Месяц карантина. Что дальше?

Месяц карантина. Что дальше? | Программы | ОТР

Как мы пережили эти недели и что нас ждет в будущем

2020-04-30T13:46:00+03:00
Месяц карантина. Что дальше?
Бизнес после пандемии. Как подготовиться к пенсии. Долги за «коммуналку». Отпуск-2021
Гольфстрим стал очень медленным
Инвестпортфель на старость
Спасти и сохранить бизнес
Где и как россияне будут отдыхать в этом году
В долгах по самые ЖКУ
Бизнес закрывается: выручки нет, господдержки не хватает…
ТЕМА ДНЯ: Хочу пенсию в 100 тысяч!
ЖКХ: новые правила
Бесплатное высшее – только льготникам?
Гости
Наталья Царёва
врач-пульмонолог, доцент кафедры пульмонологии Первого медицинского университета им. Сеченова, эксперт Научного общества «Медицинская практика»
Иван Никитичев
руководитель Рязанского инженерно-производственного кластера детских и потребительских товаров
Алексей Хухрев
врач-терапевт, кандидат медицинских наук

Иван Князев: Друзья, в эфире по-прежнему «ОТРажение», с вами Тамара Шорникова...

Тамара Шорникова: ...и Иван Князев. Присоединяйтесь к разговору, пишите, звоните, вместе с вами делаем нашу программу, только так.

Иван Князев: Месяц самоизоляции позади, самое время подвести промежуточные итоги и подумать, что нас ждет дальше. Какие выводы мы сделали? С какими проблемами столкнулись сейчас? Вот объединила ли нас вот эта коронавирусная зараза или наоборот?

Тамара Шорникова: С какими трудностями сталкиваются врачи и пациенты? Нам звонят и пишут телезрители, что невозможно попасть к кардиологу, хирургу, записаться на УЗИ, люди с хроническими заболеваниями остаются без необходимой помощи. Понятно, все силы здравоохранения брошены сейчас на борьбу с коронавирусом.

Иван Князев: Но этих-то сил тоже не всегда хватает. Вот вы, друзья, к примеру, пробовали вызвать «скорую», если у вас поднялась температура? Или попасть в больницу, пытались сдать тест на коронавирус? Ну и вообще просто попасть к врачу? Расскажите нам, как у вас это получилось или нет, звоните нам прямо сейчас в прямой эфир, выслушаем всех.

Тамара Шорникова: Далеко ходить не нужно, наша коллега Анна Тарубарова обнаружила у себя симптомы, схожие с коронавирусным заболеванием. Давайте посмотрим, с какими трудностями она столкнулась, послушаем телефонный звонок. Аня?

Анна Тарубарова: Итак, месяц в изоляции я отмечаю повышенной температурой, она немного выше 37 градусов. Но для меня это тревожный показатель, потому что именно с такими симптомами, как боль в груди, боль в спине, ломота во всем теле и небольшая температура, я несколько лет назад болела пневмонией. Я сижу дома, ребенок сидит дома, но мой муж ходит на работу, соответственно оттуда он мог принести какую-нибудь инфекцию, и иногда выходит в магазин, плюс мы пользуемся доставкой. Поэтому сейчас я считаю необходимым позвонить и выяснить, что нужно делать в такой ситуации.

«Куда звонить при подозрении на коронавирус?» – «Вы позвонили на горячую линию по поддержке населения по коронавирусу». – «Нужно обратиться к врачу в поликлинику свою?» – «Нужно позвонить в поликлинику вашу, чтобы к вам пришел врач на дом из вашей местной поликлиники. Далее, если врач посчитает нужным, выпишет вам тест на коронавирус». Так, моя поликлиника №12, сейчас туда позвоню...

Прошел час, я 16 раз позвонила в поликлинику, столько же послушала концерт классической музыки. Но есть и хорошая новость: я дозвонилась в «скорую». В «скорой» меня перевели на дежурного врача, который рекомендовал больше пить и сказал, что ломота в теле – это признак вирусной инфекции. Ко мне врачи не приедут из «скорой», рекомендовали что сделать? – позвонить в поликлинику. Правда, дали номер, которого нет на сайте. «Вызов завершен».

Ну что, наступил вечер. Я, если честно, обессилена не из-за температуры (я выпила обезболивающее, мне полегчало), а из-за того, что я целый день провела на телефоне и никаких результатов не добилась. В моей телефонной книжке целая страница новых номеров, которые мне не помогли. Зато друзья, которые переболели коронавирусом, посоветовали записаться на КТ платно, они действовали именно так: тест показывал отрицательный результат, а вот КТ выдало информацию о том, что уже легкие поражены.

Я записалась на КТ, сейчас как раз в платных клиниках акция, если раньше был дневной и ночной тариф, ночной, например, 3,5 тысячи рублей, дневной 5,5, то есть сейчас тариф единый, круглосуточный 8,5 тысяч рублей. Ближайшая дата через 3 дня, тогда я смогу сделать КТ и успокоить себя, есть у меня вирус или нет. А пока остается пить по совету докторов чай с лимоном. Всем здоровья.

Иван Князев: Да, ну вот с такими проблемами столкнулась наша коллега Анна Тарубарова...

Тамара Шорникова: Конечно, здоровья желаем ей.

Иван Князев: Да, мы очень переживаем за нее, следим за ее состоянием. Друзья, если у вас подобные трудности возникают при общении с медицинскими учреждениями, звоните нам прямо сейчас.

Тамара Шорникова: Любые трудности, да.

Иван Князев: Да, вообще любые трудности.

У нас на связи вот уже дозвонившийся Игорь из Москвы. Игорь, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте-здравствуйте. У меня вот история похожая на историю вашего корреспондента была, но я слушал не классическую музыку, а Челентано, может быть, мне повезло даже больше, тоже около часа. Да, кстати, дозвонился до «скорой помощи» сразу, но, конечно, никто ко мне не поехал, сказали звонить в поликлинику вызывать врача.

Тамара Шорникова: А почему «конечно»? Почему не поехали?

Иван Князев: А вы им сразу сказали, что у вас симптомы коронавирусные?

Зритель: У меня была простуда, была невысокая температура, симптомы те же самые, наверное. Но сказали, что нет, вызывайте завтра врача.

Тамара Шорникова: Ага.

Иван Князев: Ага.

Зритель: Ну и на следующий день я начал вызывать врача, вот 1 час 10 минут я слушал Челентано... В общем, вот такая вот история.

Тамара Шорникова: Так и получилось вызвать-то в итоге?

Зритель: Ну в итоге, да, я пошел другим путем, позвонил в конкретную поликлинику, и мне прислали врача.

Иван Князев: Да, потому что я к тому, что в конкретную поликлинику я сам ходил, у меня на прошлой неделе, на выходной неделе горло болело, я дозвонился, мне сказали: «Пожалуйста, приходите». Но, правда, я не говорил, что у меня там какая-то температура, у меня ее действительно не было, а так-то прийти можно.

Зритель: Да, записаться, можно прийти, но мне сказали в «скорой», что ни в коем случае не ходите сами, если у вас температура.

Тамара Шорникова: А дальше что? Предложили тест сдать, например, чтобы развеять сомнения, опасения?

Зритель: Ну да, конечно, сразу же... Ну не то что даже предложили, мне просто выписали тест. На следующий день пришла женщина в костюме химзащиты, взяла все необходимые анализы.

Тамара Шорникова: Ну бесплатно, естественно?

Зритель: Бесплатно, да, это обычная государственная поликлиника.

Иван Князев: По результатам что говорят, когда?

Зритель: Ничего не говорят, там по умолчанию хорошего не сообщают, сообщают только плохое. Если там через 3–4 дня ответа нет, то по умолчанию уже ты здоров.

Тамара Шорникова: Ага.

Иван Князев: Игорь, еще раз, вот такой важный момент: когда вот вы сдали тест, вам вот это время до того, как придут результаты, что сказали? Дома сидеть, прямо ограничили все?

Зритель: Мне дали больничный, и, естественно, я должен был дома сидеть, любой выход за пределы – это нарушение режима.

Иван Князев: То есть вы автоматически попадаете прямо в такие карантинные меры?

Зритель: Ну в принципе да, но только не карантинные, наверное, просто ограничения, как любой заболевший.

Иван Князев: Ага. Да, спасибо, спасибо вам, Игорь. Это был Игорь из Москвы, он рассказал о том, как он пытался вызвать «скорую» и пойти к врачу.

Тамара Шорникова: Да. Собираем мнения, вопросы, комментарии, сейчас по SMS это делаем. Вот мы спрашивали, карантин разъединил, объединил нас, Удмуртия, телезритель считает: «Карантин разъединил всех, родных, друзей, знакомых. Боятся встречаться, по телефону нет желания общаться, даже по телефону, так как тема одна, коронавирус, устали от нее».

Иван Князев: Ну вот, кстати, о том, разъединил или объединил, мы поговорим чуть попозже. По поводу опять же общения с медицинскими учреждениями Башкортостан пишет: «К врачам на прием идти боязно, они ничем не помогают, диагноз не могут поставить, лечат как бог на душу положит». Иркутская область: «И до вируса к врачу было не попасть, а сейчас вообще никаких контактов нет».

Сейчас у нас на связи Иван Никитичев, житель Рязани, человек, который сейчас болеет коронавирусной инфекцией. Иван, вы нас слышите? Здравствуйте. А, вот, видите, да.

Иван Никитичев: Да, добрый день. Я хорошо вас слышу.

Тамара Шорникова: Так, ну вы в домашней одежде, вы явно не в больнице, значит, у вас, слава богу, без тяжелых симптомов протекает все?

Иван Князев: Как себя чувствуете?

Иван Никитичев: Спасибо, чувствую себя хорошо, стабильно. С 20-го числа почувствовал определенные изменения: кашель, началась одышка.

Иван Князев: Ага.

Иван Никитичев: Пошел, сделал себе томографию грудной клетки, выявили некие изменения в легких и сразу рекомендовали мне вызывать врача, закрыться дома, изолироваться. Собственно, так и сделал 20-го числа. На следующий день буквально приехали, взяли у меня тест, ну и буквально через 3 дня подтвердили, что тест положительный.

Иван Князев: Иван, такой вопрос. Просто после того, как начинаются изменения в легких, после того, как сделал томографию, врачи говорят, что может очень стремительно начать развиваться болезнь, это очень опасно. Вас тем не менее оставили дома, да?

Иван Никитичев: Ну, все верно, оставили дома, но у меня никаких ярко выраженных таких прямо симптомов типа температуры не было. Несмотря на кашель и одышку, я чувствовал себя достаточно хорошо, ну как, стабильно, в рабочем режиме, поэтому, когда изолировался, ко мне, вот говорю, на следующий день когда пришли врачи, они мне сразу же выписали ряд медицинских препаратов, ингаляции, еще кое-какие таблетки, и в итоге я начал лечение прямо, получается, со вторника, с 21-го числа. И вот на сегодняшний день я уже себя чувствую гораздо лучше, чем на прошлой неделе.

Тамара Шорникова: А что это за лечение? Оно похоже на обычное от гриппа? Это противовирусные? Антибиотики?

Иван Никитичев: Ну, я не медик, поэтому не буду оценивать, насколько это похоже на обычное лечение от гриппа. Это антибиотики, два вида ингаляций, для того чтобы легкие лучше себя чувствовали, от кашля какие-то лекарства, ряд, ну и для иммунитета несколько препаратов.

Тамара Шорникова: Какая связь с медиками у вас сейчас? Вам звонят, спрашивают, как меняется ваше состояние? Или вот прописали лечение, затем приходите уже, когда выздоровеете?

Иван Никитичев: На самом деле связь очень хорошая. Мало того, что, когда у меня взяли тест, еще сразу мне позвонили с Роспотребнадзора, уточнили всех, с кем я контактировал, тоже взяли тест, уже пришли первые отрицательные результаты. Каждый день с утра звонят с поликлиники, лечащий врач постоянно находится на контакте через мобильные приложения, уточняют состояние, корректируют лечащую программу и так далее.

Тамара Шорникова: А что касается ваших родственников, какие-то были рекомендации, как им сейчас, не знаю, в соседней комнате... ?

Иван Князев: Они, кстати, заболели или нет?

Тамара Шорникова: Нет, отрицательные пока.

Иван Князев: А, отрицательные.

Тамара Шорникова: В соседней комнате отгородиться от вас, не контактировать? Был какой-то понятный свод правил, как себя вести вашим близким?

Иван Никитичев: Ну, как только я начал заподозривать, что что-то не так, я остался в квартире, моя семья за городом, их вот как раз заставили тест брать за городом. Им также порекомендовали изолироваться дома, они тоже находились дома. Коллеги, с кем я общался, тоже у них взяли тесты, рекомендовали им изолироваться, но сейчас, вот говорю, уже приходят отрицательные тесты, поэтому, слава богу, вовремя, как говорится, спохватились, в режим самоизоляции вошли в полном режиме.

Тамара Шорникова: Ага.

Иван Князев: Спасибо вам, Иван.

Тамара Шорникова: Да, хорошо, спасибо большое.

Иван Князев: Спасибо. Иван Никитичев был с нами на связи, который рассказал о том, как он общался с врачами, как, какие симптомы у него были.

У нас прямо сейчас есть еще один звонок от нашего телезрителя, Татьяна на связи, Воронежская область. Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Я хочу сказать, что вот я болею сейчас вторую неделю, ко мне приходил участковый терапевт, назначил лечение. Но у меня стало похуже, и вчера я вызывала «скорую помощь», они мне сбили температуру и все. Но у меня нет кашля, у меня нет вот этих страшных симптомов.

Я хочу сказать о том, что нам не делают тестирование, то есть нет вообще тестов у «скорой помощи», у участкового терапевта. «Скорая помощь» приехала вообще в одной маске, у нее нет защитных никаких средств, по-моему, даже медицинских работников не тестируют во всяком случае в нашем поселке.

Иван Князев: А что вам дальше делать, вам сказали?

Зритель: Лечиться дома, в основном изоляцию. Но у меня какая изоляция? Мы живем почти в поле, мы и так изолированы, у нас новый поселок отдельно стоящий.

Тамара Шорникова: Ага.

Иван Князев: Ага.

Зритель: А что делать дальше? Лечись и наблюдай сама за собой, самоизоляция.

Иван Князев: А если вдруг хуже станет, вам сказали?

Зритель: Буду вызывать «скорую».

Иван Князев: «Скорую» то есть вызывать дальше, да?

Зритель: То есть опять, да, вызываю «скорую», я вот у нее спросила, если вот еще что, она говорит: «В таком случае я приеду, вас заберу, отвезу в районную поликлинику», – где даже нет КТ.

Иван Князев: Ага. Да, понятно, спасибо, спасибо вам большое, Татьяна. Поправляйтесь, желаем вам здоровья. Спасибо.

Тамара Шорникова: Подключим сейчас эксперта к нашему разговору – Наталья Царева, врач-пульмонолог, доцент кафедры пульмонологии Первого медицинского университета имени И. М. Сеченова.

Иван Князев: Наталья Анатольевна, добрый день. Слышите нас?

Наталья Царева: Здравствуйте-здравствуйте, да.

Иван Князев: Наталья Анатольевна, скажите, пожалуйста, вот за этот месяц, что мы все на самоизоляции, на карантине, разные новости приходят, разные вещи говорят и врачи, и вирусологи, и те, кто вообще специалисты по эпидемиям. Что мы нового узнали сейчас об этом вирусе? Как протекает болезнь? Молодые сейчас все чаще и чаще, пишут средства массовой информации, заболевают.

Наталья Царева: Спасибо большое. Коллеги, во-первых, я хочу сказать о том, что мы с вами делаем очень большое дело, находясь на изоляции, на самоизоляции, потому что только такие меры позволили нам немножко снизить тот вал коронавируса, который захлестнул буквально весь мир, в частности нашу страну. Мы выиграли время, мы подготовились, и мы, в общем-то, встретили эту инфекцию подготовленными.

Иван Князев: Ага.

Наталья Царева: К сожалению, за короткое время эфира я не смогу все вам рассказать, поэтому я призываю всех слушать наши сообщения, которые мы сейчас периодически будем делать, выходить в эфир совместно с медицинским обществом «Медицинская практика», там более подробно об этом говорим.

Тамара Шорникова: Наталья Анатольевна, действительно времени мало, но кратко давайте пройдемся по симптомам, потому что они разные, то говорят, что основное сейчас уже потеря обоняния, например, вкусовых каких-то качеств... Можете рассказать, что точно намекает на то, что у вас может быть коронавирус?

Наталья Царева: Во-первых, это длительная температура, мы говорим об этом всегда, это длительная температура, которая у вас держится на высоких цифрах, 38–39 градусов и выше, и которая плохо поддается лечению жаропонижающими препаратами.

Иван Князев: Наталья Анатольевна...

Наталья Царева: Вот это самое, пожалуй, основное. И второй момент, на который я хотела бы ориентировать наших зрителей, – это дыхательные или, как мы их называем, респираторные симптомы, это развитие одышки.

Иван Князев: Вот, как раз-таки по поводу одышки и хотелось бы поговорить, потому что читал в Интернете, что может протекать вообще заболевание абсолютно бессимптомно, нет у тебя никакой температуры, нет никакого насморка, вот, но небольшой кашель, потом появляется одышка, и вот врачи пишут, буквально несколько часов и все, и ты уже на аппарате ИВЛ можешь оказаться. Это так?

Наталья Царева: Ну, может быть, не так скоро, да, здесь, конечно, нужно смотреть в каждом конкретном случае. Но я хочу сказать о том, что сейчас каждый участковый доктор, который приходит к вам на вызов, каждая бригада «скорой помощи» оснащены специальными приборами, которые называются пульсоксиметры, для того чтобы следить за показателями насыщения кислорода в крови, для того чтобы как можно раньше выявить вот этот самый грозный симптом, самый грозный признак вот этой вирусной пневмонии – дыхательную недостаточность. И вот этот приборчик очень важен, для того чтобы как можно раньше узнать, что происходит внутри.

Иван Князев: Смотрите, что нам пишет Московская область: «Пневмония развивается незаметно, – человек пишет, – мне КТ показало, что я уже переболела». И также опасается наш телезритель, что болезнь не проходит бесследно, в легких остаются рубцы. Это так?

Наталья Царева: Спасибо большое, очень хороший вопрос. Вы знаете, во-первых, все очень индивидуально. Рубцы в легких, мы такой термин не используем...

Иван Князев: Ну повреждения какие-то.

Наталья Царева: Как любая пневмония, эта пневмония тоже может оставлять какие-то следы, но чаще всего она проходит бесследно, и это большинство случаев. В некоторых случаях, да, действительно, мы видим, остаются какие-то постпневмонические изменения, но это зависит уже от индивидуальных свойств конкретного организма.

Тамара Шорникова: Давайте вместе звонок послушаем, возможно, сможем помочь, разъяснить что-то. Лидия из Курска нам позвонила. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, добрый день, студия, добрый день, родная страна.

Тамара Шорникова: Здравствуйте.

Зритель: Значит, я пенсионерка, мне 67. Я одна из первых заболела так называемыми симптомами коронавируса. У меня было симптомов гораздо больше, чем сейчас написано, значит, про коронавирус: там и потеря слуха, и потеря вкуса, и потеря обоняния, и все верхние дыхательные пути закончились двусторонними гайморитами... и трахея, давление в груди, одышка, разговаривать невозможно, все это было. Я обращалась в Роспотреб, вызывала «скорую», врача, в Роспотребнадзор, в Росздравнадзор, требовала, чтобы сделали тест на коронавирус, я не лежала, не молчала. Но мне ответили во всех инстанциях: «Вы не были в Китае, вы не имели контакта с больными, вам тест не положен».

Тогда я пошла к трем терапевтам, не к одному, а к трем, потому что картина страшная была, и назначены были 6 антибиотиков и в нос, и в горло, и в уши, кругом, противовирусных 2 препарата, 10 инъекций «Тавегила»... В общем, конец света. Потом, значит... И реальную помощь я получила только в стационаре, своими ногами пошла туда, в стационар, и там мне врач промыл уши, там, в общем, все объяснил, как что делать. Я до сих пор не знаю, что со мной было.

Тамара Шорникова: А что официально поставили? В медкарте что написали?

Зритель: А никто, тяжелый вирус гриппа сезонный, Б так называемый. А коронавирус, это самое, отказались делать. Теперь единственное мое спасение, я не отстану, пока мне не сделают тест на антитела к коронавирусу, потому что отказано было вовремя сделать тест, и я буду требовать. Я не знаю, звоню сейчас, они говорят: «Мы не слышали о тесте на коронавирусные антитела», – о которых Малышева говорила.

Тамара Шорникова: Лидия, а сейчас-то хорошо себя чувствуете, скажите самое главное?

Зритель: Так 4 месяца я, у меня до сих пор пораженные мышцы и суставы, 40 инъекций уже сделала. Я не знаю, что со мной. Ну я имею право знать, что со мной, правильно?

Тамара Шорникова: Да, хорошо, спасибо вам за звонок.

Иван Князев: Да, спасибо.

Тамара Шорникова: Наталья Анатольевна, а вот в чем такая принципиальность? Ну если действительно такая россыпь просто симптомов, неужели... Проще убедиться. Ну да, не выезжал человек в Китай, но сейчас сколько уже в страну нашу приехали тех, кто побывал там?

Наталья Царева: Да, я совершенно с вами согласна. Безусловно, нашей слушательнице, нашей зрительнице нужно провести тест на антитела, действительно это тот метод, на который мы возлагаем сейчас очень большие надежды по определению того, сталкивался ли организм с коронавирусом и сформировались ли антитела. Это, конечно, нужно знать, для того чтобы, во-первых, быть спокойным в дальнейшем либо иметь какую-то настороженность.

Тамара Шорникова: А как его добиться такого теста? Видите, врачи говорят, что они ничего не слышали о таком.

Наталья Царева: Ну, все дело в том, что эти тесты пока еще не распространены повсеместно, и я думаю, что пройдет совсем небольшое время, может быть, неделя-две, когда они станут доступны более широко. И я уверена, и в Курске тоже это все будет делаться так, как положено.

Иван Князев: Наталья Анатольевна, вот смотрите, человек спрашивает, у него сейчас затрудненное дыхание, из Ульяновской области нам пишет телезритель. Вот затрудненное дыхание – это что? Это когда ты по лестнице поднялся, или просто тебе уже дома тяжело дышать? И второй момент: правда, что сейчас эффективнее для выявления серьезности заболевания все-таки сделать компьютерную томографию, чем тест на коронавирус?

Наталья Царева: Да, вы абсолютно правы, в плане компьютерной томографии это очень высокочувствительный метод, который позволяет иногда даже у пациентов, которые не имеют симптомов, поставить этот диагноз достаточно точно.

И первая часть вопроса, еще разок напомните?

Иван Князев: Первый вопрос: сложное дыхание, тяжелое дыхание, одышка...

Наталья Царева: А, тяжелое дыхание, да.

Тамара Шорникова: В каких случаях это опасно?

Иван Князев: Как понять, что у тебя уже одышка?

Наталья Царева: Как понять, да? Ну, как правило, если речь идет о молодом человеке, то чаще всего это тот дискомфорт, то неспокойное, так скажем, непривычное дыхание, которое у вас может развиваться при обычной вашей деятельности.

Иван Князев: Ага.

Наталья Царева: То есть поход в спокойном темпе, подъем по лестнице, что раньше не доставляло никаких проблем. Сейчас, если вы чувствуете затруднение при обычных таких физических нагрузках, то, конечно, следует обратить на это внимание, обратиться к врачу.

Иван Князев: Понятно, спасибо, а то мы мнительные же, понимаешь, я тоже думаю.

Тамара Шорникова: Вот, о мнительности как раз последний вопрос хочу вам задать. Действительно, мнительность сейчас как на дрожжах просто растет, гипертрофируется. Давайте, может быть, успокоим соседей, которые увидели, что к какому-то в их доме, в какую-то квартиру приехали люди в тех самых защитных костюмах. Это же сейчас абсолютно сразу распространяется информация, квартиру чуть ли не мелом начинают очерчивать, круги рядом с ней и так далее. Как все-таки этот коронавирус передается? Нужно ли беспокоиться, если в твоем доме живет кто-то с подозрением как минимум на коронавирус?

Наталья Царева: Ну смотрите, учитывая, что да, конечно, безусловно, все мы люди, все мы подвержены тем или иным эмоциям, конечно, нужно быть настороже. Но еще раз хочу повторить, что нужно тщательно мыть руки, избегать трогать лицо, глаза, нос, рот руками, которые вы не обработали, которые вы не вымыли, прежде чем дотронуться до своего лица, вот это вот опасно. Ну и те меры, которые мы сейчас все предпринимаем, я думаю, что они достаточны и абсолютно оправданы. Еще, пожалуйста, помните, уважаемые зрители и слушатели, что чаще всего все-таки, в большинстве случаев коронавирус проходит и протекает в легкой и среднетяжелой форме. Пожалуйста, может быть, вот эти слова каким-то образом немножко вас успокоят.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Иван Князев: Спасибо, Наталья Анатольевна. Наталья Царева, врач-пульмонолог, была с нами на связи.

Звонок у нас есть, Ирина из Московской области нам дозвонилась. Ирина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас.

Тамара Шорникова: Слушаем.

Зритель: Здравствуйте. Я 19-го числа приболела, но «приболела» – это легко сказано, у меня была очень высокая температура, под 40. Вызывала «скорую», «скорая» ко мне так и не приехала, сутки я ее ждала, они без конца мне перезванивали и говорили, что очень много вызовов, надо потерпеть, так она ко мне и не приехала. Потом я позвонила на горячую линию, попросила, мне сказали, что вызовут врача с поликлиники. Врач пришел, послушал, сказал, что у меня воспаление легких, назначил кучу антибиотиков.

Тамара Шорникова: Ага.

Зритель: И все, на этом все закончилось. Я сама поехала в Москву, сделала КТ. Заключение КТ – пневмония, поражены обе доли легких, в том числе COVID.

Иван Князев: Ага.

Зритель: Тест у меня никто не взял. Мне сказали, что будут звонить, спрашивать, выписали «Плаквелин», дали дневник, как я должна его пить, и заполнять, свои симптомы отмечать. На этом все закончилось: никто не звонит, ничего не спрашивает.

Я снова вызвала врача, потому что улучшений у меня нет. Температуры нет, но у меня одышка, я сплю в полусидячем положении. У меня нет никаких запахов, я не чувствую запахов, и очень болит спина. Но тест мне никто не делает, они говорят: «Делайте все платно». У меня нет невозможности делать платно.

У меня дома пожилые родители, я переживаю за их здоровье тоже. Никто ничего не хочет контролировать, вообще нет никакого контроля. Сегодня мои дети поехали на рентген, потому что они тоже себя уже плохо чувствуют, и все, на этом все заканчивается. Я только пью без конца эти антибиотики.

Тамара Шорникова: После того, как вы узнали, что как минимум КТ подтверждает COVID, вы звонили в Минздрав, в Роспотребнадзор? Потому что, грубо говоря, вы представляете опасность сейчас, даже если оставить за скобками ваше личное состояние.

Зритель: Конечно, я понимаю, что я представляю опасность, поэтому всех тереблю. Но нет никакого результата. Я позвонила, пришел врач с поликлиники, она посмотрела, посмотрела мое заключение КТ и сказала: «Вы знаете, вам нужно сдать тест, но это только платно делается. У вас, наверное, у всех COVID», – вот это были последние ее слова, и она ушла, все.

Иван Князев: Да, понятно, Ирина. Я единственное думаю, что все равно нужно будет продолжать пытаться установить связь с медицинскими учреждениями, продолжать звонить опять же в тот же Роспотребнадзор, в тот же Минздрав, добиваться какого-то ответа от поликлиники. Спасибо вам.

Тамара Шорникова: Да. И уточним какие-то вещи, может быть, разъяснит нам эксперт, Алексей Хухрев выходит с нами на связь, врач-терапевт, кандидат медицинских наук. Здравствуйте, Алексей Леонидович.

Алексей Хухрев: Да, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Алексей Леонидович, вот только что слушали телезрительницу, у нее действительно тяжелые симптомы, КТ подтверждает вроде как COVID, но никаких предложений о госпитализации, никаких особых мер, чрезвычайных. Это обычная практика?

Алексей Хухрев: Нет, случай, конечно, вопиющий. Ну как обычная? Мы все слышали, какие рекомендации должны быть даны. Если человек у нас с доказанной пневмонией, симптоматичен, он, в общем-то, должен быть госпитализирован, в общем-то, как госпитализированному человеку ему должно проводиться определенное лечение. Тут вопрос, конечно, к местным органам здравоохранения, которые этого человека футболят туда-сюда.

Я бы, конечно, не оставлял такое дело без внимания, потому что это... Я бы это назвал вопиюще наплевательским отношением, потому что в то время, как все борются, люди просто оставляют очаг, и потенциальный очаг, я так понял по голосу, все-таки раз и дети, и все такое, то есть уже средний..., то есть по сути имеются все шансы ухудшиться. Ну хотя бы какое-то динамическое наблюдение должно быть, для того чтобы не пропустить момент, если начнет возникать дыхательная недостаточность, вот о чем говорили не так давно, то есть если появится одышка, если упадет насыщение кислородом. Такой человек реально находится в группе риска, в красной группе. Есть много вопросов к коллегам.

Иван Князев: Да. Алексей Леонидович, я так понимаю, что это действительно такой ну прямо, ну не знаю, можно сказать, частный случай, в принципе-то всех должны принимать.

Алексей Хухрев: Ну конечно, это modus operandi, это не то, что происходит везде. Где-то люди реально стараются, где-то реально не спят, недоедают, недосыпают, грудью закрывают всех остальных, а где-то вот так вот, типа ну...

Иван Князев: Мы просто это для понимания картины, в какой ситуации сейчас находится наша медицина, чтобы понять.

Алексей Хухрев: В такой же, в какой она находилась и до коронавируса, то есть далеко до блестящей.

Иван Князев: А то мы сейчас напугаем наших телезрителей совсем уже.

Алексей Хухрев: Нет, вы поймите тоже, что прорываются с криком вот таким вот в основном люди, которые ну явно попали в какую-то ситуацию выдающуюся. Потому что у тех, у кого все сделали хорошо, те не звонят на радио и на телевидение и не жалуются.

Тамара Шорникова: Алексей Леонидович, вы говорите о том, что более-менее всем понятно, что делать, но инструкции сейчас каждый день обновляются. Можно вот четкий алгоритм? Ты подозреваешь у себя коронавирус, у тебя похожие симптомы – что делать, куда звонить?

Алексей Хухрев: Алгоритм здесь... Вот если отбросить всю мишуру, скажем, что должно быть в сухом остатке, – в сухом остатке одно: если у тебя появилась одышка, высокая температура... А одышка что? Давайте я чуть-чуть пояснее скажу, что такое одышка, – это когда у тебя в покое… В общем-то, у относительно здорового человека число дыханий начинает подниматься выше 16. Если оно поднимается к 30, то это уже совсем нехорошо, но в принципе, если оно выше 16, уже как бы есть, о чем задуматься. Если у тебя при этом кислород упадет ниже 93-х, это говорит о том, что у человека возникает дыхательная недостаточность, такой человек должен находиться в госпитале. Просто само по себе наличие пневмонии при отсутствии дыхательной недостаточности – это не основание тебя сразу положить в больницу, но это основание за тобой пристально наблюдать.

Иван Князев: Шестнадцать вдохов в минуту, я правильно понял?

Алексей Хухрев: Да-да.

Иван Князев: Если больше.

Алексей Хухрев: Это критерий. Если в покое у тебя частота дыханий начинает превышать это и нарастать, это серьезный повод что-то начать делать.

Тамара Шорникова: Ну прямо вот кратко: это «скорая», это вызов врача на дом или поход в поликлинику?

Иван Князев: Ну вот такой вот, да, хитрый способ подскажите нам, что делать вот обычному человеку.

Алексей Хухрев: По науке это «скорая», потому что поход в поликлинику означает, что ты позаражаешь всех вокруг.

Тамара Шорникова: А «скорая» не едет, вот многие пишут, температуры нет.

Алексей Хухрев: А «скорая» не едет, значит, горячая линия департамента, оперативный дежурный, далее прокуратура. Ну какие у нас есть варианты что-то делать? Вот такие и есть, потому что фактически есть четкие рекомендации, если люди их не соблюдают, значит, они нарушают закон, нарушают должностные инструкции, соответственно...

Иван Князев: Либо к знакомому врачу обратиться, да, Алексей Леонидович? Он поможет?

Алексей Хухрев: Ну, к знакомому врачу – надо быть уверенным, что этот знакомый врач знает, что делать. Потому что в таком случае, если он не знает, ты просто заразишь знакомого врача.

Иван Князев: Нет, ну если он работает в больнице.

Алексей Хухрев: Ну если он работает, ну понятно, но сейчас время, когда по знакомству что-то достаточно сложно стало делать, потому что все, естественно, люди боятся, не хотят проблем.

Иван Князев: Спасибо.

Алексей Хухрев: Но лучше в такой ситуации действовать все-таки тем не менее официальным путем через «скорую», через местные органы здравоохранения. Но если не слышат люди, значит, надо выше. Ну а как иначе? Если они не хотят делать свою работу, значит, они не на своем месте.

Тамара Шорникова: Да. Пишут нам при этом многие, не берут сейчас тесты, томографии нет, на КТ попасть вообще нереально, только рентген. Есть какие-то еще варианты, как можно подтвердить заболевание, или вот только этот короткий список?

Алексей Хухрев: Если нет КТ, конечно, рентген – это альтернатива, хотя и не блестящая, но в принципе я знаю полно вот даже по своим контактам, по своим пациентам, кто переболел, что КТ, в общем-то, стучите, и откроют. Есть центры амбулаторные, где 24 часа это делают, и так далее. Но просто понятно, что всегда какие-то перегибы, недоработки и прочие вещи будут, особенно в нашей стране, где люди условно относятся к закону. Но тем не менее в целом я все уже сказал: следить за дыханием, если возникают симптомы удушья вот такие вот или одышки и так далее, ну, значит, надо поактивнее всех тормошить. Надо же понимать, что рентген – это не лечебное мероприятие, а диагностическое, да.

Иван Князев: Да. Алексей Леонидович, давайте вместе послушаем звонок из Челябинской области, нам Галина дозвонилась, давайте ее выслушаем.

Тамара Шорникова: Галина, слушаем вас. Алло?

Пока Галина решается, у меня знаете, какой вопрос? – родственникам что в этот момент делать? Нужно сразу тоже параллельно какие-то пытаться пройти, сдать тест, на КТ записаться, или только симптомы?

Иван Князев: Вопрос в том, как отгородиться так, чтобы те, кто в соседней комнате живет, чтобы они хотя бы немножко...

Тамара Шорникова: Это второй вопрос, а первый все-таки, нужно ли сдавать до симптомов, учитывая то, что у твоего родственника уже что-то появилось?

Алексей Хухрев: Ну опять в начале заболевания это все имело смысл с целью сдерживания, сейчас, когда это достаточно широко... Понятно, что в соседней комнате вы не убережетесь, если это одна квартира.

Иван Князев: Не убережешься все-таки никак?

Алексей Хухрев: Ну конечно, тут надо быть, так сказать, объективным: ну как ты убережешься, если так или иначе... Ну так же, как вот эта рекомендация, чтобы не трогать глаза, рот и уши, – ну это нереально.

Иван Князев: Ну да.

Алексей Хухрев: Любой обязательно тронет за день хотя бы раз 30–40. Поэтому ну просто мойте руки почаще, вот это действенная история, которая как-то может быть. А так вот эти все рекомендации из разряда бла-бла-бла. Соответственно, родственникам надо смотреть по симптомам. В принципе контактным всем должны быть, конечно, сделаны тесты. Но опять же, если один заболел, у родственников это не проявится одномоментно.

Тамара Шорникова: Ага.

Иван Князев: А сколько времени должно пройти?

Алексей Хухрев: Ну средний инкубационный период 5–7 дней.

Иван Князев: А, ну то есть все-таки в рамках инкубационного периода. Хорошо, Алексей Леонидович...

Алексей Хухрев: Ну а как? За день до окончания инкубационного периода уже может показать КТ, а может и не показать. По-любому мы делаем 3 теста для подтверждения: если первые два отрицательные, нужен третий, по науке вот так. Но как на практике... Я понимаю, что, конечно, все не везде идеально.

Иван Князев: Челябинская область у нас вышла на связь, Галину давайте вместе послушаем.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Это Галина, город Магнитогорск.

Тамара Шорникова: Да, слушаем.

Зритель: Вы слышите меня? Вот я хотела бы тоже рассказать свои симптомы. Мы с мужем болели в марте. Вызвали врача участкового, она пришла, мы ей рассказали, что температура тоже держится, наверное, с неделю 38,5, вот так вот, а до этого мы с ним почти что не болели, наверное, у меня вообще температуры лет 25 не было. Ну мы ей рассказали, что очень сильно болеем, она выписала антибиотики и все, ушла. И вот симптомы какие: сильно болела спина, кожа даже на спине болела; потеря вкуса абсолютно, как будто кипятком все обожгла. У мужа точно так же.

Потом мужу стало хуже, я вызвала «скорую», врачи приехали, точно так же сказали, что вызовов очень много, чтобы ждали. Они, правда, минут 15, наверное, подождали, приехали. Ну я им объясняю: может, у нас этот вирус, коронавирус? Они говорят: «Ну вы же не контактировали ни с кем». Я говорю: «Мы так сильно болеем, так сильно никогда не болели». Они говорят: «Да что вы, это сезонный грипп, так все болеют». Я говорю...

Тамара Шорникова: Спасибо, у нас мало времени, картина в принципе ясна, Галина. Алексей Леонидович, вот можно так сказать, что похоже?

Алексей Хухрев: Ну вот я слышал уже несколько раз: «Ну вы же не контактировали ни с кем». Это время, когда мы выявляли COVID только по контактам, уже давным-давно ушло, уже это неактуально, потому что количество вот таких вот никак не объясненных заражений растет, растет, уже сейчас составляет четверть, потом будет треть, поэтому это, конечно, не аргумент со стороны врачей.

Иван Князев: Ну пока такие аргументы есть, вот пока не забирают, тесты не делают, себя как-то поддержать можно в таких случаях? Ну правда тяжело, и температура, и одышка...

Алексей Хухрев: Давайте, так сказать, мы тогда не будем нагнетать вот это вот ощущение безысходности. Все-таки повторимся, что 90% людей, даже больше, 95–98% в нашей стране от коронавируса поправляются, и, поскольку нет официального лечения, они поправляются сами так или иначе, кто-то легче, кто-то тяжелее, но тем не менее выползают. Поэтому ну что делать? Ну приедет эта «скорая», ну поставят они диагноз «COVID», если человек себя более-менее нормально чувствует, никакое лечение его не заставит чувствовать лучше.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Продолжим тему вечером.

Иван Князев: Спасибо. Оставайтесь с нами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Как мы пережили эти недели и что нас ждет в будущем