Мехман Мамедов: До 30 лет нужно пройти обследование на факторы риска. А после 30 - регулярные профилактические осмотры

Мехман Мамедов: До 30 лет нужно пройти обследование на факторы риска. А после 30 - регулярные профилактические осмотры | Программа: ОТРажение | ОТР

О причинах мужской смертности в России

2018-09-11T15:28:00+03:00
Мехман Мамедов: До 30 лет нужно пройти обследование на факторы риска. А после 30 - регулярные профилактические осмотры
Выбить деньги с бывшего
Что вас раздражает?
ТЕМА ДНЯ: Отдохнём в России. Дорого
Некому строить?
Новая холодная война?
Что нового? Калининград, Тамбов, Челябинск
Медицина не стала доступнее. Лесные пожары. Все – в мегаполисы? Пенсионеры без страховки. Самозанятые
Растут под Моргенштерна
Ставка на агломерации: все уедут в города?
ФАП на стадии фундамента, но уже «работает». Как отчитываются владимирские чиновники. СЮЖЕТ
Гости
Светлана Барсукова
профессор Факультета социальных наук НИУ ВШЭ
Мехман Мамедов
доктор медицинских наук, профессор, эксперт лиги «Здоровье нации»

Ольга Арсланова: Так вот, новости действительно не всегда радостные. Вот, например, исследования, данное исследование международное, которое нас заставило встревожиться. Мы хотим это с вами обсудить. Дело в том, что в России неравенство между продолжительностью жизни мужчин и женщин до сих пор самое значительное в мире. Разрыв составляет в среднем 11 лет в пользу женщин. Это результаты свежего исследования, опубликованного в медицинском журнале «Ланцет».

Петр Кузнецов: Хоть где то вы побеждаете, Ольга!

Ольга Арсланова: Что значит где-то? Давайте посмотрим.

Петр Кузнецов: Хоть где-то! К 2016-му ожидаемая продолжительность жизни мужчин поднялась до 65-ти почти с половиной лет, однако, для женщин этот показатель достиг исторического максимума – 76 и две десятых года.

Ольга Арсланова: Но видишь, мы побеждаем в главном! Но радоваться, мне кажется, этому не стоит и женщинам тоже, в том числе. Гендерный диспаритет составил почти 11 лет и он, по данным издания, является самым большим в мире. Вдумайтесь в это! Самым большим в мире. Вот посмотрите сейчас на эти данные, которые на ваших экранах, этот список стран, Россия, США, Япония, Германия, Болгария.

Петр Кузнецов: В 16-м году 59,2% смертей среди мужчин в возрасте

Ольга Арсланова: От 15 до 49.

Петр Кузнецов: От 15 до 49 лет, и 46,8% у женщин были связаны с неблагоприятными поведенческими факторами. Такими, как употребление алкоголя, наркотиков и курение, говорится в исследовании.

Ольга Арсланова: Но, в общем, здесь, да, люди, что называется, сами себе жизнь укорачивают. Ожидаемая продолжительность жизни при рождении для мужчин и женщин на 2017-й год составляет 72,7 года, прогнозируется, что к 2030-му году она возрастет до 80-ти лет. Если говорить о мужчинах, средняя продолжительность жизни будет составлять почти 76 лет, о женщинах – почти 84. Но это, как говорится, ожидания. Пока что, хотя и основано на научных факторах.

Петр Кузнецов: О реальности прямо сейчас поговорим с Мехманом Мамедовым, доктором медицинских наук, профессором. Здравствуйте!

Мехман Мамедов: Здравствуйте!

Ольга Арсланова: Здравствуйте!

Петр Кузнецов: Спасибо, что пришли! Скажите, пожалуйста, ну что это значит, возвращаясь к мужчинам, это если сейчас взять и уехать в Европу, я дольше буду жить, что ли?

Мехман Мамедов: Вы знаете, есть такие исследования, когда проводили сравнения японцев, например, которые живут в Японии и японцев, которые живут в Америке. И действительно, место жительства, какой-то, образ жизни имеет значение. Но Вы до этого анонсировали какие-то данные, я позволю себе…

Ольга Арсланова: Это данные, да, всего лишь издания медицинского.

Мехман Мамедов: Да, «Ланцет» - авторитетный журнал, да, мы с большим уважением относимся к этому изданию. Тем не менее, у нас есть своя официальная статистика, где, все же разнятся данные. Не 11 лет разница, между мужчинами и женщинами в России, а все же где-то 9-10 лет в среднем получается.

Ольга Арсланова: Но все равно очень много! Согласитесь, это очень много!

Мехман Мамедов: Я с Вами полностью согласен, но давайте проведем такое небольшое сравнение с западными странами. На Западе эта разница составляет 7-8 лет в среднем. То есть, у нас получается разница не такая большая, 2 года. Но, например, есть регионы, Южная Африка, там разницы между мужчинами и женщинами фактически никакой нет. На Ближнем Востоке где-то 2-3 года разница. Но мы, поскольку относимся к Западу больше, ну европейская страна Россия, это Евроазиатская страна, мы, наверное, больше относимся к Европе, поэтому у нас, в принципе, такие же тенденции, как и в Европе.

Ольга Арсланова: Да, просто мы сейчас с Африкой почему не сравниваем, там в целом очень низкая продолжительность жизни. Вообще. И для мужчин и для женщин. Поэтому особо тут радоваться тому, что мы не следуем этим трендам, не стоит.

Давайте разбираться в причинах. Почему так? Вот у нас уже зрители свои версии предлагают. Женщина живет дольше, потому, что у нее больше ответственности, ей нужно поднимать детей. Потому, что у женщин более выносливый организм. Потому, что женщина меньше злоупотребляет алкоголем, наркотиками.

Мехман Мамедов: Я полностью поддерживаю мнения зрителей. Может быть у меня будет более научно-обоснованный такой подход. Но вот по дороге, когда я к вам сюда приехал, я об этом думал, поскольку заранее знал, какие могут быть вопросы. Значит, я могу привести два аргумента. Первый аргумент. Во-первых, у женщин трудоспособного возраста, да вот в репродуктивном возрасте, у них есть некая такая защита. То есть, женские гормоны имеют такое протективное действие. Женские гормоны, удивительно это все, вот есть какая протекция в организме, поэтому у них, скажем в возрасте 40 – 50 лет вероятность развития сердечнососудистых заболеваний и других заболеваний, таких социально значимых заболеваний меньше чем у мужчин. Некая такая протекция. После 60-ти лет, скажем, эта разница уменьшается. Это первая причина.

Во-вторых, действительно, я полностью согласен с нашими зрителями, что у женщин ответственности, приверженности к терапии, вообще ответственности за свое здоровье больше, чем у мужчин. Поскольку когда мы принимаем пациентов, мы видим, что женщина больше ответственно относится к своему здоровью, нежели мужчина. И, как правило, мужчина более дисциплинированы в тех случаях, когда супруги их сопровождают.

Ольга Арсланова: А, то есть, мужчины просто не проверяются, не ходят к врачам, их туда не загонишь! А женщины ходят на диспансеризации значительно чаще. Потому, что они понимают, что нужно.

Мехман Мамедов: В целом скажу, что женщины более ответственно относится к своему здоровью, чем мужчины. Это действительно есть такой факт.

Ольга Арсланова: А это какой-то гендерный фактор или это у нас культура вот такая в Росси? Так у нас сложилось, что мужчины почему-то так относятся к своему здоровью? Почему, не очень понятно!

Мехман Мамедов: Знаете, я бы сказал, не только в России, в целом во всем мире женщины более ответственно относятся к своему здоровью ,чем мужчины. Ну, действительно, может быть, локальная какая-то культура тоже имеет значение, да, безусловно, имеет какое-то значение. Но в целом тенденция такая, что женщины действительно более ответственно относятся к своему здоровью, потому, что действительно ответственность у них за продолжительность рода, и тому подобное, может это все складывается, в комплексе, в совокупности дает именно такую обязанность, что женщина должна следить за своим как бы, здоровьем больше.

Петр Кузнецов: Скажите, а какой самый опасный возраст для российского мужчины, какие у Вас данные? Когда стоит еще раз за сердце схватиться?

Мехман Мамедов: Вы знаете, не могу сказать, какая опасность, поскольку это сугубо индивидуально, есть средние какие-то данные. Но, тем не менее, если речь идет о том, когда мужчина должен проверяться на предмет заболеваний, социально значимых заболеваний, поскольку скажем, продолжительность жизни и смертность это все определяется заболеваемостью, так называемыми социально значимыми заболеваниями.

Я думаю, что до 30 лет человек уже должен пройти какой-то первичный, скажем, осмотр, на наличие факторов риска. Потому, что сначала развиваются факторы риска, формируются факторы риска, а потом уже развивается, медленно прогрессирует, формируются какие-то заболевания, после 30 лет. Поэтому до 30 лет можно проверяться, на наличие факторов риска и в дальнейшем уже надо регулярно проходить определенные профосмотры или медицинские осмотры. Если есть какие-то уже зародыши каких-то заболеваний, надо проводить хорошую профилактику.

Петр Кузнецов: Сильно ли колеблется средняя продолжительность жизни мужчины от региона к региону?

Мехман Мамедов: Скажем так, мужчин и женщин не могу сказать, в целом региональные особенности есть. Например, средняя продолжительность жизни высокая на Северном Кавказе, это может быть действительно экологическим фактором, может быть урбанизация не так выражена, этот фактор тоже имеет какое-то значение. В среднем продолжительность жизни высокая в Москве, по статистическим данным. В Центральной России несколько показатели меньше. Поэтому действительно региональные особенности в России имеются. Потому, что опять же это образ жизни, это этно-культурные какие-то особенности, опять же урбанизация, распространенность тех или других факторов риска, это имеет какое-то значение.

Ольга Арсланова: А Вы не знаете, а в Забайкалье как с этой диспропорцией дела обстоят? Я почему спрашиваю, у нас звонок оттуда сейчас будет.

Мехман Мамедов: Давайте мы с Вами ответим на этот звонок.

Ольга Арсланова: Давайте. Александр из Забайкалья звонит, здравствуйте!

Петр Кузнецов: Здравствуйте!

Зритель: Здравствуйте! Вы меня слышите?

Петр Кузнецов: Да!

Зритель: Алё, здравствуйте! Это вам звонят из Забайкалья, вы сами представьте, как нас можно будет сравнивать с южными районами нашей страны, даже с той же Японией? Люди девять живут в винограднике или мы тут живем девять месяцев в снегу по пояс! Вот мне сейчас 57 лет, а я в деревне долгожитель. Потому что климат такой. В 30 лет 90% мужского населения без зубов! Ну, климат такой, что же сделаешь! Это каторжанский край, сюда декабристов высылали умирать, а мы здесь живем. И что мы можем сделать? А ничего мы при таком климате не сможем сделать. При всем желании! Какая там пенсия в 65 лет?!

Ольга Арсланова: А скажите, Александр, все-таки, климат, как Вам кажется или все-таки какие-то еще социальные факторы?

Зритель: Да конечно климат!

Петр Кузнецов: На первое место Вы все-таки климат ставите.

Ольга Арсланова: В Скандинавии тоже климат суровый, а продолжительность жизни высокая!

Зритель: Где?

Ольга Арсланова: В Скандинавии, например!

Зритель: Да при чем здесь Скандинавия! В Скандинавии мягкий климат, у них там даже море не замерзает в Новый год! А у нас тут минус 40!

Петр Кузнецов: Понятно.

Ольга Арсланова: Нет, я не говорю, что в Забайкалье прекрасный климат.

Петр Кузнецов: Спасибо!

Ольга Арсланова: Я говорю о том, что, наверное, этот фактор нельзя считать…

Петр Кузнецов: Климат сильнее всего влияет?

Мехман Мамедов: Вы знаете, я отчасти может быть действительно аргумент у него обоснованный. Дело в том, что факторы, так называемые факторы риска, есть поведенческие факторы риска, которые зависят от нас, это курение, алкоголь, образ жизни, да?

Петр Кузнецов: Не все же пьют и курят!

Мехман Мамедов: Да, да! Это зависит от нас. Ну, еще есть такие биологические факторы риска. То есть, факторы окружающей среды. Безусловно, например, у нас есть районы, с суровым климатом, или там, скажем, эндемические районы. Где-то не хватает микроэлементов, да, каких-то там важных элементов не хватает и там, конечно, определенные заболевания больше развиваются, больше регистрируются, чем в других районах. Эти моменты мы должны, безусловно, учитывать. И должны, наверно, региональные какие-то профилактические стратегии разрабатывать, чтобы уменьшать вероятность развития этих заболеваний.

Ольга Арсланова: это то, что касается биологических аспектов. Давайте поговорим об аспектах социальных. К нам на связь выходит профессор департамента факультета социальных наук Высшей школы экономики Светлана Барсукова, Светлана Юрьевна, здравствуйте!

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Светлана Юрьевна!

Светлана Барсукова: Добрый день!

Ольга Арсланова: Давайте поговорим о том, сколько живут и мужчины и женщины в разных социальных группах. Есть какие-то наверняка исследования на эту тему.

Светлана Барсукова: Знаете, действительно по факту средняя продолжительность жизни мужчин в нашей стране значительно меньше, чем у женщин. Это средняя такая цифра, которая скрывает тот факт, что если взять сопоставимый образ жизни, ну скажем, профессор университета мужчина и женщина, то продолжительность их жизни будет конечно не столь разительно отличаться.

На понижение средней продолжительности жизни мужчин влияют несколько факторов. Первое это то, что прозвучало уже, это табакокурение и алкоголь. Безусловно, женщины тоже пользуются этими практиками, но все-таки их вовлеченность в эти практики меньше. Это первое. Второе. Посмотрите статистику мест лишения свободы. Это преимущественно мужчины. А там туберкулез, там плохие условия содержания, и люди, которые прошли через вот эти места лишения свободы это конечно не потенциальные долгожители. Далее. Посмотрите половой состав людей, которые работают, скажем, в шахтах, или в условиях Крайнего Севера, или служат, кстати, в вооруженных силах, вот саперы, понимаете? Да, все-таки это профессии связаны с повышенным риском. И если даже ничего не случается в плане, там, производственного травматизма, или несчастных случаев, все равно повышенная стрессовость этих работ ведет, конечно, к ряду заболеваний. То есть, помимо биологических различий, ну на гормональном уровне, которые обеспечивают женщине все-таки какую-то, видимо, повышенную сопротивляемость внешней среде, все-таки есть социальные причины которые, ну я так жестко не сказала бы, убивают мужчин, но все-таки ведут к тому, что продолжительность жизни мужчин в нашей стране не высока. И плюс еще не забывайте вот этот гендерный стереотип, женщине, ну более простительно ходить по врачам, жаловаться на плохое здоровье, ну и плюс институционально, во время беременности она сдает массу анализов и так далее и тому подобное. А мужчине, как бы общество предписывает быть сильным. Ходить на работу, несмотря на гриппозное состояние, и так далее и тому подобное. То есть, вот этот гендерный стереотип о «несгибаемом» мужчине ведет к тому, что они к тому же менее заботливо относятся к своему здоровью.

Петр Кузнецов: Светлана Юрьевна, скажите, если мы возьмем город и село, город, мужчины – женщины, село мужчины-женщины, вот разница в продолжительности жизни она примерно одинаковая будет? То есть, сохранятся на селе так же?

Светлана Барсукова: Нет. На селе чуть – чуть меньше, но при этом, если вы смотрите статистику заболеваний, то оказывается, что селяне как будто бы здоровее горожан.

Петр Кузнецов: Такой стереотип.

Светлана Барсукова: Это связано только с тем, нет, это не стереотип. Это потому, что селяне имеют меньше, как бы возможностей, обращаться за помощью к врачам. Но статистика фиксирует…

Петр Кузнецов: Нет как бы.

Ольга Арсланова: Не выявляют.

Светлана Барсукова: Да, да, да. Статистика же очень многие вещи ну как бы камуфлирует. Откуда у нас падение заболеваемости гриппа? Это не потому, что вакцина или там вот прививка, делают такое благое дело. Дело в том, что врачи просто получают циркуляры более тщательно ставить этот диагноз. А поскольку клиническая картина обычных респираторных заболеваний и гриппа внешне очень схожи, то, что раньше кодировалось, как грипп, легко и непринужденно, теперь кодируется как, ну, острое респираторное там вирусное заболевание. И, получается, по статистике у нас падение гриппа.

Ольга Арсланова: Понятно.

Светлана Барсукова: То есть, со статистикой надо очень аккуратно работать.

Ольга Арсланова: Но опять же, статистика очевидная, да, чем выше уровень жизни, материальное благосостояние, тем дольше люди живут.

Светлана Барсукова: Конечно, конечно, конечно, конечно!

Ольга Арсланова: И говорить нечего об этом!

Светлана Барсукова: Вот говорили, что здоровье не купишь, а оказывается, что здоровье тоже купишь.

Ольга Арсланова: Именно его то и можно купить.

Петр Кузнецов: Спасибо большое!

Ольга Арсланова: Спасибо большое за комментарий! Профессор департамента факультета социальных наук Высшей школы экономики Светлана Барсукова.

И жители российских городов отвечали на вопросы наших корреспондентов. Не просто жители, мужчины. Как часто они обращаются к врачам? Давайте посмотрим, потом прокомментируем эти ответы.

Петр Кузнецов: Ну и следите за возрастом отвечающих!

«СЮЖЕТ»

Ольга Арсланова: Ну что ж!

Петр Кузнецов: Несколько сообщений еще. Ульяновская область – «Наши мужчины достаточно легкомысленно относятся к своему здоровью, поэтому обязательная диспансеризация, профосмотры не для них». «Главная причина - пьянство», Воронежская область. Вот интересное мнение из Ивановской области – «Безделье губит мужчин».

Ольга Арсланова: Как Вы, кстати, можете прокомментировать ответы наших, среднестатистические такие российские мужчины.

Мехман Мамедов: Во-первых, хочу сделать комплимент, что очень хороший опрос был, поскольку разные, действительно, социальные группы и возраст, соответственно можем сделать какой-то, скажем, обзор такой. Если обратили внимание, более старшего возраста люди они часто обращаются, поскольку какие-то уже заболевания имеются, либо что-то уже начало беспокоить, да. а в более молодом возрасте получается от случая к случаю. То есть, если что-то там болит, они предпочитают терпеть это все, либо все же они обращаются. Ну и говорят, мы все же ходим в спортзал, ведем правильный образ жизни. То есть получается так, что у нас пока нет заболеваний, к врачу не ходят, даже на профилактические осмотры. И обращаемость увеличивается, тогда, когда уже есть какие-то болячки. Ну как врач могу сказать что по обращаемости, если уже какие-то есть болезни, конечно, нам тяжело уже относительно бороться и получить лучшие результаты.

Чем раньше они будут обращаться, тем больше у нас есть возможности проводить профилактику и чтобы мы могли уменьшить осложнения тех или других заболеваний. Потому что как правило, хроническое заболевание, социально значимые заболевания, по обращаемости они уже имеют, какую-то уже, скажем, клинически выраженную такую стадию. Там и лечение стоит, там надо проводить определенную такую комплексную терапию, и на ранних этапах мы можем получить лучшие результаты. И прогноз будет лучше, и результаты будут лучше и качество жизни будет гораздо лучше.

Петр Кузнецов: В одном из материалов при подготовке я видел такое сочетание, как «исторический тип смертности». То есть, роль факторов, влияющих на продолжительность жизни, ну здесь населения в целом, не только мужчин, женщин по отдельности, зависит от сложившегося исторического типа смертности. Что это такое?

Мехман Мамедов: Исторический тип смертности?

Петр Кузнецов: Исторически сложившийся тип смертности.

Мехман Мамедов: Честно говоря, не совсем я понимаю. Может быть Вы свою интерпретацию дадите, чтобы я хотя бы, ну, ключевой, как бы скажем, тезис?

Ольга Арсланова: Ну, то есть, это что? Сердечнососудистые заболевания? Алкоголизм?

Петр Кузнецов: Что имеется в виду? Структура смертности или что?

Ольга Арсланова: Это травматизм какой-то повышенный. Ну, то есть, от чего у нас действительно мужчины чаще всего умирают?

Мехман Мамедов: смотрите, в принципе, статистика есть такая, что в целом во всем мире, мы тоже часть этого мира, первое место причиной смертности являются осложнения при сердечнососудистых заболеваниях. Это инфаркт миокарда, мозговой инсульт. Второе место занимают онкологические заболевания. Сейчас в Европе онкологические заболевания выходят на первый план. На второй план переходят сердечнососудистые заболевания. У нас пока что лидером являются сердечнососудистые заболевания, но в этом направлении у нас проводится очень много хорошей работы, и если проводить динамику за последние десять лет, действительно, смертность от сердечнососудистых заболеваний у нас гораздо снизилась. И также по онкологическим заболеваниям проводится большая работа, и сейчас пытаемся делать первичную профилактику, то есть, первичный осмотр, чтобы выявлять все эти онкологические заболевания на ранних стадиях. Ну вот в целом во всем мире идет вот такая структура.

Петр Кузнецов: Хорошо. Раз мы об истории, Кемеровская область – «Почему такой разницы мужчин-женщин у нас, не было в 60-х, 70-х, 80х»?

Мехман Мамедов: А кто вам сказал, что не было? Разница всегда у нас была.

Петр Кузнецов: Такой разницы. Сейчас же, я так понимаю, по этой разнице мы достигли максимума?

Мехман Мамедов: Я вначале Вам сказал, что статистика, которую показывает «Ланцет», я не знаю, какое исследование, я могу потом посмотреть, проанализировать и дать ответ, на Ваш вопрос.

Ольга Арсланова: То есть, это всегда так было?

Мехман Мамедов: Да, но разница всегда была. Гендерное различие всегда было, я еще раз говорю, вот у меня есть статистика, которую я взял из авторитетных таких источников, что в целом по данным ВОЗ, в западных странах разница между мужчинами и женщинами составляет 7-8 лет. У нас эта разница составляет 9-10 лет. То есть, у нас разница между западными странами и Россией где-то 1-2 года. А если будем смотреть другие страны, Южная Африка или там Ближний Восток, там действительно различий меньше.

Петр Кузнецов: Видимо, мы склонны в таких случаях обращаться к истории, и всегда говорить, как же было здорово раньше! Как вот раньше такого не было!

Ольга Арсланова: А у нас на связи наш зритель из Кирова, Марс. В прямом эфире.

Петр Кузнецов: Марс?

Ольга Арсланова: Марс!

Зритель: Да, да, слушаю.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, говорите, пожалуйста.

Ольга Арсланова: Говорите, Вы в эфире!

Зритель: Добрый день!

Петр Кузнецов: Никогда не думал, что так скажу – Марс, здравствуйте!

Зритель: Здравствуйте! Значит, я хочу сказать, что я, во-первых офицер, мне уже 80 лет с лишним, и я хочу что сказать, все зависит у мужчин от потенции! Если есть потенция нормальная, не злоупотребляемая в жизни, он живет долго. И столько, сколько хочет женщина.

Ольга Арсланова: Спасибо, Марс!

Давайте тогда очень коротко секреты долголетия. Как статистику обмануть и дожить, ну до 80-ти хотя бы?

Мехман Мамедов: Знаете, у зрителя очень бодрый голос, мотивированность действительно имеет большое значение. Ну, опять же говорим, что он так эмпирически сказал, ну что скажем так, мужская сила или что-то подобное.конечно, вы являемся частью социального общества. Естественно, поддержка семьи, близких людей, мотивированность тоже имеет очень большое значение. Потому, что может, например, у человека быть какие-то хронические заболевания, например диабет, сердечнососудистые заболевания, если опять же есть такая поддержка со стороны членов семьи, если человек действительно чувствует мотивированность, то он действительно может перебороть какие-то осложнения. Он может улучшить качество жизни, и за счет этого продолжительность жизни увеличивается. Это вопрос, социальный вопрос, который говорила тоже профессор Светлана Юрьевна, я полностью поддерживаю. Социальный фактор имеет очень большое значение. Поскольку мы – часть этого общества.

Ольга Арсланова: Спасибо большое!

Петр Кузнецов: И нас еще вот здесь несколько телезрителей предлагают нам сходить на кладбище, ну в том плане, что Архангельская область – «Там наглядная картина, лучшая статистика там. Мужчины до 65 просто не доживают». И Нижегородская – «На кладбище таблички почитайте, где там долгожители?».

Вот на этом закончим!

Ольга Арсланова: Спасибо большое, что прокомментировали, объяснили эти данные, напоминаю, у нас в студии было доктор медицинских наук, профессор, эксперт «Лиги здоровой нации» Мехман Мамедов.

Петр Кузнецов: Спасибо!

Ольга Арсланова: А что Вы хотели добавить?

Мехман Мамедов: Вот я хотел добавить, что мы все же должны оптимистически отнестись к этому. То есть, у нас тоже проводится очень большая работа, за последнее время мы видим очень позитивную динамику!

Ольга Арсланова: Хорошо! Давайте тогда будем за ней следить и обсудим ее как-нибудь в ближайших эфирах!

Петр Кузнецов: Спасибо большое!

Ольга Арсланова: Спасибо!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)