Метро заминировали?

Метро заминировали?
Красота русских мужчин под сомнением? Вирус безработицы. Отцовский капитал. Ипотека не по карману. Профилактика детскокй инвалидности
Сергей Лесков: Сроки, поставленные в «майских» указаз всё ближе, строгих указаний всё больше, учет и контроль всё жестче. А результата нет
Виталий Максимов: На все проблемы нацпроектов не хватит
Леонид Ольшанский: Наше административное законодательство очень шаткое, поэтому мы должны оградить невиновных
Гульназ Галиева: Сегодня регионы борются за инвесторов и ресурсы. Поэтому им и нужно себя пиарить
Александр Лысенко: Ребёнку с ДЦП реабилитационная помощь нужна не раз в год, а гораздо чаще. Но госресурсов для этого, к сожалению, не хватает
С российскими мужчинами что-то не так?
Ипотека не по карману
Капитал для отцов-одиночек
Вирус безработицы. В Приморье из-за китайской болезни в вынужденном отпуске оказались тысячи людей
Гости
Александр Михайлов
член Совета по внешней и оборонной политике
Андрей Масалович
президент Консорциума «Инфорус», специалист по кибербезопасности

Тамара Шорникова: Станции метро в Москве проверяют на сообщения о минировании. Кроме того, также звонки поступили в отношении сетевых магазинов «Магнит» и «Пятерочка». Будем разбираться, что происходит сейчас, что известно на данный момент и сколько объектов все-таки действительно проверят.

Александр Денисов: Да, вот мы с Тамарой подсчитали. Было сообщение, что заминировали 300 станций метро. Мы заглянули, сколько действительно станций метро в Москве. Оказывается, 269, но никак не 300. Так что масштабы бедствия журналисты…

Тамара Шорникова: Но, как минимум, да, уточним: это информация профильного сайта на июль 2019 года. Уточнили. Давайте послушаем эксперта с его уточнением. Александр Михайлов, член Совета по внешней и оборонной политике. Здравствуйте.

Александр Михайлов: Добрый день. Здравствуйте.

Александр Денисов: Александр Георгиевич, вот в магазине был буквально позавчера, завыла сирена, раздался голос: «Уважаемые покупатели, покиньте магазин». Вообще никто не дернулся. Продавец так продолжила спокойно пробивать мои покупки. Остальные тоже… Уже мы вообще к этому привыкли и не обращаем внимания. К этим минированиям.

Александр Михайлов: Но это вообще в нашей природе. Мы очень редко обращаем внимание на какие-то внешние угрозы. И более того, когда мы даже видим, своими глазами видим что-то происходящее, так люди начинают еще и снимать в зоне повышенной опасности. Поэтому это меня, честно говоря, не удивляет. Напомню даже, чрезвычайные происшествия в Таиланде – и то наши туристы не собирались оттуда уезжать, потому что все заплачено. Но это характерная черта русских людей, которые в общем-то к всему относятся весьма скептически до тех пор, пока петух не клюнет. А по большому счету мы действительно находимся в достаточно сложном положении. Потому что уже можно подсчитывать колоссальные убытки, которые нанесены этими анонимными сообщениями о минировании зданий, сооружений и общественных мест. И надо сказать, что на сегодняшний день пока никто не выработал технологии противодействия этому. Были разговоры о том, что будут что-то там блокировать. Но это в общем-то тоже мертвому припарки, потому что сегодня заблокировали одно, а завтра прилетело совершенно с другого портала…

Александр Денисов: А как это можно блокировать, Александр Георгиевич? Я не очень понимаю. Раздается звонок, что-то блокируют…

Александр Михайлов: Там, во-первых, IP-телефония – раз. И во-вторых, еще и сообщения по Интернету. Поэтому я вот тоже очень так же скептически к этому отнесся. Потому что у нас всегда все считают: да, мы сейчас заблокируем что-то, и больше этого не будет. А как с другой стороны: а если мы заблокировали, а что-то будет? Тоже вопрос возникает, да? Потому что все-таки вот эта сказочка про мальчика, который кричал «Волки, волки!», – она же по-прежнему актуальна. Поэтому на сегодняшний день пока я не вижу реальных мер противодействия. Потому что все это достаточно сложно высчитывается. И большинство звонков, да подавляющее большинство, если не сумасшедшие какие-то, идет из-за границы. И естественно, наказать примерно тех лиц, которые сообщают, информируют о возможном теракте из-за границы, мы практически их достать не можем. Вот это самая большая проблема. Конечно, можно было бы тем предполагаемым нашим противникам ответить тем же. Но мы же не можем вставать на одну доску с людьми, которые занимаются таким целенаправленным обрушением бизнеса, попыткой нанести психологический ущерб людям.

Александр Денисов: Совершенно верно, Александр Георгиевич. Конечно, как мы будем таким мерам отвечать. Спасибо вам за интересный комментарий. На связи был Александр Михайлов, член Совета по внешней и оборонной политике.

Тамара Шорникова: Передаем слово Андрею Масаловичу, президенту консорциума «Инфорус», специалисту по кибербезопасности. Здравствуйте, Андрей Игоревич.

Андрей Масалович: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Достаточно массово сегодня все выглядит. Потому что звонки и необходимость проверить все станции метрополитена, сетевые магазины «Пятерочка» и «Магнит» одни из самых популярных, их тоже много. Появлялись новости и о других также якобы заминированных учреждениях. Как в таких случаях, что с регламентом? Все до одного заявления проверяются?

Андрей Масалович: По регламенту вообще-то заявления должны проверяться все. Другое дело, что уровень реакции может быть разным. Где-то нужна полная эвакуация, где-то нужна полная эвакуация и проверка, где-то…

Александр Денисов: Андрей Георгиевич, простите, а вот как сейчас поступать, сегодня? Потому что дилемма такая. Не знают, то ли выводить посетителей из метро, пассажиров, то ли не выводить.

Андрей Масалович: Пример для посетителей – не пугаться, воспринимать это как стихийное бедствие. Бывает дождь, бывает град, бывает миграция ворон, а сейчас, если хотите, миграция крыс. Т. е. нашлись крысы, которые вот звонят. Почти 100% таких звонков, практически близко к 100%, кончаются ничем. Т. е. это ложные сигналы. Более того, если помните, прошлая волна как раз начиналась с угроз, что будем распространять ложные сигналы, пока, там, один человек с нами не расплатится. Т. е. там была еще экономическая мотивация. Есть механизмы, они, правда, сложные и долгие, как с этой бедой справляться. Правда, они разноплановые.

Александр Денисов: Ну-ка, расскажите, интересно.

Тамара Шорникова: Что за механизмы?

Андрей Масалович: Вот смотрите. 3 года назад был… Россия не единственная, 2 года назад были массовые звонки в Украине, 3 года назад по весне были массовые звонки в Соединенных Штатах о минировании. Так вот, что произошло в Штатах. Тогда были, если не соврать, около тысячи звонков в еврейские культурные центры и синагоги о возможных минированиях. Что сделали американцы? Первое – они вычислили все-таки, вычислили звонивших. При этом это заняло месяц, и это были ОРД-мероприятия, т. е. это была оперативная деятельность, а не техническая. Технически реально, – я с предыдущим собеседником согласен, – технически выявить очень сложно. Но спасает агентурная работа.

Александр Денисов: Но американцы всех слушают, мы знаем, Сноуден нам всем рассказал, да-да. Мы-то не слушаем, нам-то как быть?

Андрей Масалович: Но сейчас давайте закончим с тем примером, может быть, будет что-то полезное. Второе, что они сделали: они обеспечили взаимодействие со спецслужбами других стран. Это заняло долго. Т. е. месяц они вычисляли, потом 9 месяцев договаривались со спецслужбой Израиля, чтобы получить доступ на тех террористов. А второе, что сделали организации, которые пострадали: получили дополнительное финансирование. Соответственно, противник своей задачи не достиг. И звонки как-то прекратились.

Тамара Шорникова: Но это может быть серьезный удар по бюджету. Потому что каждый день сообщения: детские сады, торговые центры, транспортная инфраструктура. Слишком многое придется компенсировать.

Андрей Масалович: Да. К сожалению, сейчас это организационная волнушка, потому что по регламентам ни один звонок не должен остаться безответным. И, к сожалению, технически очень легко организовать анонимный звонок, очень трудно его вычислить и почти невозможно заблокировать так, чтобы не заблокировать чего-то важного.

Александр Денисов: Андрей Игоревич, зачем это делают? Логика какая?

Андрей Масалович: Раньше, изначально, такие массовые звонки начинались с мотивации чисто экономической. Т. е., грубо говоря, вымогатели. Потом это сошло на нет, потому что расплачиваются в таких случаях крайне редко. И потом, мир биткоина так устроен, что при желании любой кошелек и любую транзакцию можно отследить до последнего получателя. Поэтому как раз биткоин – враг анонимности. Потом стали политические мотивации. Потом, мне кажется, нас просто пробовали на зубок перед выборами: посмотреть, как можно разными способами дестабилизировать обстановку, какие эффективно работают, какие нет. Предыдущая волна сразу была заявлена как экономически мотивированная. Там один человек задолжал 120 биткоинов, и обещали, что пока не вернет – будет лихорадить его империю и всех вокруг. А что происходит сегодня, честно говоря, не знаю. Наверное, кто-то объявится и выскажет требования. Или выскажет хотя бы какие-то прогнозы, чего нас ждет.

Тамара Шорникова: А есть предположение: это внутренняя угроза или звонки из-за рубежа? Кому это больше на руку?

Андрей Масалович: Почти всегда звонки идут из-за рубежа. Более того, если кто-то сдуру начинает их повторять и пытаться продублировать такие действия изнутри страны, они как раз вычисляются на раз. Внутри страны вычислить нетрудно. Есть и оборудование, и квалификация, и уже некоторый опыт накоплен.

Александр Денисов: И отвечают за всех предыдущих звонивших, раз повторяют, да?

Андрей Масалович: Ну, пожалуй, да.

Тамара Шорникова: Наказание какое грозит сейчас за, если кого-то найдут все-таки, что вот звонящий?

Андрей Масалович: Честно говоря…

Александр Денисов: Эвакуировать в места не столь отдаленные, я думаю. Да, Андрей Игоревич?

Андрей Масалович: Административное и уголовное наказание. И потом, я думаю, найдут способы. Тут же важно даже не наказание конкретному субъекту. А тут важно создать прецедент. Если научиться эффективно отлавливать и наказывать, то, я думаю, что сама эпидемия сойдет на нет.

Александр Денисов: Спасибо вам большое.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Александр Денисов: Это был Андрей Масалович, президент консорциума «Инфорус», специалист по кибербезопасности.

Тамара Шорникова: Будем следить, как будут развиваться события. И, естественно, надеемся, что ни одного подтвержденного вызова не обнаружится, и сегодня в том числе. Это были темы нашего первого часа.

Александр Денисов: Да, на этом мы не прощаемся. У нас еще большая тема впереди. Поговорим про социальную политику, почему премьер ее назвал, новый премьер наш, неэффективной. В чем неэффективность, как они будут налаживать, выяснять, кому нужны деньги, кому нет. И определят параметры так называемой формулы бедности.

Тамара Шорникова: После новостей.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски