Мигранты - будущее экономики?

Мигранты - будущее экономики?
Восток-Запад. Москва резиновая. Бесплатный адвокат – плохой адвокат? ЖКХ по-нашему. Вставать по будильнику вредно. Лучшая страна для детства
Какие ценности ближе и нужнее России: западные или восточные?
Сергей Лесков: Раньше обсуждение Конституции было фикцией, сейчас – нет. И уже одно это хорошо, потому что пассивность общества толкает государство назад
Владимир Воронцов: В органах есть хорошие, достойные люди, но система заточена так, что их оттуда выживают, выдавливают под разными предлогами
Сергей Силивончик: В Москве за год пресечены десятки попыток пронести в школы колюще-режущие предметы и другие запрещённые предметы и вещества
Леонид Головко: Адвокат по назначению - не работает бесплатно. Его труд оплачен государством по установленным тарифам
Татьяна Овчаренко: У вас в руках деньги - главный инструмент и рычаг в общении с управляющей компанией. А вы с ними расстаётесь бездумно!
В каких странах лучше всего растить детей? И где в этом списке Россия?
Вставать по будильнику - опасно для здоровья. А как без него?
Квартиру с долгами по ипотеке можно будет продать самостоятельно
Гости
Юрий Московский
председатель комиссии Совета по делам национальностей при Правительстве Москвы
Ольга Кузнецова
профессор кафедры экономической и социальной географии России МГУ, доктор экономических наук

Петр Кузнецов: Программа «Отражение», мы продолжаем.

Анастасия Сорокина: Продолжаем с вашим участием и в прямом эфире, подключайтесь к нашему обсуждению, высказывайте мнения, задавайте вопросы, дозванивайтесь (звонок бесплатный), а также все наши группы в вашем распоряжении, пишите, пожалуйста.

Поговорим в главной теме сегодня о мигрантах. Их называют будущим мировой экономики. Эксперты Всемирного банка предложили нам не ограничивать их въезд, наоборот, максимально использовать иностранные трудовые ресурсы для экономического роста России. Нас даже обвинили в том, что условия для мигрантов в нашей стране не дают раскрыть, скажем так, весь скрытый потенциал этой силы.

Петр Кузнецов: Здесь проблема видится специалистам по крайней мере в квоте для мигрантов. Вместо этого предлагается вводить дополнительный налог для иностранных рабочих, который даст деньги на их переобучение и адаптацию.

Анастасия Сорокина: Чтобы понимать, о каких суммах идет речь, давайте посмотрим на количество мигрантов в нашей стране: 15 миллионов иностранцев – столько прибыло в Россию в первом полугодии 2019 года, это данные пограничной службы ФСБ. Ведомство впервые за 20 лет раскрыло данные, опубликовав количество трудовых мигрантов. На заработки в этом году к нам приехали почти 2,5 миллиона иностранных граждан.

Петр Кузнецов: Большинство с постсоветского пространства, разумеется. Самый большой приток из Узбекистана, больше 900 тысяч, на втором месте Таджикистан, почти 550 тысяч, далее Киргизия, Украина и Казахстан. Из дальнего зарубежья на первом месте Китай, 50 тысяч человек, далее Германия и Турция, тут всего по 10 тысяч.

Анастасия Сорокина: Будем обсуждать эту тему с нашими гостями. Сегодня в студии Ольга Владимировна Кузнецова, профессор кафедры экономической и социальной географии России МГУ, доктор экономических наук, и Юрий Викторович Московский, директор проектов Фонда развития международных связей «Добрососедство», председатель комиссии Совета по делам национальностей при Правительстве Москвы. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Добрый день, уважаемые гости.

Ольга Кузнецова: Добрый день.

Юрий Московский: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Давайте начнем с текущей миграционной политики, какая она у нас, что мы решаем перераспределением вот этих квот, что-то изменится? И в каком направлении мы движемся? Потому что говорят, что года 3–4 назад, если сравнивать то, что у нас было с мигрантами, и то, что происходит сейчас, это просто сказка в хорошем смысле.

Юрий Московский: Можно мне сказать?

Петр Кузнецов: Конечно.

Юрий Московский: Во-первых, разъяснения по этим цифрам, 15 миллионов человек. Во-первых, цифры не впервые раскрыты, цифры давно известны, может быть, это ведомство впервые их опубликовало, дай бог, как говорится, здоровья. Это 15 миллионов въездов, а не людей. Цифра, которая указана, 2,4 миллиона человек, которые въехали с целью занятия работой, более близка к реальности. Причем кроме въезда ведь существует и выезд. И если смотреть вот такой документ, как концепция миграционной политики, а там цифры выверенные и положения правильные все и так далее, у нас единовременно или среднесрочно находится порядка 3 миллионов иностранцев с целью работы, это вот разъяснение, а всего до 4 миллионов.

В этом здании, в качестве примера уже в двадцатый раз говорю, в течение дня зашло 5 тысяч человек, а сейчас здесь находится 500, а охрана может сказать, что 8 тысяч человек сюда вошло, потому что кто-то ходит туда-сюда, и получит премиальные.

Петр Кузнецов: Подождите, давайте так: всего…

Анастасия Сорокина: То есть можно сказать, что те цифры, которые мы озвучили, ни о чем не говорят?

Юрий Московский: Они говорят отчасти правильно, но еще раз говорю, у нас иностранная рабочая сила не имеет такого решающего значения, как кто-то считает, у нас это порядка 3–4% всей рабочей силы в стране, по Москве это около 8–9%, где-то вот так, от общего числа. Конечно, это громадные цифры, но это не имеет решающего значения для российской экономики.

Петр Кузнецов: Юрий Викторович, давайте еще одни данные сегодня посмотрим: доля мигрантов к общему числу жителей России составляет около 8%.

Юрий Московский: Значит, кого мы считаем мигрантами? У нас 50–60 видов миграции. Так вот Всемирная организация по миграции считает миграцией человека, который не родился на территории данной страны. То есть, условно говоря, у нас Жириновский мигрант и еще ряд политиков, которые не родились на территории современной Российской Федерации…

Петр Кузнецов: Вы считаете всех этих людей в составе…?

Юрий Московский: Нет, это не я их считаю, это Всемирная организация по миграции так считает.

Петр Кузнецов: Скорее всего?

Юрий Московский: Не скорее всего, а так и есть. Просто это вот когда говорят, у нас 12 миллионов мигрантов или 15, Всемирная организация по миграции имеет в виду людей, которые не родились на территории современной Российской Федерации, то есть отнюдь не жители Средней Азии, как многие считают. То есть давайте о терминах просто договариваться, когда мы какие-то цифры говорим, потому что иначе получатся какие-нибудь странные вещи, как типа 4 миллиона мусульман проживают в Москве, – ну ребят, ну надо договариваться и серьезные вещи говорить.

Петр Кузнецов: Давайте закрепим вот что: на самом деле настоящих мигрантов, тех, которых мы имеем в виду, не так уж много, да?

Юрий Московский: О терминах договариваться будем. Тех, кто находится с целью работы на территории Российской Федерации иностранных граждан всех гражданств (Украина, Средняя Азия, Белоруссия, США) среднесрочно и единовременно находится порядка 3 миллионов человек, из них где-то четверть находится в Москве. Всего иностранцев опять среднесрочно и единовременно, в данный момент времени, до 4 миллионов, это официальный документ концепции миграционной политики.

Петр Кузнецов: Ольга Владимировна, это много или мало?

Юрий Московский: Конечно, это много, кто ж спорит.

Петр Кузнецов: Сейчас, Ольга Владимировна пусть скажет.

Ольга Кузнецова: Смотря с чем сравнивать.

Петр Кузнецов: Много почему, если вы согласны?

Ольга Кузнецова: Опять же я продолжу начатый уже разговор. Понимаете, статистика – это вещь такая достаточно лукавая, всегда надо разбираться в том, что она показывает. Более того, миграция действительно тоже бывает очень разная. И вот эти мигранты из себя что представляют? Это квалифицированные кадры? Если квалифицированные кадры, то, наверное, их маловато. Если просто люди, которые заняты на низкоквалифицированной работе, то, может быть, и много, может быть, можно было бы и меньшими ресурсами обойтись. Все очень относительно.

Анастасия Сорокина: Мы заговорили о правилах, которые будут меняться. Сейчас люди, которые приезжают…

Юрий Московский: Во-первых, это только разговоры идут, ничего не будет еще меняться. Вот говорят о том, что что-то надо менять, но, возможно, ничего менять не будут в отношении въезда иностранных граждан, которые… Речь идет о том, что в Российской Федерации должны какую-то ввести квоту на въезд беженцев, мигрантов с территорий Африки и Ближнего Востока. У нас сейчас, просто даю справку, на территории Российской Федерации людей, которые имеют официальный статус беженца, меньше тысячи человек, вот просто официально, 500, 700, 800, меньше тысячи.

Анастасия Сорокина: Юрий Викторович, вы хотите сказать, что у нас мало мигрантов?

Юрий Московский: У нас мигрантов, у нас число их достаточное, это не мало, не надо вот приписывать мне то, чего я не говорю. У нас 3 миллиона человек, это очень много, вся Красная армия в свое время насчитывала 800 тысяч человек, вот просто сравнительные цифры. Когда люди называют цифру в миллион, миллиончик туда, миллиончик сюда, они просто не понимают, чем оперируют. У нас вся Манежная площадь, если ее битком набить, вмещает тысяч 80 народу, а то и меньше, вот в качестве примера.

Петр Кузнецов: Юрий Викторович, хочется все-таки понять. Вот когда вы говорите, что у нас их много, что это значит? Когда мы говорим «много», это значит, что как будто бы больше, чем надо. Вот что значит тогда «много»?

Юрий Московский: У нас рыночная экономика, она требует рабочих рук примерно столько, сколько она требует в данной конфигурации. И если современному работодателю нужен иностранный рублей без квалификации, который стукает молотком, вместо того чтобы покупать машину, значит, такая экономика, заставить его весьма сложно это делать. Хотя на самом деле мы заставляем, потому что у нас введены правила. Во-первых, работа по патенту, это для тех, кто входит в СНГ, но не входит в Евразийский экономический союз. Чтобы получить патент, ему нужно иметь обязательно регистрацию, пройти медицину, сдать дактилоскопию, получить страховку и так далее, и так далее, и так далее.

Петр Кузнецов: Это как должно быть.

Юрий Московский: Должно быть, большинство, кстати, проходит. Да, есть какое-то количество нелегалов, но походите по Москве без паспорта и иностранным лицом, а милиция, полиция сразу видит, что человек с иностранным лицом…

Петр Кузнецов: А помните недавний пример с перестрелкой в метро, когда своих коллег пострелял полицейский?

Анастасия Сорокина: Поймали на том, что они брали взятки с мигрантов.

Петр Кузнецов: Там же как раз его поймали на взятке.

Юрий Московский: Так поймали же, еще раз говорю, поймали. То есть да, случаи есть, ловят, выявляют мошенников и так далее.

Петр Кузнецов: Ничего, что с такими последствиями?

Юрий Московский: То есть, понимаете, если 10 лет назад это было обыденное явление, ну берет и берет, сейчас за это ловят, карают и так далее. Вот когда говорят про какие-то миграционные темы, ощущение, что люди говорят о проблемах, которые были 10, 15, 20 лет назад.

Анастасия Сорокина: То есть сейчас у нас с миграцией нет проблем?

Юрий Московский: Проблем во, но проблемы немножко другие.

Петр Кузнецов: Что нужно менять? Вы сказали, что, может быть, ничего меняться не будет, а вот, по вашему мнению, что прежде всего?

Юрий Московский: Менять? По моему мнению, необходимо прежде всего, тем не менее, в законодательство необходимо вводить ряд положений. Первое: если человек признан носителем русского языка, есть такое положение, он должен получать российское гражданство, даже комиссии созданы по регионам, я этим тоже занимался, этой темой, он должен получать российское гражданство в ускоренном порядке, как там, собственно говоря, и написано, ясно и четко определяется срок, в течение 6 месяцев, сейчас срок один. Сейчас типа в ускоренном порядке получают, срок не указан. Комиссии должны работать по полном вот такого рода.

Сейчас второй момент: мы должны отменить, на мой взгляд, правило, которое было введено в 2006–2007-х гг., что для вхождения в российское гражданство нужно обязательно отказаться от предыдущего. Сейчас об этом речь идет, но только для высококвалифицированных специалистов. Потому что получилось что? Вот Украина, например, из своего гражданства вообще не выводила, был период времени, в ряде стран вообще нет того, что они выводят из своего гражданства, проверить эти вещи тоже в принципе невозможно. Мы сейчас ввели присягу, то есть у нас сейчас очень усложненная процедура. Ну и еще там ряд каких-то положений, которые необходимо уже менять.

Петр Кузнецов: Давайте о них поговорим после звонка, у нас давно…

Юрий Московский: И это как раз в том числе решит вопросы привлечения к нам людей, скажем так, общей культуры с людьми нашей страны, в том числе высококвалифицированных специалистов. Вот эти вопросы нужно решать, а у нас по мелочи: давай вот там 2–3 тысячи человек, давай там 4–5. Должны более широко в этом плане открыться двери для людей, которые являются, условно говоря, носителями русского языка.

Петр Кузнецов: Да, предлагаемые меры должны это улучшить.

Сергей из Ростовской области, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: В вашем регионе какая ситуация с мигрантами, расскажите.

Зритель: Мигранты в Ростовской области? Да больше, чем…

Петр Кузнецов: У нас, Сергей, знаете, сразу же начинают говорить о том, что они держат места, я почему-то по настроению чувствую, что вы об этом сейчас будете.

Зритель: Понимаете, в чем дело? Я вам что хочу сказать? У нас все это в основном с Грузии, с Армении приезжают сюда, сейчас Украина, Донецк, Луганск, это самое. Я не против мигрантов, пускай, здесь мигранты были, они были. Я сам всю жизнь работал на стройке, приезжали к нам на стройку мигранты, и узбеки приезжали, и таджики приезжали. Но они получали зарплату такую же, как и я получал, даже рублей, наверное, на 10… Вот я помню 1986 год, приехали мигранты, я работал на башенном кране, работали мигранты с нами, одинаковая была зарплата.

На стройке сейчас у нас в Ростове, даже по всему Союзу, наверное, и на заводах, приходит мигрант, ему говорят: «Так, вот тебе 40 тысяч зарплата, 20 тысяч тебе, 20 тысяч мне, допустим». – «Меня устраивает». Я прихожу на стройку, мне говорят: «Так, вот 20 тысяч тебе зарплата, все, я больше не могу». Дорогой ты мой, но мне семью содержать, кормить, за квартиру платить. Если бы у нас государство следило за этим, а у нас никто не следит.

Вот завод «Ростсельмаш», сейчас он даже переплюнул, Медведев говорил, что будет 4-дневная рабочая неделя, сейчас у нас вообще на 3 дня переходят, потому что людям платят вообще 20 тысяч, мол… Вы скажите, как семью содержать нам, ростовчанам? Больше 20 тысяч зарплаты нет.

Я инвалид II группы, у меня 12,5 тысяч, но это неважно, я не из-за этого, я из-за того, что если бы платили людям нормально зарплату, то можно, чтобы 40 тысяч и мигранту, и этому. Мигрантов бы не брали, брали наш народ, он бы не…

Анастасия Сорокина: Сергей, спасибо вам, простите, мало времени в прямом эфире.

Если мы говорим об экономическом, о социальном развитии, многие жалуются на то, что… Можно спорить о цифрах, о данных, о том, что происходит. Люди пишут, что не могут найти работу на тех условиях, которые бы позволили им жить так, как им бы хотелось, потому что, если они не согласны на такие низкие ставки и на условия труда, которые им предлагают, их место займут мигранты, они с удовольствием приедут, и работодатель заинтересован именно в том, чтобы, скажем так, предложить минимальную зарплату и получить вот такого исполнительного работника. Вот эти фразы по поводу того, что миграция является долгосрочной перспективой развития экономики, – это говорит о том, что у нас в принципе все теперь зарплаты будут равняться по мигрантам, или что нас ждет?

Ольга Кузнецова: Это вот как раз в продолжение разговора о том, много или мало мигрантов и что с этим делать. На самом деле ведь вопросы миграции действительно выходят за рамки исключительно только миграционного законодательства и регулирования потока мигрантов. Очень многое зависит от решения общеэкономических проблем.

Я не могу согласиться с тем, что это в чистом виде рыночная экономика. Есть определенные правила, которые могут быть установлены для деятельности предпринимательского сообщества, и если предприниматель будет знать, что он обязан платить реальную минимальную заработную плату, на которую можно выжить в регионе, то он тогда будет думать, как ему устроить свой бизнес, для того чтобы такую зарплату платить.

Далеко не всегда низкий уровень зарплаты связан с тем, что бизнес таков, что невозможно платить более высокую зарплату. Очень часто можно действительно пойти где-то на автоматизацию, на современное оборудование, на рост производительности труда. Но зачем предпринимателю во все это вкладываться, если можно действительно нанять мигрантов, заплатить им копейки и продолжать по крайней мере в краткосрочной перспективе спокойно жить? Но в долгосрочной перспективе ничего хорошего из этого не будет.

Петр Кузнецов: Сейчас, если я хочу взять на работу мигранта, что я должен сделать?

Ольга Кузнецова: Ну, честно говоря, я постольку-поскольку не представитель бизнеса, то на этот вопрос я вам не отвечу.

Юрий Московский: Давайте я лучше скажу. Значит, есть опять много легенд, что вот приезжие граждане мешают автоматизации. Это абсолютно разные вопросы, к сожалению, абсолютно разные, потому что есть просто определенные правила налогообложения нашего бизнеса, которые в принципе этой автоматизации мешают. Наличие мигрантов – это вообще другой вопрос.

Правила следующие: если иностранный рабочий из стран СНГ, не входящих в Евразийский экономический союз, иностранный гражданин, он должен работать только по патенту, я уже кратенько сказал. В противном случае штраф 1 миллион рублей для Москвы и Санкт-Петербурга, что называется, Ленинградской и Московской областей, либо там 800 тысяч рублей в целом по стране за одного человека, просто напоминаю. Положение действует, людей штрафуют, плюс к этому можно попасться по закону об организации незаконной миграции, уже какое-то количество по этому законодательству сидит.

И если иностранный гражданин из стран Евразийского экономического союза, о том, что его взяли на работу – это, опять напоминаю, Армения, Киргизия, Казахстан, Белоруссия, с Белоруссией у нас, как говорится, еще и союзное государство к тому же, – он работает на тех же основаниях, что и российский гражданин, но работодатель обязан уведомить о том, что он взял на работу иностранца. В частности, по всему этому комплексу причин многие предпочитают брать именно российских граждан, чтобы лишний раз, что называется, не светиться перед налоговыми органами. То есть сейчас опять не та ситуация, которая была какое-то количество лет назад.

Петр Кузнецов: То есть сейчас за взятку просто так не возьмешь мигранта?

Юрий Московский: За взятку всегда просто так. Нет, если сильно хорошо договариваться, взятку надо всегда платить…

Петр Кузнецов: Но здесь «придушили»?

Юрий Московский: Я не знаю всех этих схем, не ко мне вопрос, извините, вот идите, выясняйте, разговаривайте, не знаю, знать, как говорится, может быть, хочу, но это другая компетенция других людей. Можно, берут, нанимают, масштабы совсем не те, как представляют, иначе, как кто-то говорит, у нас миллион нелегально находящихся иностранцев, – извините, когда ловят нелегального шпиона, это уже событие, а тут целый миллион.

Нелегально работающих какое-то количество есть. Опять какое количество? Если прикинуть, наверное, 10–20% от общего числа иностранцев. У нас нелегально работающих российских граждан, которые зарплату в конверте получают или прибавку к зарплате, в процентном отношении, вы лучше меня знаете, порядка 20 миллионов человек. Наверное, у нас есть перспективы не получать пенсию как таковую.

Петр Кузнецов: Наверное, даже…

Юрий Московский: Это из той же на самом деле стези. Проблемы мигрантов те же самые, что проблемы россиян в значительной степени. Это, скажем так, слабая юридическая защищенность, вас вот задержат, например, на улице, я посмотрю, вас можно там какое-то время держать. Это проблема невыплат зарплат, это проблема договорных отношений и так далее, и так далее, и так далее. То есть вот у мигрантов, тех, кого я назвал опять мигрантами, они находятся под пристальным вниманием и контролем как со стороны общественных организаций, правоохранительных органов и так далее. У значительной части россиян ситуация еще хуже, просто хуже.

Анастасия Сорокина: Давайте дадим слово россиянам. Дозвонился до нас Олег из Краснодарского края, давно ждет возможности высказаться. Олег, спасибо, что подождали.

Петр Кузнецов: Олега нет у нас из Краснодарского края.

Анастасия Сорокина: Сорвался звонок… Но давайте тогда сейчас еще одну тему, которая много беспокоит, – это количество определенных профессий, в которых преимущественно встречаются мигранты. Мы задавали вопрос людям на улицах, на какие работы нельзя брать мигрантов и почему. Наши корреспонденты задавали вопрос в Якутске, Москве и Иркутске. Вот какие получились результаты.

ОПРОС

Петр Кузнецов: Ольга Владимировна, вот даже если сейчас снять ваш статус профессора кафедры, вы бы скорее как гражданин, как вот эти люди на улице ответили, где они нужны, то есть польза, и где они точно приносят вред.

Ольга Кузнецова: Я бы повторила то, что я сказала: мигрант мигранту рознь. У разных мигрантов очень разный уровень образования. Если вы берете, допустим, француза преподавать французский язык в специализированную школу, это, строго говоря, тоже трудовой мигрант, почему нет? Если вы берете человека без высшего образования работать врачом…

Петр Кузнецов: Если мы берем именно среднестатистический портрет и образ в глазах нашего россиянина, понятно, о каком мигранте идет речь. Давайте вот о нем поговорим.

Юрий Московский: О каком все-таки мигранте идет речь?

Ольга Кузнецова: О каком?

Юрий Московский: Пятьдесят видов миграции.

Петр Кузнецов: Ну точно не французе.

Юрий Московский: Почему? Мигрант, извините.

Петр Кузнецов: Ну вы же понимаете…

Юрий Московский: Гражданин Франции арабского происхождения из Туниса – это подпадает или как?

Анастасия Сорокина: Мы говорим про вот эти 918 тысяч из Узбекистана, 524 тысячи из Таджикистана, 265 из Киргизии. Вот эти люди кем работают?

Юрий Московский: То есть вам не нравятся приезжие из Средней Азии? То есть основная масса тех, кто у нас здесь…

Ольга Кузнецова: Или неквалифицированные.

Анастасия Сорокина: Неквалифицированные мигранты, что они…

Юрий Московский: А почему вы считаете значительную часть этих людей неквалифицированными? Или считаете плохо владеющими русским языком?

Петр Кузнецов: А почему мы считаем? Мы вас спрашиваем, вы бы как ответили на этот вопрос, в какой сфере они точно нужны, мы не обойдемся, а где это вред.

Юрий Московский: Значит, первое. Рабочие места в первую очередь должны принадлежать гражданам Российской Федерации.

Ольга Кузнецова: Это очевидно.

Юрий Московский: Это ясно, четко, понятно. Граждане Российской Федерации должны получать высокую зарплату, это тоже ясно, четко и понятно.

Петр Кузнецов: Граждане Российской Федерации далеко не все обеспечены местами, значит, мигрантам здесь не место?

Юрий Московский: Второй момент. Есть рабочие места, которые создают сами иностранные граждане. Вот уберете из Москвы 8% трудовых ресурсов в лице иностранных граждан, соответственно будут меньше покупать продуктов, соответственно лишаться работы те, кто работают вместе с этими людьми. Вот закрыли ресторан, в котором работает половина иностранцев, соответственно новых людей не наберете. Из регионов вы их тоже не завезете.

Анастасия Сорокина: Почему?

Юрий Московский: Ну потому что вот есть определенные условия, что люди едут, снимаются с мест, но не так активно. Москва растет, кстати, темпы роста Москвы сейчас меньше, чем во время советской власти, я говорю про темпы роста. Раньше каждые 10 лет прибавлялся миллион, условно говоря, в столице, раньше на миллион, миллион – это 50% и так далее, и так далее. У нас темпы внутренней миграции в Российской Федерации снизились по сравнению с советским временем в 2 раза, чтобы вы знали, в 2 раза. Связано это с кучей причин прежде всего экономического характера. Прежде всего нужно менять экономическую политику внутри страны.

И когда пытаются то, что иностранные граждане отнимают рабочие места дворников, проблема в том, что зачастую в дворники-то у нас… Да, у нас идут люди в дворники, но не так активно. Я всем задаю вопрос: вы хотите, чтобы ваша дочь всю жизнь проработала официанткой? Мне все говорят, что почему-то нет, не хотят, даже те, кто сейчас работают официантом. Есть масса рабочих мест, масса рабочих специальностей, которые, во-первых, непрестижны, это имеет большое значение, во-вторых, там идет относительно невысокая заработная плата.

Анастасия Сорокина: Но она равняется по мигрантам, так получается?

Юрий Московский: Иностранные граждане эти места занимают…

Анастасия Сорокина: …соглашаются на маленькие денежные…

Юрий Московский: Значит, там не маленькие денежные. Проведите реальные опросы, они шабашники, они приехали на шабашку. Шабашник мало денег не зарабатывает. Обычно люди говорят, что типа получают 15 тысяч, а реально получают тысяч 30–50, опять нал, конверт и так далее, приработки дополнительные. Это вот свойство человеческой натуры скрывать значительную часть заработков. Понимаете, то есть иностранные граждане российской экономике нужны, необходимы, и именно вопрос пропорций…

Петр Кузнецов: Но ведь они вывозят деньги к себе туда в огромных количествах.

Юрий Московский: У нас, извините, посмотрите, сколько у нас денег вывезли наши структуры в США и прочие стабфонды, это в разы больше, даже не в разы, а в десятки раз. Плюс к этому люди создают прибавочный продукт, приобретают здесь продукты, одежду…

Петр Кузнецов: Это да.

Юрий Московский: …дают заработки и так далее, и так далее. У вас здесь туалет, наверное, иностранная гражданка моет. Здесь по телевизору выступала женщина, говорила, что госслужащими им нельзя работать, – так они и так не имеют права работать на госслужбе, и на муниципальную службу иностранцев тоже не берут. Есть масса запретов на наем иностранных рабочих по целой группе специальностей. Регионы сейчас имеют полное право…

Петр Кузнецов: Это правильно?

Анастасия Сорокина: …выбирать?

Юрий Московский: Да, выбирать отдано право регионам, главе региона, но опять есть какие-то моменты, вот, например, с той же Якутией связаны: есть опять межправсоглашение, то есть они попытались запретить работать гражданам Киргизии в определенных видах, а граждане Киргизии из страны Евразийского экономического союза, это не компетенция уже выдачи патентов, они не по патентам работают. В результате запретили работать не гражданам Киргизии, а гражданам других стран, хотя требовали ввести запреты на граждан Киргизии, там был межнациональный конфликт, который, слава тебе господи, уладился благополучно.

То есть вот когда люди, которые немножко не очень понимают вопрос, а дьявол прячется в деталях, начинают обсуждать вот эти темы, они имеют полное право это обсуждать, но давайте конкретно говорить, кого мы имеем в виду под мигрантами, кому мы хотим ввести запреты, что будет вместо них и так далее, и так далее, и так далее. Не вопрос, мы не будем принимать, мы закроем въезд гражданам Узбекистана на въезд в Российскую Федерацию, на работу в Российской Федерации – кто будет работать на стройках разнорабочими?

Петр Кузнецов: Ну вот все-таки напрямую и вы, Ольга Владимировна, и вы, Юрий Викторович, не ответили на вопрос, где они не нужны. Смотрите, в медицине, вот врач-мигрант, вы пойдете к нему?

Юрий Московский: Опять врач-мигрант, опять же есть разные врачи разной квалификации. Раньше, по-моему, еврейских врачей терпеть не могли, ну был такой момент.

Анастасия Сорокина: Нет, ну сейчас…

Юрий Московский: Тоже, кстати, считались чужеземцами, сейчас, как говорится, даже произносить такие слова нехорошо, неправильно и так далее.

Петр Кузнецов: Пойдете или нет?

Юрий Московский: Пойду. Опять зависит от квалификации. У нас существуют межправительственные соглашения…

Петр Кузнецов: Вы сначала будете изучать его историю?

Ольга Кузнецова: Конечно, как и российского врача.

Петр Кузнецов: Впрочем, да.

Юрий Московский: …по признанию дипломов, то есть эти вещи отдаются… Потому что можно нарваться и на своего врача неуча, а можно поступить к прекрасному специалисту, который из-за рубежа.

Петр Кузнецов: Ну это мы узнаем уже потом.

Юрий Московский: Извините, а если он уже принял российское гражданство?

Анастасия Сорокина: Ну так, как правило, и происходит. Давайте об одной такой истории поговорим.

Юрий Московский: Принял российское гражданство… А сколько у нас, извините… Не надо переводить стрелки на иностранцев, внутренние проблемы, которые созданы в Российской Федерации за многие годы, переводить на иностранных граждан, что вот они виноваты в том, что у нас здравоохранение не такое, какое есть. А контролирующие органы куда смотрели? А кого сняли за то, что они никуда не смотрели? И так далее, и так далее.

Петр Кузнецов: Сейчас давайте узнаем, принял ли гражданство Далер Заидов, он основатель строительной компании «Дадл», и он с нами на прямой связи по Skype. Здравствуйте, Далер.

Далер Заидов: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Далер, вы с 2003 года находитесь в Москве.

Далер Заидов: Да, в ноябре я приехал.

Анастасия Сорокина: Можете рассказать, как начался ваш путь? С чего вы начали, прежде чем стать основателем строительной компании?

Далер Заидов: Слушайте, когда я приехал, конечно, для меня была непонятная ситуация: в ноябре снег, первое ощущение, много людей. Соответственно, я приехал работать сначала в пекарню, но в пекарне не получилось. Я поехал работать, искал работу, начал работу поваром. В продолжение так себя искал мойщиком автомобилей, где только я ни работал, электромонтажником… В итоге я принял для себя решение, что надо начать что-то с нуля, это было строительство. Я начал все с нуля, эта отрасль вообще для меня незнакома была. Я начал…

Петр Кузнецов: Пропадаете, к сожалению.

Далер Заидов: Благодаря окружающим меня людям, которые меня научили всему этому строительству, я решил открыть свою компанию. Соответственно, я решил легализоваться, получил гражданство Российской Федерации, женился тут, здесь же, имею троих детей, все прекрасно.

Анастасия Сорокина: Далер, вот вы сейчас в Санкт-Петербурге, наверное, ваша история – это такой пример, скажем, счастливый финал у непростой истории. Но какие трудности были у вас на пути, когда вы искали эти работы? Какие-то вам надо было проплачивать, получать квоты, разрешения? С чем вы сталкивались, с какими трудностями?

Петр Кузнецов: Самая яркая вот история, показательная.

Далер Заидов: В начале мы столкнулись с тем, что… Яркая история? Это было в те года, именно я наблюдаю всплеск приезжих, мигрантов, соответственно я тоже входил в эту группу, очень националистский характер людей, которые плохо обращались, разговаривали, отзывались не очень хорошо.

Но сейчас тенденция поменялась, на сегодняшний день очень все поменялось, сейчас стало лучше, люди стали друг друга понимать, общаться, относиться друг к другу, друзей много, уже все начали друг с другом взаимодействовать, то есть это убирает уже некую такую грань, которая была, таджик, узбек, уже без разницы. Общее дело, бизнес, у меня много друзей, у меня много партнеров, которые так же приехали; у меня очень много друзей среди российских, русских, так что проблем нет.

Но была трудность с тем, чтобы получить документы, разрешение на работу, потому что постоянно очереди и сроки короткие, соответственно граждане не успевают получить разрешение.

Петр Кузнецов: Бюрократия.

Далер Заидов: Да, разрешение на работу.

Анастасия Сорокина: Далер, а приходилось вам, простите, какие-то давать конверты, чтобы вам какие-то вопросы решали побыстрее?

Далер Заидов: Нет, не приходилось. То есть по правилам.

Петр Кузнецов: Далер, есть мнение, что тем не менее одна из главных проблем мигрантов в их неудовлетворенности. То есть да, они приезжают, они получают какую-то приют, работу, может быть, образование, может быть, даже в итоге гражданство, но им все-таки ограничен доступ к столь же высокой зарплате, что и местному населению. То есть им затруднен карьерный рост и так далее в связи с этим, и в общем-то существуют они в некоем своем таком вакууме или вот этой социальной неустроенности до конца, вот как бы ни сложилось. Сейчас это уходит?

Далер Заидов: Слушайте, это, конечно, тоже уходит на второй план, потому что уже меняется, зарплаты получают достаточно хорошие. Так же, скажем так, по уровню… Начнем с той сферы, которую я знаю, это строительство.

Петр Кузнецов: Да.

Далер Заидов: В строительстве получают мигранты, которые если хотят работать, они получают от 70 и выше. То есть это все зависит от человека: если он хочет работать, он будет получать хорошие деньги, как и везде.

Анастасия Сорокина: Далер, ну вы сейчас основатель строительной компании, много ли у вас трудится мигрантов?

Далер Заидов: Мигрантов по-разному. У нас по договору, мы нанимаем мигрантов, бывает от, допустим, 50 и до 150–200, по-разному.

Анастасия Сорокина: А вы не можете найти россиян, или вам выгодно как руководителю брать именно мигрантов на работу?

Далер Заидов: У меня работают в офисе непосредственно все россияне, все ИТРы россияне, соответственно тоже есть россияне, которые работают своими руками, это так же сварщики, электромонтажники трудятся. Все как раньше, как в советские времена, я застал это время, все работают вместе, дружно.

Петр Кузнецов: Далер, последний вопрос. Еще одна из основных претензий: ладно работают, занимают наши места, но качество работы? Вы посмотрите, вообще как они работают, мигранты у нас.

Далер Заидов: Слушайте, мигранты… Опять же есть правила, вот в интервью девушка говорила, что водители маршрутки не везде останавливаются правильно. Есть же правило, эти правила, к сожалению, нарушают все. Мы должны начать с себя, я уже считаю себя гражданином России, мы должны начать с себя и эти правила соблюдать, соответственно и другие будут смотреть на нас, так же будут соблюдать наши правила. Если мы будем нарушать сами, то же самое будет и с другими.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо. На связи был Далер Заидов, основатель строительной компании «Дадл», это была его история такого пути от работы в пекарне до собственной компании в России.

У нас есть звонок тоже из Санкт-Петербурга от нашей зрительницы Татьяны. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У меня такое предложение. Каждый человек, который приезжает сюда, и так же было у нас раньше, должен обязательно пройти ПТУ-образование, профтехобразование.

Петр Кузнецов: Да, понятно.

Зритель: Сварщик, столяр, каменщик, пекарь, я не знаю кто, но должен обязательно. Это будут для наших людей так же места работы. Это могут быть группы выходного дня, группы вечерние какие-то. И без знания русского языка он не сможет это освоить. Значит, появляются дополнительные места для наших учителей. Вот такое предложение.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Юрий Московский: Справочка. Значит, прежде чем получить патент на работу, человек обязан сдать экзамен на русский язык тестовый. Да, он относительно простой, но около 15–20% не сдавали.

Пользуясь случаем, скажу, что центр в Сахарово в Подмосковье действует, работает, не круглосуточно, но постоянно, регулярно, там до тысячи человек в день ежедневно, может принять 10 тысяч его масштабы по приему людей. Очередей там нет, все нормально, все спокойно имеется в виду по получению патентов.

Поэтому те разговоры, которые зачастую ведутся, они вот опять из дальнего прошлого. Вот Далер, который давал интервью, он тоже, собственно, подтвердил то, что я и говорил.

Петр Кузнецов: Далер – это какой-то редкий случай, его история?

Юрий Московский: Ну, скажем так, не каждый приехавший иностранный гражданин в Российскую Федерацию становится через какое-то время бизнесменом, начальником. Но в плане того, что он говорил, что ситуация стала другой, что было лет 10–15 назад, когда пошел такой поток из Средней Азии на работу в Российской Федерации, когда мы стали выходить из кризиса и у нас появилась масса мест, вакансий и так далее, и так далее, они, кстати, помогли в том числе и поднятию российской экономики, потому что у нас реальная нехватка людей. Ну вот из-за «славных» экономических реформ с начала 1990-х гг. у нас 20 миллионов человек где-то не родилось, у нас колоссальная реальная нехватка рабочих рук. И это, кстати, хорошо, хуже было бы, если бы у нас была, условно говоря, 15–20%-я безработица. А так да, люди требуются, люди нужны.

Но проблема в том, что безработица носит структурный характер, на работу мойщиком туалета человека найти не так просто, а вот на работу, извините, начальника уже другая ситуация. То же самое зависит от зарплаты. Зарплата у нас в реальном денежном эквиваленте, после 2014 года ситуация, упала в 2 раза; кстати, это повлияло в значительной степени на то, что к нам стало чуть меньше приезжать иностранных граждан особенно из визовых стран. Сейчас уровень зарплаты в Китае, например, выше, чем в Российской Федерации, по рабочим специальностям.

Петр Кузнецов: Сейчас уже наши туда уезжают.

Юрий Московский: Ну да. Ситуация очень сильно меняется.

Петр Кузнецов: Ольга Владимировна, еще с вами об экономике. Если можно, все-таки объясните, пожалуйста, как мигранты работают на нашу экономику, в целом на страну? Если вот мы с Юрием Викторовичем начали об этом говорить, просто немножко ушли от ответа, все-таки посмотрите, сколько наши вывозят, это несравнимо. Тем не менее они же вывозят сколько, по подсчетам сколько? Сотни миллионов долларов из нашей страны? Это существенно для экономики?

Ольга Кузнецова: Понимаете, ведь вопрос же вот в чем: какова альтернатива? Самое главное, на мигрантов есть спрос или на мигрантов нет спроса, нужны ли они экономике или нет. Если они нужны и других вариантов нет, то лучше пусть они все-таки создают некую добавленную стоимость в стране и какую-то часть денег увозят. Со временем, конечно, если будет возможность замещать их своими кадрами, это будет замечательно.

И ведь еще один какой момент, о котором мы не говорили. Мы больше говорим о предпринимательском сообществе, но ведь спрос на мигрантов рождают еще и физические лица. Сколько людей у нас готовы нанимать именно мигрантов на уборку квартир, на охрану своих домов и так далее, и так далее? Это же тоже спрос со стороны своего же собственного населения.

Анастасия Сорокина: Я думаю, что вот те люди, которые сейчас нам пишут по поводу мигрантов, что они занимают трудовые места, они бы сами с удовольствием все эти позиции трудовые занимали, потому что просто даже невозможно устроиться…

Юрий Московский: Работать сиделкой, извините, горшки выносить за старым, больным человеком, которому 90 лет? И причем больше 20–30 тысяч многие заплатить просто не в состоянии. Нет, есть люди, которые да, с удовольствием пойдут на эту работу…

Ольга Кузнецова: Готовы платить, но не могут.

Юрий Московский: …всякое в жизни бывает, но в принципе массово, очереди граждан Российской Федерации в Москве на такую работу нет, да и в других крупных городах, это реальная ситуация. Та же самая ситуация, извините, мусор перебирать и прочее, прочее. То есть есть массы работ, которые, во-первых, низкооплачиваемые, но необходимые, а во-вторых, непрестижные, они не являются престижными, это тоже важный фактор в стране, которая вышла из экономического кризиса. Гражданин Российской Федерации, если он вообще к краю не подошел, такие случаи в жизни бывают, он не на всякую работу пойдет.

Есть люди… У нас появился, скажем, в крупных городах, действительно, вот читал Facebook, например, значительный слой людей-рантье, условно говоря, он сдает одну, две, три квартиры, доставшихся ему. Ему даже миллион если заплати, он на любую работу не пойдет в принципе, условно говоря, он не пойдет убирать общественные места. Вот таких людей, кстати, довольно много, и ситуация, где вы работаете, тоже очень важно для человека, у нас сейчас выбор появился.

А рабочие места нужны, то есть определенные работы необходимо выполнять. Да, они низкоквалифицированные, но в том-то и определенная прелесть иностранной миграции, что она занимает низкоквалифицированные работы, которые непрестижны. У нас колоссальное количество людей получает высшее образование не для того, чтобы потом идти на низкооплачиваемые непрестижные работы. У нас, понимаете, экономику нужно в значительной степени менять. У нас колоссальное количество российских граждан не востребованы, у них уровень созданной сейчас экономики не соответствует, не запросам россиян, а уровню их квалификаций, вот в чем тоже проблема.

Петр Кузнецов: Ольга Владимировна, да?

Ольга Кузнецова: Вы знаете, вот этот вопрос, очевидно, возможно, нуждается в данном случае в регулировании. Наверное, должно быть контроль. Если в каком-то конкретном регионе, в каком-то конкретном населенном пункте стоит очередь из местных жителей на какие-то определенные рабочие места, а эти рабочие места заняты иностранцами, тогда это должно быть предметом контроля и разбирательства со стороны какой-то структуры.

Юрий Московский: Так по законодательству глава региона имеет право просто сказать, что эти рабочие места могут занимать только граждане Российской Федерации и все, этот закон проработан.

Ольга Кузнецова: Этот вопрос, может быть, где-то до конца не работает, и эта норма тогда должна полноценно заработать.

Петр Кузнецов: А потом он лимитом займется, а потом поймет, что некому троллейбусы, например, водить.

Юрий Московский: Да, и такое, кстати, постоянно бывает, потому что на самом деле тема борьбы с миграцией очень выгодна, потому что, если ты борешься с миграцией, тебе гарантировано 20–25% мест точно, это свойство просто человеческой натуры, есть ряд выигрышных тем, политтехнологи ими занимаются, на которых всегда можно выехать и взять очень-очень много процентов. Другой момент, что если человек на этой теме пришел к власти и начал проводить в жизнь то, что вы сказали, внезапно возникает, что троллейбусы водить некому, условные троллейбусы.

Петр Кузнецов: Ну да.

Юрий Московский: Или людям ехать никак, в пекарнях работать некому. Запретили работать дворниками, а, извините, студентов, о которых все вспоминают, их не набрали, и прочее, прочее, прочее. То есть прежде чем… Понимаете, есть такая опасность простых решений, что давай вот закроем въезд, и все наладится. На самом деле все еще ухудшится.

Петр Кузнецов: А что будет, кстати, если прямо занавес?

Юрий Московский: Во-первых, у нас резко вырастет безработица среди граждан Российской Федерации. Условно говоря, у человека работает в строительной компании 20 российских граждан, причем квалифицированных рабочих, они же новые места не найдут. Вот, пожалуйста, вот в этой компании 20 ИТРов и прочих, они на рынок труда и будут спешно искать работу, вот это вот пример по строительной отрасли.

Петр Кузнецов: Соответственно, что будут говорить те, кто…

Юрий Московский: Та же самая ситуация, вот сейчас закрою, говорят: не надо, чтобы в секторе обслуживания официантами работали, – да не вопрос, закроем, запретим. Рестораны закроются, потому что своих-то мы не наберем в таких количествах, соответственно пойдет цепочка, потому что рестораны покупают продукты, это, это и это, они же не просто ходят официанты, это же целая отрасль гигантская, она схлопнется, и дальше пойдет кумулятивный эффект со всеми вытекающими последствиями.

Петр Кузнецов: И без того малому и среднему бизнесу живется…

Юрий Московский: Да не малому и среднему, а всем будет просто неудобно.

Петр Кузнецов: Понятно, это по цепочке.

Юрий Московский: Сейчас такси приходит в течение 5 минут, ну будет приходить в течение часа и с более высокой стоимостью.

Петр Кузнецов: Давайте послушаем Рустама из Самарской области. Уважаемые телезрители, позвоните нам из своего региона, расскажите, в какой отрасли именно в вашем регионе без них не обойтись и где они действительно мешают, только аргументированно, с конкретными примерами.

Рустам из Самарской области к нам дозвонился. Здравствуйте, Рустам.

Зритель: Да, добрый день.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Зритель: Я считаю, что должны в России работать только исключительно россияне, не украинцы, не таджики, не узбеки, потому что россияне будут работать, значит, не будут россияне, как вот у нас каждый… откладывает деньги на черный день, потому что нет стабильности. А так люди будут уверены, что будут работать, как в советское время, и сегодня, и завтра, и не будут деньги откладывать. Следовательно, деньги будут крутиться, круговорот будет, следовательно, будет автономная экономика подниматься. Вот и все, спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Петр Кузнецов: Юрий Викторович, давайте за голову подержимся чуть-чуть.

Юрий Московский: Нет, я не подержусь.

Петр Кузнецов: Но вы уже начали это делать просто.

Юрий Московский: Нет, такие предложения есть, как говорится, это нормальное явление, такого рода предложения, участие людей. К моему величайшему сожалению, мышление осталось в обществе охотников-собирателей: придут чужаки, съедят наши ягоды, вырубят наших оленей. Экономика современная другая совершенно, причем у нас, к сожалению, она отличается от ряда западных моделей. Человек сейчас ищет зачастую повод деньги вбросить. Мы, кстати, вот пример, иностранцы, иностранные граждане приехали в Европу, все наши…

Петр Кузнецов: Деньги вбросить?

Юрий Московский: Да, в экономику, потратить деньги. Потому что наши экономисты предсказывали, что начнется кризис в Германии после того, как туда приехало какое-то количество людей, а там экономика стала раскручиваться. Почему? Потому что вокруг вот этого приехавшего иностранца – у нас это опять не будет работать, а там это работает, – создана целая индустрия. Потому что, во-первых, платят пособия ему, он их тратит, платят деньги тем, кто работает вместе с ним, они их тратят; они покупают продукты и прочее внутри Германии, и все это… В результате идет экономический рост, опять кумулятивный эффект, о котором мы говорили.

Но то, что опять же работает в Германии, не будет работать у нас, у нас другая экономическая модель, к величайшему сожалению, мы очень сильно отстали в этом плане, но это не ко мне вопросы.

Анастасия Сорокина: Ольга Владимировна, тогда, может быть, к вам?

Юрий Московский: Да, вот человек говорит в принципе правильные вещи с точки зрения экономики многолетней давности, лет 40, при Советском Союзе которая была.

Петр Кузнецов: Ну у нас так любят делать.

Давайте Ольге Владимировне слово дадим напоследок.

Ольга Кузнецова: Сложный вопрос. Я бы просто единственное, что сказала, что миграция – это действительно настолько сложная, настолько многоплановая проблема, и выходящая, еще раз повторю, далеко за рамки миграции, но и предусматривающая решение прежде всего общеэкономических проблем. А может быть, если говорим о населении, изменение психологии самого населения. Само население должно где-то, может быть, действительно готово работать на разных работах, и предпринимательское сообщество должно тоже понимать, что рабский труд в принципе плох, и платить нормальные зарплаты, а это все требует нормального госрегулирования, условий ведения предпринимательской деятельности в стране.

Юрий Московский: Извините, он бы и рад платить нормальные зарплаты, но у него такое налогообложение. Плюс к этому…

Ольга Кузнецова: Значит, надо менять налогообложение.

Юрий Московский: Извините, идет политика начиная с 1990-х гг. сжимания денежной массы или стерилизации ее, назовем правильно, и вывода капитала за рубеж. Это вот стратегия.

Ольга Кузнецова: Ну значит, надо менять именно это для начала тогда.

Юрий Московский: Ну?

Ольга Кузнецова: Тогда отчасти будут решены миграционные проблемы.

Юрий Московский: Потому что ведь политика стерилизации денежной массы, которую начал Егор Тимурович Гайдар и которая привела к гиперинфляции вопреки всякой теории, ну извините…

Ольга Кузнецова: Значит, надо менять не миграционное законодательство, а налоговое.

Юрий Московский: И миграционное надо менять, и налоговое…

Ольга Кузнецова: Надо его менять, но и налоговое тоже менять.

Юрий Московский: Извините, и отказываться от той привязки к доллару, которая до сих пор существует.

Петр Кузнецов: Но начать с налоговой?

Ольга Кузнецова: Ну если Юрий Викторович говорит, что в данном случае налоги являются серьезным фактором, то…

Юрий Московский: Одним из факторов, это комплекс мер, еще раз говорю.

Ольга Кузнецова: Ну естественно.

Юрий Московский: Проблемы миграционные есть, они существуют, скажем, вопросы – да, существует масса вопросов, которые необходимо решать и которые решаются. Например, в Евразийский экономический союз вошли государства, а в результате сузилось, люди перестали платить зачастую налоги, иностранные граждане, частично ушли в тень вот из этих стран. Но это опять проблема к правоохранительным органам и к органам налоговым, потому что, решая одни задачи, получается… Опять же в масштабах экономики страны несколько миллиардов долларов, конечно, много, но в принципе это не такие уж решающие, гигантские цифры, как многим представляется, вы лучше меня знаете.

Петр Кузнецов: Ну да. Спасибо.

Анастасия Сорокина: Ольга Владимировна, Юрий Викторович, простите, заканчивается время нашего обсуждения. Спасибо, что сегодня были в нашей студии. Ольга Владимировна Кузнецова, профессор кафедры экономической и социальной географии России МГУ, доктор экономических наук, и Юрий Викторович Московский, директор проектов Фонда развития международных связей «Добрососедство», председатель Комиссии по вопросам миграции Совета по делам национальностей при Правительстве Москвы. Спасибо, что были вместе с нами.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски