Медики просят помощи

Медики просят помощи | Программы | ОТР

Врачи в регионах не справляются с нагрузкой. Реальные истории докторов и пациентов

2020-10-28T20:54:00+03:00
Медики просят помощи
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Наталья Петрова
член Общественного совета при министерстве здравоохранения Ставропольского края
Леонид Огуль
заместитель председателя комитета ГД РФ по охране здоровья
Гузель Улумбекова
руководитель Высшей школы организации и управления здравоохранением, доктор медицинских наук

Константин Чуриков: А прямо сейчас главная новость дня. Ситуация в региональном здравоохранении – то, о чем сейчас мы будем вам рассказывать, – сегодня уже обсуждалась на совещании президента с правительством. Нехватка врачей в регионах, низкая пропускная способность больниц и вообще отсутствие связи между врачами и главами регионов.

Дарья Шулик: В Омске накануне из-за нехватки коек две машины Скорой привезли больных с ковидом прямо к зданию местного минздрава. Только после этого бригаде медиков удалось госпитализировать пациентов. А накануне в Кургане врачи написали обращение к президенту, просили выслать им на подмогу военных медиков, потому что своих сил не хватает. Реальную статистику с коронавирусом, как считают врачи, власти просто-напросто занижают. Каждый день Скорая в Кургане забирает по 500-700 больных, а официально сообщается о 75 заразившихся в сутки.

Константин Чуриков: Вице-премьер Татьяна Голикова сегодня признала, что ситуация в Омской, Курганской и, кстати, еще в некоторых других областях сложная. Туда уже направлены дополнительные бригады медиков. Президент напомнил главам регионов о персональной ответственности за все происходящее.

Дарья Шулик: Также Владимир Путин заявил о дополнительных 10 млрд. руб. на закупку средств защиты и тестов на коронавирус. И о бесплатных лекарствах для тех, кто лечится от ковида на дому.

Константин Чуриков: Сейчас будем разбираться в причинах таких внезапных проблем в здравоохранении. До этого, кстати, на местах власти отчитывались о готовности коек, о том, что вот весна многому научила. Но, как видим, не всех и не всему. Сейчас мы выводим в эфир Леонида Огуля. Это заместитель председателя комитета Государственной Думы по охране здоровья. Леонид Анатольевич, здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Леонид Огуль: Да. Огуль только, да, здравствуйте, добрый день.

Константин Чуриков: Огуль. Нас дезинформировали. Просим прощения. Леонид Анатольевич, почему вот опять сюрпризы начались? Мы помним, как на разных уровнях власти говорили, и региональные, и федеральные, что, действительно, после весны сделаны выводы, зарезервированы койки, все отлажено, проблем никаких нет. И тут – опять то же самое.

Леонид Огуль: Но дело в том, понимаете, это идет пандемия, и никто не может предсказать, с какой скоростью будет проходить инфицирование. Если мы помним первую волну и когда нам задавали вопросы, а будет ли вторая волна, – конечно же, никто не думал, что вторая волна будет намного сильнее первой волны. Я считаю, что по первой волне т. е. было все подготовлено очень правильно, грамотно. И вот этот такой, знаете, в медицине есть такое понятие, как светлый промежуток, – вот этот светлый промежуток, когда мы хотели как можно быстрее перейти к плановой помощи, к диспансеризации, – естественно, вроде бы как-то, может быть, уже убирали эти койки. Но вот вторая волна дала такой более высокий подъем. Опять же, я хочу сказать, это никак нельзя спрогнозировать. Нельзя спрогнозировать это. И то, что сегодня некоторые регионы оказались в такой критической ситуации, – я считаю, конечно же, здесь нужно, и президент на это обратил внимание, здесь нужно создавать такие мобильные, может быть, группы, которые могли бы на местном уровне помочь, на региональном уровне. И военным здесь низкий поклон, которые сделали все возможное, и делают, и продолжают делать. Я знаю, в некоторых регионах продолжается строительство ковидных госпиталей. И, наверное, вот здесь накладывает на себя то, что лекарственное обеспечение. Врачи, естественно, заболевают и выходят из строя. И здесь подключаются волонтеры.

Мы здесь столкнулись с такой вот проблемой и бедой, в которой здесь нужно, наверное, нам всем объединиться и не разводить руками, и как-то, может быть, не критически к этому относиться, а как-то вот, наверное, помогать. Мы же понимаем, что и помогают уже не только медицинские работники: и волонтеры, которые не имеют отношения к медицине.

Поэтому вот в тяжелое время, время тяжелое, все, кто переболел, знают, что это очень опасное заболевание такое, знаете. И я думаю, что, наверное, сейчас меньше стало тех людей, у которых вот такое отношение к тому, что – ну, чего там это, что вы нас пугаете, это все запугивание населения, только чтобы. Ничего подобного. Вот, наверное (еще раз повторю), наверное, наша вот эта недисциплинированность, которую мы проявляли при первой волне, во второй волне мы немножко, как говорится, расслабились. И вот это непредвиденное такое, непрогнозируемый такой всплеск инфицированных больных.

Константин Чуриков: Леонид Анатольевич, а если спросить вас (так, обострить тему, как мы говорим): а недисциплинированность в управлении? Как вы считаете, вот врачи, которые, например, из Курганской области написали обращение президенту, они подвели губернатора? Или, наоборот, они ему помогли?

Леонид Огуль: Я не знаю про это обращение. Я думаю, что, наверное, все вопросы надо решать на местном уровне. Это первое. Нужно мобилизовать те силы, в первую очередь, которые есть в регионе. И уже потом, наверное, глава субъекта уже принимает решение по поводу того, что нужно ли объявлять SOS для того субъекта или не нужно. Вот возьмите, допустим, Дагестан. Какая была ситуация, когда помогали: и врачи со всех субъектов туда съезжались бригадами и помогали. Здесь в этом, здесь ничего в этом такого страшного нет. Потому что бывает так, что субъект накроет так… и учитывая его климатические особенности, географические, и если нужно просто мобилизовать… и, конечно, у нас есть, создан штаб. Вот я думаю, что на сегодняшний день нужно уже координировать работу по оказанию помощи отдельным субъектам. И в плане финансовой, и в плане материально-технической, и в плане специалистов, которые могли бы оказывать эту помощь.

Дарья Шулик: Леонид Анатольевич, давайте послушаем. К нам дозвонились из Московской области – Екатерина, у нас есть звонок. Екатерина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Дарья Шулик: Мы слушаем вас.

Зритель: Я хотела рассказать про историю про Курганскую область. Как раз вы упоминали. У меня родные там живут. В общем, вот 5 сентября у меня мама заболела коронавирусом. Ее отправили домой, мазок сделали на работе. И до сих пор, представляете, она сидит дома уже месяц, и не было ни повторного теста, никто к ней не приезжал. Она когда звонит – или никто не берет трубку, или говорят: «Мы вас внесли в список, ожидайте, к вам приедут». Далее спустя неделю, как заболела мама, приехали взяли мазок у младшей сестры у моей, там же в Кургане. И до сих пор, тоже уже прошло, проходит месяц, никто не знает, болеет она или нет. В общем, не можем дозвониться и никто не приезжает.

Константин Чуриков: Но, Екатерина, проблема с информированием очевидна. Как часто бывает в таких случаях: если не связываются, значит, не подтвердилось. Вот я просто по собственному опыту говорю. Скажите, лечение какое назначали? Назначили какое-то лечение?

Зритель: Нет, никакое. Вот именно что у меня мама не может даже с ними никак связаться. Т. е. она когда звонит, говорят: «К вам приедут врачи». Так никто же не…

Константин Чуриков: Состояние какой вашей мамы сейчас?

Зритель: Сначала она себя чувствовала плохо. Сейчас уже все нормально, бодро в принципе. И она боится выйти на работу, что ее оштрафуют, допустим…

Константин Чуриков: А, еще вот этот факт. Более.

Зритель: Поэтому, да, она и боится выйти, и …

Константин Чуриков: Да, Екатерина, спасибо. Леонид Анатольевич, как вот эту такую, рассогласованность, что ли, прокомментируете?

Леонид Огуль: Во-первых, конечно же, это нужно с каждым случаем разбираться отдельно. Это не говорит о том, что это носит такой вот… ну, хотелось бы не думать, что это системный такой характер. Но когда идет, еще раз вам могу сказать, что когда идет такой большой наплыв инфицированных, конечно, я допускаю такое, что врачи не справляются с таким потоком обращений, который на сегодняшний день сваливается на врачей. Вы представляете работу сейчас машин Скорой помощи? Идет… врачи, опять же говорю, заболевают. Или просто увольняются от той нагрузки, которая на сегодняшний день легла на плечи врачей. И врачей здесь, я считаю, что нельзя их как-то в чем-то винить. Но мы же, вот не будет у нас коронавируса, не будет пандемии, – всегда у нас будут какие-то такие случаи, когда где-то врач невнимателен был, где-то вовремя не пришел к кому-то или еще что-то.

Еще раз говорю: здесь нужно, конечно же, вот этот случай, конечно, вопиющий, что есть телефон, есть у нас информатизация, – позвонили, узнали. Ну, если не приходите, хотя бы взять таких больных на такой контроль. Конечно, в плане этого нарушена и организация оказания и просто контроля за такими больными, такого риска. Еще раз могу сказать, что с этим мы столкнулись впервые. Впервые в XXI веке. Казалось бы, XXI век и по информатизации, и по этому мы…

Константин Чуриков: Ну, да.

Леонид Огуль: Это не какой-то там 1960 или, там, 1918 год, когда не было таких возможностей, какие сейчас есть возможности. Но вот нужно эти все возможности просто применять по максимуму. По максимуму. Естественно, с учетом высокой организации, высокой организации.

Константин Чуриков: Спасибо.

Дарья Шулик: Спасибо. Спасибо, Леонид Анатольевич. Это был Леонид Анатольевич Огуль, заместитель председателя комитета Госдумы по охране здоровья.

Константин Чуриков: К нам сейчас присоединяется Наталья Петрова, член общественного совета при Министерстве здравоохранения Ставропольского края. Наталья Владимировна, здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Наталья Петрова: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Сразу хотим вас спросить. Поскольку сегодня на совещании с президентом разные регионы назывались, вот на Ставрополье как организована работа?

Наталья Петрова: На Ставрополье, я думаю, что организована в принципе точно так же, как и в других регионах. Ну, как точно так же? С переменным успехом. Где лучше, где хуже. Но в общем-то, я считаю, что в Ставропольском крае, в общем-то, работа по коронавирусу проходит нормально. У нас, по сути дела, пациенты, ну единственное только, что задержка с дозвоном пациентов в поликлиники, а так в общем-то и лекарственное обеспечение, и, собственно говоря, снабжение медицинской помощью у нас проходят нормально.

Я, допустим, со своей стороны могу сказать, что я знаю таких пациентов, которые переболели коронавирусом. Они близкие мои знакомые. И началось с того, что, и конечно, сделали, во-первых, тест-системами определили, ну, тестировали на коронавирус. Затем на телефоне созванивались и объясняли, каким образом проводить лечение. Это было нетяжелое заболевание, нетяжелая форма коронавируса. Когда нетяжелая форма коронавируса, то, естественно, стараются людей оставлять дома, на домашнем лечении. Есть и знакомые, у которых серьезное течение коронавируса. Вот сейчас в данный момент лежит в инфекционке один знакомый. И, кстати сказать, он говорит о том, что в инфекционной больнице у нас очень хорошее там проходит, в Ставропольском крае, в Ставрополе инфекционная больница. Ну, а те, кто на дому, – естественно, очень много недовольных тем, что не приезжают на дом врачи. Но они не могут ко всем приехать. Потому что они там, половина из них сами болеют, половина из них, ну, на телефоне сидят, по сути дела – консультируют пациентов. Ну и, собственно говоря, если такая ситуация, что необходимость приехать к пациенту, – естественно, приезжают. Но не так быстро, не так скоро. Дозвониться очень тяжело, сложно. Жалуются о том, что невозможно дозвониться до поликлиники, невозможно вызвать врача.

Дарья Шулик: Наталья Владимировна, можно, сразу вас… извините, что перебиваю, но чуть ранее сказали по поводу тестов. К нам просто очень много пишут в наш СМС-чат. Вот, например, из Хакассии написали, что больным с подозрением на ковид легкой и средней тяжести отказывают в тестах на ковид. А как у вас с тестами, хватает их на всех?

Наталья Петрова: Ну, я думаю, что не так быстро и так скоро тесты доставляются и, собственно говоря, проводится тестирование. Тоже, точно так же дозваниваться… это же, знаете, для того, чтобы приехали сделали анализ и на тест… Ну, смысл в том, что тестируют, но не всех, тоже не всех. Вот, допустим, семья 3 человека, все они переболели коронавирусом. Двоим сделали тест, третьему не сделали. Там по ходу дела и смысла не было его делать, потому что естественно, они в одной квартире все втроем. Но это одно дело.

Другое дело, что у нас делается это бесплатно. Я знаю, что это делается бесплатно, и неоднократно это делается бесплатно. Один раз, два раза, три раза, но, так или иначе, делается бесплатно тестируют на коронавирус. Ну, не так скоро, не так быстро. Это очень затянуто, да. Очень многие ждут долго.

Константин Чуриков: Да.

Наталья Петрова: Но, так или иначе, это проводится.

Константин Чуриков: Да, спасибо вам большое. Наталья Петрова, член общественного совета при Минздраве Ставрополья. Мы вот говорили несколько минут назад с депутатом, и он сказал: «Да, понятно, никто не спорит, коронавирус есть, он опасен. Просто, возможно, еще вот эта загрузка, нагрузка дополнительная на медиков – просто потому, что многие люди сходят с ума у телевизора. Каждый день вот эти антирекорды, каждый день об опасности, об ужасах. Наверное, даже любой здоровый человек, у которого просто температура 36,7…

Дарья Шулик: Найдет намек у себя…

Константин Чуриков: …он в какой-то момент начинает звонить во все колокола.

Дарья Шулик: Да. Давайте послушаем наших телезрителей. К нам дозвонился Юрий из Тамбова. Юрий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Зритель: Хотел как раз насчет теста сказать.

Дарья Шулик: Да, пожалуйста.

Зритель: Вот мы с супругой болеем две недели. Что самое интересное: вчера в ночь… Мы записывались на КТ, вчера в ночь нас забрали. Они, похоже, не справляются. Вот в 2 часа ночи нас отвезли. Сделали тест… ой, не тест, сделали КТ, подтвердилось воспаление легких двухстороннее и у меня, и у супруги.

Константин Чуриков: Сколько процентов воспаление?

Дарья Шулик: Какое поражение?

Константин Чуриков: Так, Юрий, видимо, от нас отключился, связь подвела.

Дарья Шулик: К сожалению, да.

Константин Чуриков: Сейчас еще Любовь. Соседний регион: Липецкая область. Здравствуйте, Любовь.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Дарья Шулик: Как в Липецке дела обстоят?

Константин Чуриков: Как себя чувствуете?

Дарья Шулик: Как чувствуете себя?

Зритель: Чувствуем? Уже три недели мы болеем. И у нас очень много платного. Например, тесты чтобы сделать, это 2,5 тыс. А КТ сделать 3 тыс.

Константин Чуриков: Так. Любовь, сразу: чем болеете?

Зритель: Пневмония.

Константин Чуриков: Пневмония. Тесты отрицательные на ковид?

Зритель: Ну, был один у нас положительный, а второй отрицательный. И первые тесты мы сделали платно, а потом уже после лечения… Лечение было по телефону, врач к нам не приходил, Скорую около 3-х суток мы так и не дождались. КТ мы делали по знакомству. Платно 3 тыс. Тесты теперь сделали какие в поликлинике, мы ждем уже 10 дней.

Константин Чуриков: Так, секунду, Любовь. Вопрос: значит, вам стало плохо, вы звонили в местный минздрав, не знаю, в поликлинику, вызывали врача, врач не приезжал, и вы сами себе вызвали, там, вот эти специализированные службы за денежки сделать тест. Так?

Зритель: Да. Все, да, мы платно делали, чтобы узнать.

Константин Чуриков: До поликлиники вы могли дозвониться или не могли?

Зритель: В первый день мы не могли. Пришлось нам звонить в частное.

Константин Чуриков: Так. Понятно. Суммарно расходы вот вашей семьи на тесты, на КТ, на лекарства сколько составили сейчас?

Зритель: Ну, я думаю, тысяч 30 это точно.

Константин Чуриков: 30 тыс. Спасибо за ваш звонок. Время вам представить Гузель Улумбекову, это руководитель Высшей школы организации и управления здравоохранением, доктор медицинских наук, если кто не знает: Гузель Эрнстовна. Гузель Эрнстовна, здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Гузель Улумбекова: Здравствуйте.

Константин Чуриков: У нас очень правильный вопрос на портале. «Пандемия хорошо показывает: где тонко, там и рвется. Кто ответит за оптимизацию медицины?» Как вы считаете, вот в целом – это мы сейчас вот оптимизацию эту расхлебываем? Или это просто потому, что, действительно, пандемия, такая нагрузка, а так у нас все в порядке?

Гузель Улумбекова: Нет, конечно. Я услышала всю вашу передачу. И депутат, на секундочку – заместитель председателя комитета по охране здоровья Государственной Думы, – не владеет вопросом, когда отвечал на ваши вопросы о том, что предвиденная или непредвиденная была ситуация. Конечно, ситуация была предвиденная. Очевидно, что если у нас и до эпидемии не хватало врачей, коек, особенно врачей в первичном звене, медицинских сестер в первичном звене, то, естественно, при эпидемии, т. е. при увеличении количества больных, у нас мощности системы здравоохранения перестали справляться. И для этого не надо иметь семь пядей во лбу, что надо увеличивать численность врачей, надо быть готовым с койками, надо быть готовым с аппаратами кислорода. Вот сегодня министр Мантуров сказал о промышленности, что у нас заводы по производству баллонов кислорода только на 20% загружены.

Но ведь это же все нужно и необходимо было предвидеть. И правильно сегодня президент Владимир Владимирович Путин на совещании в правительстве сказал, что губернаторы обязаны нести ответственность за то, что происходит. И вот что должен был сделать губернатор Курганской области? А что он сделал, когда написали письмо врачи? Он взял и прислал к ним (это мне врачи написали), прислал к ним следователей. Т. е. он начал преследовать врачей. Это же нонсенс.

Дарья Шулик: Т. е. врачей делают виноватыми фактически в том, что происходит?

Гузель Улумбекова: Да. А виноват он. Первое, что не предвидел ситуации, что допустил ее. Потому что у него врачей, у него в Псковской области, считай, 2 врача на тысячу населения. Это практически в 2 раза ниже…

Константин Чуриков: В Курганской, да, если про Курганскую область, то…

Гузель Улумбекова: …на тысячу населения, в 2 раза ниже, чем в среднем по стране. И когда уже три недели у нас наращивается число новых случаев в день, очевидно было понять, что потребуются дополнительные мощности системы здравоохранения. И для этого, естественно, он должен был… Шумков, по-моему, Вадим…

Константин Чуриков: Да, Вадим Шумков, Курганская область.

Гузель Улумбекова: …должен был сидеть в кабинете у Силуанова и просить денег. А если не получается, то министра здравоохранения на это подключить. Но не дожидаться, пока жареный петух в голову клюнет.

Константин Чуриков: Гузель Эрнстовна, такой вопрос. Врача за один год не вырастишь, это как бы не птицеводство, это игра вдолгую, да? Вот где мы сейчас возьмем этих врачей? Хорошо, придут деньги, да, а где мы их возьмем?

Гузель Улумбекова: Вот сегодня, например, для того, чтобы сэкономить места в койках, правильно президент спрашивает: а сколько свободных мест и в каких регионах еще не хватает мест. Татьяна Алексеевна Голикова сказала, что давайте мы будем больных обслуживать в первичном звене здравоохранения. Вы совершенно правы, все бы хорошо, но у нас там только 40 тыс. врачей не хватает. Не хватало до эпидемии, для того, чтобы обслужить имеющихся больных. А сейчас эпидемия, т. е. поток больных больше. Значит, откуда можно взять? Да, могут прийти военные. Но военных может не хватить. Да, могут прийти студенты. Но, вы понимаете, они малообученные. Да, могут прийти работники социальной службы, чтобы обзванивать пациентов на дому и чтобы узнавать об их состоянии, и в случае ухудшения тогда госпитализировать. Да, вот это все можно сделать. Но на все это нужны дополнительные деньги. Для того, чтобы врачи, например, вернулись в ту же Курганскую область (а многие из них уехали в Москву на заработки и в близлежащие Тюменскую и Челябинскую область), нужны дополнительные деньги. А у нас сегодня – вот, кстати, вы не сказали, а у нас сегодня Государственной Думой в первом чтении принят бюджет. И только две партии, это партия коммунистов и «Справедливая Россия», насмерть стояли о том, что необходимо увеличить финансирование здравоохранения. И мне немножко грустно и обидно, что вот «Единая Россия», когда лидер «Единой России» Дмитрий Анатольевич Медведев несколько дней назад сказал на совещании в партии, что надо и систему бесплатного лекарственного обеспечения сделать, и надо увеличивать расходы на здравоохранение, – «Единая Россия» как-то промолчала. Ну, а Жириновский вовсе просто … . А Макаров, председатель комитета по бюджету, но тоже это, значит, вместо того чтобы биться за интересы людей… Мы же, наш бюджет в здравоохранении – да, его увеличили. Начиная с базы 2018 года. Но этого недостаточно. Это и президентские выплаты по ковиду, и дополнительные расходы на эпидемию. Но этого недостаточно. Он должен отвечать чаяниям российского народа и отвечать на те национальные цели, которые поставлены президентом в стране.

Константин Чуриков: Сегодня примерно об этом была дискуссия спикера Госдумы Володина и министра Силуанова. Володин Силуанову говорит: вы как-то смотрите, что там президент хочет, что люди хотят, да? Чтобы Минфин постоянно не отбрыкивался и не отнекивался от таких, просто жизненно важных, расходов на жизненно важные вещи.

Гузель Улумбекова: Константин, вот к вопросу о жизненно важных вещах. Численность нашей страны, естественная убыль в этом году будет, по прогнозам, минус полмиллиона человек. Минус полмиллиона человек!

Константин Чуриков: Минус 352 тыс., Гузель Эрнстовна. Минус 352 тыс.

Гузель Улумбекова: Простите?

Константин Чуриков: Минус 352, официальный прогноз.

Гузель Улумбекова: Это пока. А вот … опубликованы просчеты академика Аганбегяна, и он говорит: минус 500 тыс. И не все это еще покроется миграцией. Сколько у нас дополнительных смертей по итогам года будет. А что влияет на естественный прирост населения? Рождаемость, которая сокращается, и на нее так быстро не повлияешь, это только нормальные зарплаты наших семей, и в том числе матерей-одиночек, которые растят детей. Это только надо заливать деньгами. И второе – это высокий уровень смертности, который сложился в нашей стране. А для того, чтобы его снижать, нужны расходы на здравоохранение. У нас сегодня смертность, например, трудоспособного населения выше в 3 раза, чем в Европе. В 2,5-3 раза.

И естественно, вот в этих условиях мы должны дополнительные деньги, естественно, тратить на здравоохранение, еще раз повторю. Потому что это очень серьезно. Чтобы снижать смертность населения. А это напрямую, если сегодня помощь недоступна, это же жизнь и здоровье наших граждан. Еще раз повторю: губернаторы должны нести всю полноту ответственности. Я здесь абсолютно согласна с президентом, что он нас выстраивает.

И вот, говоря о том, какие регионы у нас еще под риском стоят: очевидно, там, где растет прирост ежедневный инфицированных, и там, где недостаточно врачей. Перечислю. Московская область, … область, Калужская область, Тульская область, Владимирская, Псковская, Новгородская, Чеченская Республика, тот же Ставрополь, который у вас … . А там, где коек не хватает… Т. е. это на 15-20% ниже, чем в среднем по Российской Федерации. Вот эти регионы я перечислила, где врачей меньше, чем в среднем по Российской Федерации. Сейчас перечислю там, где коек меньше.

Константин Чуриков: Давайте.

Гузель Улумбекова: Московская, Ленинградская, Севастополь город, Республика … , Ингушетия, Республика Чечня. Вот они должны быть наготове. Губернаторы должны уже сейчас создавать штабы и продумывать, как они будут действовать, если число больных будет прирастать больше, чем даже, вот например, неделю назад. Они уже должны сегодня об этом думать. А Министерство здравоохранения…

Константин Чуриков: Да-да-да, нам сейчас звонит просто Курган как раз. Давайте послушаем зрителя, вот на секунду вас перебьем.

Гузель Улумбекова: Пожалуйста.

Дарья Шулик: Евгений, здравствуйте.

Константин Чуриков: Евгений, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Меня зовут Евгений. Я хотел бы рассказать, что у нас творится в городе Кургане Курганской области. У нас есть поликлиника в Кургане, № 2 по улице Кравченко. И там люди занимают очередь с 4 часов утра, чтобы попасть на прием к терапевту. Вот там люди и с температурой, и кто-то даже с ковидным диагнозом. И все они стоят в одной очереди и в одном помещении, в тесном достаточно. Человек 700 примерно, 600 примерно вот так.

Константин Чуриков: Прямо на улице в 4 утра стоят? Вы это видели или кто-то вам рассказывал?

Зритель: С 4 утра занимают очередь приезжают на машинах, стоят до 7 часов утра, когда открывается регистратура. После этого вся эта толпа вваливается в поликлинику № 2 по улице Кравченко, и там начинается, значит. Два терапевта принимают. Вот эти два терапевта принимают целый день. До 10 часов вечера. Вот люди там целый день находятся.

Константин Чуриков: Что-то даже не понимаю, как. Вы говорите: 700 человек? Два терапевта?

Дарья Шулик: 700 человек за день два человека…

Зритель: Уносит он эту инфекцию домой, и дальше это все распространяется с калейдоскопической быстротой.

Константин Чуриков: Спасибо за ваш звонок, Евгений. Одна только просьба: пожалуйста, оставьте свой контакт нашим редакторам. Мы просто обязаны снять сюжет, если это все действительно так, мы должны это показать. Спасибо вам большое.

Дарья Шулик: Спасибо.

Константин Чуриков: Гузель Эрнстовна, как прокомментируете?

Гузель Улумбекова: Ну, а что тут комментировать? В той же Курганской области… У вас вот что-то тут депутат такой, из комитета по охране здоровья, произносил невнятное, просто был не готов ответить на этот вопрос, а я готова. В Курганской области численность врачей участковой службы в 2 раза меньше, чем в среднем в Российской Федерации. Участковые. В поликлинике которые принимают. И естественно, они будут принимать с утра до вечера. Естественно, невозможно развести потоки зараженных и незараженных пациентов. Естественно, в медицинскую помощь будут занимать очереди заранее. Это надо было решать до эпидемии. Здесь не надо иметь, еще раз повторю, семь пядей во лбу, чтобы определить, что с этим будут, есть и будут еще большие проблемы в связи с ростом потока больных.

Вы знаете, меня на самом деле что удручает? Что медицинская общественность… Ну, во-первых, меня, конечно, удручает, что не все партии проголосовали за то, чтобы увеличить бюджет здравоохранения. Я еще раз повторюсь: у нас бюджет здравоохранения, хотя и рос в предыдущие годы, но в 2021 году по отношению к 2020 году он не увеличивается из … бюджетных источников.

Константин Чуриков: Так.

Гузель Улумбекова: И это, на самом деле, очень плохо. Это означает, что мы не сможем привлечь дополнительные кадры в отрасли и решить те проблемы, которые сегодня накопились. И связанные с эпидемией, и те, которые были до эпидемии.

Константин Чуриков: Так.

Гузель Улумбекова: В этой ситуации вообще-то огромная ответственность сегодня лежит на депутатах. Не замалчивать проблемы, вот как я сегодня услышала, а выступать с пеной у рта об увеличении финансирования здравоохранения. Они сегодня принимают бюджет, от которого зависит жизнь и здоровье наших граждан.

Второе. Меня удручает позиция Национальной медицинской палаты. Вот я позавчера выступала по поводу здоровья детей, что надо делать в этой сфере, на Общероссийском народном фронте. И Рошаль, который возглавляет Национальную медицинскую палату, Леонид Михайлович, и который одновременно в ОНФ отвечает за здравоохранение, он сказал, когда я сказала, что надо увеличивать финансирование здравоохранения: «Мы должны войти в положение правительства». С какой радости? Правительство, Министерство экономики, которые определяют наши расходы, должно войти в положение людей. И должно понимать, что от того, какие расходы будут на здравоохранение, зависит жизнь и здоровье наших граждан. Они должны нести ответственность за это. Для чего мы создавали Национальную медицинскую палату? Чтобы потом слышать такие речи? Недопустимо. Недопустимо!

Константин Чуриков: Спасибо.

Дарья Шулик: Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо. Гузель Улумбекова, руководитель Высшей школы организации и управления здравоохранением, доктор медицинских наук, со своим мнением о ситуации в системе здравоохранения. Еще у нас есть звонок, давайте послушаем, пока… времени-то уже нет, но тема горячая.

Дарья Шулик: Наталья из Саратова к нам дозвонилась. Наталья, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я тоже вот присоединяюсь к бывшему, звонившему мужчине…

Константин Чуриков: Да-да, к Евгению, который звонил из Кургана. Да-да, продолжайте, да.

Зритель: Да. Я хотела пожаловаться на поликлиники. Потому что это вот самые рассадники. Заболевают, например… У меня есть две семьи, в которой заболели коронавирусом, а мужа и детей не тестируют, которые с ними контактировали. И получается, что они не знают о том, что они болеют. Ходят на работу. Один из них заразил мою подругу. Поехал в Москву, заразил московских родственников. Понимаете? Нам говорят, что это мы безответственные люди, ходим без масок, курортников обвиняют. А на самом деле это все в поликлиниках происходит. Люди ждут по 3, в Саратове, 3 дня ждут Скорой помощи. Так что я даже вот не знаю, у нас очень сильно вырос процент… 197 сейчас случаев заражения в день. А на самом деле это умножать нужно на 3.

Константин Чуриков: Но так не вся картина есть, и тестов не хватает, да.

Зритель: …Не хватит для тестирования, которые контактировали люди с больными. Нет симптомов – значит, не нужно тестировать.

Константин Чуриков: Да. К сожалению, к сожалению, так.

Дарья Шулик: В поликлинике теперь не лечиться, а идти заражаться ковидом…

Константин Чуриков: Хотя поликлиника должна быть, и я уверен, когда-нибудь все-таки в нашей стране она станет…

Дарья Шулик: …ровно наоборот.

Константин Чуриков: …очагом заботы, внимания к пациенту и качественной помощи в день обращения.

Дарья Шулик: Очень бы хотелось.

Константин Чуриков: И, конечно же, не выстаивая в очереди с 4 утра. Мы через несколько минут будем говорить, кстати, отчасти и о врачах, вообще о зарплатах бюджетников, о том, какими они должны быть.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
' I
Сергей