Медицинские маски стали самым популярным товаром на планете

Медицинские маски стали самым популярным товаром на планете
Кого и как учить? Китайцам въезд запрещён. Хакеры атакуют банки. Опасен ли 5G? Передел рыбного рынка. Индексация для работающих пенсионеров
Сергей Лесков: У нас очень неравномерное распределение ресурсов по стране. Где-то не хватает рабочих, а где-то работы. Это беда!
Сергей Обухов: С тех пор, как отменили индексацию работающим пенсионерам, их количество резко сократилось. Стало меньше налогов и отчислений в ПФ
Герман Зверев: В стоимости рыбы - 35% отпускная цена рыбака. Остальное - это перевозка и ритейл
Татьяна Овчаренко: У сбытовых компаний манера обсчитывать и начислять долги просто фантастическая!
Как оплачивают счета в глубинке, где нет почты и денег на интернет?
Валентина Иванова: Норматив школьного питания вырос вдвое – до 75,6 рублей. Но есть проблема ежедневного контроля качества и разнообразия рациона
Почему наши мегаполисы превращаются в гетто?
5G убьёт абонента? Действительно ли высокочастотные сети провоцируют онкологию?
Пассажир, выключи музыку! Надо ли запретить использовать в транспорте гаджеты без наушников?
Гости
Нелли Игнатьева
исполнительный директор Российской ассоциации аптечных сетей
Павел Бранд
невролог, медицинский директор сети клиник «Семейная»

Ольга Арсланова: Трагическая пауза – и к главным событиям этого дня. Наденьте маски. Производители сообщают: в России взлетел спрос на медицинские маски из-за китайского коронавируса.

Петр Кузнецов: Может быть, вы как раз из тех, кто уже приобрели себе несколько упаковок. Кстати, расскажите, почему. И сколько стоило. При этом маски стало сложно купить в российских аптеках. Кстати, оптовые цены выросли в несколько раз. Простейшее медицинское изделие стало самым популярным товаром на планете, и неизвестно, что будет дальше. Но медицинские маски уже тянут на звание самого популярного товара года. И самого рентабельного. Поставщики говорят, что при средней оптовой стоимости одной маски в 1 руб. сейчас они разлетаются по 4 руб. за штуку, а то и дороже.

Ольга Арсланова: Давайте посмотрим на средний чек. Это данные производителей в том числе, которыми они поделились. Сейчас средний чек при покупке медицинских масок вырос на 30%. Подорожание связано как раз с ростом спроса из-за потока сообщений о быстром распространении нового китайского коронавируса, которого, что очень важно, в нашей стране нет.

Петр Кузнецов: А откуда ты знаешь?

Ольга Арсланова: Впрочем, как и эпидемии гриппа, которая бывает в это время года. Люди покупают на всякий случай. Давайте обсудим, стоит ли это делать, есть ли в этом какой-то смысл. Поговорим об этом с нашими экспертами.

Петр Кузнецов: О маске как индикаторе, как лакмусе, давайте поговорим. Нам поможет Павел Бранд, медицинский директор сети клиник «Семейная». Павел Яковлевич, здравствуйте. Слышите нас?

Павел Бранд: Здравствуйте, добрый день.

Петр Кузнецов: Вы отмечаете резкий спрос на медицинские маски?

Ольга Арсланова: К вам приходят на прием люди в масках чаще, чем обычно?

Петр Кузнецов: Или вы с нами сейчас, например, в маске общаетесь?

Павел Бранд: На прием пока не приходят люди в масках. На самом деле маска особо никого не защищает, конечно. Она больше создает психологическую защиту, чем реальную. Маска защищает обычно здоровых от больных, а не больных от здоровых. Поэтому здесь, скорее, надо тем, кто болеет, надевать маски. Но менять их раз в полчаса. И тогда это будет более-менее эффективно.

Петр Кузнецов: Чем они вряд ли занимаются. Каждые полчаса. Не думаю…

Павел Бранд: Наверное.

Петр Кузнецов: Павел Яковлевич, скажите, пожалуйста, а кто в этом случае контролирует цены? Вот мы посмотрели: разброс может быть и в 3 раза, и в 4 раза дороже. Во сколько могут повышать, когда уже, в какой истории уже ФАС подключается?

Павел Бранд: Я не знаю, мне кажется, здесь же вопрос не картельного сговора, а обычная рыночная история, когда спрос определяет предложение. Естественным образом, когда такой высокий спрос, люди в панике, то и предложение, естественно, повышается. Соответственно, тут не о картельном сговоре, а об аппетите скорее речь идет. И повышается спрос из-за того, что нехватка на рынке, чем из-за того, что кто-то решил на этом навариться. Вопрос в том, что нехватку могли искусственно организовать.

Петр Кузнецов: Вот-вот, я хотел, да. Неужели не хватает, как мы уже сказали, элементарного, самого простейшего медицинского изделия?

Павел Бранд: Слушайте, но уже в Китае, говорят, не хватает. А сколько их там производится.

Ольга Арсланова: Да, по некоторым данным, они даже у нас уже заказывают, у наших производителей.

Павел Бранд: Ну да, поэтому…

Ольга Арсланова: Павел Яковлевич, скажите пожалуйста, вообще вирус, любой вирус, не коронавирус даже, вирус гриппа: его вообще маска может остановить? Или он вот через эти боковые прорези…

Павел Бранд: Не-не, не может.

Ольга Арсланова: …в любом случае попадает в воздух…

Петр Кузнецов: Нет, но хоть как-то, каким-то фильтром для элементарных каких-то частиц. Все равно же такой заградительный барьер?

Павел Бранд: Если я правильно помню, то эффективной является защита 34%, а у маски 22%. Т. е. на самом деле нужна маска, закрывающая все лицо, такая как респираторная, конкретно для того, чтобы защититься. Потому что основная проблема-то – вирус не то что сразу в нос прилетает, а в том, что он садится на руки при рукопожатиях, при прочих контактах с больным человеком. И даже человек, просто надевая или снимая или поправляя маску, сам себе этот вирус прекрасно заносит. Т. е., естественно, никакой защитой глобальной, конечно, она не является. Ну, наверное, лучше, чем ничего, но говорить о том, что маска реально защищает, – это, конечно, бред.

Ольга Арсланова: А скажите, что реально может защитить человека от вируса? И не только коронавирус сейчас, хоть он и очень страшит многих, но тем не менее, даже простой грипп, который уже в некоторых регионах довольно активно распространяется. Что можно сделать?

Петр Кузнецов: Самый простой забор – что это?

Павел Бранд: С гриппом все более или менее просто: это вакцинация. То, что может защитить от гриппа. Больше от гриппа ничего никого не защищает. Ну, и если кто-то готов носить противогаз, то, наверное, еще противогаз. Но боюсь, что выглядеть это будет достаточно странно. Проще привиться. От ОРВИ вообще защититься практически невозможно. Единственное, что мы можем чаще мыть руки, стараться меньше бывать в таких прямо активно общественных местах. И больше ничего мы не сделаем глобально. Препаратов противовирусных не существует, эффективных против ОРВИ. Соответственно, против гриппа есть более или менее эффективные в первые часы. Это, например, … Но их эффективность тоже достаточно серьезно преувеличена. Поэтому надо как-то все-таки… Прививаться – более эффективный метод профилактики. От заболевания это сильно не спасет, но от тяжелых осложнений может реально помочь.

Ольга Арсланова: А какая-то модная история с укреплением иммунитета? Т. е. если ты ведешь здоровый образ жизни, например, много спишь, тренируешься, правильно питаешься, то у тебя меньше шансов заболеть. Или вирусу вообще все равно кого заражать – спортсмена или алкоголика?

Павел Бранд: Нет, естественно, что иммунитет играет большую роль в защите нашего организма. И естественно, что курящие, пьющие, злоупотребляющие наркотиками, мало спящие и толстые и малоподвижные люди более подвержены вирусам, чем здоровые, спортивные, некурящие, непьющие и т. д. Это однозначный факт. К сожалению, опять же, препаратов, способных укрепить иммунитет, не существует на данный момент времени. Поэтому здоровый образ жизни – наше все, в той или иной степени.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо большое. Павел Бранд. О здоровье еще поговорим, успеем. А прямо сейчас Нелли Игнатьева, исполнительный директор Российской ассоциации аптечных сетей. Здравствуйте, Нелли Валентиновна.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Нелли Игнатьева: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Нам пишут зрители из разных регионов о том, что подорожали маски. Вот, например, Нижний Новгород: «В аптеках за 5 штук 65 руб.» Это, мне кажется, очень дорого. По вашим наблюдениям, что происходит сейчас с ценами на маски? И вообще с их наличием что сейчас?

Нелли Игнатьева: Что касается масок, первое. Расценки и спрос на них повысился благодаря активному обсуждению их в средствах массовой информации. В первую неделю даже спрос не менялся, когда мы просто уже в СМИ читали сообщения об инфекциях. Но спрос действительно сейчас стал меняться. Несколько дней назад. Мы это видим. Маска маске рознь, я имею в виду – по производителям. Возможно, цена изменилась на маску – это, скорее, выше маска другого производителя. Говорить в целом в общей картине – пока что мы не видим изменения спроса на маски. Но вот отдельные такие случаи, как вы привели, и я с этим сталкиваюсь, и выясняем. Всплеск спроса тоже объясняется тем, что есть такие покупки, когда один человек приходит и закупает впрок. У него есть свои объяснения: или, может быть, это большая семья, либо он вот так решил себе обеспечить профилактику. Но говорить о такой системной картине – спрос растет вот буквально за последнюю неделю, мы видим его увеличение. Говорить о росте цен – мы не отметили это.

Петр Кузнецов: Роста цен, да. Я как раз все-таки хотел спросить. Речь идет, если она идет об общем повышении, т. е. это повышение рынка или каждая аптечная сеть по-своему эти ценники может переписать?

Нелли Игнатьева: Это может производитель изменить цену, в силу того что производитель из чего-то производит, растет себестоимость. Говорить на уровне аптечного звена непосредственно розницы об увеличении цен – мы этого не видим сегодня в общей картине. Единичные случаи я, конечно же, не исключаю. Цены на маски не регулируются. Это не лекарственный препарат, это не входит в перечень регулируемых цен на лекарственные препараты.

Петр Кузнецов: А, государством не регулируются?

Нелли Игнатьева: Нет-нет, регулируются только лекарственные препараты. Вот противовирусные препараты, я здесь с коллегой не буду спорить (предыдущие комментарии, которые относительно их действия, наличия и отсутствия), но они зарегистрированы у нас как противовирусные препараты, они у нас есть. Мнения могут быть у специалистов различны, механизм их действия тоже понятен. Поддержу, конечно, что самое главное это наш здоровый иммунитет и здоровый образ жизни. То, что касается целой картины, она стабильная. И лекарственные препараты как раз в регулируемых списках, те, которые в регулируемых. Ну, в общем-то, в принципе изменение цен мы видим. И верю, что коллеги поддержат эту ситуацию в силу понимания…

Петр Кузнецов: Т. е. вряд ли повышение цен на медицинские маски потянет за собой, там, повышение цен на профильные медицинские препараты и всякие материалы?

Нелли Игнатьева: Ну, понимаете, исключать такого в принципе – это было бы нелогично. Потому что работают рыночные механизмы. Растет спрос, а при неизменном предложении регулируется это все непосредственно ценой. Конечно, цена может подняться, если будет наращиваться ажиотаж.

Петр Кузнецов: Вот.

Нелли Игнатьева: Я все-таки сохраняю оптимизм. И на нашу ситуацию сегодня природную, аномальную, скажем, такую зиму, когда мы Новый год встречали без снега, – и вдруг у нас эта зима наступила. И сразу же у нас появляется спрос на лекарственные препараты, которые, что называется, обеспечивают нам пережить простуду. И простуда уже как и начинается. И простуда была, и есть, и будет. Это сезонные препараты, на них спрос растет. Если же мы будем с вами, что называется, этот спрос мотивировать тем или иным способом или вдруг заболевания будут увеличиваться, то, бесспорно, не исключаются в каких-то моментах…

Ольга Арсланова: Нелли Валентиновна, вот как раз про стимуляцию спроса хотела спросить. Вот я лично наблюдала. В аптеке говорят: «А масочку-то вы не забудьте купить. Мало ли что». Т. е. то ли сами работники аптек, то ли их руководство, я не исключаю этого, хотят повысить…

Петр Кузнецов: «Товары по акции желаете?»

Ольга Арсланова: …да, повысить продажи. И начинают уже что-то даже рекомендовать людям. Вообще такие вещи запрещены в аптеках? Это личная инициатива? Или негласно существует: «ну, ты там продай побольше, процент получишь».

Петр Кузнецов: А еще если и кашлянешь при этом – «Масочку-то не забудьте».

Ольга Арсланова: «И арбидольчик возьмите с собой».

Нелли Игнатьева: То, что касается… но я не буду называть препарат, дабы не сделать ему рекламу… а то, что касается каждой конкретной ситуации. Если пациент задал вопрос непосредственно, что ему нужно противовирусного или как себя предостеречь и действительно профилактические меры принять, то, разумеется, специалист просто должен, это профессиональный долг – назвать все, что есть в аптеке, и все, что можно приобрести сегодня. А если пациент приходит уже с симптомами заболевания, то более подробные вопросы, какие симптомы. И главное, конечно, проинформировать о том, что если симптомы в течение такого-то периода времени у вас не ослабевают, то вам необходимо обратиться к врачу. В любом случае необходимо обратиться к врачу. В условиях сегодняшней ситуации нашей, общей такой обеспокоенности всех вместе, то, конечно, я говорю только однозначно: всегда к врачу! Что касается, если пациент приобретает лекарственные препараты противопростудные (позволю себе объединить все вместе) и ему напоминают о маске, это совершенно правильно. Я подчеркну еще то, что надо себя, что называется, оберегать. И, как уже было сказано, стараться избегать людных мест. Но маску нужно еще и правильно уметь носить. И если вдруг она стала влажной в результате…

Петр Кузнецов: Каждые полчаса, мы узнали.

Нелли Игнатьева: Маски бывают разные.

Ольга Арсланова: Маски сейчас уже в рекламе не нуждаются. С ними все хорошо.

Нелли Игнатьева: Да-да-да. То, что касается средств профилактики, это самое правильно, что мы сегодня должны делать.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Нелли Игнатьева: И соответственно, да, подчеркну здоровый образ жизни.

Петр Кузнецов: И спасибо вам за эту профилактику информационную. Спасибо большое. Нелли Игнатьева была с нами на связи. Продолжим о здоровье через секунду.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски