• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Михаил Александров: На безопасность страны не надо жалеть денег. Главное – грамотно вести гонку вооружений

Михаил Александров: На безопасность страны не надо жалеть денег. Главное – грамотно вести гонку вооружений

Гости
Михаил Александров
ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО

Новая гонка вооружений? Госсекретарь США Помпео дал России 2 месяца на то, чтобы начать выполнять условия договора о ракетах средней дальности. Иначе - Вашингтон из него выходит. Владимир Путин ответил жестко и пообещал тоже начать производить ракеты. К чему приведет новая гонка вооружений?

Виталий Млечин: Нам пора начать обсуждать тему нашего сегодняшнего дня, она весьма серьезная, весьма актуальная, как обычно.

Дело все в том, что в Брюсселе в среду завершился форум министров иностранных дел стран НАТО. Много говорили об отношениях с Россией, и вот даже министр иностранных дел Соединенных Штатов, государственный секретарь Майк Помпео поставил своего рода ультиматум нашей стране, сказал, что если в течение 2-х месяцев мы не начнем выполнять договор о ликвидации, вернее условия договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, то, соответствие, Соединенные Штаты выходят из этого договора, начинают производить эти самые ракеты средней и меньшей дальности и, собственно, ни к чему хорошему это привести, наверное, не сможет.

В нашей стране уже тоже ответили, президент Путин высказался достаточно жестко и пообещал, что, собственно, если Соединенные Штаты выйдут из договора, то Россия тоже в стороне не останется и эти самые ракеты производить начнет. К чему все это приведет? Как это скажет на двусторонних отношениях, на ситуации в мире в целом и самое главное на нашей стране, будем обсуждать в ближайший час.

Представим нашего гостя – это Михаил Александров, ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук. Михаил Владимирович, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Здравствуйте.

Михаил Александров: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Давайте прежде чем начать беседовать посмотрим небольшой сюжет. Наш корреспондент Екатерина Ходасевич собрала воедино те претензии, которые предъявляют нашей стране американцы в первую очередь, ну и вообще некоторую обстановку в мире за последние несколько дней.

СЮЖЕТ

Тамара Шорникова: Это была справка, а теперь о нашей жизни. Дорогие телезрители, позвоните, расскажите, что вы думаете по этому поводу? Вообще вы следите за новостями, что вы думаете по поводу очередного обострения отношений России и Америки? Вас это как-то беспокоит? Если да, то почему? И что вообще в принципе сейчас нужно делать России, как реагировать на ультиматумы и другие достаточно резкие высказывания из Америки? Ждем ваших звонков и SMS.

Виталий Млечин: Да, давайте обсуждать.

Михаил Владимирович, что вы думаете по этому поводу? Насколько тревожная сейчас ситуация? Насколько велика вероятность очередной гонки вооружений и какого-то, возможно, даже военного столкновения?

Михаил Александров: Понимаете, ситуация действительно тревожная. Гонка вооружений действительно развивается, но развиваться она стала не сейчас. Тут вот такая своеобразная истерика поднята нашими СМИ и западными тоже. Мы помним, что США вышли из договора по ПРО очень давно уже, развивают глобальную систему ПРО, вот это и надо считать началом гонки вооружений, а не нынешние их потуги выйти из договора по ракетам средней дальности. Да, кстати, и расширение НАТО на восток, выдвижение войск НАТО к нашим границам – это тоже своеобразная гонка вооружений, потому что создается угроза нашей безопасности.

Мы вынуждены реагировать, в том числе развивать те самые ракеты, которые имеют меньшую дальность, чем запрещено договором, крылатая ракета наша для системы «Искандер», на которую США ссылаются сейчас, что она якобы нарушает договор по РСМД, она является очень эффективным оружием. И США хотят нас остановить, чтобы мы не развертывали вообще эти ракеты. У нас появилась новая ракета, о которой президент говорил, с ядерной силовой установкой, это крылатая ракета, которая может запускаться тоже с наземных установок и поражать даже территорию США. В США и это хотят, чтобы мы запретили. Потом у нас есть ракета «Рубеж» дальностью 6 тысяч километров, которая в принципе не попадает под ограничения этого договора, но американцы и ее хотят, чтобы мы запретили, понимаете?

То есть вот это давление на нас с тем, что они хотят выйти из договора, – это своеобразный блеф с целью заставить нас отказаться от этих эффективных и перспективных систем вооружений. Путин ведь неслучайно сказал, что же они не выходят? Они уже вроде как вышли, а теперь дают нам 60 дней. То есть, понимаете, их задача не выйти из договора, а на нас вот это постоянное давление оказывать.

Виталий Млечин: А нам нужны эти ракеты? Мы всерьез рассматриваем возможность какого-то военного конфликта с Соединенными Штатами?

Михаил Александров: Да конечно. У нас конфликт с ними чуть ли не начался, когда они ударили по Сирии ракетами и могли попасть по нашим войскам, ведь могла же начаться война.

Виталий Млечин: А какой смысл нам воевать с американцами какими-то ракетами средней дальности, когда у нас есть ядерное оружие, у Соединенных Штатов есть ядерное оружие? Война-то очень быстро закончится между двумя странами уничтожением нашей всей планеты.

Михаил Александров: Ну понимаете, это такой поверхностный взгляд на проблему. Ведь никто не хочет быть уничтоженным ядерным оружием, поэтому война никогда не начнется с применения ядерного оружия. Она начнется в виде какого-то локального конфликта, который будет расширяться, происходить эскалация вначале до тактического ядерного оружия, желательно не нанося удары по территории друг друга, а где-нибудь в Европе, скажем, мы бьем по Польше, они бьют по нашим войскам, которые вошли в Прибалтику. Мы не трогаем их территорию, они не трогают нашу территорию, и пока обмена стратегическими ядерными ударами нет, и обе стороны будут стремиться к тому, чтобы закончить конфликт на этом уровне, не поднимать его до стратегического обмена, потому что тогда и Россия, и США будут уничтожены, весь смысл войны теряется. Вот вокруг этого и идут все вот эти, так сказать, игры.

И нам ракеты средней дальности на самом деле вообще нужны в неядерном оснащении, потому что это эффективное оружие, способное парализовать военные объекты НАТО. Они же придвинули войска к нашей территории, в Европе много их объектов – склады, мосты, через которые они войска будут перебрасывать, аэродромы, понимаете? Мы их можем в первый же час войны уничтожить ударами наших вот этих крылатых ракет средней дальности или еще лучше баллистических ракет, которые долетят за 5 минут и все их аэродромы, всю их авиацию выбьют. И что они будут делать? В рукопашную с нами воевать? Это у них не получится, понимаете, она ведь основную ставку делают на свою авиацию, у них преимущество очень серьезное в авиации. У нас преимущество в танках, в артиллерии, а у них преимущество в авиации. Они думают, они нас вот так просто разбомбят. А если у нас будут ракеты средней дальности, так мы их авиацию всю можем побить на аэродромах, понимаете?

Поэтому нам этот договор на самом деле не очень-то и нужен. Но мы почему придерживаемся этого договора сейчас? Потому что это форма сотрудничества с США, она уже сложилась. Хотя геополитическая ситуация серьезно изменилась с того момента, как он был в 1987 году заключен, вы помните, тогда была Организация Варшавского договора, наши армии стояли в Центральной Европе, то есть НАТО никак на нас напасть не могло, они сами боялись, что мы на них нападем и сомнем их просто. А сейчас ситуация другая: НАТО у наших границ, НАТО имеет численное превосходство, в общем, надо какие-то способы искать относительно дешевые, чтобы с ними воевать. И вот ракеты средней дальности для нас были бы таким выходом, без ядерного оружия даже я имею в виду. Но, к сожалению, сейчас у нас почему-то очень большое внимание уделяется этому договору, какая-то в СМИ истерика по поводу того, что США выходят. А я считаю, что даже и хорошо, пусть выходят.

Тамара Шорникова: А мы как-то еще обсуждаем вообще перспективы какого-то разворота этой ситуации? Потому что, например, советник президента Трампа по безопасности Джон Болтон как-то уже говорил, что неинтересен абсолютно Белому дому этот договор, мы из него явно выйдем через 60 дней или раньше, позже. То есть вроде как вопрос решен или нет?

Михаил Александров: Ну я так рассматриваю позицию нашей страны, она состоит в том, чтобы мы не брали на себя ответственность за выход из этого договора, но он нам по существу не нужен. Если они возьмут на себя ответственность и выйдут, нам… Мы не хотим портить отношения с Европой, понимаете, потому что всем другим странам этот договор неинтересен, они же сами развивают ракеты средней дальности, те же самые китайцы, пакистанцы, индусы, иранцы, у них у всех ракеты средней дальности есть, только у нас нет, понимаете? Поэтому их договор никак не касается и они не имеют морального права как-то осуждать нас за это. Таких ракет нет только в Европе. Мы не хотим портить отношения с европейцами и брать на себя ответственность по выходу из этого договора. Но если США готовы взять на себя ответственность, ну ладно, тем лучше для нас, собственно говоря.

Тамара Шорникова: Телефонный звонок, давайте дадим высказаться Валерию из Томской области. Здравствуйте, Валерий.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Валерий.

Зритель: Здравствуйте. Я хочу сказать, что не надо обращать внимания и слушать эти все договоры. Потому что американцы столько раз обманывали Россию, не только американцы, а все западные страны. Извините, пожалуйста, я с Омской области, а не с Томской. И надо заниматься своей страной, надо смотреть, что у нас пол-России молодежи без работы, они не могут на работу устроиться, они не могут себе создать жизнь. Вы говорите, надо переезжать в другие места работы, – а где ее взять, работу, если ее нет, если эти бизнесмены разрушили полностью государство? Спасибо за внимание.

Виталий Млечин: Да, Валерий, спасибо большое.

Тамара Шорникова: Да, вам спасибо.

Виталий Млечин: Интересно только, когда американцы столько раз нас обманывали. Есть какие-то примеры? Зритель наш считает, что с американцами нельзя договариваться и они много раз нас обманывали.

Михаил Александров: Да, ну конечно, абсолютно. В этом зритель абсолютно прав, потому что у нас с американцами было устное соглашение о том, что НАТО не будет продвигаться на Восток, и оно нарушено: они приняли в НАТО очень много государств Восточной Европы, даже страны Прибалтики. Потом с ними было даже письменное соглашение о том, что военная инфраструктура НАТО не будет размещаться около наших границ. И что мы видим? Военная инфраструктура размещается уже около наших границ под надуманным предлогом ротации, то есть они там расположили склады вооружений, горюче-смазочных материалов, то есть все готово для атаки, а войска ротируются, и под этим смешным предлогом они говорят, что они ничего не нарушили.

Ну конечно, с ними нельзя договариваться, надо, так сказать, свою оборонную политику строить на своих собственных интересах: вот что нам выгодно, то и надо делать. По существу это такой миф, что зачем нам наземные ракеты средней дальности, когда у нас есть калибр на кораблях, у нас есть калибры другие, «X-101» ракета большой дальности на самолетах. Но вы понимаете, ведь нам же деньги приходится считать, мы не можем в экономическом плане с Западом конкурировать, поэтому мы должны искать более дешевые решения. Мы же не можем настроить тысячу кораблей или даже 150 эсминцев, как у них, это очень дорого, у нас таких промышленных мощностей нет, чтобы столько настроить и на них разместить ракеты, это очень большие деньги. А вот наземные установки довольно дешевые, содержать их намного дешевле, поэтому мы их можем быстро наделать и создать военный паритет. А нас вот загоняют в это прокрустово ложе ограничений, которые нам невыгодны. Поэтому я считаю, что да, хорошая возможность возникла, для того чтобы мы изменили эту ситуацию.

Тамара Шорникова: Очень много SMS, да и звонок отчасти был об этом, люди, конечно, пекутся больше о своем, о личном, об экономике, о том, как изменится их личная жизнь в связи с этими взаимными упреками, претензиями, скандалами и выходами из разного рода договоров. Дональд Трамп недавно дал цифру, сколько США тратят на свое вооружение, – 716 миллиардов долларов, назвал это безумие. Но здесь, мне кажется, немного лукавства, что, мол, все-таки была продемонстрирована огромная сумма, которую Америка тратит на вооружение. Вот мы сейчас, ввязываясь в это, не рискуем действительно, как пишет нам Свердловская область, последних портков лишиться?

Михаил Александров: Ну понимаете, дело в том, что безопасность страны и народа – это самый высший приоритет, и на это не надо жалеть денег, тут главное грамотно вести гонку вооружений. Потому что альтернатива какая? Ну давайте сдадимся тогда, пойдем в батраки к Западу. А чего же мы не сдались в 1941-м? Надо было сдаться, пошли бы в батраки…

Виталий Млечин: Ну подождите, на нас никто не нападал пока все-таки.

Михаил Александров: Ну пока мы можем дать отпор, на нас никто не нападает. Но если вот такие настроения, что мы без портков останемся, извините, то можно так: давайте армию распустим, сдадимся, портков все равно не будет, кстати говоря, потому что заграничный хозяин не будет вам портки покупать, будете работать без портков.

Тамара Шорникова: Я думаю, что те, кто это пишут, все-таки рассчитывают на силу дипломатии международной.

Михаил Александров: Ну понимаете, сила дипломатии работает, пока есть желание у обеих сторон договориться. Если желания нет и на вас нападают… Вот как можно было с Гитлером договориться в 1941 году? – ты, мол, не нападай, давайте переговоры проведем. Это же бесполезно было, совершенно было понятно. То же самое с американцами сейчас. Они пока не поймут, что они проигрывают и что у них нет шансов победить, они не остановятся, они будут давление наращивать. И нам надо, придется давать ответ, так что надо быть к этому готовым.

Тамара Шорникова: Еще один звонок примем, Андрей из Иркутской области, надеюсь, в этот раз не ошиблись. Андрей, здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Андрей.

Зритель: Здравствуйте. Хотел бы вот сказать такое. Значит, первым делом нужно сделать так, чтобы наши заводы… Прямо ставить завод в Мексике, поставить на Кубу ракеты и раз и навсегда им поставить ультиматум и все, все решится мгновенно.

Виталий Млечин: А каким образом решится, как вы думаете?

Зритель: Ну как решится? Они побоятся больше двигаться? Они же расставили вокруг нас ракеты свои в Европе…

Виталий Млечин: А вы помните, как в прошлый раз пытались на Кубу ракеты поставить, чем это кончилось?

Зритель: Конечно: все поставили аккуратно, никто об этом не узнал даже, если вы не помните.

Виталий Млечин: Серьезно? Ух ты. Ладно, спасибо вам большое за ваше мнение. На самом деле немножко по-другому все было.

Тина, Санкт-Петербург. Здравствуйте, Тина.

Зритель: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Говорите, пожалуйста.

Зритель: Да, спасибо. Я когда наблюдаю, что вообще сегодня происходит в эфире, все телеканалы говорят только об одном, мне это напоминает басню Крылова: «Знать, моська та сильна, что лает на слона». Всегда была, есть и будет какая-то держава. Но если Россия считает, что она мощная держава, то, пожалуйста, никто не кричит, что богатый человек, он про себя это держит, свои богатства. Изобретаем новое оружие – изобретайте внутри. А вот когда на нас нападут, тогда и будем демонстрировать то, как мы можем себя защищать. Я хочу сказать, что России не надо было вмешиваться ни на Украину. Если, например, пошли на Украину, это отдельное государство, у них отдельное… Им подписали в 1991 году вольную, тогда можно было Крым взять без единого выстрела, почему сегодня его аннексировали, взяли? За него придется заплатить, придет время, на него тоже предъявят счет. Почему мы лезем в Сирию? Это отдельное государство.

А в деревне у людей, я видела, стиральной машины нет, они с коромыслом за водой ходят, у них нет газа, а мы продаем газ. Надо заниматься внутренними проблемами. А если первое лицо государства кричит, что мы такие ракеты изобрели, то, конечно, мы раздражаем Запад, нельзя этого делать. Надо думать о себе, о народе, принимать правильные законы. У нас защитили себя судьи, конституционные судьи, а народ в коммунальных квартирах живет.

Тамара Шорникова: Да, спасибо, Тина.

Виталий Млечин: Да, спасибо большое, Тина.

Тамара Шорникова: Популярное мнение – сосредоточиться на внутренних проблемах.

Михаил Александров: Ну это вот такие обывательские настроения и привели в 1989 году к началу развала Советского Союза. Все думали, что если мы не будем содержать нашу армию, не будем финансировать военно-промышленный комплекс, то мы сейчас все заживем… Но вы помните, что…

Виталий Млечин: Никто не говорит о том, что армия вообще не нужна, мы просто из крайности в крайность.

Тамара Шорникова: Многих смущает пропорция денежного распределения.

Виталий Млечин: Да, наши зрители говорят о том, что какая-то разумная середина должна быть найдена. То есть, с одной стороны, армия нужна, несомненно, но с другой стороны, в нашей стране существуют и другие проблемы, которые тоже неплохо было бы…

Михаил Александров: Ну вот я слышал совершенно другую точку зрения, что нам не надо никуда вмешиваться. Мы тогда тоже перестали вмешиваться: мы ушли из Афганистана, туда пришли американцы, мы ушли из Восточной Европы, туда пришло НАТО, войска НАТО сейчас у наших границ стоят, мы «дали вольную», как изволила выразиться собеседница, республикам Советского Союза, и вот мы видим, в Прибалтике войска НАТО стоят, Грузия тоже размещает базу НАТО на своей территории. Давайте мы так, может, и республикам тогда России «дадим вольную», там будут базы, а потом нас вообще разделают «под орех», и русских вообще не останется на земле, они будут уничтожены. Они этого хотят, что ли? Просто люди не понимают всю логику событий, которые начинаются с того, что ты отступаешь один раз, а потом все рушится.

Виталий Млечин: Здесь я правильно вас понимаю, что весь мир есть наш враг, и единственный способ нам выжить – это со всем миром в конфликте…

Михаил Александров: А я разве про весь мир говорил? У нас есть друзья, Китай, Индия, Юго-Восточная Азия, Африка, Латинская Америка. У нас очень много друзей. У нас есть враг…

Виталий Млечин: А что же они нас не поддерживают?

Михаил Александров: У нас есть враг в лице США и стран НАТО, вот они враги и они на нас наседают, и мы должны отбиваться, понимаете? А почему вы говорите, что нас не поддерживают?

Виталий Млечин: Ну а в чем нас поддерживают китайцы, например?

Михаил Александров: Китай нас очень поддерживает. У нас с Китаем очень хорошие соглашения, в том числе и в области сотрудничества в военной области. У нас с Индией отличное сотрудничество в военной области. У нас с Ираном отличное сотрудничество в военной области. Почему вы говорите, что они нас не поддерживают? Они нас поддерживают. Так что России надо защищаться, отбиваться от врагов, а не капитулировать. Потому что они думают, что если мы никуда не будем вмешиваться, то жизнь будет прекрасна и удивительна. А вы помните Чечню? Мы не вмешивались, и в Чечне начались события, нашим ребятам пришлось воевать, восстанавливать конституционный порядок. Мы могли бы там тоже не вмешиваться, тогда это бы перекинулось на другие регионы, там бы было, а потом до Москвы дошло. Вот так что ли люди хотят? Все-таки надо быть более ответственным в подходе к таким вопросам.

Виталий Млечин: Давайте посмотрим небольшой сюжет. Наши корреспонденты спрашивали людей на улицах, задавали такой вопрос: «Как вы думаете, обоснованно ли НАТО опасается России?» Вот что отвечали люди.

ОПРОС

Тамара Шорникова: Вот такие мнения.

Я хочу спросить вот о чем. Не раз Америка уже говорила о том, что, в общем-то, ее очень сильно «напрягают» возможности по созданию и развитию подобных ракет Китаем, Ираном, которые не связаны никоим образом договором. Если говорить сейчас об отсутствии такого документа, как могут поменяться расстановки сил в мире, если отойти от России и подумать о том, в каких позициях сейчас другие страны?

Михаил Александров: Ну понимаете, процесс развития ракет средней дальности продолжается, они совершенствуются, возрастает их мощность, точность, хотя они еще у других стран, у Индии, Пакистана, Ирана, Северной Кореи не достигли такого уровня, как у нас, такого уровня технологий. Но дело в том, что ведь технологии не стоят на месте, они развиваются. В конце концов эти ракеты будут, так сказать, у многих стран, и будет для нас в том числе угроза, надо понимать. Поэтому нам надо совершенствовать наши системы противоракетной обороны. У нас сейчас разрабатывается система С-500, которая является эффективным средством перехвата не только баллистических ракет средней дальности, но и межконтинентальных баллистических ракет. Эта система на подходе, я думаю, в ближайшие несколько лет она будет введена в строй. Таким образом мы сможем обеспечить нашу безопасность, то есть мы будем располагать как ударными вооружениями, способными наказать агрессора, если он вздумает на нас напасть, так и способностью отразить внезапный, неожиданный удар со стороны любого государства.

Тамара Шорникова: Уже мало кто вспоминает, но в свое время активно говорили о том, чтобы как раз этот договор, из которого сегодня хотят выйти обе стороны, я так думаю, хотели сделать его глобальным, как раз распространить на другие страны. Такой вариант сейчас уже совсем фантастический?

Михаил Александров: Конечно, совсем фантастический. Никому это не нужно. Я же говорю, эти эффективные системы вооружения, каждая страна решает свои задачи. Например, у Ирана нет мощной авиации, Иран не может отражать возможные атаки со стороны США, с авианосцев или со стороны Израиля при помощи авиации, – значит, у него должно быть какое-то средство для ответного удара. Вот ракеты предоставляют дешевый, надежный и эффективный способ вот такого ответного удара. Я поэтому и говорю, что и для нас это был бы надежный и эффективный способ такого удара.

Тут еще про НАТО был вопрос, что НАТО нас опасается. А вы помните, мы же ушли из Восточной Европы, НАТО-то далеко было, – как мы могли вообще там на НАТО напасть? Это совершенно трудно себе представить. То есть НАТО начало расширяться, подошло к нашим границам, создало военное напряжение на наших границах, а теперь заявляет, что оно нас опасается? Это как назвать? Это лицемерие и все, обман собственной и международной общественности. То есть надо постоянно разоблачать такие вещи.

Виталий Млечин: Давайте узнаем, что думает Светлана из Калужской области. Светлана, здравствуйте, говорите, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте. Я хочу сказать, что я очень рада, вообще вся наша семья рада, у нас сын военный, что армия наша развивается. Мы гордимся этим, что у нас есть новое вооружение, мы сильны перед другими странами. Конечно, очень хотелось бы, чтобы они поменьше это знали. И еще хочу сказать за Крым: Крым – это наша исконная территория, и мы очень рады тому, что наше правительство прислушалось к мнению тех жителей, которые там находятся, и что теперь наши границы там тоже, там тоже стоит наше сильнейшее вооружение. Нам очень приятно, мы хотим сказать очень большое всем спасибо, что наша армия сильна перед другими странами. Спасибо вам большое.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Виталий Млечин: Спасибо, что позвонили.

Тамара Шорникова: И такой вопрос. Буквально в начале недели мы обсуждали наши дела в космической отрасли в связи с рядом предшествующих неудач, в связи с громким заявлением лидера Счетной палаты о том, что «Роскосмос» сейчас лидирует по количеству, скажем так, странных финансовых операций, конкретно ушедших непонятно куда денег. Хотя космос есть то, чем мы привыкли гордиться, мы привыкли, что мы здесь впереди планеты всей. Точно так же мы привыкли гордиться своей армией. Насколько с ней сейчас все в порядке? Да, мы видим, что большие деньги действительно вкладываются, учения регулярно проводятся, новые виды вооружения демонстрируются. Но если объективно, с вашей экспертной точки зрения, где у нас сильные стороны, а где есть то, над чем нужно работать?

Михаил Александров: Ну вы знаете, по космосу особо хочу отметить, что вот как Коптев ушел с главы «Роскосмоса», у нас начался развал этой структуры. Потому что там начали приходить люди с коммерческой жилкой, которые там стали все оптимизировать, другие стали смотреть, как там больше денег заработать, а не как сделать хороший продукт. Завод Хруничева уже 20 с лишним лет работает над ракетой «Ангара», не может ее сделать. Это же позорище на весь мир. У нас была отличная ракета «Энергия», на которой «Буран» взлетал. Вместо того чтобы ее довести до ума и, так сказать, запускать, отдали деньги Хруничеву. Совершенно принимаются непонятные решения с точки зрения экономической логики.

Потом новый у нас глава «Роскосмоса», вы знаете, за космодром «Восточный» отвечал, там мы знаем, какие были мощные провалы, даже президенту пришлось лично взять под контроль, ездить-смотреть, чтобы все привели в порядок. То есть видно, что человек явно не справляется с этой работой, ему надо заниматься тем, что он умеет делать, он заканчивал факультет журналистики. Ну с пиаром у него все отлично, да он с Маском тут соревнуется, кто из них лучший пиарщик. Но, в общем-то, нам надо серьезно относиться к космической отрасли; видимо, тут нужны серьезные кадровые перестановки по всей вертикали власти в этой области, чтобы вот таких… То «Прогресс» у нас упадет, это же отработанная ракета, чему там падать, собственно говоря? То, значит, «Союз», который вообще безаварийной считается ракетой, лучшая в мире, и тот умудрились грохнуть. Если так дальше пойдет, все ведь развалится.

Тамара Шорникова: Как раз когда обсуждали это, говорили о том, что в связи с долгими проблемными годами в сфере космонавтики утратилась культура создания, работы, ответственности. Такие же претензии, собственно, звучали и в нашей военной сфере, когда были громкие дела, коррупционные и так далее. Насколько эта сфера, отрасль оправилась от последствий? Все ли здесь сейчас в порядке?

Михаил Александров: Ну понимаете, по космосу так нельзя сказать. Вот я говорю, когда Коптев был главой «Роскосмоса», ведь не было таких аварий, то есть они начались уже потом, когда началась коммерциализация, то есть на развал 1990-х гг. это никак нельзя свалить, это уже было при новом руководстве страны. Видимо, кадровая политика не совсем адекватна в ряде областей.

Ну а что касается армии, то мы тоже видим, что при Сердюкове были провалы… Правда, есть такая сумасшедшая версия о том, что Сердюков так хитро все делал, то есть его выставили, для того чтобы представить, что у нас полный развал, а сами там наращивали вредное производство, есть такая версия. Но я ей не очень верю…

Тамара Шорникова: Как-то слабо верится, да.

Михаил Александров: Да, не очень верю.

Тамара Шорникова: Слишком громкий и дорогой пиар-ход получился.

Михаил Александров: Да-да. Поэтому я должен сказать, что у нас сейчас, в общем-то, программа в области развития наших Вооруженных сил, все-таки сдвинулось это с места, идет обновление парка военной техники, улучшилась значительно подготовка личного состава. Многое еще надо сделать, но тенденция положительная, главное ее сохранять. А мы видим, что в прошлом году президент срезал военный бюджет зачем-то, это в то время, когда на нас Запад наседает, ведет дело фактически к горячей войне, а мы начинаем сокращать военный бюджет, – разве так можно делать? Надо, наоборот, его увеличивать.

И кстати, военный бюджет увеличиваешь когда, это ведь дает хороший стимул для экономики, потому что создаются новые рабочие места, возникают новые заказы в промышленности, это получается такой кумулятивный эффект, начинается производство различных материалов, от стали, горюче-смазочных материалов. Это все дает толчок развитию. А Трамп почему такие деньги вкладывает в военно-промышленный комплекс? У него же тоже стагнация экономики, в США была стагнация экономики при Обаме, а он стал вкладывать деньги, и все-таки экономика в США начала расти, они до 3% обеспечили, и нам надо так же сделать. И мы убиваем двух зайцев: во-первых, становимся сильнее, с нами начинают считаться, и мы тем самым можем реализовать на мировой арене свои интересы, в том числе экономические, являясь сильной страной, и одновременно мы подталкиваем внутреннее производство к развитию. Так что, наоборот, надо увеличивать военный бюджет.

Виталий Млечин: За счет чего?

Михаил Александров: Как за счет чего?

Виталий Млечин: Ну чтобы увеличить бюджет, надо где-то эти деньги взять. Откуда их взять?

Михаил Александров: А где Трамп берет, как вы думаете?

Виталий Млечин: Ну у Трампа много денег.

Михаил Александров: У нас, я так понимаю, тоже достаточно много денег, если посмотреть всякие там олимпиады, Чемпионаты мира по футболу…

Виталий Млечин: Это уже провели, это не вернешь.

Михаил Александров: Ну это же можно было не проводить, понимаете? Можно было… Вот построили в Сочи эти комплексы, они стоят, бездействуют, я тут проезжал несколько лет назад, стоят и бездействуют, толку от них особого нет. Так что надо думать, куда более эффективно вкладывать деньги. Все-таки, понимаете, военная промышленность – это топ хай-тека, понимаете, это самые передовые технологии. Вот сейчас показывали, вчера, как наш лазерный комплекс «Пересвет» выходит на боевое дежурство, – это же самый передовой этап, стадия развития промышленности и технологий, ни у кого такого нет, понимаете, мы лидируем.

Тамара Шорникова: С другой стороны, президент говорит о том, что нужно, напротив, военные предприятия, которые выполнили уже достаточно в большой степени свою задачу, активнее переориентировать на такие мирные задачи, на выпуск другой продукции. Должна активнее происходить диверсификация.

Михаил Александров: Ну я сторонник того, чтобы военные предприятия производили гражданскую продукцию, но в области высоких технологий, это правильно. Но вот только ориентировать их на производство гражданской продукции неправильно, потому что это будет развал, как при Горбачеве был. Надо постоянно обновлять технику, постоянно совершенствовать уже имеющиеся возможности. Я еще раз говорю, что это, во-первых, создает рабочие места, подталкивает нашу промышленность, во-вторых, делает нас сильнее и позволяет нам реализовывать наши экономические интересы в мире, хотя бы такой, как экспорт вооружений. Если у нас будут производиться самые передовые вооружения, их будут покупать. Поэтому нельзя останавливать процесс военного производства.

Тамара Шорникова: Но очень многие люди мечтают, чтобы модернизировали как раз системы коммунальные, например, вкладывались в школы, в больницы и так далее, куда тоже нужно очень много денег.

Михаил Александров: Ну правильно, так надо же вкладывать, кто же против? Почему за счет военно-промышленного комплекса надо эти вопросы решать? Деньги у нас идут иногда на очень странные вещи, они просто исчезают. Они вкладываются, например, в то, что у нас заменяют плитку каждый год на улицах Москвы, понимаете. Это же большие расходы…

Тамара Шорникова: С этим трудно не согласиться.

Михаил Александров: Если все так посчитать, то много можно денег найти на коммунальное хозяйство, просто никто этим не занимается.

Тамара Шорникова: Сергей из Краснодарского края, давайте выслушаем его мнение. Сергей, здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Сергей.

Зритель: Здравствуйте. Меня зовут Сергей Иванович, я из Краснодарского края.

Тамара Шорникова: Сергей Иванович, здравствуйте.

Зритель: Вот у меня сразу будет к вашему гостю, там предыдущая женщина говорила как раз про геополитику, что мы зря вмешиваемся, входим в Сирию, Украину. Ваш гость сказал, что как раз из-за этого обывательского мнения разрушился Советский Союз. Но мне просто удивительно, ведь Советский Союз как раз разрушился не из-за обывательского мнения, а как раз именно из-за того, что сейчас происходит, потому что люди просто не стали терпеть. Мы понимаем, в каком состоянии уже был Советский Союз, поэтому все это произошло. И то же самое, в то время много на вооружение тратилось, это была также геополитика, мы хотели, великие мы были. То же самое у нас происходит сейчас, как я считаю. Я считаю, что надо оптимально иметь вооружения.

Говорят как? – вот мы хотим портки откуда-то получать. Нет, мы хотим, чтобы наша страна была защищена, но мы хотим, с другой стороны, иметь нормальную жизнь. Я вот пенсионер, у меня нищенская пенсия. И когда сейчас параллельно, ежедневно мы смотрим по телевидению, показывают, какие у нас достижения в военно-промышленном комплексе, ракеты новые, все такое прочее, параллельно с этим мы смотрим просьбу по SMS отправить для умирающих детей, мне просто удивительно, что иначе, если мы не вышлем, то дети эти помрут, что надо их спасать. А где же наше великое государство, в чем величие, я не пойму? Иногда нам думается, что это нас спасает – от какой жизни? То есть чтобы, может быть, все-таки надо… Мы все время с Америкой сравниваем, мы говорим, что Америка 700 миллиардов тратит. Но вы же понимаете, что нужно говорить не о цифрах, нужно говорить о процентах от ВВП, там же у людей совсем другой уровень жизни…

Тамара Шорникова: Да, Сергей, спасибо, понятно.

Виталий Млечин: Да, спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо за ваше подробное, аргументированное мнение. Оно, конечно, имеет право на существование.

Михаил Александров: Да-да. Но я должен сказать, что человек просто не понимает, о чем говорит. Потому что Советский Союз разрушился совершенно не из-за наших военных расходов, это абсолютная глупость, навязанная либеральной частью нашей политической элиты в свое время, для того чтобы пойти на капитуляцию перед Западом. На самом деле наш Советский Союз экономически развалился из-за неэффективной советской системы экономики, которая не могла накормить людей, душила инициативу, понимаете…

Виталий Млечин: Ну так это же и имеется в виду, все деньги уходили на то, чтобы ракеты и танки штамповать…

Михаил Александров: Да ничего подобного. На самом деле никто и не проводил серьезных исследований, сколько у нас тратилось на военно-промышленный комплекс. Но должен вам сказать, по опыту знаю, что деньги, которые шли на военные заводы, люди получали хорошие зарплаты, они покупали даже кооперативные квартиры, они неплохо жили, эти люди, а это было полстраны на самом деле, понимаете? Так что те, кто работал в военно-промышленном комплексе, они в значительной степени двигали нашу экономику, но она не могла двигаться, потому что это была плановая, вот такая административная экономика, она не способна была даже людей накормить, когда крестьянам не давали возможность выращивать скот, ограничивали территорию приусадебных участков. Еще при Сталине были приусадебные участки, был какой-то небольшой мелкотоварный сектор, продукты питания были, а когда Хрущев начал свои реформы, там все поурезал, налог на яблони, запретил скот иметь. Ну и что делать, вообще пропали продукты, понимаете.

Такая вот неэффективная экономическая система не могла развиваться, и валить это на то, что у нас были военные расходы большие, поэтому мы развалились, я считаю, что это информационная провокация, которая идет именно с Запада, а ее здесь определенные силы эффективно поддерживают. Для чего? – чтобы мы разоружились и нас взяли тепленькими. Я думаю, нам не надо поддаваться на это.

Тамара Шорникова: И кратко, совсем времени мало осталось. В ближайшие дни, возможно, месяцы каких следует ждать высказываний, собраний и действий от обеих стран?

Михаил Александров: Ну нам дали 60 дней, значит, мы должны сдаться за этот период. Я не думаю, что наше руководство сдастся. А потом мы посмотрим, надо, как говорится, раскрыть блеф США. Вот они сделали ставку на этот блеф, сейчас вот посмотрим, как они раскроют карты, отыграют они назад или нет. Потому что, в общем-то, они понимают, что если мы начнем развивать наши ракеты средней дальности, то как раз НАТО окажется под очень серьезным ударом.

Тамара Шорникова: То есть, по-вашему, сейчас в принципе, в ближайшие 2 месяца обе стороны будут ждать?

Михаил Александров: Я думаю, наша сторона будет ждать, а американцы, наверное, будут пытаться и дальше усилить давление, в том числе грозя очередными санкциями, может быть, даже вводя какие-то санкции. Как президент сказал правильно, скорее бы они уже все санкции ввели, чтобы мы могли успокоиться и спокойно жить.

Тамара Шорникова: Ох, нет, вряд ли.

Виталий Млечин: Да, если они все введут, то нам спокойно жить точно не получится.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Виталий Млечин: Спасибо большое за ваше мнение. Ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров был у нас в гостях. Мы обсуждали новую гонку вооружений, отношения с Соединенными Штатами и со всем миром. Это наша большая тема, поэтому наши коллеги сегодня вечером к ней вернутся, а мы вернемся в прямой эфир через пару минут.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

К чему приведет новая гонка вооружений?

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты