Мигранты: без работы и без денег

Мигранты: без работы и без денег | Программы | ОТР

Как им помочь и не допустить роста преступности

2020-04-22T12:06:00+03:00
Мигранты: без работы и без денег
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Деньги на свалку
Что нового? Южно-Сахалинск, Бийск, Санкт-Петербург
«Корона» пала: когда вернёмся к нормальной жизни? Китай победил абсолютную нищету, а когда мы? «Жаворонки» и «совы» на работе: кто лучше?
А поутру они проснутся. О новых правилах доставки пьяных в вытрезвители
Чтобы проспаться… Как сегодня работают вытрезвители в регионах. СЮЖЕТ
Гости
Юлдуз Атаниязова
председатель общественной организации «Содействие, Сотрудничество, Созидание»
Ренат Каримов
председатель Центрального комитета Профсоюза трудящихся-мигрантов

Петр Кузнецов: Агентство стратегических инициатив предложило уравнять мигрантов и россиян в социальных правах, чтобы они могли получать пособие по безработице.

Ольга Арсланова: Что происходит сегодня? Из-за пандемии многие мигранты потеряли работу, при этом не могут уехать домой. Границы закрыты. Оставшись по сути без всего, они начинают промышлять грабежами в том числе. Люди остаются без средств и согласны уже на все. Федерация мигрантов России прогнозирует рост преступности среди иностранных рабочих. И это один из самых больших страхов жителей больших городов. Преступность среди мигрантов.

Петр Кузнецов: Мы напомним, что ранее президент Владимир Путин подписал указ, по которому до середины июня для мигрантов отменены сроки временного пребывания. Их могут нанимать без разрешения на работу. Также не будут приниматься решения о выдворении за пределы России нелегальных мигрантов. Еще раз. Это вплоть до 15 июня такие разрешения, послабления приняты.

Ренат Каримов, председатель Профсоюза трудящихся мигрантов, с нами сейчас на связи. Ренат Исмаилович, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Ренат Каримов: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Насколько сейчас велико вообще число трудовых мигрантов, которые из России не выехали?

Ренат Каримов: Велико. Очень хорошо, что мы сейчас говорим о такой большой категории россиян и москвичей, как трудовые мигранты. Потому что они вместе с другими российскими гражданами переживают те же самые трудности: находятся в изоляции или работают, если им разрешено работать. Точное количество подсчитать совершенно невозможно, потому что велика доля людей, которые работают без оформления трудовых договоров.

Но если вы спросите меня какую-то примерную цифру, то я могу сказать, что, наверное, количество мигрантов в Российской Федерации в настоящее время примерно такое же, как и в мирное время. Эксперты сходятся на цифре 7-10 млн человек в Российской Федерации и 1-1.5 млн человек в Москве. Сколько из них работает, сколько не работает – это тоже великая тайна. Мы можем только предполагать, что большая часть не работает. Но есть и люди, которые продолжают работать в соответствии с теми ограничениями, которые приняты правительством Российской Федерации. Это люди, которые обслуживают жилые дома, работают в сфере жилищно-коммунального хозяйства, в сфере доставки, в сфере ресторанного бизнеса, если ресторан продолжает работать на доставку, и другие важные сферы российской экономики.

Ольга Арсланова: В этом смысле таким мигрантам, тем более оформленным официально, сейчас, наверное, проще, потому что есть работа и есть зарплата. Известны ли вам случаи, когда мигранты остались по сути без средств к существованию, трудовые права которых были нарушены. То есть эти люди, например, официально трудоустроены, но никаких компенсаций сейчас не получают.

Ренат Каримов: Трудовые права иностранных граждан нарушаются постоянно. Не только сейчас в период пандемии. И к нашему удивлению, например, мы сейчас не отмечаем какого-то роста ущемления трудовых прав. Конечно, мы никакое не государственное статистическое учреждение. У нас нету никаких специальных термометров, которые мы могли бы погружать в тело российской экономики и получать какие-то данные.

Но по тем звонкам, которые к нам приходят, обращениям, которые мы получаем в нашем профсоюзе, у нас нету роста числа таких обращений. Они есть, но они, я повторяю, и раньше были.

Петр Кузнецов: Я хотел как раз о землячестве. Не знаю, насколько реализуемы меры, предложенные агентству стратегических инициатив, тем более в нынешних условиях. Могут ли мигранты в этом случае помогать мигрантам через миграционные объединения, через землячества, какую-то гуманитарную помощь в виде продуктовых наборов, в виде комплектов одежды? Это может реализовываться на этом уровне?

Ренат Каримов: Все может реализовываться. Нужно сказать, что в трудные времена всегда проявляется какая-то солидарность. Люди либо работают на одном предприятии. Кто-то работает, а кого-то попросили не выходить. Кто-то получает заработную плату, а кто-то не получает. Те, кто получают, те делятся своими средствами с теми, кто остался без заработной платы.

Но драматической какой-то ситуации, что есть крупные слои, группы мигрантов, у которых кончились деньги и которые сейчас идут на темные московские улицы.

Петр Кузнецов: Как считает Федерация мигрантов России.

Ренат Каримов: Мы этого не ощущаем. И я надеюсь (тем более, я уверен), что этого не произойдет.

Ольга Арсланова: Спасибо. Ренат Каримов. Мы продолжаем беседу. Приветствуем Юлдуз Атаниязову, председателя общественной организации «Содействие, сотрудничество, созидание». Здравствуйте. Наши зрители спрашивают, почему же мигрантов не вывозят их президенты. Мы же вывозим своих. Пусть их вывозят из страны или помогают им деньгами.

Как вам кажется, в сложный период, когда люди оказались заперты на территории страны, куда приехали работать, в такой обстановке кто должен заботиться об их правах в первую очередь?

Юлдуз Атаниязова: Добрый день. Вы задаете очень правильный вопрос. Но надо сказать, что в той ситуации, которая возникла, как раз этими странами были приняты кардинальные меры по вывозу своих граждан из мест, где они находились. Причем, из регионов в том числе. Потому что я знаю, что из Новосибирска, из Москвы каждый день было по одному городу. Потому что по службе я сейчас нахожусь именно в Узбекистане. И занималась активно отправкой граждан Российской Федерации, которых спецбортом вывозила Россия из Ташкента. И у нас была задача вывести из регионов Узбекистана до Ташкента граждан Российской Федерации. Ровно таким же образом зеркально этот борт, прилетая из Москвы, привозил полный самолет граждан Узбекистана. И мы в ответ отправляли граждан Российской Федерации. Эта работа была проведена очень активно, оперативно. Были оповещены практически все мигранты по связям. Сейчас, допустим, при посольстве работает агентство по внешней трудовой миграции. Они занимались оповещением именно мигрантов, что есть спецборты, которые вывозили людей.

Это продолжалось вплоть до 24 марта. И с 24 марта все границы были закрыты как с российской стороны, и в ответ с узбекской, таджикской, кыргызской стороны. Это основная категория трудовых мигрантов из Центральной Азии.

И по этой причине просто стало невозможным вывозить мигрантов. И все, кто не смогли выехать, оставшись в аэропортах, мы прекрасно понимаем, мы знаем эту ситуацию, остались там неделями, ждали, когда будет борт.

И не далее как вчера мне по новостям пришла информация, что создается спецкомиссия, которая будет разрабатывать план и основные приоритетные направления, из которых будут вывозиться граждане Узбекистана из мест, где они скопились в большом количестве.

Но эта информация еще не подтвержденная. Поэтому мы говорим только пока о намерении Узбекистана вновь возобновить эти выезды. Поэтому хочу сказать, что со стороны стран исхода мигрантов делалось максимальное.

На моей памяти впервые была такая невероятная консолидация всех правительственных органов Кыргызстана, Таджикистана. Это были посольства. И от Меджлиса Узбекистана (это была Танзиля Нарбаева) они вышли с инициативой к Владимиру Владимировичу Путину о том, чтобы каким-то решить вопрос статуса мигрантов. Потому что очень большое количество звонков не поступает ежедневно от мигрантов, которые боятся заболеть, потому что не знают, какая будет их судьба в случае, если они заболеют. Но я стараюсь их успокоить тем, что у всех мигрантов, у которых есть патент, автоматически есть медицинская страховка, по которой им будет оказана помощь.

Более того, я считаю, что в условиях пандемии это условие и правило ВОЗ и Красного Креста – оказывается помощь и лечение всем, кто находится на той территории, где происходит пандемия.

Петр Кузнецов: Юлдус Аминовна, а в таком случае нелегальных тоже никто не отменял. Как в таких случаях, в такой ситуации какова может быть помощь…

Ольга Арсланова: На какую помощь могут рассчитывать люди, которые не зарегистрированы здесь?

Юлдус Атаниязова: Даже те, кто не зарегистрировались, они могут… Я даже знаю один случай, когда молодой человек заболел. Ему не была оказана помощь. Но мы все равно пытаемся дозвониться до ближайших больниц и говорим, что скорая помощь ему должна быть оказана максимально. И, более того, даже если иммигрант не зарегистрирован и имеет нелегальный статус на территории той или иной страны, гуманитарную миссию медицины никто не отменял. Особенно при инфекционных заболеваниях. Это правило прописано во всех кодексах и международных конвенциях, которые Российской Федерацией и Узбекистаном соблюдаются. Поэтому, я думаю, с этим вопросов быть не может. Потому что лечение любого инфекционного больного на территории – это в первую очередь безопасность своего коренного населения. Я так считаю.

Петр Кузнецов: Последний вопрос. Разделяете ли вы опасения-прогнозы Федерации мигрантов России, которые считают, что в ближайшее время возрастет уличная преступность со стороны мигрантов?

Юлдус Атаниязова: В какой-то степени я разделяю. Но не в той интонации, в которой это было сделано федерацией. Потому что мигранты находятся сегодня на территории иностранного государства не по своей вине. Вы все знаете, что они все находились в аэропортах и пытались улететь. И это не их вина, что они там остались. И действительно экономическая ситуация такова, что встали именно те структуры бизнеса, те сферы бизнеса, в которых они задействованы. Это сфера услуг, строительство.

Вот вчера было сказано, что строительство останавливать не будут. Господин Агаларов высказал свое очень грамотное и корректное мнение о том, что оттого, что мы заточим их в общежитиях – это не условия, когда они самоизолируются. Они заразят друг друга.

То есть строительство заработает, но сфера услуг останется. По-моему, сейчас нужно сделать максимум усилий, для того чтобы обеспечить работой тех, кто остался, до тех пор пока их нельзя будет вывезти или пока не закончится пандемия. Но это не тот вопрос, который мы должны ставить как опасение. Потому что… настроения не должны развиваться в обществе, когда и так тяжело. И не надо разыгрывать эту карту, я считаю. Потому что ни один человек на земле, если он останется без хлеба, не пойдет просто умирать. Он будет искать этот хлеб. И эти случаи будут. И не только со стороны мигрантов, но и со стороны коренного населения, которое живет в любой территории, где происходят эти события. Не надо их разделять.

Ольга Арсланова: Юлдус Аминовна, но, тем не менее, есть, наверное, хоть какая-то возможность получить помощь. Куда сейчас может обратиться мигрант?

Юлдус Атаниязова: Помощь оказывается общественными организациями. Я знаю комитет «Гражданское содействие» - Ганнушкина Светлана Алексеевна. И другие общественные организации. Вот в моей организации два юриста работают над тем, чтобы собирать информацию о самых нуждающихся, особенно семей, в которых есть дети, для того чтобы они могли обеспечить.

Я знаю очень много моих знакомых в Москве, которые как многодетные родители, получив свой паек на детей по 20 кг, ходят по своим соседям, по мигрантским детям, которые учатся с ними в одном классе, и делятся с ними продуктами. Общественность не стоит на стороне.

На самом деле сейчас коронавирус вскрыл такие гуманитарные способности человека, черты человеколюбия настолько вскрылись, что меня это поражает и радует. Я думаю, что общественность будет продолжать это делать.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Юлдус Атаниязова: Нужно понимать, что никто не находится в этой ситуации по своей воле.

Петр Кузнецов: Спасибо вам за комментарий. Юлдус Атаниязова. Мы говорили о текущем положении трудовых мигрантов в России.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Как им помочь и не допустить роста преступности