Мифы о барсучьем жире и правильная одежда - как не замёрзнуть зимой

Гости
Виктор Боярский
профессиональный путешественник, почётный полярник России

Петр Кузнецов: В холода на улицу стоит надевать дополнительный слой белья - это мы с вами выяснили, однако неправильное ношение кальсон, колготок и термобелья может грозить всякими воспалительными процессами там, внизу, предупреждают врачи. Например, держать нижнюю часть тела нужно в тепле, но не до такой степени, чтобы приходилось потом потеть в помещении.

Мария Карпова: Ты прям как моя мама: «Ты шапку надела?», «Ты колготки надела под брюки? Нет». Спросим подростков. Точнее, не мы, а корреспонденты спрашивали подростков: «Почему без шапки?»

Петр Кузнецов: Надо было маму выпускать вместо корреспондента твою.

Мария Карпова: Сто процентов.

Петр Кузнецов: Посмотрим на результаты.

ОПРОС

Мария Карпова: Волосы густые, видите ли.

Петр Кузнецов: Но все равно так себе отговорки. Вот так, уважаемые друзья, делать не нужно. «Затопим жаркую баньку, будем париться и прыгать в сугроб, снова париться, пить чай с лимоном, имбирем и облепихой, есть горячие беляши, пирожки с картошкой» - Башкортостан пишет нам. Село Введенщина Иркутской области: «В 9 утра -42, топим печь, сидим дома с внуками, напекли хворост и пьем чай с малиной».

Мария Карпова: С нами на связи Виктор Боярский, почетный полярник России. Виктор Ильич, здравствуйте!

Петр Кузнецов: Здравствуйте!

Виктор Боярский: Доброе утро!

Мария Карпова: Петя сейчас зачитывал некоторые советы как не замерзнуть зимой, как согреваться. Вот хоть что-то из этого верно, что-то из этого спасет нас от мороза?

Виктор Боярский: Знаете, советовать россиянам, русским людям, что делать, когда морозы, только их портит, потому что большинство народа знает разницу между зимой и летом, в отличие от жителей Канарских островов, поэтому для них холода – обычная история в жизни.

Что касается обязательного ношения шапок: абсолютно здесь я поддерживаю ту позицию, я сам без шапки хожу до -10 градусов. Это очень индивидуально, универсального рецепта нет. Если человеку не холодно, пусть ходит без шапки, но здесь надо иметь в виду, что чтобы избежать последствий реальных, серьезных, если ты отправляешься куда-то загород, где нет возможности вообще никак где-то отогреться, то здесь, конечно, нужно предусматривать такую одежду, которая позволит сохранить тебе и лицо, и уши.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, Виктор Ильич, раз вы сказали, -10 у вас порог: при каких температурах вред здоровью начинается, обморожение, всякие опасные травмы, с дыханием что-то? Или это тоже индивидуально?

Виктор Боярский: Нет-нет. Здесь имеется в виду, что не сам холод, а сочетание холода с ветром и влажностью являются побудительным фактором и позволяют мне оценить опасность. Опять же, индивидуальная чувствительность: есть люди, у которых очень чувствительная кожа, а есть которые более-менее ничего.

Но всегда нужно следить за тем, чтобы не перейти порог, потому что обморожение кожи наступает достаточно быстро и незаметно. Когда мы в экспедиции ходим, мы обязательно смотрим друг на друга, потому что сам ты не видишь, например, что у тебя на лице творится. Появилось белое пятно, а это первый признак обморожения, значит, нужно обязательно принимать меры, пока оно не стало таким губительным.

А еще рецепты довольно простые: если не возможности согреться, нужно обязательно защищать лицо. Можно жирным кремом, например, очень помогает, шапка обязательно, которая закрывает уши, и рукавицы – желательно рукавицы, а не перчатки, поскольку в рукавицах пальцы могут друг друга подогреть.

Петр Кузнецов: Главное, не бойтесь выглядеть нелепо при этом, на самом деле. Есть же такая категория людей, Виктор Ильич.

Мария Карпова: Особенно, мне кажется, женщин это касается.

Петр Кузнецов: Давайте Валерия послушаем, Башкирия с нами на связи.

Виктор Боярский: Башкирия все знает.

Петр Кузнецов: Валерий, здравствуйте! Мы вас уже представили, не подведите.

Мария Карпова: Валерий? Вы не замерзли?

Петр Кузнецов: А может, Валерий просто утепляется сейчас.

Мария Карпова: Валерий, кажется, говорит, но мы его слышим.

Зритель: Алло, да-да, здравствуйте, из Башкирии звоним.

Петр Кузнецов: Да, мы знаем, а с чем вы к нам?

Зритель: Мы не замерзнем никогда.

Мария Карпова: Почему?

Зритель: Потому что нас согревает общение с вами на данный момент.

Петр Кузнецов: А когда нас нет? Мы пока не круглосуточно вещаем.

Зритель: Пока вас нет, нас согревает баня, дубовый веник, барсучий жир.

Мария Карпова: А что с барсучьим жиром делаете?

Зритель: Мажем щеки, руки, чтобы не трескались, не замерзали - нормально, старинный рецепт от бабушки.

Мария Карпова: Спасибо большое, Валерий! Вот это конкретика, да. Виктор Ильич, барсучий жир?

Виктор Боярский: Нет, ерунда, любой жир. Я в Антарктиде пробовал гусиный жир, но там если соль будет, то это хуже. Существует масса кремов, которые гораздо ароматнее и столь же защитные. Это когда не было ничего во времена бабушек, то конечно. Не только барсучий жир уникальный такой, гусиный жир более доступен, да и вообще любой жир, любой жирный крем годится, главное, не мыть лицо с мылом перед выходом на мороз, чтобы кожа не была сухой.

Мария Карпова: Виктор Ильич, еще говорили про многослойность: правда, что чем больше слоев одежды, тем лучше? Или все-таки нужно, чтобы это была качественная и теплая ткань.

Виктор Боярский: Нет, вы знаете, как раз принцип одежды - опять говорю про экстремальные виды нашего лыжного спорта и т.д. - многослойность – это правильный подход. То есть термобелье, потом нечто флисовое, потом, главное, ветрозащитный слой. Это для суровых условий. Для городских условий, когда человек может легко зайти в метро или магазин, это не важно. Еще раз: загород – да, нужна, многослойная лучше одежда, она позволяет, в общем, регулировать термоотдачу. Это хороший рецепт, на самом деле.

Петр Кузнецов: Виктор Ильич, скажите, пожалуйста, полярникам, знаете, чем удобнее? Тем, что им не нужно во всем этом многообразии резко входить в какое-то теплое помещение. Я к тому, что как быть, если потом в этой всей капусте – хорошо человек утеплился, намазался – нужно в тепло?

Мария Карпова: А там жарко уже.

Виктор Боярский: Еще раз: это не относится к тем, кто идет просто на работу, в определенное время находясь на улице при холоде. Не надо ничего. Достаточно просто тогда надеть один теплый слой, но на легкое что-то, и в метро скинуть куртку, да и все. Пуховая куртка вообще легкая. Даже буквально футболку, пуховая куртка помогает.

Петр Кузнецов: Напоследок: самое холодное место, в котором вам довелось побывать?

Виктор Боярский: Вы знаете, самое холодное место у нас официально в Антарктиде, на станции «Восток», там до сих пор не побит рекорд -89 градусов, но все равно. Но мы когда шли в Антарктиде, мы такие морозы не встречали, но еще раз говорю, ветер убивает все. Самый жесткий момент был, когда было -45 градусов и 25 метров ветер. Там все надевают многослойные, трехслойные.

Петр Кузнецов: Там даже и не скажешь, как что ощущается? Спасибо большое, Виктор Ильич! Виктор Боярский, почетный полярник России, весь этот час мы говорили с вами о том, как вы переживаете морозы. Мы поняли, что вы справитесь, потому что они еще наступят, такова уж наша природа.

Мария Карпова: «Морозы нужны как антисептик», - написали из Краснодарского края.

Петр Кузнецов: Юморные вы наши. Через пару-тройку минут продолжим, у нас впереди второй час программы «Отражение». Мария Карпова с вами по-прежнему будет.

Мария Карпова: Петр Кузнецов тоже обязательно вернется.

Петр Кузнецов: Оставайтесь.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)