анастасия Сорокина: Вы знаете, мы не отрубили звонок, у нас на связи с нами Юрий.

Александр Денисов: Он еще на связи. Давайте спросим.

Зритель: Да-да. Супруга у меня…

Анастасия Сорокина: Вот хотел Михаил Сергеевич спросить…

Михаил Гельфанд: Юрий, а можно я у вас спрошу? Так, есть?

Александр Денисов: Сам отрубился.

Анастасия Сорокина: Сам выключился.

Михаил Гельфанд: Ну хорошо, вот, тоже, кстати, очень характерно: монолог произнесен, а уже обсуждать мы не хотим, потому что мы в домике, это такая психологическая защита, когнитивный диссонанс – нам стало лучше, отстаньте от нас. А очень существенная вещь, которая была сказана, – это про официальную медицину, которая в России проседает страшным образом.

Александр Денисов: Да, кстати.

Михаил Гельфанд: И там когда человек приходит в поликлинику и врач 15 минут заполняет бумажки, вместо того чтобы с ним разговаривать, и это не потому, что врач злобный и хочет заполнять бумажки, а потому что он поставлен в такие условия, то ясно, что люди там начинают лечиться где угодно: в Интернете, у бабки, святой водой, гомеопатией, чем угодно.

Анастасия Сорокина: Мы об этом, собственно, и говорим.

Александр Денисов: Очереди выстраиваются, когда привозят мощи и прочее. Вот каждого второго спросить в этой очереди, приходят с болезнью, что это его исцелит. Мне кажется, это жуткий показатель состояния здравоохранения в стране, когда люди ходят за исцелением, ищут его в тех местах, где его искать не нужно, это очевидно.

Михаил Гельфанд: Ну да.

Анастасия Сорокина: Давайте выслушаем еще один звонок, до нас дозвонился Михаил из Пскова. Михаил, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Говорите, пожалуйста.

Зритель: Я хотел бы доктору, вернее ведущему задать вопрос. Скажите, пожалуйста, почему биологи и не только биологи, но и физики в настоящее время не изучают биоэнергетику?

Александр Денисов: А ее нужно изучать?

Михаил Гельфанд: Давайте я отвечу.

Александр Денисов: Да, Михаил Сергеевич.

Михаил Гельфанд: Я не знаю, что спрашивающий имел в виду под биоэнергетикой, я подозреваю, что что-то тоже эзотерическое, а в принципе биоэнергетика – это очень хорошая область биологии, люди массово этим занимаются, есть журналы, как раз смотрят, как устроен энергетический обмен в клетке, как это работает.

Александр Денисов: То есть ученые этим занимаются.

Михаил Гельфанд: Ученые этим занимаются. Биоэнергетикой с точки зрения наложения рук и излечения…

Александр Денисов: С точки зрения…

Михаил Гельфанд: Там нет предмета для обсуждения, там нечего изучать.

Анастасия Сорокина: Сейчас очень много людей пытаются найти решение своих проблем – может быть, от отчаяния, может быть, оттого, что недоступны медицинские услуги, – именно через Интернет. Конечно, наверняка найдутся те, кто скажут, что им помогло, и действительно помогло, потому что был дан компетентный совет специалиста-врача, вы сами сказали, что есть и такие люди. Может быть, есть какой-то у вас совет, вы как человек, занимавшийся этой проблемой, изучавший и вот эту девушку, с которой мы начали обсуждение, как распознать, на что надо обратить внимание, что должно остановить и быть вот таким вот маячком, чтобы не поддаться на так называемую вот эту «разводку», лечение?

Михаил Гельфанд: Это очень тяжело на самом деле. Вообще современное общество…

Анастасия Сорокина: Меня смутила история купить со скидкой от меня корень…

Михаил Гельфанд: Ну вот да, сейчас я скажу про это. Вообще на самом деле в современном обществе и с современным Интернетом жить очень трудно, потому что если раньше были какие-то условно говоря авторитеты, то в Интернете все равны, и профессор Гельфанд, и модель Корнилова, мы пишем тексты, и у нее еще лучше получается, она симпатичная девушка, вот. Во-первых, если человек в каком-то месте соврал и был на этом пойман, уже все, это надо отрубать, уже нет никаких оснований думать, что он скажет правду в чем-то более серьезном, это такая очевидная вещь. Довольно часто люди просто говорят противоречивые вещи в рамках… В нескольких последовательных постах сказано что-то, прямо противоречащее одно другому, но нужен некоторый навык, чтобы это распознать.

Анастасия Сорокина: И знания, да.

Михаил Гельфанд: Даже знания необязательны, просто прямая логика, но это надо привыкать на это смотреть. И очень существенная вещь, конечно, то, про что вы сказали: получает ли человек просто процент с продаж того, что он советует. И опять-таки здесь проблема в том, что и в официальной медицине вполне есть ситуации, когда врачи назначают лекарства, имея какой-то процент от фармацевтических компаний. Поэтому в этом смысле пропасти, какой-то четкой границы между ужасными блогерами, которые наживаются на несчастных людям, и чудесной настоящей медициной – в общем, этой пропасти, к сожалению, тоже нет.

Анастасия Сорокина: Но врачи хотя бы давали клятву Гиппократа, а здесь блогеры, которые могут говорить все что хотят.

Михаил Гельфанд: Да, в принципе да. В принципе, конечно, в сомнительной ситуации все-таки лучше следовать советам профессионального врача, если удастся до него добрести. Но основное на самом деле – это просто понять, на вас наживаются или нет.

Александр Денисов: Сообщения приходят: «Таких докторов надо стрелять без суда и следствия»…

Михаил Гельфанд: Нет-нет, никого не надо стрелять без суда и следствия.

Александр Денисов: «Должен заниматься Минздрав, разоблачать лжедипломы этих консультантов, должна заниматься полиция». А что же делать тогда?

Михаил Гельфанд: Ну смотрите, во-первых, никого не надо стрелять без суда и следствия, это можно далеко зайти, были в нашей истории, значит, такие эпизоды, хорошо не кончилось. Для полиции… На самом деле мы изучали этот вопрос, для Следственного комитета здесь, похоже, дела нет, потому что…

Александр Денисов: Нужны потерпевшие?

Михаил Гельфанд: Ну гражданский иск, в общем, там с этим тяжело. Разоблачать, конечно, надо: если человек врет, его надо ловить; если человек несет очевидную ерунду даже с настоящим дипломом, да, его тоже надо ловить. Опять-таки вот этот самый «Медфронт», блог, который коллеги недавно организовали, вот он примерно так и устроен, они просто разбирают разные кейсы.

Ну и опять-таки, чтобы уж про ложные дипломы. Я помимо того, что занимаюсь наукой, я еще член президиума ВАК по биологии и медицине, секции. Я там вижу, скажем, диссертации медицинские, и «Диссернет» опять же ровно этим занимается, разоблачает носителей фальшивых степеней. И очень заметное количество медицинских диссертаций не просто списанных, они не просто с плагиатом, а с подлогом, когда меняется болезнь, меняется лекарство, а все данные анализов и вся статистика остается как есть.

Александр Денисов: Все успешно.

Михаил Гельфанд: Да. Таких историй довольно много в медицине. И мне еще очень интересно, как у нас устроены клинические испытания, если…

Александр Денисов: То есть жуликов еще намного больше, чем мы их видим?

Михаил Гельфанд: Ну разумеется, конечно.

Александр Денисов: Вопрос мне пришел в голову сейчас, Михаил Сергеевич, может быть, он бредовым покажется. Вот, допустим, пришла бы эта девица к вам и стала бы вашей студенткой, научили бы вы ее уму-разуму, как бы отреагировали, появись она у вас?

Анастасия Сорокина: Слушай, она будет большая молодец.

Михаил Гельфанд: Я не очень могу себе вообразить такую ситуацию, если честно. Я думаю, что я бы ее не взял к себе в студентки.

Александр Денисов: А что бы вы ей сказали? Она бы сдала экзамены, поступила.

Михаил Гельфанд: Нет, если бы она сдала экзамены и поступила, то это другое. Но опять-таки глядя на то, что нам показывают, я сильно сомневаюсь, что она может сдать экзамены.

Анастасия Сорокина: Саш, мне кажется, она и так уже раскрутилась, придумала себе все. Вопрос в другом, что от этого страдают люди, и к сожалению она не единственная, таких псевдоспециалистов очень много. Давайте узнаем, что думают по этому поводу наши зрители, до нас дозвонилась Татьяна из Красноярска. Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Михаил Гельфанд: Добрый день.

Зритель: Я вот хочу сказать вам: все лжедоктора появляются только в том случае, когда официальная медицина недоступна. У нас написано, что много аппаратов новых включают… У нас первая поликлиника, сделали красивый, очень красивый ремонт: приходишь, все красиво. Но чтобы попасть туда на все эти аппараты, на все эти… У нас моча записывается на 2-3 недели вперед, мочу сдать, кровь на 3 недели. ФГС, вот я в апреле была, я ФГС только в конце мая, мне перезвонят и скажут, на сколько мне назначили. Но платно пожалуйста, прямо вот сейчас оплачивай и проходи.

Поэтому люди идут к этим лжедокторам, к этим каким-то мануалистам, я не знаю, это вот все что угодно, лишь бы побыстрее закончить свою болезнь, потому что действительно и работать… Мне 50, в 1990-е гг. я отстоявшая на рынках на всех, чтобы как-то выжить, поэтому, естественно, болячек много. И сейчас чтобы быстро встать на ноги, люди идут ко всем этим лжемедикам, к кому угодно идут, лишь бы побыстрее закончить.

Александр Денисов: Спасибо большое, Татьяна.

Анастасия Сорокина: Понятно, спасибо, Татьяна, за звонок.

Михаил Гельфанд: На самом деле это верно, конечно. Но если мы посмотрим, скажем, в Европу и в Соединенные Штаты, то мы увидим, что люди, которые вполне могут себе позволить разумную медицину (страховую или какую-то), тоже тем не менее довольно часто попадаются вот на эти удочки, там количество лжемедиков довольно заметное. Другое дело, что там законодательство более жесткое: там если человек дает медицинские советы, не имея соответствующего образования, тогда его действительно можно привлечь к ответственности. Но это на самом деле… В России есть какая-то специфика, но не то чтобы это был такой чисто российский национальный спорт лечиться невесть у кого, во всем мире такое бывает.

Анастасия Сорокина: Сейчас, к сожалению, у нас совсем уже остается мало времени…

Александр Денисов: Да, чтобы подвести итог, Михаил Сергеевич, зритель из Ленинградской области прислал нам, по-моему, это испанская пословица: «Сон разума рождает чудовищ».

Михаил Гельфанд: Это серия офортов Гойи.

Александр Денисов: Да, офортов Гойи. То есть вот как раз и объяснение всему происходящему: если не задумываться…

Михаил Гельфанд: Ну вот спрашивал человек про биоэнергетику, я сильно подозреваю, что он и лечится тоже каким-нибудь соответствующим биоэнергетическим способом.

Александр Денисов: Да. Поэтому все-таки будем помнить этот офорт Гойи. Спасибо большое.

Анастасия Сорокина: Да, спасибо большое. У нас в гостях был Михаил Сергеевич Гельфанд, профессор, доктор биологических наук, человек, который нам сегодня помог развенчать мифы про тех самых блогеров, которые помогают нам лечиться в Интернете.

Александр Денисов: Нам не помогают, Настя.

Анастасия Сорокина: Нам не помогают.

Михаил Гельфанд: Всего хорошего, спасибо.

Александр Денисов: Спасибо, Михаил Сергеевич.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео