• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Дмитрий Клевцов: Такое ощущение, что главная задача московских властей – получение денег, а отнюдь не профилактика ДТП, борьба за безопасность, организация парковок

Дмитрий Клевцов: Такое ощущение, что главная задача московских властей – получение денег, а отнюдь не профилактика ДТП, борьба за безопасность, организация парковок

Гости
Дмитрий Клевцов
заместитель руководителя Федерации автовладельцев России

Константин Чуриков: Вы сели за рубль – значит, вы потенциальная статья бюджета для вашего города, для вашего региона. И вот прекрасная новость вчерашнего дня: доходы бюджета Москвы от платных парковок и штрафов за несоблюдение правил дорожного движения в 2017 году выросли до 22 млрд рублей. Это соответствует примерно половине бюджета среднего статистического субъекта Центрального федерального округа.

Оксана Галькевич: Смотрите, на платных парковках Москва заработала в прошлом году 5,3 млрд рублей. Это красота. Это на 21% больше, чем годом ранее.  В 2016 году эти доходы составили только 4,37 млрд. Штрафы за нарушение правил дорожного движения в 2017 году тоже здорово пополнили столичный бюджет аж на 16,6 млрд рублей, тогда как в 2016 году таких поступлений было на 3 с лишним миллиарда меньше. Прибавочка неплохая тоже, 26%. В общей сложности, как Костя сказал, Москва заработала 22 млрд вот на этих двух статьях.

Константин Чуриков: Понятно, что мы отталкиваемся от Москвы. Но нам интересно, что в других городах России. Уважаемый зритель, что у вас с платными парковками? Сколько это стоит? Насколько для вас это серьезно или несерьезно? Вообще у вас есть ощущение, что вас пытаются каким-то образом поставить на счетчик, уважаемые водители? 8-800-222-00-14.

Оксана Галькевич: Почему мы отталкиваемся от Москвы? Потому что опыт Москвы – другим наука. Потому что начинают с Москвы, а дальше это все распространяется на нашу большую страну, этот опыт перенимают другие регионы и города. Давай представим нашего гостя. В студии программы Дмитрий Клевцов, заместитель руководителя Федерации автовладельцев России. Дмитрий, здравствуйте.

Дмитрий Клевцов: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: А есть какая-то информация по другим городам? Может быть, они тоже зарабатывают неплохо, а мы об этом не знаем?

Дмитрий Клевцов: Вы абсолютно правы. Первый опыт по организации платных парковок был в Москве с начала 2012 года. Чуть позже, в 2015 году, к нему присоединился Санкт-Петербург. И еще один из крупных городов с парковками – это Казань. Насколько я помню, в 2015 году они тоже организовывать такие парковки.

Существенно отличается количество самих парковок. Если в Москве 86000 парковочных мест.

Оксана Галькевич: Это в Москве?

Дмитрий Клевцов: В Москве. Официально 86088 мест. В Санкт-Петербурге 2907 парковочных мест. Всего лишь 225 организованных парковок. А Казань – это вообще в принципе смешная цифра: всего лишь 108 парковок и 2324 парковочных места.

Константин Чуриков: Подождите. Еще есть штрафы за нарушение правил дорожного движения. И еще, я слышал, в некоторых регионах есть план по сборам разных штрафов. У нас это существует где-то, или мне это послышалось?

Дмитрий Клевцов: Смотрите, что касается штрафов, у нас отдельно выделено 4 субъекта федерации – это Москва, Московская область, Санкт-Петербург и Ленинградская область, где у нас повышенные штрафы. Казань у нас немножко отстранена.

Константин Чуриков: А план по сборам этих штрафов есть, что вот должны в следующем году...

Дмитрий Клевцов: Как таковых таких документов я не видел. Но с точки зрения организации парковок… это финансовый процесс, они вкладывают деньги. То есть они должны как-то отбиваться. Поэтому очень интересно не столько получение денег, сколько расходная часть – сколько город тратит на администрирование самой системы и на организацию этой системы.

Оксана Галькевич: И сколько, если раскладывать это все по полочкам?

Дмитрий Клевцов: Вся проблема в том, что эта информация скрыта от простых горожан. Мы бы очень хотели… По Москве у нас собрали 16,6 млрд рублей на штрафах. В первую очередь эти штрафы собраны с помощью автоматических систем фотофиксаций нарушений. Поэтому если попытаться разобраться, сколько стоит само создание, можно зайти на сайт Госуслуг в частности. У нас на данный момент в Москве организовано 1400 комплексов фотофиксации. Для примера: администрированием у нас занимается центр организации дорожного движения. Часть камер в собственности, часть они арендуют. Вот буквально в том году был один из самых крупнейших тендеров по аренде комплекса фотофиксации – на 3 млрд рублей. Это арендовали 500 комплексов, устанавливали их преимущественно на Московской кольцевой автодороге. И 2 месяца назад смотрел, выставлялся тендер – Москва закупала на собственные нужды 50 комплексов. Насколько я помню, порядка 6,7 млн рублей стоит одна камера.

Оксана Галькевич: Получается, из этих 16,6 три миллиарда идет на аренду. Оставшиеся деньги как распределяются?

Дмитрий Клевцов: Там есть такая интересная статья – это стоимость извещений. Почта России у нас отправляет. Это 2 млрд рублей.

Константин Чуриков: Из этого города в этот же город письмо счастья – это очень дорого стоит.

Оксана Галькевич: Подождите, а сколько на хорошие дела остается? Ведь зарабатывают для чего эти деньги в городах? Для того, чтобы пополнять какие-то местные бюджеты, чтобы дорожки чинить, чтобы детские площадочки мостить, придумывать. Чтобы обустраивать человеческую жизнь. Сколько из этих 16 млрд хотя бы в процентах остается…

Дмитрий Клевцов: Насколько помню, Счетная палата в 2015 году пыталась разобраться, куда уходят эти колоссальные деньги. Да, прописано, что деньги уходят у нас на благоустройство, на строительство детских площадок, на ремонт домов. Но нет четко выделенной какой-то статьи, например, на организацию парковочного пространства. То же самое – организация парковочного пространства или установка камер требуют дополнительных вложений по установке знаков. Все знаки должны быть по госту. Это тоже определенные деньги. Мы проводили недавно исследование (в январе месяце). Мы проверили один участок МКАД. И у нас очень интересная цифра получалась. 84% камер фиксации на кольцевой автодороге на нашем участке не соответствовали госту.

Оксана Галькевич: 84%?

Дмитрий Клевцов: 84%.

Оксана Галькевич: А службы, которые занимаются установкой и проверкой соответствия гостам и прочим параметрам, они об этом ведь знают?

Дмитрий Клевцов: Это компетенция ЦОДД. Несмотря на то, что еще в июне 2016 года один из руководителей ЦОДД нас заверял, что все камеры фотофиксации, например, стоят с табличкой "823". Но любой автовладелец может увидеть в городе Москве, что эта табличка с камерой отнюдь не везде. Можно предположить, что в Москве, наверное, 50% всего оборудовано.

Оксана Галькевич: Я хочу возмутиться. Такое ощущение, что есть интересы, но нет компетенций, как вы говорите. Это компетенция ЦОДД. Но кажется, что ее нет. Наверное, люди не знают, как правильно устанавливать знаки, таблички, камеры, раз 84% выполненной работы не соответствует…

Дмитрий Клевцов: Все все отлично знают. Любая установка знаков устанавливается по госту. Там четко прописаны правила их установки. Просто у нас складывается такое ощущение, что у регионов цели разные. Вот сейчас мы оперируем такими цифрами. Такое ощущение, что в Москве самой главной задачей стоит получение денег, а отнюдь не профилактические какие-то мероприятия по снижению дорожно-транспортных происшествий, борьба за безопасность и создание удобств для жителей и гостей Москвы по организации парковочного пространства. Мне кажется, только деньги.

Константин Чуриков: Хочется, чтоб мы говорили не только о Москве. Впрочем, нам зрители активно пишут. Нижегородская область: "Давайте снова ездить на лошадях: повозки, кареты, брички, кучера - красиво". Нам пишут из города Рыбного Рязанской области, что никакими парковками и не пахнет. Завал во дворах. Вы знаете, давайте еще обратимся к опыту Петербурга. В этом городе по сравнению с Москвой мало парковочных мест. Но администрация Петербурга, вообще власти не могут взимать штрафы за неправильную парковку. Почему? Они там даже какие-то убытки несут.

Оксана Галькевич: Посмотрите масштабы. Москва – 86000 парковочных мест. Петербург – 2900. Они там глупее, что ли, в Петербурге? Это же такая золотая жила. Налепил в историческом центре этих парковочных мест, наставил…

Константин Чуриков: По Мойке, по Фонтанке.

Оксана Галькевич: И давай там собирай. Что они, глупее, что ли? Серьезно. Объясните, что за причины.

Константин Чуриков: Может, человеколюбивее, Оксана?

Оксана Галькевич: Не знаю. Давай спросим у Дмитрия.

Дмитрий Клевцов: Мне кажется, Петербург – это туристический город, который позиционируется как туристический город, а не как Москва, деловой центр. Поэтому город заинтересован в том числе, чтобы приезжали гости. И если мы внимательно посмотрим на карту платных парковок в Петербурге, она находится отнюдь не возле каких-нибудь достопримечательностей. Она связана с такими районами, где офисные здания, какие-то торговые комплексы. Они этим самым ограничивают.

Оксана Галькевич: Дмитрий, но многие туристические центры, в том числе и мировые, со спокойной совестью организуют эти парковочные пространства и зарабатывают на этом. Но Петербург ведь исторический город, там есть куда потратить деньги, заработанные в бюджет города. Даже на поддержание прекрасного лица города.

Константин Чуриков: Фасада хотя бы.

Оксана Галькевич: Программа "Фасады Петербурга". Поребрики поменять.

Дмитрий Клевцов: Когда 2 года назад вводили эту систему, я общался с одним из чиновников Комитета безопасности и правопорядка Санкт-Петербурга. И он мне объяснил, что они хотят по опыту Москвы не совершать ошибки, поэтому они обкатывают систему, чтобы у них было все правильно, чтобы снизить негатив самих граждан, тот негатив, который бы получался, его как-то сгладить через те же самые резидентские разрешения.

Константин Чуриков: У нас есть звонок. Это Константин из Москвы. Константин, здравствуйте. Вы в прямом эфире.

Зритель: Здравствуйте. Я как раз сегодня оказался звеном в пищевой цепочке московских властей и убедился, что система, конечно, заточена не на разгрузку транспортной ситуации, а тупо на сбор денег. Только что забрал машину со штрафстоянки. Ситуация каждому знакома. Невозможно запарковаться на проспекте Мира. Сворачиваю в длинный переулок, разворачиваюсь в положенном месте, подъезжаю ближе к проспекту, паркуюсь. Платной стоянки нет, запрещающих знаков нет. Насторожило, что рядом 3-4 крокодила пасутся. Думаю – наверное, отдыхают. Мне их бояться нечего, ничего не нарушаю. Отхожу на 15 минут – машины нет, забрали. Я весь ад возвращения автомобиля описывать не буду. Меня волновал один вопрос: за что? И вот мне в автодорожной инспекции показывают видео. Знак действительно стоит в конце этого длинного переулка. Один на три километра. То есть я развернулся, не доезжая этого знака, и видеть его не мог физически. То есть это типичная ловушка. А крокодилы, которых я видел в переулке, не отдыхали, а сидели в засаде. Потому что рядом с забитым проспектом Мира тихий и свободный переулок без видимых запрещающих знаков, просто мечта автомобилиста и мечта эвакуаторщиков в качестве ловушек. Вот так они работают. Причем, с точки зрения дорожного движения ситуация лишена смысла начисто. В переулке проезжает одна машина в час. Он, извините, к кладбищу ведет. Присутствие там эвакуаторов – просто зачем, понятно невозможно. Логичное объяснение только одно: московский департамент транспорта – это про деньги, а не про транспорт и не про движение. Как они за свою работу отчитываются? Ведь не количеством, наверное, разгруженных пробок. Тем более, что они пробки в основном создают, а не разгружают. А они отчитываются собранными деньгами, теми самыми, про которые вы сейчас говорите. Вот они и зарабатывают, как им удобнее. На движение им глубоко плевать. Просто кипит разум возмущенный. Я думаю, что не у меня одного. Очень много людей сегодня на этих платных стоянках.

Оксана Галькевич: Спасибо, Константин. А вы эту ситуацию как прокомментируете?

Дмитрий Клевцов: Я вам даже могу сказать больше. Буквально на этих выходных мы были тоже на проспекте Мира, 108А. Там переулок Кулакова. Возле лицея искусств всегда была бесплатная парковка. Мы заходили на кадастр, это действительно не является уличной сетью. Когда у нас случились снегопады, пришли и поставили знаки. И мы снимали людей. Люди кто по 5-6 штрафов получил. Буквально 21 февраля поставили эти знаки. Их раньше не было. Там до сих пор стоят машины под шапками снега. Люди получили множество штрафов. И один очень интересный товарищ в заграничной командировке попросил друзей, чтобы они сняли номера. И мы действительно сняли номера. И после этого машину эвакуировали. Я думаю, он недели через 2 вернется и попадет тысяч на 50.

Оксана Галькевич: Проще продать машину, чтобы все это компенсировать.

Константин Чуриков: Секунду. Но в данном конкретном случае человек может доказать суду или кому, что, ребята, если вы не поставили знак при въезде в эту зону, то она не может считаться автомобилистом, законом и здравым смыслом платной.

Дмитрий Клевцов: Понимаете, в чем дело? Если посмотрим на любой знак парковки, у нее сзади есть бумажечка, где стоит штампик, когда он установлен. В частности, мы смотрели эти знаки. На одном стоит, что якобы поставили в 2016 году, а второй – что в июле 2017 года, что полная неправда, потому что буквально 2 недели назад его не было. Там все люди приезжают и удивляются…

Константин Чуриков: Просто смотрите. У нас есть, например, более длинные улицы в Москве. Профсоюзная, десятки километров. То есть мне теоретически надо проехать всю улицу насквозь?

Оксана Галькевич: Самая длинная улица в Волгограде.

Константин Чуриков: Чтобы понять, там платно или бесплатно.

Дмитрий Клевцов: Я вам хочу сказать еще одну такую вещь. Все знаки при организации парковок должны быть по госту. На заднем плане у нас замечательный значок "P", расположение транспортных средств и монетки. Вот, как правило, перед такими местами стоит знак "Остановка запрещена". Любой водитель, который получал права, как полагается, знает, что действие знака "Остановка запрещена" в населенном пункте заканчивается там, где стоит точно такой же знак или после перекрестка, или конца населенного пункта. Поэтому, когда по госту организовывается платная парковка, должен стоять или знак "Остановка запрещена", или знак "P", но со знаком дополнительной таблички "Зона действия". Это 8.21 и 8.22.

Константин Чуриков: Если я вас правильно понял, надо смириться с тем, что это так, и платить, платить, платить.

Дмитрий Клевцов: Этих знаков нет вообще в Москве.

Оксана Галькевич: Я как раз хотела спросить – а почему мы такие беспомощные? Я уже приводила пример из нашей работы, из любой сферы, учитель это или врач. Если вдруг что-то не так, если какая-нибудь жалоба, и уж тем более не одна, поступает со стороны населения, тут же поднимается, простите, вой, тут же начинаются какие-то разборки. Если у нас запятая не стоит какая-нибудь или буква пропущена в титрах, нам тут же звонят, пишут, мы собираем рабочее совещание, все это тут же исправляем. А с этими департаментами транспорта и кто его знает чего еще знаки как стояли, так и стоят. Камеры с 84% нарушениями не по госту как висели, так и висят. Крокодилы как сидели в засаде, уже даже не прячась, так и сидят. Почему7

Дмитрий Клевцов: Маленькая вам предыстория. В 2015 году по депутатскому запросу по организации платных парковок прокуратура с МВД провела проверку и установила, что все нарушения выписаны не по закону, потому что у них там внутренние бюрократические процедуры, они передали полномочия. И что, мы отменили эти штрафы? Сотни тысяч людей попали на миллионы рублей, никто им ничего не компенсировал.

Константин Чуриков: Давайте сейчас примем звонок, потом продолжим. Ольга из Москвы, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хотела описать ситуацию, которая произошла с моим сыном. И полностью согласна с предыдущим дозвонившимся, что платные парковки – это просто чистое пополнение бюджета Москвы. Сын забыл бумажку, не оплатил вовремя. Всяко бывает в жизни. Мы заплатили спустя 2 недели после установленного в квитанции срока. И то разглядели все это очень маленьким шрифтом. Как бы то ни было ровно через 2 недели после оплаты (чек есть, все есть, оплачивала через Сбербанк онлайн) у сына арестовывают счет в Сбербанка, снимают эту сумму за конкретную парковку. Там указаны все реквизиты. И открывают административное правонарушение. Продолжается квитанция… Прошло уже почти полгода, это было в сентябре. Не далее как вчера был суд, где еще присудили штраф 5000 за несвоевременную уплату. Это получается платная парковка 10000. И меня потом никто не убедит в том, что это откровенная нажива московских властей. Наша семья трижды сталкивалась с такими вещами. Причем, самое первое было, когда я лежала в центре Москвы, и система по каким-то причинам не сработала. 8 часов она не отвечала на вопросы. Сняли деньги с телефона, ничего не вернули. Обещали вернуть, но ничего не вернули. Второй был 29 мая во время урагана в Москве, когда не знали, куда поставить машину, чтобы дерево не свалилось. И заплатили эти 40 рублей. И потом пришел штраф о парковке с фотографиями. Бог с ним, мы заплатили. У нас точно такая же ситуация с вызовом в суд, с присуждением штрафов о несвоевременной уплате. А все заплачено.

Оксана Галькевич: Да, Ольга. Спасибо большое. Дмитрий, вы знаете, у меня еще такой вопрос. Время у нас, к сожалению, уже заканчивается. А вот этот цинизм… Закон вообще позволяет так себе вести вот этим департаментам и этим центрам по организации дорожного движения? Детская больница, взрослая больница, кладбище, какие-то социальные объекты. И нет парковок. Понятна же ситуация. Подъезжают родители с больным ребенком. Надо бежать по морозу, не по морозу, бросать машину. Парковок нет.

Константин Чуриков: А крокодил там пасется тоже. Тем более там.

Оксана Галькевич: Который запрещает тебе так жлобски вести по отношению к людям.

Дмитрий Клевцов: К сожалению, действующее законодательство…

Оксана Галькевич: К сожалению, нет. Понятно. Я поняла. Спасибо. В студии программы "Отражение" был сегодня Дмитрий Клевцов, заместитель руководителя Федерации автовладельцев России. Мы, друзья, не прощаемся. Вернемся к вам через несколько минут.

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты