«Месту встречи» изменить нельзя. 40 лет назад вышел фильм о работниках МУРа

«Месту встречи» изменить нельзя. 40 лет назад вышел фильм о работниках МУРа | Программы | ОТР

Какие герои пришли на смену Жеглову и Шарапову?

2019-11-12T14:58:00+03:00
«Месту встречи» изменить нельзя. 40 лет назад вышел фильм о работниках МУРа
Снова самоизоляция? В Арктике тает лёд. Здоровая и счастливая жизнь. Многодетная парковка. Соцсети: от 14 и старше. Как призвать к ответу бизнес, который травит подростков. Можно ли научить искусственный разум справедливости?
По приговору искусственного интеллекта
Индустрия анти-детства
Сергей Лесков: Человек без маски в нынешних условиях - это элементарный уголовник, который нарушает общественный договор и ставит себя выше общества
Дети в соцсети: вред или норма?
Домашний режим для пенсионеров
Большой семье - бесплатная парковка. Это правильно?
Кинополководец Сергей Бондарчук: какой вклад в мировое искусство он внёс?
Здоровая и счастливая жизнь – какая она в нашей стране?
Лёд Арктики потерял две трети своей толщины
Гости
Евгений Черноусов
адвокат, полковник милиции в отставке, кандидат юридических наук

Александр Денисов: «Месту встречи» изменить нельзя». Картине Станислава Говорухина – 40 лет. Первую серию показали в аккурат на День милиции. Кстати, перед этим показывали консультантам с Петровки. Вот кто пропустил наше вступление про сцену, повторим.

Там одну сцену просили изменить: Промокашка выходит сдаваться, плюет Жеглову в лицо. Муровцы казали: «Да вы что? Завтра нам все начнут плевать. Меняйте!» Вот Промокашка поэтому выходил с блатной песней про «черную скамью» – скамью подсудимых.

Анастасия Сорокина: О фильме, как он сформировал наше отношение к милиции, какие сейчас герои его формируют, мы поговорим с актером театра и кино Александром Устюговым. Александр?

Александр Устюгов: Да, здравствуйте.

Александр Денисов: Александр, здравствуйте. Так прямо и тянет сказать «Роман Георгиевич», обратиться к вам, потому что настолько яркий образ создали работника уголовного розыска! Мне кажется, он затмил образ Жеглова. Согласны с этим? Вот такой современный…

Александр Устюгов: Нет, никак не соглашусь, потому что образ Жеглова, «Место встречи изменить нельзя», «Эру милосердия» затмить невозможно, мне кажется, поэтому я бы не брал на себя такие обязательства. Но мы пытались.

Александр Денисов: Что вас роднит с Жегловым в вашем образе?

Александр Устюгов: На самом деле при создании фильма, особенно в первых частях, мы растащили «Место встречи изменить нельзя» просто на цитаты, вставляли где это надо и не надо. И огромное количество отсылок было именно оттуда, начиная от игры на биллиарде героя, кожаного плаща, допроса Краснова в нашем сериале. «Место встречи изменить нельзя», игра на биллиарде с Копченым просто была вся растаскана на цитаты, расставлена бережно, с любовью, и с почтением.

Анастасия Сорокина: Фильм создавал такой образ идеального советского сыщика.

Александр Денисов: Муровца.

Анастасия Сорокина: Действительно, скажем, был такой пример, эталон. Когда вы создавали свой образ, вы хотели тоже создать, скажем так, такой срез сегодняшнего времени?

Александр Устюгов: Мне кажется, Жеглов – абсолютно не идеальный милиционер.

Александр Денисов: Соглашусь, соглашусь.

Анастасия Сорокина: Но – живой, настоящий.

Александр Денисов: Кошелек Копченому-то куда денем, Александр?

Александр Устюгов: Это во-первых. И мы не пытались сделать идеального Шилова нашего. У него тоже есть огромное количество изъянов, но они полюбились зрителю, вошли как-то в сознание. И уже он воспринимается как абсолютно положительный персонаж, хотя мы его таким не делали.

Александр Денисов: Александр, вот Высоцкий во время съемок много своего привнес, многие фразочки им придуманы. Кстати, знаменитый момент, когда Шарапов прячется в подсобке: там в романе не описано, почему он туда решил зайти, почему решил, что там пистолет. А это придумал Высоцкий – наклеить как раз фотографию возлюбленный Шарапова.

Я так смотрел и подумал, что вы тоже в фильме от себя многое привносите, в «Ментовских войнах». Эти фразы: «Поедем отдыхать на отвал в Экибастуз». Это же ваш родной город. Наверняка вы сами это и вставляете.

Александр Устюгов: Да-да, в сценарии этого не было. Ну конечно, какая-то доля импровизации присутствует по месту. Это зависит от персонажа, от ситуации. Сценаристы позволяли нам иногда это делать.

Александр Денисов: А вот фраза «В честных ментов не стреляют» все-таки не оправдалась – из «Мухи» выстрелили в ваше окно.

Александр Устюгов: Выстрелили, но тем не менее планируется продолжение, еще восемь серий этого сериала. Поэтому предвосхищу события и раскрою карты: скоро-скоро что-то будет происходить в эту сторону.

Александр Денисов: То есть Роман Георгиевич живой и здоровый?

Александр Устюгов: Видимо, не попали.

Александр Денисов: Ну ждем продолжения тогда, Александр. Когда выходит продолжение?

Александр Устюгов: Пока неизвестно. Еще даже снимать не начали.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: Желаем вас успехов! Ждем. Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Александр. На связи был Александр Устюгов, актер театра и кино. Говорили о современных образах, которые привлекают зрителей. Ну, опять-таки образы, от которых отталкиваются, все равно любимые. Все равно уже 40 лет «Место встречи изменить нельзя» остается такой классикой, которая создавалась опять-таки с абсолютно реальных и живых людей.

Сейчас мы поговорим с Евгением Арсентьевичем Черноусовым, адвокатом, полковником милиции в отставке. Евгений Арсентьевич, здравствуйте.

Евгений Черноусов: Добрый день.

Анастасия Сорокина: Что для вас этот фильм «Место встречи изменить нельзя»?

Евгений Черноусов: Для меня этот фильм один из немногих, которые рассказывают правду о деятельности сотрудников уголовного розыска – МУР, как в народе называют это подразделение, Главное управление, ГУВД Москвы. За это мы и любим этот фильм – потому что там все приближено к действительности.

Единственное, что, конечно, не соответствует, когда был подброс кошелька Кирпичу. Этого не было раньше в Советском Союзе, это уже потом пошло. Почему? Если оперативник подбросил наркотики, оружие, кошелек преступнику, то он уже, в общем-то, не может получить информацию от преступных авторитетов и от других, которые все узнают. И таких сотрудников не уважают. То есть надо честно задерживать.

Александр Денисов: Евгений Арсентьевич, то есть вы хотите сказать, что подали плохой пример этой сценой, да?

Евгений Черноусов: Это плохой пример. Этого не было, поверьте мне. Сотрудник оперативный сразу теряет авторитет, и он может распрощаться с профессией. Таких сотрудников не любят. Мы просто никогда этого не делали.

Александр Денисов: Но что-то я не заметил, чтобы Жеглов потерял авторитет среди своих товарищей после этого. Да и мы тоже подумали…

Анастасия Сорокина: Скорее, наоборот – доверие было большое.

Александр Денисов: Да-да. Другого варианта не было. Ну а как еще?

Евгений Черноусов: Я просто объясню. Есть авторитетный штучный товар – оперативники, которые были в Советском Союзе, да и сейчас они есть. И от них этого никогда не было и не будет, чтобы они таким образом подставляли преступников. Еще раз говорю: эта молва пойдет сразу. И все, и тогда вы не получите оперативную информацию. Вот в чем смысл. Я просто объясняю как есть.

Александр Денисов: Кстати, почему консультанты не попросили ту сцену удалить, раз этого не было?

Анастасия Сорокина: Если была такая же история с другими сценами.

Александр Денисов: Да, несусветная чепуха. Наверняка муровцы сказали: «Вы что?! Какие кошельки?»

Евгений Черноусов: Это просто, я считаю, оплошность была. Но не в этом суть. А так в целом никаких нареканий к фильму.

Самое главное – мне повезло, что я работал в Главном управлении уголовного розыска МВД СССР после академии с 1985 по 1995 год, десять лет, с сыном Арапова. Фамилия Арапов, а так там фигурирует Шарапов. Это именно тот герой, который работал начальником убойного отдела в МУРе после фронта. И вот я работал с сыном, с Виктором Араповым. Мы работали, с ним сидели в одном кабинете. Очень порядочный и грамотный сотрудник.

Кстати говоря, у этого героя, с которого действительно снимался фильм, у него трое сыновей, и все трое работают и работали в МВД. К сожалению, Виктор умер, Царствие ему небесное. Тем не менее мне довелось… И он рассказывал про отца. Я приходил к нему домой, мы контактировали, когда он был еще жив. Это действительно легенда, тот, с кого надо брать пример. Это просто повезло мне, что таким образом я как бы был приближен к этому фильму «Место встречи изменить нельзя».

Александр Денисов: А прототип у Жеглова был? Настя, прости.

Евгений Черноусов: Нет. Я не знаю. Вот у Шарапова – да. Я, кстати говоря, разговаривал и с артистом Конкиным, потому что мы встречаемся на ток-шоу, куда меня приглашают. И он сказал тоже, что встречался с этим своим героем, они беседовали несколько раз. Я уважаю Конкина как артиста. Он очень хорошо сыграл эту роль – такого больше за правду.

Ну а Жеглов – это вроде под того оперативника, который ради работы может иногда нарушить закон. Хитрости есть, поймите правильно, уловки и хитрости есть, это понятно. Но дело в том, чтобы ты перед преступным миром не потерял авторитет, иначе никто тебя не будет уважать и давать тебе информацию, и трудно раскрыть потом преступление. Но это касается, может быть, таких оперативников, которые на слуху.

А сейчас подброс наркотиков, оружия – это, к сожалению, уже не редкость. Это очень плохо.

Анастасия Сорокина: То есть вот эти события, которые показывались в фильме, – там банда была придумана, но в основном это были реальные истории, собирательные образы, как раз прототипы?

Евгений Черноусов: Да.

Анастасия Сорокина: Вот этот авторитет. Как вы считаете, при помощи кино сейчас возможно вернуть, скажем, доверие к органам, которые нас должны беречь, охранять и расследовать преступления?

Евгений Черноусов: Я считаю, что если мы не вернем доверие к сегодняшним сотрудникам (ну, они полицией называются), то они еще больше отстранятся от народа. Ведь основная беда, основная ошибка сегодня сотрудников полиции в том, что они оторвались от народа. Это просто видно. Они каким-то образом меньше контактируют с населением, это точно я могу сказать, игнорируют, боятся встречаться.

И самое главное – они не рассказывают о тех достижениях, о тех раскрытых преступлениях, которые действительно на слуху были, о преступлениях, как они раскрывали. Ну почему им, сотрудникам, не дают возможности рассказать? А за них рассказывает кто? Пресс-центры, вот эти девушки, красивые и хорошие девушки, они рассказывают, они одно и то же говорят.

Анастасия Сорокина: Вы имеете в виду пресс-секретарей, да?

Евгений Черноусов: Ну нельзя так! У нас не было пресс-секретарей. В общем, надо, чтобы сотрудники рассказывали, как им действительно тяжело и трудно, как они раскрывают преступления, что они применили. Этого не хватает. И они отрываются тем самым от нас, от народа. Им просто закрыли рот, их не слышно и не видно.

Александр Денисов: Евгений Арсентьевич, вопрос короткий. А современное кино, сериалы какой образ сотрудника уголовного розыска формируют?

Евгений Черноусов: Я вам могу сказать, что есть неплохие фильмы. Могу назвать «Ликвидацию».

Александр Денисов: Ну, это старый. А современные? «Ментовские войны», например. Мы с Александром Устюговым общались. Роман Шилов – прекрасный!

Евгений Черноусов: «Ментовские войны» – это сплошной обман. Ну о чем вы говорите? Чтобы в нашем государстве были какие-то ментовские войны и они продолжали бы существовать? Есть у нас в органах предатели, оборотни, но это единицы, поверьте мне А такое представление, что ментовские войны, воюют между собой. Это все придумано и надумано. А знаете – почему? Нет сейчас консультантов, и это все проходит.

Я не смотрю ни один сериал. Это просто чушь самая настоящая, клянусь вам! Ну зачем заполонили этим бредом? Ну и потом, там чрезмерно девушки у нас герои. Вы понимаете, уголовный розыск – это сложная профессия. Нет, они везде там, уже командуют подразделениями уголовного розыска. Ну где это? Это от жизни совершенно оторвано!

Александр Денисов: Спасибо большое, Евгений Арсентьевич, спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Простите, очень мало времени. На связи был Евгений Арсентьевич Черноусов, адвокат, полковник милиции в отставке.

Александр Денисов: Дальше поговорим про космодром Восточный – почему он превратился в черную дыру, в которую проваливаются миллиарды рублей?

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Арсен
"Вор должен сидеть в тюрьме", а не государством руководить