Мигрантам, купившим жильё, разрешат регистрировать у себя родных и друзей. Нет ли тут противоречия с законом о «резиновых» квартирах?

Мигрантам, купившим жильё, разрешат регистрировать у себя родных и друзей. Нет ли тут противоречия с законом о «резиновых» квартирах?
Зачем такая пенсионная реформа? Прогрессивную шкалу придётся подождать. География роста зарплат. Путин об Украине. Налог на старые машины
Бюджетные траты на пенсионеров сократили, а их жизнь к лучшему не изменили. Об эффективности пенсионной реформы
Сергей Лесков: В России власть своей герметичностью напоминает тайную ложу
Олег Бондаренко: Один из двух больших проигрышей Путина на Украине – это возвращение Крыма
Алексей Коренев: У нас несправедливы не только налоги, но и отчисления. В фонд соцстраха те, чей доход до 912 тысяч, платят 2,9%. А те, кто получают больше, не платят вообще
Действия при нападении хулигана, вооруженного ножом. Помощь пострадавшему с колотой раной
Алексей Зубец: Согласно нашим расчётам, реальные зарплаты людей будут расти практически по всей стране
Самые популярные народные поправки в Конституцию
Налог на старые машины увеличат
Зачем такая пенсионная реформа?
Гости
Вячеслав Поставнин
заместитель директора Федеральной миграционной службы (2003-2008 гг.), эксперт по вопросам миграции
Елена Сутормина
председатель комиссии Общественной Палаты РФ
Юрий Московский
председатель комиссии Совета по делам национальностей при Правительстве Москвы

Ольга Арсланова: О рабочих местах заговорили. Мне кажется, будет актуальной следующая наша тема.

Петр Кузнецов: Да. Мы не знаем, как вам, но мигрантам в России станет точно, скорее всего (давайте так), проще и веселее жить. Дело в том, что им упростят регистрацию. То есть теперь, если они купят у нас квартиру, им можно будет зарегистрировать в этой квартире своих родственников.

Ольга Арсланова: Кстати, не только родственников, но еще и просто земляков.

Петр Кузнецов: Всяких других земляков.

Ольга Арсланова: Все землячество можно. Сейчас прописывать членов семьи можно лишь особой категории – высококвалифицированным специалистам-мигрантам. В российском Правительстве посчитали, что это ограничивает права иностранцев, которые владеют недвижимостью в России, и внесли в Госдуму законопроект, разрешающий и упрощающий регистрацию для всех остальных.

Петр Кузнецов: Вот этот законопроект, с которого мы и начали. Сейчас у нас, по данным МВД (быстро посмотрим), около 10 миллионов человек – трудовых мигрантов. И у них в собственности (это уже по другим данным – по данным Росреестра) находится 38 тысяч жилых помещений. Это квартиры, это комнаты, это жилые дома.

Стоп! А как же (возвращаюсь к этому законопроекту) тогда закон о «резиновых» квартирах? Нет ли здесь какого-то перекоса? О чем идет речь? Что мы пытаемся этим законопроектом привлечь? Сделать себя более инвестпривлекательными? Потому что квартиры покупают кто? Все-таки состоятельные иностранцы. То есть то, что они…

Ольга Арсланова: А представляешь, все землячество скинулось – купили одну квартиру и там зарегистрировались. Можно и так.

Петр Кузнецов: Вот! Хорошо, может быть, и так. А много ли таких? Все сейчас узнаем, все выясним. Мигрантов призываем позвонить, особенно тех, у кого есть квартира. Расскажите, на что, как и с помощью кого вы эту квартиру у нас приобрели. Речь не только о Москве, безусловно.

Вячеслав Поставнин, президент фонда «Миграция XXI век». Вячеслав Александрович, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Вы с нами на прямой связи.

Вячеслав Поставнин: Здравствуйте, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Что дает это разрешение, этот законопроект или эти поправки в законопроект об упрощении регистрации мигрантов, обладающих квартирами? А точнее – возможность прописать в этой квартире своих земляков. Мы округляем: даже не родственников, а земляков. Что это дает нашей стране? То есть, разрешая им прописывать своих… Вот продолжите. Что? Мы улучшаем? Мы стимулируем? Или что?

Вячеслав Поставнин: Я просто хочу сказать, что в таком случае мы просто будем владеть лучше информацией о тех людях, которые находятся в нашей стране, то есть они попадут во все базы данных. В конце концов, они просто встанут на миграционный учет, и мы их увидим. Это будет хорошо.

Насчет закона. Знаете, честно говоря, я до сих пор не могу для себя окончательно решить, что же мы этим законом им предоставляем. Право всем прописывать только своих родственников, независимо от того, квалифицированный родственник или неквалифицированный приглашается, и он встает на миграционный учет? То ли мы всех иностранцев можем ставить на миграционный учет, если ты имеешь в собственности квартиру? Для меня, кстати говоря, это не очевидно. Эти поправки к закону не очевидны. Надо смотреть окончательный текст.

Петр Кузнецов: А чем чревато?

Вячеслав Поставнин: Чревато? Да ничем не чревато. Я ничего страшного в этом абсолютно не вижу.

Петр Кузнецов: Просто непонятно.

Ольга Арсланова: Вячеслав Александрович, подождите, а вот смотрите…

Вячеслав Поставнин: Нет, ничего страшно. Подождите, ничего страшного.

Ольга Арсланова: А как ничего страшного? Вот говорят: «У вас есть квартира, вы в эту квартиру можете с десяток людей привезти, зарегистрировать». То есть эти люди официально находятся на территории нашей страны и могут претендовать на рабочие места. Они легально в стране, все. Они уже тут. Они никакие фильтры не проходят.

Вячеслав Поставнин: Слушайте, какие фильтры? Вообще у нас свободный въезд. Вот не надо забывать этого.

Ольга Арсланова: Квоты рабочие.

Вячеслав Поставнин: В нашу страну свободный въезд. Тем более, кстати, у нас еще ЕАЭС есть, где вообще предусмотрено свободное перемещение, в том числе и трудовой рабочей силы. О чем вы говорите?

Надо приводить в соответствие тогда все остальные наши законодательные акты. Потому что если мы делаем свободный въезд, а потом ставим барьеры, то это похоже на мышеловку. Они сюда приезжают, оказываются в мышеловке и начинают нарушать наши законы. Это неправильно! И окажется в результате что? Думаете, они уезжают? Нет. Они становятся нелегалами, они работают в тени. И это коррупционное поле. И поле не только для коррупции, но и для криминала. Это, кстати говоря, поставляет всякие экстремистские организации, в том числе даже запрещенный у нас ИГИЛ. Вот к чему это приводит. Вы уж определитесь, что мы хотим делать. Это первое.

А теперь смотрите – по поводу «резиновых» квартир…

Петр Кузнецов: Да-да. Как раз вы…

Вячеслав Поставнин: Если встали на миграционный учет, предположим, сто человек, а проживает только десять, то все – значит, эти девяносто находятся в зоне уголовного наказания, ну и хозяин квартиры. О чем тут речь? Здесь надо смотреть все поле законодательное. Нарушать закон не надо. Все предусмотрено.

Ну дайте возможность людям! Если там проживают десять человек, вот они встали на миграционный учет у этого иностранного гражданина – и что в этом плохого? Абсолютно ничего! Если вы хотите наводить порядок, чтобы много не жило в этой квартире официально, тогда отдайте ТСЖ это право ставить на миграционный учет или управляющей компании, чтобы этот вопрос решался с жильцами. То есть тогда жильцов надо подключать к этому вопросу: нравятся ли им такие соседи или не нравятся.

Вот как надо решать, а не просто закрывать глаза: «Здесь мы это не видим. Здесь мы это не видим. А вы как хотите, так и действуйте». Так не бывает.

Петр Кузнецов: Вячеслав Александрович, а вот те, кто покупают у нас квартиры – что это за категория мигрантов? Мы узнали, что сейчас регистрировать своих уже можно, но это могут делать только высококвалифицированные иностранцы. А что, низкоквалифицированные могут позволить себе купить квартиру?

Вячеслав Поставнин: А почему не могут? Сейчас квартира даже в Подмосковье стоит миллион. В принципе, если он здесь работает десять лет, а таких много…

Ольга Арсланова: Слушайте, знаете, среднестатистический москвич себе без кредита квартиру купить не может.

Петр Кузнецов: Да. И еще разрушьте этот миф или портрет. В головах сейчас большинства тех, кто нам смотрят, я убежден, мигрант среднестатистический в России – это дворник. Они так и думают: «Так, дворник, купивший квартиру, пусть даже и за миллион, пусть даже и не в Москве…»

Вячеслав Поставнин: Слушайте, во-первых, они все работают не так, как наши граждане. Как правило, две-три работы или подработки. Там нет выходных. Там все время работают.

Петр Кузнецов: А можно в цифрах? Плюс-минус доход с тремя-четырьмя работами даже – это сколько?

Вячеслав Поставнин: Я думаю, там выходят серьезные деньги – и по 70 тысяч, и… А в строительстве, если хоть что-то соображаешь… Кстати говоря, там неквалифицированные и невысококвалифицированные. 70–80 тысяч на строительстве могут получать. И вообще на двух-трех работах 50–60 тысяч бывает.

В регионах, конечно, там поменьше – там 15–20 тысяч, может быть, 30 тысяч. Ну, может быть, кто-то и 100 тысяч получает. Но это тяжелый труд: по 17–18 часов в день, практически без выходных.

Петр Кузнецов: Ну, это понятно. Как Оля предложила, скорее всего, они диаспорой скидываются и эту квартиру покупают?

Вячеслав Поставнин: Нет, если могут, то – пожалуйста. Могут, в принципе, и скинуться, на кого-то оформить квартиру. А что в этом такого?

Петр Кузнецов: Нет-нет-нет, мне просто интересно представить эту картинку.

Вячеслав Поставнин: Вот таких ситуаций я не знаю. Возможно, есть. Я не знаю. Но, как ни странно, я знаю, что в Англии, например, поляки покупали дома и набивали своими поляками дома. И ничего, в общем-то.

По крайней мере, люди живут. И известно, где они живут. Что в этом плохого? Все равно они живут. Понимаете? Самое главное, что… Эти люди все равно живут, только мы их не видим. Это лучше? Или лучше, чтобы их видели?

Петр Кузнецов: Конечно, лучше.

Ольга Арсланова: Спасибо, спасибо. Вячеслав Поставнин, президент фонда «Миграция XXI век», объяснил нам суть этого изменения. Так вот, по мнению господина Поставнина, сейчас живут незаконно в «резиновых» квартирах, а так мы, по крайней мере, будем знать о том, кто на территории страны есть.

Петр Кузнецов: Такой своеобразный функционал МФЦ: просто, разрешая им это, мы будем их регистрировать.

Николай с нами на связи, наш телезритель. Николай, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Николай, Ставропольский край. Я хочу высказать свое мнение относительно этого мероприятия, которое…

Петр Кузнецов: Вы уже в эфире, мы готовы слушать.

Зритель: Я хотел высказать свое мнение. Вот я вспоминаю 90-е годы, даже 2000-е. Сколько тысяч русскоязычных людей ожидали прописки, регистрации, жили в вагончиках, на съемных квартирах? И им не давали ни прописки, ни регистрации, ничего. Они были молодые, они были готовы работать на нашу экономику, но у нас объясняли: «Нет инфраструктуры». Сейчас вдруг появилась, откуда ни возьмись, инфраструктура. Все, теперь у нас получатся микрорайоны-тауны и прочее, прочее, прочее. Почему? Если решать, то решать надо, заботясь о своем населении, а не думать о том…

Петр Кузнецов: Вот! Смотрите, как законопроект с коренными-то сталкивает. И без того отношения не самые идеальные.

Ольга Арсланова: А сталкивает очень сильно. Вот смотри, нам пишут истории наши зрители: «В соседней съемной квартире, – это арендатор, но все равно, – десять мигрантов. Весь дом за них платит. Приехали, зарплаты маленькие, не платят коммуналку. Раскидывают на всех дом».

«Пусть те, кто принял такой закон, поживут в доме, где по соседству живут 15 мигрантов», – пишут наши зрители. И отмечают, что большая привлекательность нашей страны лишит россиян рабочих мест: «То есть мигрантов пропишут в России, а россиян вынудят работать вахтовым методом?»

Петр Кузнецов: Самое время поговорить с Юрием Московским, потому что он директор проекта Фонда развитие международных связей «Добрососедство». Юрий Викторович, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Юрий Московский: Здравствуйте. Очень приятно.

Петр Кузнецов: Нам тоже всегда. Юрий Викторович, скажите, пожалуйста… Я не знаю, слышали вы или нет выступление нашего телезрителя.

Юрий Московский: Не слышал.

Петр Кузнецов: Обижаются наши уже сейчас. Законопроект…

Юрий Московский: Две разные проблемы свели в одну.

Петр Кузнецов: Успокойте, пожалуйста.

Юрий Московский: Первый проблема, первый вопрос – это возможность иностранцам, которые купили квартиру, регистрировать, так сказать, иностранных граждан на своей жилплощади. Вторая проблема – это то, что правоохранительные органы плохо работают, выявляя так называемые «резиновые» квартиры.

Абсолютно разные вопросы. Пусть правоохранительные органы лучше работают, подключают к этому делу ЖЭКи и всевозможные структуры, которые существуют у нас по выявлению нарушений. Могу рассказать более подробно.

Ольга Арсланова: Пусть, пусть. Давайте…

Юрий Московский: А иностранные граждане, которые приобретают у нас жилье (их, кстати, не так уж и много), на мой взгляд, вполне имеют право регистрировать в рамках имеющихся жилищных нормативов тех, кого они считают возможным регистрировать.

Ольга Арсланова: Слушайте, но это звучит…

Юрий Московский: Но из тех, кто, попав в нашу страну, имеет право здесь пребывать законно и легально.

Ольга Арсланова: Звучит в рамках действительно прав человека: если ты собственник, то ты имеешь право временно зарегистрировать кого-то в своей квартире.

Юрий Московский: Да, имеешь право зарегистрировать согласно законодательству.

Ольга Арсланова: Или даже с кем-то разделить собственность. Но смотрите, какой момент…

Юрий Московский: Я еще раз говорю: это разные вопросы. У нас обычно путают…

Ольга Арсланова: Абсолютно, абсолютно. Мы сейчас о другом говорим.

Петр Кузнецов: Сейчас Оля задаст вопрос. Подождите, подождите!

Юрий Московский: У нас путают горячее с квадратным.

Ольга Арсланова: Юрий Викторович, конечно, путают. Почему? Потому что люди как слышат? Вот купил мигрант квартиру, привез с десяток родственников, и уже официально… И эти люди зачем приезжают? Чтобы занять рабочие места. Понятно, что это частность, но она вскрывает серьезные проблемы, которые беспокоят россиян: нехватка рабочих мест, конкуренция с мигрантами.

Юрий Московский: Россиян правильно беспокоят имеющиеся проблемы. Просто могу сказать, что если иностранные граждане не будут у нас работать, то у нас тоже не будет рабочих мест. 7–8% всей рабочей силы в Москве – это иностранные граждане. Если их не будет, то представьте, насколько схлопнется рынок всевозможных продаж. Это только один момент. Но это другая тема.

Я просто про другое хотел сказать. Имеющаяся система регистрации вообще нуждается в полной корректировке и даже в возвращении в чем-то в ту ситуацию, которая была до 2006 года, ну, до недавнего времени.

Ольга Арсланова: Что вы имеете в виду?

Юрий Московский: Можно было регистрировать иностранных граждан по предприятиям или по месту учебы, скажем. Это опять разные вопросы. А сейчас что происходит?..

Петр Кузнецов: По месту работы?

Юрий Московский: Да, по месту жительства или по месту работы можно было регистрировать. Сейчас обязательная регистрация по месту жительства.

Более того, правоохранительным органам надо все-таки дать разъяснение, что они имеют в виду под регистрацией. Человек должен там круглосуточно находиться и каждую ночь ночевать, потому что сплошь и рядом идут проверки, и говорят: «Ага, не ночует на месте? Значит, он там не проживает».

Петр Кузнецов: И все его земляки.

Юрий Московский: Это приравнивается к административному аресту, вообще-то говоря, по месту жительства. Пусть дают разъяснения.

Петр Кузнецов: Пусть, да. От них тоже получим.

Юрий Московский: Есть более современные способы регистрации – по тому же мобильному телефону, по электронному адресу, чтобы человека найти можно было. Кстати, по телефонам сейчас разыскивают, это несложно. Другое дело, что это законодательно надо делать. А регистрация у нас уведомительный порядок носит – раз. И пребывать круглосуточно по месту регистрации необязательно – два. И это касается не только иностранных граждан, но и российских. Я опять говорю, что перепутали…

Ольга Арсланова: Понятно.

Петр Кузнецов: Юрий Викторович, еще один напоследок вопрос.

Ольга Арсланова: Запутанный.

Петр Кузнецов: Да. Вы сказали, что если их не будет, то некому будет занимать те места, которые якобы они отнимают у местных. Скажите, пожалуйста… Мы просто пытаемся понять, к чему бы своего рода такие поблажки придуманы все-таки, как ни крути.

Юрий Московский: Какие поблажки?

Петр Кузнецов: Хорошо. Я так и знал, что вы сконцентрируетесь на этом. Не успел подобрать просто… Хорошо. Этот законопроект, которым мы разрешаем регистрировать своих не только высококвалифицированным иностранцам…

Ольга Арсланова: Он что дает вообще?

Петр Кузнецов: Может быть, у нас их не хватать стало?

Юрий Московский: У нас, во-первых, миграционные потоки… Ведь что такое человек работающий? Марксизм кто-то изучал, а кто-то не изучал, кто-то вообще забыл. Он производит прибавочную стоимость. За счет этой прибавочной стоимости живут те, кто не работает: пенсионеры, инвалиды, школьники и так далее, и так далее, и так далее. Кстати, преподаватели вузов, но тут более сложная система.

Ольга Арсланова: А они не работают разве?

Юрий Московский: Они тоже создают прибавочную стоимость в нынешней системе, слава богу, как говорится.

Ольга Арсланова: Понятно.

Юрий Московский: Человек – это повод в том числе и деньги вбросить в экономику.

Но я про другое. Часть миграционных потоков стала переориентироваться на другие страны, например, с той же Украины. То есть у нас сейчас идет борьба и за человеческий ресурс как таковой, потому что квалифицированная рабочая сила нам, конечно, нужна… Хотя я предпочел бы, чтобы квалифицированная рабочая сила, которая занимает самые высокооплачиваемые места, была все-таки российского происхождения. А низкоквалифицированная рабочая сила нам тоже необходима.

Ольга Арсланова: Понятно.

Юрий Московский: В результате экономических и политических реформ, которые идут с 91-го года, Российская Федерация не досчиталась 20 миллионов человек с лишним.

Ольга Арсланова: То есть этот демографический разрыв, кассовый разрыв восполняют мигранты? Спасибо.

Петр Кузнецов: Ну а кем еще? Конечно.

Юрий Московский: Ну, частично – 15%, не более того. Просто посчитайте количество рождающихся…

Ольга Арсланова: Понятно.

Петр Кузнецов: Конечно. Спасибо.

Юрий Московский: То есть это не решающий фактор, но важный.

Ольга Арсланова: Спасибо за ваш важный комментарий.

Петр Кузнецов: Они нам помогают. Местные, они нам помогают! Что, вам квартиры жалко, что ли? Юрий Московский, спасибо, директор проекта Фонда развития международных связей «Добрососедство».

Татьяну послушаем, нашу телезрительницу. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте. Вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте. Я жительница города Котельники. У нас в районе Белая Дача живут одни мигранты из Узбекистана, Азербайджана и Китая. Приезжают семьями и остаются здесь жить, регистрируются целыми кланами. В свое время мы не допустили украинизацию России. А сейчас что делаем? Где нам, русским, жить? Мы сейчас продаем квартиру, и приходят смотреть одни иностранцы. Покупать жилье могут только мигранты.

Ольга Арсланова: Я правильно понимаю, что вы продаете, соответственно?

Зритель: Да, мы продаем.

Ольга Арсланова: Вы готовы уже дешевле продать, потому что такая репутация у района?

Зритель: Да, приходится дешевле продавать. Скоро стоимость жилья в нашем районе, да и вообще, мне кажется, в Подмосковье достигнет дна из-за них. Люди меняют, продают свои квартиры из-за мигрантов. Мигранты приезжают сюда, покупают целые подъезды и заселяются здесь.

Петр Кузнецов: Вот! Скоро как получится-то, возможно? Квартиры-то эти у вас, тем более что вы снижаете и снижаете, мигранты и будут покупать.

Ольга Арсланова: А так и происходит.

Мигранты разные бывают. Нам пишут: «Я сам журналист, не дворник, из Ташкента. Супруга русская. А вы тут подаете приезжих только как рабочую силу. Вспомните годы войны – все приезжали, всех принимали. Об этом почему не говорите?»

Ну давайте поговорим о проблемах мигрантов пошире, тем более что сегодня эту тему обсуждали в Общественной палате. И оттуда с нами на связь выходит председатель комиссии Общественной палаты Елена Сутормина. Елена Васильевна, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Елена Васильевна.

Елена Сутормина: Добрый день.

Петр Кузнецов: Что наобсуждали вы? Здравствуйте.

Елена Сутормина: Ну, мы обсуждали сегодня не совсем мигрантов. Мы обсуждали внесенный еще в апреле 2018 года законопроект депутатов о положении по виду на жительство и получении российского гражданства. Но это касалось носителей русского языка.

В связи с тем, что с периода вноса данного законопроекта уже законодательство наше было изменено, мы признали нецелесообразным поддерживать данный законопроект. Потому что с 1 сентября 2017 года уже носители российского языка с Украины не обязаны предоставлять справку от уполномоченных органов Украины о том, что они подали заявление о выходе из гражданства, а только нотариально заверенное свое заявление.

Ольга Арсланова: Понятно.

Елена Сутормина: То есть это уже учтено.

Петр Кузнецов: Понятно.

Ольга Арсланова: Елена Васильевна, скажите, пожалуйста, вот по вашим наблюдениям (может быть, с коллегами вы обсуждаете), наше российское законодательство сегодня дружелюбно к приезжим в целом, которые хотят работать в нашей стране, остаться, возможно, в нашей стране?

Елена Сутормина: Вы знаете, если мы посмотрим, то получение вида на жительство, гражданства – это достаточно сложно получать. И мы сегодня об этом говорили, что носители русского языка… Сейчас такая ситуация, ну, кроме Украины, что они должны, прежде чем подать вид на жительство, предоставить справку, что они подали заявление о выходе из гражданства той страны, где они проживают. В результате…

Ольга Арсланова: То есть лишиться своего, не получив пока нового. Так получается?

Елена Сутормина: Да. И получается, что они формально они вышли, например, из гражданства Казахстана, а здесь еще у нас, в России, ничего не получили. И документов фактически нет. Мы считаем, что это неправильно.

И выяснилось, что сейчас Министерство внутренних дел России готовит изменения в миграционное законодательство. Ну, сейчас пока будет касаться только Украины и Белоруссии, чтобы такие справки не предоставлять. В дальнейшем это для всех носителей русского языка. Но здесь нужно поступать очень аккуратно, чтобы не просочились нежелательные элементы.

Ольга Арсланова: Понятно.

Петр Кузнецов: Все-таки давайте выясним напоследок, а проблема здесь больше в чем? В неустроенности? Точнее – в неудовлетворенности этих мигрантов, приезжих от максимальной неустроенности у нас? Все-таки они пусть и живут здесь, пусть даже и квартиры покупают, но тем не менее они никогда все равно не будут повышаться по карьерной лестнице, например, как местные. Или все-таки в дискомфорте больше местных от их присутствия у нас здесь?

Елена Сутормина: Ну знаете, разные же есть…

Петр Кузнецов: С чего заходить?

Елена Сутормина: Если есть высококвалифицированные специалисты, то там и другие квоты, и прием, это заинтересованность. Ну а если больше низкого трудового качества, то, конечно, нельзя так сказать. Они не сравняются. У нас даже где-то пробуксовывает в некоторых регионах Программа добровольного переселения соотечественников…

Ольга Арсланова: Хотя казалось бы…

Елена Сутормина: …потому что не выдается и жилье положенное, и еще какие-то пособия, которых недостаточно для переезда. Отсюда трудности возникают.

Ольга Арсланова: Спасибо за ваш комментарий.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Напоминаем, председатель комиссии Общественной палаты Елена Сутормина была с нами в прямом эфире. Мы говорили о мигрантах, о проблемах мигрантов и о некоторых законодательных изменениях, которые грядут совсем скоро, возможно.

Петр Кузнецов: О проблеме лысеющих людей – через секунду.

Ольга Арсланова: Неожиданно!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Никита
Как «здорово» нам Русским с такими-то соседями которые теперь права качать свои начнут!!!

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски