Мигранты обогнали россиян по росту доходов

Гости
Игорь Строганов
кандидат экономических наук, доцент кафедры предпринимательства и логистики РЭУ им. Г.В. Плеханова
Вадим Коженов
президент Федерации мигрантов России

Иван Князев: В эфире «ОТРажение». Мы продолжаем. Тамара Шорникова с вами…

Тамара Шорникова: …и Иван Князев.

Иван Князев: Вот и приплыли! – так и хочется сказать. Мигранты обогнали россиян по росту доходов. Вот смотрите, какая картина получается. Рост начисленной зарплаты наших соотечественников в этом году – менее чем 5% (в прошлом году был 7,2%). С января по май россиянин в среднем получал 53 729 рублей. Это в среднем, еще раз повторю. А вот что с цифрами у мигрантов получается?

Тамара Шорникова: Банкиры посчитали, что в первом квартале 2021 года средний гастарбайтер переводил домой, на родину, 48 тысяч рублей в месяц. За год эта сумма выросла на 15 тысяч рублей. Ну и мы понимаем, что это только перевод. Значит, получал больше.

Иван Князев: Да. Ну, соответственно, надо же ему на что-то жить. Какие-то деньги, наверное, еще оставлял себе. Только в июне системы денежных переводов отправили в страны СНГ 720 миллионов долларов. Вот столько мигранты заработали у нас в России. Этот результат не только больше аналогичного периода 2020 года, но и допандемийного июня 2019-го.

Тамара Шорникова: Хочется узнать, где же так хорошо платят мигрантам, почему рост их доходов опережает наш, ну, как минимум не уступает. Спросим у экспертов.

Сколько вы получаете? Позвоните, расскажите нам. Много у вас мигрантов в регионе? Где работают?

Иван Князев: Игорь Строганов у нас в гостях, в нашей студии, кандидат экономических наук, доцент кафедры предпринимательства и логистики РЭУ имени Плеханова. Игорь Алексеевич, здравствуйте, приветствуем.

Игорь Строганов: Здравствуйте.

Иван Князев: Хотелось бы понять. Ну, еще раз повторим, что это рост доходов. Сейчас они, то есть мигранты, начинают получать все больше и больше. И это происходит как раз…

Игорь Строганов: И еще это статистика.

Иван Князев: Это еще пока статистика, да. И это происходит последний год.

Игорь Строганов: Да.

Иван Князев: Почему?

Игорь Строганов: Потому что мигрантов стало намного меньше. Они же массово уехали в 2020 году, когда все это дело началось. Соответственно, понятно, что те, кто остались, стали чуть больше востребованными. Ну и плюс, видимо, стали просить больше. Опять-таки знаю, на дачи приезжают какие-то мигранты. Например, билет из Таджикистана сюда – это 200 тысяч рублей со всеми движениями, телодвижениями туда-сюда и так далее. Ну и достаточно дорогой патент. Поэтому, видимо, стали требовать больше. Ну и стали получать больше.

Тамара Шорникова: Вопрос. Раньше же мы говорили, что выгоднее нанимать мигрантов, потому что им можно меньше платить. Если зарплаты в принципе сравнялись, то почему не нанимать наших?

Игорь Строганов: Здесь вообще очень большая и очень серьезная социально-экономическая проблема, которая не решается вот так вот с нахрапа вообще никак. Ну практически ни одна социально-экономическая проблема так не решается. И у нее очень много аспектов.

Первый аспект в том, что, в общем-то, за XX век, с середины XX века до конца и сейчас, в общем-то, все… Я не люблю слово «развитые». Это официальное такое наименование, но это неправильное этически слово. В общем, европеизированные нации начали гораздо меньше размножаться. Соответственно, так как падение рождаемости – падение рабочих рук. Соответственно, в общем-то, некому работать.

И другой аспект этой проблемы в том, что те, кто есть, они с самого начала хотят работать с хорошей зарплатой, с хорошими условиями. Они требуют восьмичасовой рабочий день, нормальный отдых, нормальный социальный пакет и так далее. Скажем, предложить сейчас, в общем-то, среднему, наверное, русскому жителю поработать так, как работают мигранты, где-нибудь и в ЖКХ, и в продавцах, и так далее – вряд ли кто пойдет.

Иван Князев: Даже за такие деньги?

Игорь Строганов: А эти деньги… В общем-то, интересный момент. А есть ли они в реальности?

Иван Князев: Ну, раз переводят-то.

Игорь Строганов: Переводят. Но как они их получают? Вот у меня очень интересный вопрос. Это же, скорее всего, неофициальная зарплата.

Тамара Шорникова: А как могут получать?

Игорь Строганов: Насколько я знаю среду мигрантов, там официальных зарплат практически ни у кого нет. То есть то, что официально идет по статистике – это идет несколько частей. Часть – себе, часть – бригадиру, часть – заказчику. Это все очень хитро крутится и хитро отдается.

Иван Князев: Ну подождите. Не воруют же они.

Игорь Строганов: Они не воруют. Воруют те, кто их нанимают, и те, кто их контролируют.

Иван Князев: Ну это понятно. А сами-то мигранты вот эту сумму в 48 тысяч рублей где-то все-таки…

Игорь Строганов: Значит, получают.

Иван Князев: Значит, получают.

Игорь Строганов: Значит, получают.

Иван Князев: И тогда все это как-то не очень бьется с SMS, которые мы обычно получаем от наших соотечественников: «Моя зарплата, – сколько там? – 15 тысяч».

Игорь Строганов: Мы были с вами в эфире, там и восемь, и семь тысяч зарплата.

Иван Князев: Конечно, конечно.

Игорь Строганов: А получается такой хитрый момент, что… У нас парадоксальная ситуация. С одной стороны, проще нанять мигранта и держать его в достаточно скотском состоянии. И вроде как раньше нужно было платить немного, но при этом он работает много, долго, как продавцы в какой-нибудь «Пятерочке» или «Магните», и так далее. С другой стороны, платят им сейчас больше, чем русских. И русских, российских жителей держат вот так, на минимальных зарплатах. И вроде как нормально.

Иван Князев: Знаете, какой еще один момент меня тревожит? Отталкиваюсь от звонков, которые нам поступают. Периодически люди говорят, что чуть ли не целая мигрантская мафия. Устроиться водителем автобуса, водителем маршрутки человеку, который живет в Екатеринбурге, в Томске или еще где-то, крайне сложно! Есть такое явление?

Игорь Строганов: Есть. Но оно…

Иван Князев: И кто его лоббирует тогда?

Игорь Строганов: А его лоббируют местные диаспоры. Где у нас мэр-коммунист? Локоть? Не Локоть? Екатеринбург? Новосибирск? Где-то там. Там же недавно ребята выкапывали моменты, что, например, все подряды на ЖКХ и строительство идут через азербайджанскую мафию, соответственно. Все фамилии – исключительно азербайджанские. Все компании, которые делают дороги, строительство, ремонт и так далее – исключительно азербайджанские. А все это идет через помощницу мэра, которая опять же дочка главы диаспоры. Ну и как туда попасть?

Иван Князев: Но это же нельзя сделать в каком-то, я не знаю, искусственном варианте, вот прямо так сильно пролоббировать. Это же все равно так или иначе регулируется рынком. Ну нельзя же, наверное, так.

Игорь Строганов: Вы немножко переоцениваете рынок. У нас все-таки в голове сидит некий стереотип, что рынок регулирует, где дешевле, где дороже, где лучше, где хуже. Он не регулирует. Регулируют абсолютно местные конкретные люди, которым выгодно что-то делать. Если выгодно набрать огромное количество неких, скажем так (не скажу «социально близких») соотечественников в том или ином направлении… Потому что с ними проще договориться, с них проще взять деньги, они проще выполняют какие-то вещи.

Опять же мы с вами видим, которые идут официально по банковским переводам. Но мы с вами не видим, например, неофициальные суммы, которые идут через хавалу или аналоги, которые вообще никак не отслеживаются официальными властями. И я так подозреваю, что суммы, которые идут через хавалоподобные вещи, они в раза два больше.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем телефонный звонок. Светлана, Московская область. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Слушаем вас, Светлана.

Зритель: Вы знаете, вот это сообщение меня просто поразило! Нам все время говорят, рассказывают, что мигрантов нанимают на работу, потому что им платят меньше. Оказывается, им платят больше! Вы знаете, вот то, что сейчас было сказано, что везде захвачены все эти направления выходцами из бывших республик… Конечно, они берут своих на работу. Это все мы знаем, это все понятно.

Непонятно, почему наше правительство не принимает никаких мер для того, чтобы обеспечить нашим гражданам зарплату достойную и работу. Почему все наши люди все время кричат о том, что негде работать, им платят мало? Оказывается, мигранты все вывозят и прекрасно везде работают. Вот кто ответит на этот вопрос?

Тамара Шорникова: Светлана, спасибо, спасибо.

Сейчас короткое сравнение. Конечно, за то время, пока мы говорили, пришло уже огромное количество SMS из регионов…

Игорь Строганов: Я представляю. Тема-то очень больная.

Тамара Шорникова: …с возмущением, с конкретными реальными своими зарплатами. Вот просто коротко. Дайджест, что называется. Самарская область: «Получаю зарплату в 14 тысяч». Тоже из Самарской области: «Крановщик с большим стажем работы, пятый разряд – 18 тысяч рублей». И так далее, и так далее. Огромное количество!

И давайте еще посмотрим видеоматериал, как говорится, на фоне. В Екатеринбурге мигранты из-за увеличившегося дохода снова начали помогать своим близким на родине. Некоторые отправляют по 50 тысяч рублей в месяц. На рыночном комплексе «Таганский ряд» торгуют мигранты из Узбекистана, Кыргызстана и Таджикистана – кто-то по три года, кто-то уже восемь лет. В этом году покупателей стало больше. Идут на рынок, потому что цены там ниже, чем в крупных торговых центрах.

– В отличие от того года, сейчас все стало лучше, торговля тоже пошла отлично. В том году, так как была пандемия, мы потеряли много клиентов, торговля была тоже очень плохая, денег не было. Сейчас все хорошо, сейчас уже все стало на место.

– Сейчас помогаем. Каждый месяц по 50–60 тысяч отправляем. Себе тоже «на покушать» хватает, да.

Тамара Шорникова: Так все-таки наши не идут, возможно?

Игорь Строганов: Ну, тут опять же продолжаю разговор про много корней этой проблемы. Здесь еще есть та проблема, что, действительно, жители России не очень сильно идут во многом на те работы, которые, в общем-то, заполняются мигрантами. В том числе, например, тяжело попасть в ту же самую среду, в которой много людей уже другой национальности, потому что тебя там, в общем-то, выталкивают. Есть такие случаи, и их много.

С другой стороны, скажем, общался с некой молодежью, и молодежь тоже озвучивает: «Ну вот, мы сейчас закончили институт, мы хотим уже от 60–70 тысяч. Как же я пойду чернорабочим на завод, – условно, как многие начинали в советский период, – и расти буду? Нет, я хочу сразу много». И все хотят менеджерами быть.

То есть вот это понимание, что ручной труд не так уж плох и, в общем-то, он дает возможность вырасти, на котором росло огромное количество наших с вами более или менее современников, он пропал. И эта пропаганда – уже сколько? – около 30 лет, что только менеджеры, только юристы, экономисты, финансисты и так далее, она тоже работает. И люди…

Иван Князев: Но это молодежь.

Тамара Шорникова: Я все-таки не верю, что нам пишет крановщик с большим стажем… Ну, это явно не молодежь. И он получает 18 тысяч.

Игорь Строганов: Это да.

Тамара Шорникова: И я не верю, что он не хочет как минимум пятьдесят, которые отправляют, получать.

Игорь Строганов: Он хочет. Но вопрос в том, что… Это парадоксальная ситуация, что продавец в той же самой «Пятерочке» получает больше крановщика. То есть у нас есть очень жесткий экономический перекос и в ценообразовании, и в экономике труда. То есть человек, например, может работать школьным учителем, особенно в начале стаже, и даже, например, школа дополнительного образования, музыкальная школа, он может работать каждый день и получать, условно, 18–20 тысяч. При этом, наверное, он делает больше, с точки зрения социума, чем тот, что делает, условно, тот человек, который крутит гайки. Хотя, казалось бы… Да?

Иван Князев: Ну да.

Игорь Строганов: То есть это сложно сравнивать, но тут есть момент. И вот этот момент, что, действительно, профессии традиционные имеют меньшую зарплату, чем сервисы, которые есть сейчас, – это именно перекос экономики.

Иван Князев: Давайте еще одного эксперта подключим к разговору. Вадим Коженов у нас на связи, президент Федерации мигрантов России. Здравствуйте, Вадим Викторович.

Вадим Коженов: Добрый день.

Иван Князев: Вадим Викторович, мы еще вот что хотим понять. Какие это все-таки сферы нашей экономики? Где так платят хорошо мигрантам? Назовите их нам. Ну и вообще обрисуйте ситуацию. Может, мы тут немножко ошибаемся, статисты, Росстат ошибается, банкиры ошибаются, сколько получают мигранты.

Вадим Коженов: Я помню, я пришел к вам года три назад на эфир, еще не было пандемии, вот этих всех удаленок, было гораздо проще встречаться. И я говорил, что мигранты зарабатывают больше местных. Звонили люди и говорили: «Нет». Вы… ну, не конкретно вы, а был другой ведущий, который говорил: «Да нет, все работают за копейки». И еще сидел какой-то эксперт, который тоже говорил, что мигранты работают за копейки.

С самого начала я объяснял, что мигрант, чтобы просто прожить, он тратит минимум 22 тысячи рублей. Я могу объяснить, но время тратить не будем. То есть он всегда стоит, скажем так, дороже местного жителя на эти 22 тысячи, потому что иначе ему вообще нет смысла приезжать и работать. И сейчас наконец-то вот эта правда докатилась до крупных федеральных СМИ. Мне очень приятно.

Мы проводили опрос в апреле среди работодателей по всей стране, включили все наши региональные отделения (а у нас их более 50 по стране). Средняя зарплата получилась 43 тысячи рублей. То есть там несколько сотен работодателей заполнили простейший опросник на два вопроса: «Сколько у вас работает? Сколько вы им платите?» Получилось, что в среднем 43 тысячи рублей люди готовы платить по стране. В Москве, конечно же, выше.

И все эти крановщики, которые получают 18 тысяч рублей в Самаре, я вам рекомендую: собирайте вещи, приезжайте в Москву – и вы найдете зарплату за 100 тысяч. Вот я сейчас, пока слушал коллегу в студию, открыл HeadHunter. Куча вакансий за совсем другие деньги, чем 18 тысяч.

На мой взгляд, сейчас в среднем мигрант меньше, чем за 2 500 в день, работать особо не хочет. И эти деньги все они зарабатывают, если у них есть какой-то минимальный навык, скажем так, деланья своего дела, неважно какого.

А что касается засилья, скажем так, каких-то этнических околопреступных или преступных группировок, которые не пускают местных жителей…

Иван Князев: Да-да.

Вадим Коженов: Ну смотрите. У нас на каждой машине такси висит объявление: «Требуются водители». Что эконом-класс, что «комфорт», что «бизнес» – везде нужны водители. Там никакой диаспоры нет. Вы имеете дело с телефоном. У вас стоит приложение от «Яндекса», неважно от чего. И вы, соответственно, с этим приложением взаимодействуете. Каждый день вам выплачивается зарплата за предыдущий день. То есть там никаких задержек, никаких просрочек, никаких невыплат.

И даже в этой ситуации вам не нужно, не знаю, где-то на холоде прыгать и что-то делать, вам не нужно в какой-то грязи быть, где побелка, штукатурка, класть кирпичи. Вы сидите в машине, у вас тепло, удобно, комфортно, люди. Вы, соответственно, делаете свою работу и получаете деньги. И даже в этой отрасли мы видим острую нехватку людей.

Иван Князев: Вадим Викторович, с Москвой понятно. А по регионам обрисуйте тоже ситуацию. Какова там ситуация? Сколько там получают?

Вадим Коженов: Она в целом сравнима. Безусловно, чем крупнее город, тем больше там конкуренция на рынке труда, соответственно, и там выше зарплаты. Если берем какие-то очень маленькие населенные пункты, то там мигрантов практически нет, и местные жители там как-то справляются. Потому что опять же мы видим, что достаточно большая часть мигрантов работает в сфере услуг, а чем меньше город, тем там меньше самой сферы услуг.

Я знаю населенные пункты, где 10–20 тысяч жителей, и там нет ни одного кафе, там даже покушать негде. Соответственно, там не нужны ни официанты, ни повара, ни посудомойщики и все прочее. И такси там тоже практически отсутствует. А когда крупный город, то возникает инфраструктура, и там сразу нужно очень много людей, чтобы эту инфраструктуру обслуживать.

Вот опять же коллега в студии говорил по поводу доходов «белых» и не «белых». Все доходы понятны. Росфинмониторинг – серьезная организация, которая четко понимает, что и куда уходит.

Второй момент. Если у какого-то работодателя, скажем так, принято платить в конверте, то тут дело не в мигрантах. Он будет и местным платить в конверте, он будет и мигрантам платить в конверте. Просто в его бизнесе так принято. Он как-то договаривается, не знаю, с налоговой или с кем-то и ведет дела «вчерную».

Если работодатель привык платить официально, у него и мигранты все будут оформлены. И мы это видим. У нас в допандемийное время каждый год оформляли два миллиона патентов иностранные граждане, все устраивались и работали. Потому что если вы в течение 90 дней после получения патента не устраиваетесь на работу, то вам патент аннулируют. И таких аннулирований практически не было.

Плюс к этим двум миллионам патентов у нас есть страны ЕАЭС, то есть Армения, Киргизия, Белоруссия и Казахстан, которым не требуется оформление патента при устройстве на работу. Они просто заключают трудовой договор. И таких у нас тоже два с половиной миллиона иностранцев суммарно из стран ЕАЭС.

Тамара Шорникова: Вадим Викторович, у меня вопрос такой, коротко. Если представить, что мы смирились, что мигранты – это наша реальность (вряд ли какая-то страна сейчас полностью без них справится), то как по максимуму оставить эти деньги у нас, чтобы они у нас работали, оставались? Очевидно, что семьи надо перевозить мигрантов. Есть ли сейчас какие-то для этого программы? А если нет, то что нужно, чтобы была заинтересованность в этом?

Вадим Коженов: Я бы не ставил вообще такую задачу – оставлять эти деньги у нас. Деньги небольшие. В допандемийные пиковые времена выводилось порядка 14 миллиардов долларов – что, в общем, весьма и весьма немного на 10 миллионов человек, которые у нас здесь трудятся. Если кто-то действительно вдруг поставит такую задачу (я надеюсь, что этого никогда не случится), то надо говорить о том, что надо делать так, чтобы им некуда было переводить деньги, чтобы их родные жили здесь. Но я думаю, что если эту задачу поставить резко, необдуманно и неподготовленно…

Иван Князев: …то пропадут мигранты тогда.

Вадим Коженов: Нет. Если все приедут, условно говоря, сюда с детьми, то все детсады и школы просто лопнут от этого. Это будет катастрофа. И все тут же эту задачу переобуют и скажут: «Все, теперь надо наоборот, чтобы никто вообще сюда не приезжал». Поэтому такие шаги, вообще такие мысли должны очень аккуратно рассматриваться.

Тамара Шорникова: Понятно, спасибо. Вадим Коженов, президент Федерации мигрантов России.

Иван Князев: Я хочу все-таки немножко развить этот момент. Экономика-то действительно много теряет. Смотрите, какие у нас тут потери? С одной стороны, не обеспечено работой наше население. С другой стороны, деньги, которые выводятся в страны СНГ. Ну, серьезно же ведь?

Вадим Коженов: На самом деле эта проблема, как совершенно прав коллега, она не решается наскоком. Если мы просто запретим, то сразу пойдут «темные» схемы, пойдет это по «темным» схемам. Если мы будем сюда вывозить жителей, членов семей, то тут просто будет усиливаться давление демографическое, а оно нам не нужно в принципе.

Иван Князев: Нет, про «вывозить семьи», честно говоря, мне не очень понравилось. Во-первых, сама идея непонятная. А во-вторых, это же технически очень сложно сделать. Ну не будут они сюда привозить семьи.

Игорь Строганов: Здесь момент какой? Мы теряем на самом деле гораздо больше на неэффективности руководства, причем руководства в большей степени регионального. То есть когда у нас идет некая, скажем так, инициатива сверху, совсем сверху, то эта инициатива достаточно разумная. Она уходит на уровень региональный и там гаснет, как в слое ваты.

И у нас таких ситуаций очень много. У нас очень неэффективно расходуются средства на региональные бюджеты. У нас очень неэффективно расходуются средства на какие-то глобальные проекты. Вот недаром БАМ сейчас строят солдаты, а не фирмы частные. Это очень серьезный звонок. Правительство всерьез озаботилось неэффективностью расходования.

И мне кажется, что проблема мигрантов – она серьезная, она крупная, она есть, но ее решать надо, наверное, уже во вторую и в третью очередь, после того как мы решим вопрос, куда у нас деньги регулярно деваются на всех уровнях бюджета и на всех уровнях чиновников, которые принимают решения. И почему у нас, например, двадцать с чем-то лет озвучиваются Майские указы, но при этом они в большей части регионов, в том числе в Москве, они на бумаге.

Иван Князев: Все-таки пример нужен. Я не очень понимаю, как эта схема работает в отношении мигрантов, когда деньги, как вы говорите, теряются на уровне региональных бюджетов.

Игорь Строганов: Я говорю вообще в целом про нашу экономику. Про мигрантов – там все достаточно просто, там надо решать вопрос с контролем. Если частный бизнес использует мигрантов – о’кей, прозрачная схема, сколько мигрантов, гражданство, «белая» зарплата и так далее. Если вы хотите использовать мигрантов, то объясняйте разумно – почему.

Иван Князев: А квотирование?

Игорь Строганов: Квотирование приведет к тому, что квоты будут продаваться. Ведь у нас любой запрет приводит к появлению рынка продажи тех или иных возможностей, чтобы обойти эти запреты. То есть здесь опять же прямой запрет, станет человек с дубиной и будет говорить: «Все, вам только сто мигрантов на завод!» – приведет к тому, что мигрантов тут же оформят как жителей России. И у нас будет двести. Это же всегда происходит.

Иван Князев: Это не говоря о том, что, наверное, какие-нибудь небольшие предприятия, небольшие фермеры (просто тоже не так давно читал в Интернете) ну просто не могут без мигрантов. Они, наоборот, просят…

Игорь Строганов: А что им мешает нанимать местных жителей?

Иван Князев: Не идут, не идут. До первой зарплаты, говорят.

Игорь Строганов: Мотивируйте. Я знаю массу ферм в Тверской области, в Псковской области, которые работают только с местными жителями и прекрасно себя чувствуют.

Иван Князев: Ну а как мотивировать? Ростом заработной платы только?

Игорь Строганов: Причастность к бизнесу, причастность к местному, что это не мигранты, что это не французско-китайское, непонятное какое, а это русское. Кстати, в Псковской области (я оттуда приехал только что, отдыхали) намного меньше мигрантов в той же самой сфере услуг. Там работают те же самые россияне, и нормально.

Тамара Шорникова: «Давайте квартиры, как в советское время, – и русские пойдут на любую работу», – это уже SMS из Самарской области.

Игорь Строганов: А кто их будет строить? За какие деньги? Государство же тоже не может все решить. Иначе тогда нужно менять полностью социально-экономический и государственный строй. Опять же, если мы живем в капитализме, у нас вроде бы как частный бизнес. Частный бизнес имеет право решать, что он делает, бесконтрольно во многом либо с видимостью контроля. Тогда либо мы с вами переходим к некоему полуконтролируемому госкапитализму со своими проблемами и сложностями, либо тогда принимайте другие решения. Здесь тоже все не так просто.

Иван Князев: Однако не все телезрители согласны с тем, что мигрантов много и так далее. Из Вологодской области: «Коль наши не хотят работать на таких работах, пускай тогда трудятся мигранты».

Игорь Строганов: Ну, это в долгосрочном периоде приведет к тому, что лет через двадцать или тридцать в той же Вологодской области все будет заполнено мигрантами. И те, кто захотят работать, они уже работать не смогут.

Тамара Шорникова: Да, спасибо. Игорь Строганов, кандидат экономических наук, доцент кафедры предпринимательства и логистики Российского экономического университета имени Плеханова.

И вот важная SMS, но это уже такой эпиграф для следующей темы: «Крановщик пятого разряда не должен ехать в Москву, он должен быть нарасхват в своем регионе за те же 100 тысяч рублей и с полным соцпакетом».

Игорь Строганов: Это правда, это правда.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (18)
Станислав
Ну а что здесь такого? Пол страны безработных бомжей-россиян..... Прорыв на лицо!!!
Наиль
Так они и пашут по 12-14 часов в сутки!
Марго
А это значит, что сначаоа нужно обеспечиьь работой своих граждан,а потом уже мишрантов привлекать.
Гражданин Советского союза
Эй ямщик ? Поворачивай к ..
Алекс
В 90-е пришлось поработать в России....вставал в 4 утра, ложился убитый в 18час..и так 3 года...за это время заработал достаточно чтобы забыть этот кошмар...Подружился с москвичом, который вечно жалуется на безденежье...Спросил его: - а почему не хочешь работать , к примеру как я...ну лет 5 и ты в шоколаде...Ответ убил: - не, это ж работать надо и вставать рано...
Алексей
Конечно обгонят, они приезжают работать, работают больше и не бухают, меньше спускают деньги на развлечения.... И главное не сидят в соц. сетях и на форумах и тд. "ноя как все плохо" и нет работы и платят мало...
Антон
Россия как уже давно стала не для русских , как одна депутатша сказала лучше нанимать гастарбайтеров чем давать работу своим они дешевле обходится , а в итоге на оборот )))))
Дмитрий
Так мигранты за копейки уже давно не работают. Не зачем.
Дмитрий
Так мигранты за копейки давно не работают. В МО минимум 60-70 тыс хотят зарабатывать, а многие и за 100К уже ушли. Только наши товарищи плачут, но продолжают есть кактус... такое отсутствие самоуважение и низкой самооценки еще поискать нужно.
Дмитрий
Так мигранты за копейки давно не работают. В МО минимум 60-70 тыс хотят зарабатывать, а многие и за 100К уже ушли. Только наши товарищи плачут, но продолжают есть кактус...
Анастасия
Правильно написал вам крановщик, что каждый должен быть востребован в своём городе, сели т. д. А коррупция среди региональной власти и диаспора неоусских она есть и с ней нужно бороться.
Анастасия
Правильно написал вам крановщик, что каждый должен быть востребован в своём городе, селе и пр. А коррупция среди региональной власти и диаспор неоусских есть, и с ней нужно бороться.
русский
я хочу стать эмигрантом, а то жить не на что.
Сергей
Пока мы колония, не чего не изменится буржуи нас как грабили так и будут грабить
Аоекс
Потому, что они работают без выходных и до заката. А в 8 утра уже на работе снова. Питаются минимально, нет перекуров, перекусов. Только объект и деньги.
Петя
Вовочка в детском саду обогнал дядю Петю по перевозке песка, отогнав 10 грузовиков в соседнюю песочницу, а дядя Петя всего 3
Алексей
Удивляюсь, что дальше будет!
владимир
я чё ваще тупой? у нас 23000 максимум вы ваще в россии живете откуда такие цифры?
Как сложилась такая экономическая ситуация и справедлива ли она?