Механизм приёма в вузы требуют изменить

Гости
Михаил Эскиндаров
ректор Финансового университета при Правительстве РФ
Амет Володарский
омбудсмен в сфере образования

Петр Кузнецов: Мы продолжаем.

Лотерея, покер или даже русская образовательная рулетка – это все о нынешней вступительной компании в вузы. Петиция с просьбой отладить механизм приема собрала уже более 19 тысяч подписей. Ее авторы считают, что отмена второй волны зачисления (а ее отменили) не позволяет справедливо распределять бюджетные места.

Ксения Сакурова: Раньше те, кто не попадал в первый приказ о зачислении в вуз мечты, мог подать документы в другое учебное заведение во время той самой второй волны приема. В этом году второго шанса у абитуриентов не было, все нужно было сделать за один день, при этом еще и довольно быстро.

Петр Кузнецов: И при этом оказалось почти невозможно понять, куда на самом деле проходил человек, списки менялись каждую минуту, абитуриенты метались между сайтами вузов, многие из которых просто не выдержали такой нагрузки.

Ксения Сакурова: В результате все это и правда стало похоже на игру в покер: кто-то рисковал и выигрывал, попадая даже с небольшими баллами в нужный вуз, а кто-то, более успешно сдавший экзамены, проиграл, не оценив все риски или то, как поведут себя конкуренты, и в результате вообще никуда не поступил, хотя, казалось бы, баллы его были выше, чем, например, у одноклассника.

Все это сегодня будем обсуждать с экспертами вместе с вами. Прямо сейчас у нас на связи Амет Володарский, омбудсмен в сфере образования. Амет Александрович, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Добрый день.

Амет Володарский: Добрый день, коллеги.

Ксения Сакурова: Что вы думаете по поводу сложившейся ситуации? Правда ли, что та система, которая работала в этом году, работала не совсем справедливо?

Амет Володарский: Эта система новая, она, конечно, показала брешь, но, что самое главное, по-моему, пока она еще не выявила основную проблему. На мой взгляд, основная проблема в том, что мы поставили льготников, олимпиадников, целевиков на одну ступень с общим набором – это неправильно. Если у нас государство хочет и вузы хотят выделить эту категорию людей, значит нужно их выделять не за счет общего числа бюджетных средств. Причем я хочу сказать, что олимпиадников, льготников и целевиков не так много. И у государственных вузов сегодня есть возможность отдельно оплачивать их обучение.

Сегодня государственные вузы имеют очень серьезные доходы за счет так называемых договорных отделов (фактически это коммерческие отделы), и стоимость обучения в государственном вузе сегодня намного выше, чем даже в частных вузах. Поэтому, на мой взгляд, выход из положения – нам нужно целевиков… А вы знаете, наверное, что целевики, льготники, олимпиадники сначала имеют преимущество при поступлении, то есть сначала их принимают. Вот это несправедливо. Отсюда, мне кажется, и растут ноги.

И второе предложение. Я уверен, что можно увеличить госзаказ для частных вузов, и дать им возможность более серьезно проявить себя в этом государственном заказе. Таким образом мы сможем снять это напряжение, которое сегодня есть с набором.

Вот два механизма, которые я предлагаю обдумать для поступления на следующий год. А в этом году действительно такая брешь проявила себя.

Ксения Сакурова: Давайте просто попытаемся разобраться в этой ситуации. Что касается олимпиадников, целевиков – да, мы говорили, уже обсуждали это в нашей студии, что в этом году они порой заняли 100% бюджетных мест на некоторых специальностях в некоторых вузах, но это, скажем так, другая тема. Все-таки какие-то бюджетные места остались для тех, кто поступает по результатам ЕГЭ.

И у нас получилась ситуация, что есть, с одной стороны, ребята, которые набрали, казалось бы, неплохие баллы, но неправильно рассчитали свои шансы и вообще никуда не поступили, а с другой стороны, у нас есть мехмат МГУ, куда в этом году по заявлению самого же факультета буквально зачисляли чуть ли не всех желающих, проходной балл на этот факультет был 270. И все якобы из-за вот этой системы набора в одну волну, когда абитуриенты вслепую ориентировались между вузами, перекидывали свои заявления. Почему сейчас система именно такая?

Амет Володарский: Вы вначале сказали, что олимпиадники, льготники и целевики – это другая тема. Нет, это не другая тема, это одна и та же тема, то есть здесь есть четкая причинно-следственная связь, о которой я сказал выше. А что касается того, что приемные комиссии во многих вузах оказались фактически в таком коллапсе, почему? Потому что, конечно, большинство абитуриентов принимали решение, какой вуз выбрать в самый последний день. То есть до 11 августа приемные комиссии были просто перегружены заявлениями о зачислении.

Но многие вузы пошли по другому пути – они просто зачисляли раньше и зачисляли тех, кто уже подал заявление раньше. Условно говоря, у тебя 280-290 баллов и ты до последнего ждешь, какой вуз выбрать, а вузу уже нужно готовиться к первому сентября, вуз принимает решение принять студента с 270 баллами, вот поэтому и получается такая ситуация.

Ксения Сакурова: Так это получается именно потому, что отменили вторую волну приема? То есть раньше человек с этими баллами (допустим, 290 баллов у него), шел в вуз мечты, подавал свои документы и смотрел по итогам первой волны, поступил он или нет и нужно ли ему куда-то еще бежать или можно оставаться на месте. А сейчас получается, что у тебя есть один шанс, и если ты его рассчитал правильно, ты свои 290 баллов в нужное место отнес, тебе повезло. Если нет, если перед тобой, допустим, целый список людей, у которых 295 баллов, то извини, ты, получается, оказался за бортом, и у тебя даже нет второго шанса со своими хорошими баллами вообще куда бы то ни было поступить.

Амет Володарский: Вот, это то, о чем мы все эти годы и говорили, что не нужно… То есть понимаете, все это – первая волна, вторая волна, вообще все эти волны – это некие такие ограничительные моменты. То есть мы говорим, что если у ребенка достаточно баллов для поступления в высшее учебное заведение, то ограничить его нельзя, то есть не нужно ограничивать первой волной или второй волной. Я думаю, что в будущем будут продуманы механизмы, в том числе механизмы, которые учтут общественно-профессиональное мнение, то, о чем мы говорили в самом начале.

Опять-таки, хочу показать, что есть причинно-следственная связь, что первая волна все-таки начинает с того, что она зачисляет льготников, олимпиадников и целевиков, их нужно выделить в отдельную категорию – это первое. И второе – дать возможность поступать в течение… то есть не должно быть первой и второй волны, нужно четко указать, что ребенок должен принять решение до 10 августа, все. Это не должно быть волнами.

Ксения Сакурова: Давайте послушаем мнение вузов. С нами на связи Михаил Эскиндаров, ректор Финансового университета при Правительстве Российской Федерации. Михаил Абдурахманович, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Михаил Эскиндаров: Добрый день.

Петр Кузнецов: Мы говорили о петиции, которая набрала уже более 19 тысяч подписей, судя по всему, это абитуриенты. А вузы устраивает нынешняя формула с отменой второй волны?

Михаил Эскиндаров: Знаете, есть хорошая китайская пословица, которая говорит, что если даже ты ангел, то кому-то не понравится шелест твоих крыльев. Никому никогда угодить по всем вопросам нельзя, и было очень много недовольных первой-второй волной. Я занимаюсь приемом в вуз уже много-много лет и знаю проблемы прошлых лет и сегодняшних. Найти оптимальный вариант очень сложно.

Сейчас я слушал Амета Александровича, он предлагает отдельно определить правила приема для поступающих на целевые места, олимпиадников и так далее и отдельно выделить тех, кто поступает на общих основаниях. Тут, может быть, есть правда, хотя и сейчас уже олимпиадники не ограничиваются по количеству мест, а вот целевики и люди, которые имеют право поступать без дополнительных испытаний (я имею в виду инвалидов, сирот … другая категория людей) – они тоже зачисляются до основной массы.

Что касается олимпиадников, уважаемые коллеги. Эта проблема существует исключительно для 7-8 вузов. Это не касается большинства вузов Российской Федерации. И здесь в основном идет такой, скажем, не очень хороший шум от 2-3 вузов, где действительно победители олимпиад занимают почти все бюджетные места. Но если посмотреть внимательно, кто организует и проводит эти олимпиады – как раз эти вузы и проводят эти олимпиады, и соответственно зачисляют к себе в вуз в первую очередь.

Поэтому первое предложение состоит в том, чтобы расширить географию проведения олимпиад, отдать проведение олимпиад в региональные вузы, тем вузам, чьи выпускники востребованы народным хозяйством и очень нужны.

А что касается прошлогодних правил приема, когда дозачисляли, поверьте мне, и в прошлом году до последнего дня абитуриенты бегали из одного вуза в другой, и мы вынуждены были ждать до последней минуты – даст он согласие зачислиться к нам или не даст. Поэтому тут проблема больше, скажем так, эмоциональная. Если человек, извините, в течение 10-11 лет не подготовился, не выбрал вуз, то в последнюю минуту он будет делать не очень удачный выбор.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, а что в силах конкретного университета, вуза? Он может как-то увеличить процент мест для ребят, которые не попали в квоту?

Михаил Эскиндаров: Может. Некоторые вузы так и делали, когда снижали, например, плату за обучение. Мы, например, приняли 375 олимпиадников, по-моему. И для того, чтобы прошли достойные ребята с большими баллами, мы сделали скидку до 60%. Были еще иные дополнительные меры. Так что каждый вуз принимает решение…

Петр Кузнецов: То есть они превращались в платников в данном случае, но со значительной скидкой.

Михаил Эскиндаров: Да, в платников, но с большими скидками.

Ксения Сакурова: Михаил Абдурахманович, а если сравнивать кампанию этого года и кампанию, например, прошлого года. Вы сейчас, наверное, уже имеете на руках результаты по среднему проходному баллу. Ваш вуз доволен качеством нынешней приемной кампании, если сравнивать с прошлой?

Михаил Эскиндаров: Да, я могу это точно сказать, мы довольны результатами. У нас было подано 81000 заявлений на 1500 мест, можно подсчитать, сколько на одно бюджетное место получалось. И кроме тех 375 олимпиадников, мы зачислили со средним баллом 91,4. Это очень хороший результат. Но еще раз повторюсь, у нас был большой конкурс на платные места, средний балл поступивших на платные места выше, чем 76. Это тоже очень хороший показатель.

Но я бы внес одно предложение, может, оно кому-то не понравится, но я бы дал возможность ряду вузов, не более десяти (где огромный конкурс, огромное количество олимпиадников, которые занимают все бюджетные места) сделать зачисление на неделю раньше остальных вузов. И все проблемы снимутся. Вот зачислит МГУ, ВШЭ, МГИМО, допустим, и мы, и те люди, которые совершенно точно не проходят в эти вузы, могли бы пойти в другие высшие учебные заведения и попасть на бюджетные места. Это один из вариантов.

Второй вариант – это ограничение для ведущих вузов в приеме олимпиадников. Тем более, если та же ВШЭ так сильно горюет, что к ним приходит большое количество олимпиадников, так ограничивайте, принимайте только победителей всероссийской олимпиады, остальные пусть идут в другие вузы.

Есть еще много механизмов, мы сейчас в спокойной обстановке, я думаю, проанализируем вместе с ректорами вузов России. Этот вопрос уже предварительно обсуждался на заседании Совета ректоров России с участием министров. Я думаю, что и Министерство науки и высшего образования тоже сейчас это делает, и скажу также, что и аппарат правительства Российской Федерации озаботился этой проблемой, и общественность. Вот эти ребята, которые написали петицию, они же писали не просто так, чтобы трясти воздух, а там на самом деле есть кое-какие недоработки. В том числе, по распределению контрольных цифр приема, в том числе по порядку стимулирования, например, много вузов, которые не добрали на бюджетные места. Это в первую очередь технические вузы, медицинские, как ни странно (может, потому что им увеличили прием на 48 тысяч человек в этом году), это касается и педагогических вузов.

Но общество не может обойтись без педагогов, общество никак не может обойтись без врачей, и надо найти стимул для того, чтобы молодые люди, лучшие выпускники шли не в московские вузы, а именно в региональные – педагогические, медицинские, сельскохозяйственные учебные заведения. Может быть, для этой категории людей сделать специальные стипендии – не 1900 рублей, а допустим, 5000-6000 рублей, чтобы люди шли в эти педагогические и медицинские университеты.

Значительно увеличить число, допустим, целевых мест, чтобы школы могли направлять в педагогические вузы, участковые больницы могли целевым образом направлять людей в соответствующие вузы. Конечно, сегодня у нас нет государственного распределения, но, может быть, целевые места (это как раз отработка не менее трех лет) помогут как-то решить, в том числе, проблему рабочих мест в школах. У нас есть школы, где нехватка преподавателей. Поэтому надо разделить, мне кажется, порядок приема в подобные вузы и ведущие.

Петр Кузнецов: Да. Все это время нас слушает Амет Володарский, омбудсмен в сфере образования. Амет Александрович, если есть какой-то комментарий, может быть с чем-то не согласны, есть возможность высказаться.

Амет Володарский: Нет, я согласен с Михаилом Абдурахмановичем, это совершенно правильно. У нас есть так называемые топовые вузы, которым, наверное, действительно нужно дать отдельный график приема, может быть на неделю, на две недели раньше, чтобы разгрузить этот поток. Потому что то, что творилось до 11 августа в других вузах – это просто коллапс. Я совершенно согласен с этим.

Но все-таки я понимаю, что… Я настаиваю… Я хочу еще раз обратить внимание на то, что причинно-следственная связь заключается в том, что мы неправильно разделили первоочередность приема. То есть олимпиадники, льготники и целевики все-таки должны быть отдельной категорией, которая не должна попадать под стопроцентное бюджетное финансирование, это должна быть отдельная статья бюджета.

Петр Кузнецов: Да. Благодарим Михаила Эскиндарова, ректора Финансового университета при Правительстве Российской Федерации. Приветствуем в нашем эфире наших телезрителей, с нами Елена из Москвы. Амет Володарский остается с нами, есть возможность прокомментировать выступления наших телезрителей. Здравствуйте, Елена.

Зритель: Добрый день.

Петр Кузнецов: Скажите, какая ситуация у вас?

Зритель: В этом году у нас поступал ребенок, закончил 11 класс, и мы поступали в институт. Наверное, так же как все, мы подали в пять институтов, на несколько специальностей мы подавали в каждом институте. Толку от этого не было никакого, потому что никто не подавал согласий, мы до 11 числа сидели ждали, когда в конце концов люди соизволят их подать, никто не подавал. В результате такая ситуация, что 11 числа в 6 часов вечера люди (минут за 15-20 до 6 часов вечера) прямо каким-то сумасшедшим потоком стали подавать согласия. Без десяти 6 мы поступали на бюджет, перед нами еще было, наверное… Из 50 мест мы были на 30 месте в группу по бюджету. В 6 часов вечера мы проходили, в 7 часов вечера мы проходили на бюджет, и даже успокоились, что мы поступили на ту специальность, которую хотели. А на следующий день оказалось, что далеко не все обработано, абсолютно никакой реальной информации не было, и очень многие сайты висели в последние 2 часа. В других институтах мы тоже контролировали ситуацию, смотрели куда мы проходим, а куда нет, на всякий случай.

Петр Кузнецов: Да, тоже так себе удовольствие.

Зритель: Вообще сайты практически не работали. И получилось так, что в 6 часов вечера мы поступили, в 7 часов вечера мы поступили, а на следующий день оказалось, что мы не поступили. Когда мы попросили институт прокомментировать, почему так получилось, нам сказали: «Да, эти последние 15 минут». То есть в 6 часов вечера перед нами было еще 15 человек, еще свободно хватало…

Ксения Сакурова: То есть все решилось в последние 15 минут?

Зритель: Да.

Ксения Сакурова: Понятно.

Петр Кузнецов: Впрочем, как и много в нашей жизни. Спасибо. Вот такая история.

Ксения Сакурова: Да, спасибо большое, Елена.

Можете как-то прокомментировать эту ситуацию?

Амет Володарский: Конечно. Это в общем то, о чем мы говорили. Это такая рулетка получается, понимаете? То есть, конечно, здесь понятно недовольство родителей и понятны действия вуза. И родитель прав, что переживает и волнуется. И фактически, если на сайте была информация о том, что он поступил. Вообще я хочу сказать, что нужно сделать скрин этой информации и обращаться в ректорат и дальше в суд.

Петр Кузнецов: С другой стороны, ситуация новая, и пойди пойми, как это будут разруливать, если будет столько фотографий экрана. Спасибо большое, но у нас уже не остается времени.

Ксения Сакурова: Да, спасибо.

Петр Кузнецов: С нами был Амет Володарский, омбудсмен в сфере образования. Говорили вот о таких проблемах с приемом в этом году.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Что не так с практикой зачисления на бюджетные места?