«Прямая линия с Владимиром Путиным». Международная политика

Гости
Владимир Жарихин
заместитель директора Института стран СНГ
Виктор Баранец
военный обозреватель газеты «Комсомольская правда», полковник в отставке

Александр Денисов: Прокомментировал президент и международную политику, политику, так сказать, пограничного расстройства, которую ведет НАТО, регулярно провоцируя российских пограничников своими нарушениями. В ходе Прямой линии узнали подробности, кто стоял за британским эсминцем, точнее кто был над ним и наблюдал за происходящим.

Владимир Путин, президент РФ: Это, конечно, провокация, совершенно очевидно, это провокация. Чего хотели показать и каких целей пытались достичь эти провокаторы? Во-первых, она была комплексная и проводилась не только британцами, но и американцами, потому что британец зашел в наши терводы днем, а еще рано утром, в 07:30, с одного из военных аэродромов натовских в Греции, с Крита по-моему, взлетел американский разведывательный стратегический самолет. Ну, мне докладывали об этом, конечно, я об этом хорошо знаю. Если бог даст памяти, бортовой номер 63/9792. Мы хорошо его видели, наблюдали.

Было очевидно, что эсминец зашел, преследуя, во-первых, военные цели, пытаясь с помощью самолета-разведчика вскрыть действия наших Вооруженных сил по пресечению подобных провокаций, смотрели, что где у нас включается, как работает, где что находится. Мы это видели и знали, поэтому давали такую информацию, которую считали нужной. Даже если бы мы потопили этот корабль, все равно трудно было бы представить, что мир стал бы на грань Третьей мировой войны, потому что те, кто это делают, знают, что они не могут выйти победителями из этой войны.

Ольга Арсланова: В Черном море сейчас проходят учения НАТО «Морской бриз», в них задействована и Украина, хотя в Североатлантический альянс не входит, но уже осваивается с иностранными армиями, что нас не может не беспокоить, заявил президент.

Владимир Путин: По конституции Украины там не может быть военных баз иностранных, но можно создать учебные центры, можно создать какие-то другие, пользоваться другими формами освоения, военного освоения территории, которая непосредственно граничит с нами. Это создает для нас существенные проблемы в сфере безопасности. Это касается реальных жизненных интересов Российской Федерации и народа России. Конечно, вот это вызывает беспокойство и вот об этом мы должны думать.

Александр Денисов: Ну и сама Прямая линия наглядно продемонстрировала, в каких условиях приходится выстраивать России свою политику, отстаивать свое мнение: серверы при трансляции подверглись хакерским атакам, все мы видели, как прерывалась связь с теми, кто в прямом эфире хотел задать президенту вопросы, тем не менее справились, выплыли.

И у нас на связи Владимир Леонидович Жарихин, заместитель директора Института стран СНГ. Поговорим как раз вот о международной политике, международной части Прямой линии.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Александр Денисов: Да. Владимир Леонидович, вот мы говорили уже в течение сегодняшнего прямого эфира, что президент раскрылся и с новых сторон. Вот смотрите, меня невероятно поразило, что он запомнил номер, бортовой номер вот этого самолета-разведчика, который взлетел с Крита, 63/9792. Пилот сейчас, наверное, икает. Какой нужно обладать, каким хладнокровием главнокомандующего, иронией, чтобы даже помнить номер? Вот на вас это произошло впечатление? И какое?

Владимир Жарихин: Нет, произошло сильное впечатление. Вообще, честно скажу, у меня память не такая хорошая, как у нашего президента. И вообще, вот мне бы очень хотелось тоже включиться в дискуссию о деторождении с коллегами, но ведь не дают! Летают, плавают, заплывают куда не положено, и это, безусловно, отвлекает в том числе и от этих вот проблем. Но наш президент, мне кажется, что называется, сегодня высыпал целый мешок вот этих точек над «и» и их совершенно четко расставил. То есть он, во-первых, сказал, что как бы мы там ни изображали, что наше Главное управление Генштаба занимается там отравлением отдельных товарищей, на самом деле оно занимается реальным делом, оно занимается разведкой, и эта разведка четко определяет, кто летит, куда летит, кто плывет, как плывет, и все эти данные у нас есть.

Александр Денисов: Владимир Леонидович, кто еще за кем наблюдал. Они-то думали, что они за нашими действиями, а это мы за ними, оказывается, наблюдали.

Владимир Жарихин: Да, и еще, оказывается, «бутафорим» в части того, чтобы они увидели то, что мы хотим им показать, а не то, что есть на самом деле, это президент тоже четко намекнул. И наконец, он сказал, наверное, самое главное: дорогие друзья, как это, дорогие партнеры, как он их до сих пор называет, имейте в виду, мы не то чтобы подозреваем или догадываемся, мы четко знаем, что если вы снова решите с нами поиграть в кошки-мышки на нашей границе и мы случайно потопим эту самую то ли кошку, то ли мышку, то никакой Третьей мировой войны не будет, мы это знаем четко, мы это знаем в том числе с использованием наших разведданных, поэтому больше с нами шутить не надо. Я думаю, это заявление те, кому надо, четко поймут и, я надеюсь, перестанут играть в эти игры.

Ольга Арсланова: Владимир Леонидович, а меня больше поразило заявление президента, который назвал мордву умным народом, потому что гордятся своим единством. Я так понимаю, противопоставление Украине, хотя мы считаем украинцев, по словам президента, своими, мы единый народ, но что там с той стороны, большой вопрос.

Владимир Жарихин: Ну, вы понимаете, в чем дело, да, действительно мы единый народ. Да, действительно, значительная часть украинцев отнюдь не является врагами русского народа, жителей России, российского государства. Но будем реалистами: сейчас, что называется, заказывает музыку на Украине меньшинство, которое ненавидит Россию, которое пытается противопоставить украинский и русский народы, и это мы видим совершенно четко.

Александр Денисов: Владимир Леонидович, а президент, наверное, когда говорил, что поступают от чистого сердца, но не от большого ума, он, наверное, не всю Украину имел в виду, а все-таки политическую элиту, вероятно, их имел в виду.

Владимир Жарихин: Совершенно верно. И вот насчет политической элиты: я очень доволен, что президент, опять же, вот я говорил про мешок точек над «и», вот здесь тоже четко они расставлены. Был момент, когда вот эта провокация... Ведь провокации делаются не только, а иногда и не столько на море или на суше, они сейчас делаются в основном в информационном пространстве. И вот в информационном пространстве была провокация: «Я хочу встретиться с Путиным и сказать ему что-то». Совершенно было ясно, что он хотел встретиться с Путиным, Зеленский, только для одного – чтобы после этого сказать: «Ну вот мы с нами стали обсуждать ситуацию на Украине, значит, это Россия наш враг, с которым мы обсуждаем, то есть это не гражданская война, а это противостояние с Россией, и мы обсуждаем».

Надо сказать, что лоббистские структуры у нас здесь тоже все время говорили: «Давайте-давайте-давайте, давайте встретимся, это миролюбивое действие со стороны Зеленского». Президент сказал четко и определенно, что говорить с ним не о чем, потому что он абсолютно несамостоятельная фигура, он не выполняет те обещания, которые дает, потому что, опять же, эти все обещания должны утверждаться сначала в посольстве Соединенных Штатов, а потом и в Государственном департаменте Соединенных Штатов; если утверждение не прошло, вы знаете, по-моему, ничего такого не обещали.

Какой смысл с ним разговаривать? Разговаривать на общие темы, знаете, используя уже как бы выражение, которое стало мемом президента России, когда он сказал: «Поговорить не с кем, вот Ганди помер, поговорить не с кем», – ну не тянет вот совсем на Ганди Зеленский. Говорить поэтому с ним на общие темы не о чем, он пустой как барабан. Он неплохой артист, неплохой юморист, но не более того, он не президент.

Александр Денисов: Владимир Леонидович, не могу не спросить вас про ДНР и ЛНР. Речь зашла о непризнанных республиках в связи с вакцинацией. Обсуждались поставки туда вакцины, речь шла как будто уже о, скажем прямо, как про российские регионы, вот где-то не хватает вакцины, вот в ЛНР и ДНР не хватает. Вот откровение, так сказать, полнее судьба не обсуждалась. Вот вам что этот эпизод дал в понимании судьбы дальнейшей республик?

Владимир Жарихин: Нет, ну, во-первых, в ЛНР и ДНР не хватает, но и не хватало, например, в Сан-Марино. Сан-Марино мне ничего не дало, мы им просто помогли. Аргентина сейчас прививается нашей прививкой. Поэтому здесь я не вижу как бы какого-то политического шага – это шаг гуманитарный, и действительно, все должны друг другу помогать. На Украине до сих пор, они же отказались от российской прививки, у них до сих пор там что-то, 0,2%, что ли, привилось за это время. У нас тоже не шибко здорово, но все-таки это 20%, а не 0,2%. И поэтому...

Между прочим, по инициативе директора нашего института, например, отправили тоже вакцину в Нагорный Карабах, тоже это гуманитарный шаг, людям, так сказать, в Нагорном Карабахе трудно где-то еще найти источник вакцинирования, помогли, и здесь гуманитарная помощь. Поэтому я каких-то таких далекоидущих политических выводов не делаю и даже не хочу делать.

Александр Денисов: А почему не хотите?

Владимир Жарихин: Да потому что, если мы будем из каждого гуманитарного шага, гуманитарного действия делать далекоидущие политические выводы, тогда мы загубим вообще в нашем мире, в котором и так гуманности не хватает, ее последние остатки.

Александр Денисов: Да. Владимир Леонидович, на связи у нас Брянская область, Владимир. Владимир, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте, Александр, ваша соведущая, Оксана, по-моему...

Александр Денисов: Ольга, что вы, какая Оксана.

Зритель: Ой, извините, ошибся.

Ольга Арсланова: Ничего страшного.

Зритель: Оля. И Владимир. Значит, мой отец 1916 года был призван в начале войны 22 июня, вот. Его братья два погибли, по матери там, в общем, воевали. И сейчас вот про политику, значит, эсминец в Черном море и прочее, предупредили, попугали.

Надо, знаете, раз сделать так, чтобы им неповадно было, вот, и следующий тогда никто не сунется и мы не будем столько средств тратить на оборону, вот, чтобы потом не был у нас в Брянской картофель по 100 рублей, все заброшено, потому что дорогие здесь и ГСМ, и газ, и электроэнергия, и прочее для сельского хозяйства несмотря на то, что у нас столько земель.

Александр Денисов: А вы сами не сажаете, что ли, картошку? Вы не сажаете себе картошку?

Зритель: Александр, скажите, вот как, как говорится... Это не снилось нашему Верховному главнокомандующему, или сколько можно? То самолеты пересекают... Они же и будут постоянно, как говорится, налезать и налезать, и мы будем тратиться на эти новые суперпупероружия, которые, как говорится, не надо столько нам их, чтобы...

Александр Денисов: Владимир, поняли, сейчас ответим, сейчас ответим. Владимир Леонидович, что, надо топить?

Владимир Жарихин: Ну, вы понимаете, в чем дело, это действительно очень тяжелый вопрос, который телезритель задал, на который непросто ответить. Действительно, коллеги говорили о социальных проблемах, я тоже слушал внимательно, и ведь это все время действительно выбор, который они сознательно ставят перед нами: или найти деньги на вот эту плиту, которой в семье не хватает, или найти деньги на очередную ракету. А ведь вроде и плита нужна, и, как жизнь показывает, когда ракет нет, начинают наглеть, начинают давить, начинают заставлять делать то, что не хочешь делать, то есть наступают на суверенитет нашей страны.

Мы же хотели действительно, в 1990-х гг., да, вот, так сказать, да, было предательство, но был и идеализм, было представление, что нам дадут возможность хотя бы 10–15 лет, когда мы решили преобразовывать страну, спокойно пожить. Не дали, не дали, потому что мы прекрасно знаем, откуда ноги росли во всех этих кавказских историях. Мы знаем, что подзуживали и создавали для нас проблемы. И если сейчас проблем стало несколько меньше, к сожалению, за счет в том числе и того, что нам пришлось больше тратить денег на эти самые ракеты.

Александр Денисов: Владимир Леонидович, но и сейчас же ведь подзуживают.

Владимир Жарихин: Такая суровая наша жизнь.

Александр Денисов: Да. Подзуживают, идет же, так сказать, церемония совращения Северного альянса. Вот в Грузии сколько денег тратят, хотя по опросам население против вступления Грузии в НАТО, там чуть ли не 70% населения, а тратят колоссальные деньги, 1 700 НКО работает, которые проводят политику Запада в стране, совращают же.

Владимир Жарихин: Да, совершенно верно. Но не надо забывать все-таки, реальность такова, что решают не широкие массы населения, а активная часть населения, то, что называется политической элитой. Не потому, что она выше, не потому, что там по уму, по взглядам на жизнь и так далее, а потому, что она сидит выше, и вот те, кто сидят выше, они заинтересованы в том, чтобы страна по крайней мере делала вид, что стремится в НАТО, потому что они от этого получают поездки, командировки, средства на то-се, на пятое-десятое, отчего можно отщипнуть и жить хорошо. А как живет народ, к сожалению, им не очень важно.

Ольга Арсланова: Владимир Леонидович, еще одно заявление Путина, надеется президент, что мировое устройство примет более благообразный характер и отношения России и США станут нормальными. Как вам ответ на вопрос о санкциях? Президент заявил, что нам санкции во многом помогли с точки зрения экономического развития, а вот Россия не будет отвечать санкциями в адрес США, если это во вред нам, во вред народу и во вред, как вы сказали, уровню жизни самих россиян. То есть поставляем мы там, например, двигатели для космических полетов, поставляем металл для Boeing и будем это делать, потому что нам невыгодно отказываться.

Владимир Жарихин: Вы понимаете, это действительно вопрос непростой. Можно так легко сказать: «А, давайте откажемся, давайте не будем им поставлять». В конце концов, от этого... Если бы мы могли в полной мере содержать на том уровне, который в нынешней ситуации необходим, наш космос, а вот это тоже выбор, плита для малоимущей семьи или новые ракетные двигатели для наших космических проектов. И когда этот вопрос стоит, действительно, может, имеет смысл часть расходов переложить на американцев. Что мы хорошо умеем делать, это действительно ракетные двигатели, это реальность. Поэтому все это не так просто.

Другое дело, что, может быть, если мы параллельно не будем действительно... Ну куда девать тот самый титан, который идет на Boeing и Airbus? – а его можно девать на наши самолеты. Но наши самолеты пока не делаются. Вот когда они будут делаться, тогда можно будет говорить о сокращении поставок нашего верхнесалдинского титана на нужды авиастроения Европы и Соединенных Штатов.

Александр Денисов: Владимир Леонидович, давайте плиты делать газовые из титана, что уж нам голову ломать, нам плиты в Белгороде...

Владимир Жарихин: Лопаты делали, была такая замечательная идея. Лопаты хорошие получались, кстати, легкие, удобные, но...

Ольга Арсланова: Но пора развиваться от лопат куда-то.

Владимир Жарихин: Лучше все-таки делать корпуса самолета.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Александр Денисов: Спасибо. Владимир Жарихин был на связи со студией, заместитель директора Института стран СНГ.

И у нас на связи Виктор Николаевич Баранец, военный обозреватель газеты «Комсомольская правда», полковник в отставке. Виктор Николаевич?

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Виктор Баранец: Добрый вечер.

Александр Денисов: Виктор Николаевич, для меня было откровением этой Прямой линии, что, оказывается, потопить эсминец – это уже не casus belli, не повод для войны. Интересный момент.

Виктор Баранец: А что вы конкретно имеете? Ну конечно, при желании можно было потопить, вот только потом последствия пришлось бы расхлебывать достаточно серьезные. Российская сторона в данном случае сделала все по максимуму, не разразя этот конфликт, не превращая его в побоище. Мы предупредили 2 раза, и очередью, и бомбами, и лазутчик убрался, задача выполнена.

Ну а говорить о том, что вот надо было просто топить, надо было просто топить, – дорогие друзья, есть еще хоть какие-то правила приличия при поведении на море, мы их еще, слава богу, пока еще придерживаемся. А потопить мы всегда успеем, у нас есть такие средства, которыми можно потопить, а вот просчитать все последующие возможности – это уже другое дело. На мой взгляд, тут все было сделано так, как это надо было сделать.

А вот эти горячие голоса диванных чапайчиков, «давайте топить», «давайте топить»... Вы же не забывайте, что это может привести к очень серьезным последствиям. Где-нибудь в каком-нибудь далеком море вдруг наш капитан собьется с курса, залезет на 2–3 мили в территориальные воды – его тоже надо топить сходу, да? Он там везет нефть, газ и так далее. Ну, я ответил на ваш вопрос.

Ольга Арсланова: Да. Виктор Николаевич...

Александр Денисов: Виктор Николаевич, знаете, как можно это назвать? – комдивы, «командиры диванов».

Ольга Арсланова: Ха-ха.

Александр Денисов: Вот будем все-таки мирными комдивами.

Виктор Баранец: Да я слышал вот сегодня такую логику из Брянска, что если бы мы ударили по этому эсминцу американскому, то картошка в Брянской области была бы сегодня уже не по 100, а по 50 рублей, – ну это, конечно, смешно.

Александр Денисов: Ну это в честь праздника, в честь праздника, Виктор Николаевич.

Виктор Баранец: Да-да-да.

Ольга Арсланова: Виктор Николаевич, о средствах. Вы говорите, средства у нас есть. Вот реплика о том, что, даже если бы этот инцидент привел к Третьей мировой, нас бы не победили, на чем основывается?

Виктор Баранец: Ну, дорогие друзья, Верховный главнокомандующий, наверное, не отпускает пустые слова, он знает, на что он опирается.

Ольга Арсланова: Но, может быть, вы нам тоже расскажете.

Виктор Баранец: Да, я вам расскажу. Ну, возьмем хотя бы то, что американские политики, генералы и адмиралы уже откровенно признали, что по целому ряду вооружений, новейших вооружений, Россия ушла далеко вперед. Уже мелькают фразы, что по некоторым видам вооружений на десятки лет россияне ушли. Ну что, я обязан вам буду перечислять? У нас есть ракета «Сармат», у нас есть планирующий блок «Авангард», у нас есть ракета «Циркон», у нас есть ракета «Кинжал». У нас, в конце концов, буквально недельку назад мы испытали межконтинентальную баллистическую ракету с красивым названием «Кедр». Ну и так вот можно по всему фронту.

Сегодняшняя армия – это не та армия такого полуразваленного, ржавого типа, которую мы запустили в начале 1990-х гг., о которой американцы говорили: «Да мы вас одной левой». А сегодня они все чаще и чаще говорят: Россия – это очень серьезный военный противник, она преобразилась во многом. И это, конечно, правда. А то, что Путин говорил, что они сами боятся Третьей мировой войны, потому что для них это будет последняя война, – ну это объективная правда. Там не совсем такие тупые и горячеголовые сидят в Белом дома и в Лондонах политики, которые понимают, что на сей счет с Россией лучше не связываться.

Ну, вы меня спрашиваете, а хватило бы нам сил, для того чтобы там в случае заварухи проучить противника, если бы он действительно залез в территориальные воды и после наших предупреждений не выходил. Если бы даже там какое-то местечковое побоище было, я назову это так, у Черноморского флота есть все инструменты, для того чтобы пресечь такую акцию. Я хочу еще раз напомнить, что в Крыму у нас создана мощнейшая самодостаточная группировка, рассчитанная на то, чтобы отразить любые угрозы в данном регионе, я имею в виду, конечно, на южном фланге, на Черном море. У нас есть там все: и ПВО, и самолеты, и корабли, и подлодки, береговая оборона, морская авиация – есть все инструменты. Дорогие друзья, мы этот регион земли российской охраняем, пожалуй, пуще всех других регионов. Ну, сравниться с такой надежной защитой может только Калининградская область... прикрываем особенно тщательно.

Александр Денисов: Виктор Николаевич, и средства радиоэлектронной борьбы, похоже, есть, чтобы ослепить, ослепить противника в Крыму, как с «Дональдом Куком» было, да?

Виктор Баранец: Вы задали мне самый приятный вопрос, на который я люблю отвечать. Я очень внимательно слежу, например, за тем, как иностранные генералы, в том числе американские, однажды, ну... года назад, рыдали по поводу того, что их самолетам очень... работать в... регионе: ну все душат, все перебивают. Дошло до того, что даже «Томагавки» начинают либо мордой в песок тыкать, либо присаживать их там, для того чтобы наши ученые где-нибудь там в Твери поковырялись в их электронных мозгах. Да, давайте не лицемерить, давайте говорить правду: нам надо гордиться тем, что средства радиоэлектронной борьбы России, особенно за последние 10–15 лет, вышли на мировой уровень. Собственно, вот те намеки или, скажем, то рыдание, которое сделал вчера министр обороны...

Александр Денисов: ...Норвегии?

Виктор Баранец: ...Нидерландов, Нидерландов, который попытался с другого фланга залезть через нашу границу, а потом сказал, что у них там у самолетов мозги поехали. Это, дорогие друзья, я не буду кривить душой: конечно, конечно, это наша работа, и надо гордиться тем, что мы обладаем такими средствами. Ну, 14 апреля 2014 года мы показали там «Дональду Куку», вы же знаете, который там, говорят, что у него все экраны радаров молоком залило, а половина экипажа чуть ли не с ума сошла.

Александр Денисов: Да, он к Крыму подошел к нашему, да-да-да.

Виктор Баранец: Да-да, безусловно. Там есть любопытный момент, что это страшно перепугало тогда экипаж, и когда корабль побежал в румынский порт Констанца, там 11 человек моряков подали рапорты о том, что они не хотят больше служить в таких условиях, когда их аппаратура ну просто сходит с ума и вести боевую работу просто невозможно. Это тоже была, конечно, наша работа.

Александр Денисов: Да, Виктор Николаевич, спасибо большое, что завершили эфир на такой хорошей, позитивной, мирной ноте.

Ольга Арсланова: Спасибо. Очень, ха-ха.

Александр Денисов: Да, хорошие средства радиоэлектронной борьбы вот так позволяют без боя все, внушить сопернику ужас и миролюбие.

Спасибо. Виктор Баранец, военный обозреватель газеты «Комсомольская правда», полковник в отставке, был у нас на связи. Ну а мы прощаемся...

Ольга Арсланова: Да. Мы сегодня обсуждали Прямую линию, общение президента с россиянами, проблемы, которые нас всех волнуют, старались их тоже решать и обсуждать с нашими экспертами.

Александр Денисов: Да. В студии для вас работали Ольга Арсланова и Александр Денисов. Впереди новости.

Ольга Арсланова: Счастливо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Об инциденте в Черном море с британским эсминцем и об Украине