Мемы с наркотиками

Мемы с наркотиками | Программы | ОТР

За пропаганду наркотиков в интернете будут штрафовать

2020-01-14T12:06:00+03:00
Мемы с наркотиками
Снова самоизоляция? В Арктике тает лёд. Здоровая и счастливая жизнь. Многодетная парковка. Соцсети: от 14 и старше. Как призвать к ответу бизнес, который травит подростков. Можно ли научить искусственный разум справедливости?
По приговору искусственного интеллекта
Индустрия анти-детства
Сергей Лесков: Человек без маски в нынешних условиях - это элементарный уголовник, который нарушает общественный договор и ставит себя выше общества
Дети в соцсети: вред или норма?
Домашний режим для пенсионеров
Большой семье - бесплатная парковка. Это правильно?
Кинополководец Сергей Бондарчук: какой вклад в мировое искусство он внёс?
Здоровая и счастливая жизнь – какая она в нашей стране?
Лёд Арктики потерял две трети своей толщины
Гости
Дмитрий Мариничев
интернет-омбудсмен
Руслан Исаев
президент «Независимой наркологической гильдии», врач-нарколог, эксперт Общественной палаты

Петр Кузнецов: У нас сегодня…

Ольга Арсланова: Ну и денек сегодня, да.

Петр Кузнецов: Мы практически только что поняли. Такой набор: и сигареты, и алкоголь…

Ольга Арсланова: Слушайте, ну новости, как говорится, как и родственников, не выбирают.

Петр Кузнецов: Да. Чего тут не хватает? Наркотиков.

Ольга Арсланова: Пропаганда наркотиков в интернете – за нее будут наказывать штрафом. Законопроект внесло в Госдуму Правительство. Депутаты пообещали этот законопроект поддержать.

Петр Кузнецов: Вообще пропаганда наркотиков запрещена у нас с 2001 года. Есть такая статья даже в Кодексе об административных правонарушениях. Business FM, например, в связи с этим вспоминает случай с предпринимателем, который пытался реализовать «четырнадцать поясных ремней с пряжками, имеющими изображения листьев растения (похожего на коноплю)». И вот за эту пропаганду тогда он был оштрафован на 4 тысячи рублей.

Ольга Арсланова: Так вот, предложенные Правительством поправки почти слово в слово повторяют текст статьи КоАП, с одним лишь уточнением: речь идет о пропаганде наркотиков теперь с использованием интернета.

Петр Кузнецов: И штрафовать за это, за эту незначительную поправку, предлагается так. Граждан – от 5 до 30 тысяч рублей. Должностных лиц – от 50 до 100 тысяч уже. А юридические понесут наказание в виде штрафа от миллиона до 1,5 миллиона рублей. Кстати, здесь еще и возможна приостановка деятельности юрлица на срок до 90 суток. Но это альтернативная мера.

Ольга Арсланова: А вот вопрос. Интересно, что считать пропагандой? Ведь очень часто в каких-то песнях употребляются косвенно наркотики. Если я себе на страницу во «ВКонтакте»…

Петр Кузнецов: Слушай, это на самом деле вообще основной вопрос в этой теме, в которой мы, конечно, разберемся, тем более в интернете. Очередная попытка контролировать интернет.

Еще несколько цифр до того, как будем разбираться. За первое полугодие 2019 года (мы в целом сейчас уже перешли на то, как у нас интернет контролируется и как наказывают за всякие нехорошие слова или пропаганду) было рассмотрено больше 20 тысяч обращений в МВД, по которым принято 12 тысяч решений об ограничении доступа к интернет-ресурсам, распространяющим запрещенную информацию. Сами понимаете, здесь пропаганда много чего была усмотрена. Еще вопрос: были ли там вот такие же курьезные случаи, как с предпринимателем и его ремнями? Это же интернет.

Ольга Арсланова: А вот интересно. Мы все пользуемся интернетом. Расскажите, пожалуйста, вы сталкиваетесь в интернете, в соцсетях, где-то на страничках с пропагандой наркотиков? Насколько эта проблема остро стоит? Расскажите, позвоните в прямой эфир.

Петр Кузнецов: И потом, цитата из Конан Дойля, который очень любит вообще описывать этот процесс изготовления и употребления одного наркотика, – то есть это теперь тоже будет же считаться пропагандой? То есть нельзя…

Ольга Арсланова: Только не скажи – какого.

Петр Кузнецов: Классика. Да, не скажу. Ну да, не скажу.

Дмитрий Мариничев, интернет-омбудсмен, с нами на связи. Дмитрий Николаевич, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Дмитрий Мариничев: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Дмитрий Николаевич, очень много критики вот этих поправок. Говорят, что часто чрезмерные и неопределенные, размытые формулировки и так далее. Но тем не менее в интернете правда много всего, в том числе и о наркотиках. Неокрепший ум это все впитывает. То есть с этим в любом случае надо как-то бороться.

Дмитрий Мариничев: Ну, безусловно, да, наркотики – это зло. И естественно, бороться с ними необходимо. Но здесь я скорее на вашу сторону встану.

Да, действительно, в последнее время у нас в стране законодательная база относит к пропаганде наркотиков вообще любое упоминание либо названия, либо вообще если он появится где-то на сайте. Соответственно, новое законодательство просто усугубит количество блокируемых сайтов – по количеству, но никак не по качеству. И здесь нужно все-таки конкретно отвечать, что есть пропаганда, а что есть просто описательная функция или даже образовательная функция, потому что в противном случае мы делаем только сами себе хуже.

Мы на самом деле обращаем внимание, в том числе и молодого поколения, на этот запретный плод и заставляем их смотреть, изучать то, что они, может быть, вообще никогда в жизни не стали бы ни наблюдать, ни переходить по каким-либо ссылкам, ни пытаться это найти.

Петр Кузнецов: Здесь самое тревожное, что вот этот законопроект, который мы сейчас обсуждаем, он не дает юридического определения, что такое пропаганда наркотиков. По сути, я так понимаю, фактически таким образом это приравнено к сбыту наркотиков. А мы, конечно, понимаем, что это совершенно разные вещи, статьи и наказание.

Дмитрий Мариничев: Да, это существенная проблема. Потому что достаточно будет найти на каком-либо сайте банальное упоминание или, как в вашем случае, пряжка ремня, скажем так, с растением, которое относится к классу наркотических, – и это все будет приводить к блокировкам и чрезмерному привлечению внимания. То есть эффект Стрейзанд здесь никто не отменял.

И естественно, люди, которые вообще, повторюсь, никогда ничего не знали и ничего об этом не думали, они просто фактически будут целенаправленно обращать внимание на то, что заблокировано, или на то, что будет попадать опять же в средства массовой информации как конфузные или какие-то смешные случаи. Но они смешными быть не могут, они будут являться именно…

Ольга Арсланова: Ну да, не смешно, конечно.

Петр Кузнецов: И штраф в 30 тысяч для граждан – это тоже не особо смешно.

Ольга Арсланова: Дмитрий Николаевич, раз мы заговорили об интернете… Вот я живу в районе Кузьминки, не самый благополучный район Москвы. Там регулярно ходят такие ребята в капюшонах с фонариками и выкапывают что-то наркотическое из земли. Все это продается в даркнете. И об этом знают, в том числе правоохранительные органы. Неужели так сложно регулировать вот эту невидимую часть, тем не менее известную всем, кому нужно достать действительно наркотики? Там не о пропаганде даже речь, а об открытом сбыте. Но тем не менее почему-то это не накрывается никем. И такое ощущение, что даже кому-то выгодно. Зато упоминание литературного произведения может привести…

Петр Кузнецов: И безобидные паблики с мемами из фильмов, которые тоже напичканы всякими сценами, – это будет закрываться.

Ольга Арсланова: То есть просто если эти ребята-подростки имеют доступ к даркнету, то наверняка он есть и у правоохранителей.

Дмитрий Мариничев: Не факт, что наверняка. Я считаю, что до сих пор правоохранительная система в своем классическом виде не в достаточной степени использует технологические средства, такие как интернет, для своей деятельности. Это также является проблемой. То есть мы все еще до сих пор находимся в таком классическом офлайн-пространстве, и любая деятельность в первую очередь привязана к офлайн-событиям. Я имею в виду правоохранительные органы. Онлайн-преступления, конечно же, не могут быть отделимы от обычной нашей с вами повседневной жизни.

Вы упоминаете молодых людей, в первую очередь в том числе школьников или студентов. И это действительно является проблемой. Но нужно понимать, что передача информации о том, как попадать в даркнет, как попадать на запрещенные сайты, как получать информацию о наркотических средствах, в первую очередь переходит от человека к человеку, то есть от школьника к школьнику в той же самой школе либо в каких-то других местах, где они…

Петр Кузнецов: Вы к тому, что случайный прохожий там не окажется? То есть в этот даркнет уже идут с конкретным запросом? То есть – отсеиваются.

Дмитрий Мариничев: Конечно. Это знание передается в устной форме, а после этого уже человек получает туда доступ. И естественно, правоохранительные органы знают об этих технологиях, они знают об этих сайтах, но это опять же такая достаточно классическая работа полицейских, которая абсолютно необходима. Точно так же, как и бессмысленно бороться с упоминанием какого-то конкретного слова. Если трава растет или растение растет, то у него должно быть название. У людей по-другому не бывает. Опять же произрастание этой травы или…

Петр Кузнецов: С травой сейчас, Дмитрий Николаевич, поспокойнее! Очень коротко. Депутаты сказали, что правительственный законопроект поддержат. Скорее всего, его примут, да?

Дмитрий Мариничев: Я убежден, что его примут, потому что, собственно говоря, это общий такой тренд. Само содержание этого законопроекта подразумевает его принятие, потому что он из разряда «мы за все хорошее и против всего плохого».

Петр Кузнецов: Спасибо. Дмитрий Николаевич, спасибо. У нас время. Дмитрий Мариничев.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: А мы приветствуем Руслана Исаева – это президент «Независимой наркологической гильдии». Руслан Николаевич, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Руслан Исаев: Добрый день.

Петр Кузнецов: Пожалуй, с главного начнем, у нас очень мало времени. Мы поняли, что нет юридического точного определения пропаганды наркотиков. По-вашему, что считать пропагандой наркотиков? Возможно ли четко эти критерии прописать и как-то определить? Может, мы поможем законодателям в этом?

Руслан Исаев: Смотрите. Если нет определения пропаганды наркотиков, то, наверное, надо обратиться к Административному кодексу. Что есть там вообще пропаганда? То есть как трактуется пропаганда вообще? И оттуда уже танцевать. Это будет производная – пропаганда наркотиков. Можете посмотреть. Я его тоже предварительно изучил и могу сказать, что очень размытое определение, поэтому, безусловно, будет масса споров, инсинуаций, судебных разбирательств и так далее. То есть в связи с тем, что сейчас штрафы будут чрезвычайно увеличены, конечно, соблазн просто заказать кого-то, устроить проблемы тому или иному хозяйствующему субъекту, обвинив его в пропаганде, конечно, они будут.

Поэтому я считаю, что здесь в данном случае предложения чрезвычайно жесткие, то есть они требуют доработки. И я бы слово «пропаганда» заменил словосочетанием «настойчивые призывы к употреблению наркотиков», вот это более четкое и конкретное понятие. Соответственно, будет меньше этих…

Ольга Арсланова: Но так же никого не посадишь с такими призывами.

Руслан Исаев: Ну, согласен, да. Просто вопрос цели. Мы хотим кого-то посадить или оградить действительно подрастающее поколение? В зависимости от цели нужно и трактовки выбирать.

Петр Кузнецов: Спасибо, спасибо большое, спасибо. Это Руслан Исаев, врач-нарколог, у нас на связи.

Это была первая часто дневного «Отражения». Оставайтесь с нами. В 13:20, после новостей, наша большая тема. Депутаты предлагают освободить доходы россиян меньше двух МРОТ от уплаты НДФЛ. Поможет ли это в борьбе с неравенством? Разбираемся вместе с вами и с нашими экспертами в студии. Оставайтесь на ОТР.

Ольга Арсланова: До встречи.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)