Михаэль Гермерсхаузен: Еще во время учебы надо искать практику в потенциально интересных компаниях

Михаэль Гермерсхаузен: Еще во время учебы надо искать практику в потенциально интересных компаниях
Онкология. Блокировка банковских счетов. Рынок подержанных авто. Бензин. Работа для подростков. Промышленная политика
Рак: каждый имеет право на бесплатное обследование, лечение и реабилитацию по ОМС в крупных центрах
Алексей Рощин: Ранний детский труд поможет. Потому что хорошее образование приобрести трудно, а вот навыки пойдут на пользу
Как производят вентиляционное оборудование и системы отопления на заводе в Бронницах
Бензин снова дорожает. Это несмотря на соглашение между правительством и нефтяными компаниями
Покупка автомобиля на вторичном рынке. Пошаговая инструкция от специалиста по автоподбору
«Переводы между физлицами - самые подозрительные платежи на свете!» Что делать, если счет заблокирован? Советы специалиста по консалтингу
Почему канцерофобия страшнее самого рака? Главврач Центра им. Димы Рогачева - о ситуации с диагностикой и лечением онкологии
Обманутые дольщики. Мужчины 50+ без работы. Драка в Чемодановке. Проблемы ЕГЭ. Конфискация денег у госслужащих. Рубрика «Аграрная политика»
Как мужчинам после пятидесяти лет найти хорошую работу: почему служба занятости не может помочь?
Гости
Михаэль Гермерсхаузен
генеральный директор рекрутинговой компании Antal Russia

Константин Чуриков: Вот буквально вчера стало известно, что не так много россиян связывают свою карьеру с работой за границей, это 17%, если смотреть по всем возрастным группам, но это 41% среди молодых. И все-таки получается, что большинство так или иначе переезжать не хотят. Давайте поговорим о том, как сегодня строить карьеру в России.

Анастасия Сорокина: По этому поводу есть одно исследование портала «Rabota.ru»,

Константин Чуриков: Ну вот давайте посмотрим.

Анастасия Сорокина: Итак, работающие граждане рассказали, отчего зависит карьера в нашей стране. На первом месте – хорошие отношения с начальством, 46%. Около трети сказали, что это зависит от трудолюбия и усердия. 29% указали на индивидуально-психологические особенности.

Константин Чуриков: Да, что это такое, разберемся чуть позже. И вот те же 29% сказали, что все-таки важен уровень компетенций. Далее идут варианты «опыт работы в профессии», «инициатива» и «регулярное повышение квалификации».

Анастасия Сорокина: Также в ходе опроса люди говорили, что нужны удача, мотивация. Наличие профессионального образования важно только для 9% опрошенных.

Константин Чуриков: Ну еще были варианты «отношения с коллегами», «условия труда» и «физическое здоровье» (кстати, его много требуется).

У нас в студии Михаэль Гермерсхаузен, генеральный директор рекрутинговой компании «Antal Russia». Михаэль, здравствуйте.

Михаэль Гермерсхаузен: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Уважаемые зрители, присоединяйтесь к нашей беседе. Давайте прямо сейчас зададим вам вопрос для SMS-голосования: как вы думаете, для успешной карьеры в России знания сегодня нужны? «Да» или «нет» отвечайте на номер 5445, через минут 25 подведем итоги, скоро опрос появится на экране.

Михаэль, я с другого конца зайду. А может быть, даже и не только знания, компетенции нужны, но и хороший рекрутер, как продюсер, который поможет тебе найти себя на рынке труда? Что думаете?

Михаэль Гермерсхаузен: Согласен с вами. Не буду не пользоваться возможностью сделать рекламу для нашей профессии. Почему я именно и сам влюбился в эту профессию? Я начал свою карьеру как закупщик, я покупал детали для авиадвигателей и случайно попал именно в рекрутмент лет 15 назад. Я очень рад, что у меня была такая судьба, получаю огромное удовольствие, когда мне потом, допустим, жена кандидата звонит и говорит: «Молодец, вы моего Вову устроили на правильную работу, он сейчас вовремя приходит домой, он счастливый, у нас снова дома все хорошо получается», – и я получаю от этого удовольствие. Поэтому да, много зависит в том числе от нас.

Анастасия Сорокина: Михаэль, вы занимаетесь, я так понимаю, трудоустройством людей и в России, и в Европе. Вот откройте нам секрет: как сделать успешную карьеру в России?

Михаэль Гермерсхаузен: Я, может быть, тоже неплохой пример. Я приехал сюда лет 15 назад, я хотел через кадровое агентство устроиться на работу. На меня смотрели и сказали: «Просто потому, что ты русский язык знаешь, у тебя есть русская девушка, это не квалификация и мотивация еще».

Константин Чуриков: Любишь Россию – это не мотив, да?

Михаэль Гермерсхаузен: Да-да, нужно что-то еще другое. «Подумай, может быть, ты просто будешь своими руками создавать себе направление, развивать определенных клиентов, продавцов всегда ищут в любой стране, давай попробуй это». Я как занудный немец полгода над этим подумал, бросать все там (стабильность и так далее), карьеру и переехать сюда, в страну, которая… Ну мы знаем, у нас здесь всегда немножко больше сюрпризов, много изменений, которые быстрее, чем в своей родной Германии. Но 15 лет уже здесь, и это был не совсем сюрприз.

Константин Чуриков: Смотрите, что нам сейчас пишут наши зрители на SMS-портал. Татарстан: «Знание русского языка точно не нужно». Пенза: «Карьера в России зависит только от того, чей ты сын или чья ты дочь». Белгородская область: «Карьера – это блат, знакомства, взятки». Я понимаю, что мы вас ставим в неловкое положение, Михаэль, может быть, вынуждаем критиковать наш рынок труда, но вы скажите как есть: на самом деле люди правы?

Михаэль Гермерсхаузен: Да, в этом есть, конечно, большая доля правды. Причем год назад мы были приглашены на прием у президента Татарстана, который на тот момент очень хотел привлекать иностранный бизнес туда. У меня была возможность задать ему вопрос. Я ему объяснил, что мы очень хотим там открывать наше подразделение, подбирать людей и так далее, но ваши сограждане в Татарстане нам говорят, что рекрутеры не нужны, потому что зачем они им нужны? – «я все равно беру своих родственников, своих друзей на работу» и так далее.

Константин Чуриков: Прямо так и говорят в открытую?

Анастасия Сорокина: В открытую?

Михаэль Гермерсхаузен: Да-да. И я спросил у президента Татарстана, он говорит: «Ну да, я согласен с этим, над этим надо еще поработать». Здесь есть очень много примеров. Вот прямо там мы видели руководителей бизнеса, которые мне говорили: «Слушайте, я отказался взять ни родственников, ни друзей, я только взял именно по тем критериям, которые мне нужны были. Опыт и наличие связи с теми клиентами, которые мне нужны, и так далее. Сейчас у меня бизнес неплохо развивается, но моя семья больше со мной не разговаривает, мои друзья больше со мной не разговаривают». Поэтому это тоже такое сложное решение, которое надо принимать. Мне кажется, чем более восточнее смотрите, тем больше это вопрос.

Константин Чуриков: Ну либо друзья, либо деньги, тут надо выбирать.

Ну смотрите, давайте представим, что вот тот же самый вопрос проводился бы, например, в Германии, у вас на родине. Как вы думаете, хорошие отношения с начальством поставили бы люди на первое место?

Михаэль Гермерсхаузен: Я думаю, это везде будет одно из главных мест занимать, потому что мы знаем как рекрутеры, что самая главная причина, почему люди увольняются и приходят на работу, – это все равно тот руководитель, к которому ты идешь. У нас бывает, что кандидаты приходят, говорят: «Я был на собеседовании в компании А (не хочу сейчас никакую компанию обидеть), все замечательно, хочу там работать». – «Давайте вас приглашать сейчас на второй тур». Там уже будет другой руководитель, именно подразделения, и человек приходит и говорит: «Компания А – это такая ужасная компания, я там точно не буду никогда работать». А что случилось? Это та же самая компания, но это были два разных нанимающих руководителя: один мог хорошо продавать свой бизнес, а другой ну никак. Поэтому люди всегда, везде играют очень большую роль и отношения между ними.

Константин Чуриков: Человеческий фактор.

Михаэль Гермерсхаузен: Да, человеческий фактор.

Анастасия Сорокина: У нас есть звонок от Олега из Смоленска. Давайте узнаем, какой у него есть вопрос. Олег, здравствуйте.

Зритель: Алло, добрый день.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Зритель: Алло.

Анастасия Сорокина: Да-да, мы вас слушаем, Олег, говорите, пожалуйста.

Зритель: Добрый день. Подскажите, пожалуйста, ваш гость в студии, может быть, знает. Сейчас такая у нас есть группа людей, называются предпенсионерами. Вот какие нужно выбрать знания, чтобы сделать успешный карьерный рост?

Константин Чуриков: Спасибо, отличный вопрос.

Анастасия Сорокина: Спасибо, отлично.

Константин Чуриков: Михаэль, о предпенсионерах-то знаете, о тех, кто… Сейчас у нас повышается пенсионный возраст, он еще формально не на пенсии, но уже в этой категории находится, 55-56 лет.

Михаэль Гермерсхаузен: Хотел бы, наверное, тоже воспользоваться возможностью высказаться против этого закона. Мне кажется, он очень неправильно сделан, что сейчас продлить и сказать, что если люди в предпенсионном возрасте, их нельзя увольнять, потому что это означает, что еще раньше будут их увольнять, перед тем как они попадут именно на этот предпенсионный возраст. К сожалению, мы больше чем тысячу человек в год устраиваем на работу, я лично знаю статистику, это меньше чем 10-20 человек, которые в год у нас именно, мы можем похвастаться, что им было старше 50.

Константин Чуриков: Из тысячи только 10 человек?

Михаэль Гермерсхаузен: Да-да, вот это именно среднее и высшее звено, такие позиции. И это как-то очень интересно, что наоборот, много работодателей говорят, что они не могут найти определенных специалистов. Сейчас вымирают определенные, очень такие интересные профессии, как сварщик, токарь и так далее. Если еще 20 лет мы дальше будем так жить и все будут программистами и работать с компьютерами, я не знаю, либо что-то изобретут снова, что-то другое вместо сварщика, но там очень много интересных компетенций сейчас потеряется.

Константин Чуриков: Подождите, это же довольно странно. Если, например, речь идет о предпенсионере, о человеке с высшим образованием, с опытом работы, который, казалось бы, вот он как раз и должен возглавлять, не знаю, подразделение компании, он самый мудрый.

Анастасия Сорокина: Самый опытный.

Константин Чуриков: Почему такие сложности? Какие предубеждения у нас существуют на рынке труда в отношении возрастных сотрудников?

Михаэль Гермерсхаузен: Ну это может быть здоровье, может быть, работодатели считают, что эти люди будут больше болеть, чем более молодое поколение. Еще, наверное, и более важный фактор, что надо учитывать, что у каждой компании есть определенные клиенты, а у этих заказчиков тоже есть свои сотрудники. И мы обычно хорошо работаем, коммуницируем с нашим поколением. Если я достигаю 50-60 лет, значит, мои клиенты, мои соперники у моих заказчиков тоже этого возраста. Они идут на пенсию, я иду на пенсию. Поэтому я потеряю именно свои связи и так далее. И если я не выучу как руководитель уже именно в том числе продавать свои услуги, товары и так далее поколению, допустим, до 30, людям, которым до 30-35 и так далее, я уже буду меньше востребован на рынке. И много работодателей, наверное, об этом тоже думает и волнуется, что им нужно в том числе молодое поколение развивать, потому что это их будущие покупатели или нынешние покупатели уже.

Константин Чуриков: Мне вот уже скоро 40, я уже беспокоюсь, уже как-то…

Анастасия Сорокина: Не волнуйся.

Константин Чуриков: Туда-сюда, и завтра предпенсионер.

Давайте еще звонок послушаем. Кто у нас там, Насть, на связи?

Анастасия Сорокина: Дозвонилась к нам Галина из Башкирии. Галина, здравствуйте.

Константин Чуриков: А, слетела Галина.

Анастасия Сорокина: Слетела.

Константин Чуриков: Бывает такое.

Смотрите, можно прямо несколько сообщений? Хочу, чтобы вы прокомментировали такое сообщение из Кемеровской области: «8 лет назад я по знакомству устроилась грузчиком на 3 800 рублей. Мне сейчас 66».

Михаэль Гермерсхаузен: Поздравляю.

Константин Чуриков: Вы без иронии?

Михаэль Гермерсхаузен: Нет, я думаю, для Кемерово, наверное…

Константин Чуриков: Грузчик, женщина, 3 800 рублей, по знакомству устроилась.

Михаэль Гермерсхаузен: Ну если сейчас уже 60, это неплохой рост. Я не разбираюсь сильно, сколько грузчики должны зарабатывать в Кемерово, но, скорее всего, если можно так расти в своей зарплате, это неплохо.

Константин Чуриков: Грузчица, 3 800 рублей, не евро, рублей.

Михаэль Гермерсхаузен: Сейчас мы узнаем детали, да?

Константин Чуриков: Кировская область: «Как-то при поиске работы зашла в ЖКХ, мне прямым текстом сказали: «У меня своих взять некуда, а вы тут еще с улицы идете», – вот так.

Слушайте, вопрос на самом деле… Давайте еще поднимем… О кумовстве вы все сказали и мы все знаем, а вот по поводу зарплат, это сейчас очень такая больная тема в России, ну очень больная. Можно ли сказать, что на самом деле россиянам очень многим недоплачивают?

Михаэль Гермерсхаузен: По каким мерам?

Константин Чуриков: Придумываются схемы, при которых людей переводят на полставки, чтобы они больше работали и зарабатывали в лучшем случае столько же, а может быть, даже и меньше?

Анастасия Сорокина: И кстати говоря…

Константин Чуриков: Можно ли сказать, что наш среднестатистический сотрудник недооценен в России?

Михаэль Гермерсхаузен: Ну что я наблюдал, если смотреть на, например, подоходный налог, который с начала 2000-х гг. был еще гораздо выше, потом они его снизили, он стал 13%. Как я понимаю, это было сделано, чтобы все люди начали именно платить официальные зарплаты. Я помню еще свои первые дни рекрутера, когда мне устроенные кандидаты говорили, что они с мешком денег пошли именно выдавать себе бонусы и так далее. Эти времена прошли.

Но за последние 2-4 года, когда сначала стало немножко хуже в экономике, мы гораздо чаще это сейчас снова слушаем, что компания придумывает какие-то, может быть, не «серые» схемы, но тем не менее: например, поменять фиксированный оклад на переменный, часть, и его можно в любое время не платить, потому что он не гарантирован и так далее. Работодатели здесь да, часто, наверное, в том числе злоупотребляют своей властью в этом.

Константин Чуриков: Михаэль, вы говорите «стало немножко хуже» в нашей российской экономике. Мы буквально вчера узнали, что, оказывается, наша экономика по итогам 2018 года в Российской Федерации выросла на 2.3%, сопоставимо с ростом Германии, так что мы скоро вас догоним и перегоним.

Нам звонят?

Анастасия Сорокина: Да, у нас есть звонок, Нина из Чебоксар. Здравствуйте, Нина.

Зритель: Здравствуйте. Смотрю вашу передачу всегда, единственная передача, которая более-менее правдиво отражает то, что у нас творится на самом деле.

Вот с этой работой, с карьерой. Вы знаете, вот 3 фактора главных, это мнение всех простых людей, я из народа, я простой человек. 3 фактора: первый – друзья, знакомые, родственники; второй – большие деньги, власть; третий – начальник, он ведет себя как князь в наших бюджетных организациях. Понимаете, вот невозможно простому парню, например, или девочке простой куда-то устроиться или продвинуться, это просто крест положат. У меня тому примеров тьма тьмущая с конкретными лицами, конкретными организациями, уж так получилось, что я это знаю, с конкретными фамилиями. Ну никуда. Поэтому многие…

У меня внучка подрастает, она с детства слышит, она сейчас на выпуске, говорит: «Я ни за что в России не останусь, потому что здесь у нас дорога молодым закрыта».

Константин Чуриков: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Зритель: Вот объясните, почему такое мнение среди простых парней.

Константин Чуриков: Спасибо. Ответьте, пожалуйста.

Михаэль Гермерсхаузен: Я рекомендую… Мне кажется, не только в России именно первый шаг сделать в своей карьере, этот первый шаг начинается перед тем, как я на постоянную работу устраиваюсь. Я могу только всем рекомендовать уже во время учебы ходить на практики, пользоваться именно возможностью работать в тех компаниях, которые потенциально мне в дальнейшем интересны, чтобы, во-первых, определить, я вообще на правильную работу попаду, может быть, это только моя мама мне всегда говорила, что нужно этим быть, а на самом деле я совсем другой. И уже создать некие связи внутри этой организации, люди увидят, что я могу и больше, чем просто нравиться начальнику. И потом, когда уже у меня заканчивается учеба, у меня гораздо выше шансы, чтобы меня на постоянную работу взяли, потому что…

Анастасия Сорокина: Вы говорите сейчас о высшем образовании, простите, Михаэль?

Михаэль Гермерсхаузен: О высшем образовании, в том числе если мы говорим о людях, которые только школ заканчивают, они все равно тоже параллельно могут, например, в каникулы, в России очень длинные каникулы. Когда мне было 14-15 лет, я во время каникул очень много разной работой занимался, я определился для себя, что мне интересно, что неинтересно в жизни.

Константин Чуриков: Извини, Насть, Кировская область мне пишет: «Не стыдно врать, что мы приближаемся по росту экономики в Германии?» Друзья, это была ирония, во-первых, а во-вторых, данные не мои, а данные Росстата, вопрос к нему.

Вопрос от Натальи Быстрицкой, нашей зрительницы: «За границей при приеме на работу тоже преобладает знакомство и кумовство?» Вот в Германии, например, у вас?

Михаэль Гермерсхаузен: У меня есть такой самый любимый тренинг, который я на работе для своих сотрудников читаю, иногда тоже для клиентов – это разница по культурам, как немцы отличаются, немецкий руководитель, немецкие компании как отличаются от русских компаний. И один из блоков там, что в России мы работаем на Владимира Владимировича, если говорить о вашем главном руководителе в стране. В Германии вы работаете на «Siemens» или на «Volkswagen». И если в «Siemens» или «Volkswagen» уволится генеральный директор или руководитель компании, это не означает, что он берет всю свою команду с собой или команда поменяется и так далее.

А в России, в нашем тренинге даже мы говорим: дорогие консультанты, в моем бизнесе звоните в эти компании, где сейчас сменилось руководство, потому что это руководство обязательно поменяет людей. Им кажется, это легче путь: я поменяю всех людей, они будут работать, как я думаю, и я достигаю быстрее результата. Это, конечно, да, может быть, но можно и также попробовать работать с теми людьми, которые остались, но это более длительный процесс их убедить, что сейчас надо по-другому работать и так далее. Эта, наверное, разница действительно есть между странами, с этим надо помириться. Это многим немецким компаниям здесь сложно, которые здесь начинают, когда от них здесь представитель уходит, руководитель уходит, все вместе с ними идут.

Константин Чуриков: Это вы говорите о руководителях, а интереснее перевернуть эту пирамиду: а рядовой российский сотрудник, работник чем отличается от немецкого работника? Потому что на полном серьезе у нас есть люди в стране, которые говорят: «Вот если бы у нас Россия была не россиянами населена, а немцами, все было бы по-другому».

Анастасия Сорокина: А можно я подхвачу твой вопрос как раз? Может быть, вопрос еще, касающийся биржи труда, потому что в разных странах немножко по-разному организовано. Например, я знаю, что наши те же самые пенсионеры, люди, которые могут подвергнуться увольнению, они понимают, что, в общем-то, защищать их никто не будет.

Михаэль Гермерсхаузен: Ну биржа труда – это всегда такая беда во всех странах. Я думаю, если ваши коллеги, биржа труда собирается на встречу с нашими, они будут обсуждать те же самые проблемы, это именно те люди, которые долго не могут найти работу. Это проблема и здесь, это проблема и там, и здесь очень часто вопрос в том числе мотивации. Я не знаю особенностей России в этом направлении, но в Германии я знаю очень много случаев, когда люди больше пособие получают, сидя дома, чем работать, в том числе можно их понять, что их мотивация падает: зачем мне брать работу, работать и получать такие же деньги, чем если бы я дома оставался? Здесь это, конечно, по-другому, как я понимаю, здесь пособие гораздо меньше, но в целом мы как рекрутинговая компания достаточно мало сотрудничаем, и я думаю, они несильно хотят с нами сотрудничать.

Константин Чуриков: Разница работников в России и в Германии – чем мы отличаемся? Ну кроме того, что на разных языках говорим.

Михаэль Гермерсхаузен: Хороший вопрос. Как его… Начнем с пунктуальности… А, нет…

Константин Чуриков: Говорите как есть.

Михаэль Гермерсхаузен: Давайте я вам хороший пример приведу. У нас есть проект, компания, которая строит лифты. Они могли бы гораздо больше лифтов продавать в Россию, но не хватает тех монтажников, которые собирают эти лифты, поэтому мы должны этим клиентам найти этих монтажников. Вы приглашаете на собеседование 20 человек, которые завтра должны прийти в эту компанию на собеседование. Сколько, вы думаете, через день приходит к клиенту на собеседование, после того как они вам обещали сегодня приходить?

Константин Чуриков: Так.

Михаэль Гермерсхаузен: Сколько?

Константин Чуриков: Не знаю. В Германии?

Михаэль Гермерсхаузен: Нет, здесь, сначала начнем в России.

Константин Чуриков: А, здесь… Ну я надеюсь, что больше половины все-таки.

Михаэль Гермерсхаузен: Приходит от 4 до 5.

Константин Чуриков: Да вы что?

Михаэль Гермерсхаузен: Половина потеряется по дороге, другая часть переругалась с женой, не договорился, жена не отпустила, деньги закончились на билет и так далее. Реально только 5 человек из 20 приедут на это собеседование, и наш клиент уже такой злой, что… Мы понимаем, это не только наша вина, это все рекрутеры с этим мучаются, что люди просто не приезжают. Да, они нам говорят, маленькая зарплата может быть, они только обещают карьерный рост и так далее, но если ты дал слово, если ты договорился, что ты в 9 будешь, это же не может быть, что в 9 часов твой телефон отключен или ты сбрасываешь трубку, когда тебе рекрутер уже звонит. Вот эта разница точно есть, там, наверное, немцы более обязательные. С точки зрения пунктуальности да, мы тоже более пунктуальные. Я на личном примере могу сказать, после 15 лет в Москве я сам уже пользуюсь этот отговоркой: ну опоздал на полчаса, почему? – московские пробки.

Константин Чуриков: Вы к нам на эфир ни разу не опаздывали, подтверждаю.

Анастасия Сорокина: Ну что же, давайте узнаем, что помогает делать карьеру в России. Наши корреспонденты узнавали у жителей Рязани, Екатеринбурга и Владивостока.

ОПРОС

Константин Чуриков: Золотые слова.

Анастасия Сорокина: Да.

Ну что же, давайте подведем итоги нашего голосования и узнаем, что же у нас получилось.

Константин Чуриков: Для успешной карьеры нужны знания? – «да» говорят целых 17% наших респондентов, «нет» говорят 83%. Грустно.

Тут был короткий вопрос, как устроиться в «Газпром», – трудно?

Михаэль Гермерсхаузен: Не знаю, я еще не устроился туда.

Константин Чуриков: Ну вот узнайте, пожалуйста.

Спасибо большое. У нас в студии был Михаэль Гермерсхаузен, генеральный директор рекрутинговой компании «Antal Russia». Говорили мы о карьере в России. Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо большое.

Михаэль Гермерсхаузен: Вам спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео