Михаил Смирнов: То, что Россия – пьющая страна, это ложная парадигма. Её создали трезвенники и врачи-наркологи

Гости
Михаил Смирнов
главный редактор портала «Алкоголь.ру»

Алкоголь задернут ширмой? Минздрав поддержал предложение депутатов Госдумы завешивать бутылки со спиртным, как это делают сейчас с табачными изделиями. Торговые сети, разумеется, против. Как мера скажется на нашем здоровье, на потреблении алкоголя в стране?

Анастасия Сорокина: Ну что же, перейдем к теме, которая, я думаю, как раз плавно вытекает из нашего предыдущего разговора, – поговорим про алкоголь. В магазинах его предлагают задернуть ширмой по аналогии с табачными изделиями. Такую инициативу Госдумы поддержал Минздрав.

Александр Денисов: Поддержал, потому что у министерства есть такая своя подкрепляющая статистика: мол, открытые полки со спиртным все-таки провоцируют нас купить и выпить.

Анастасия Сорокина: Размещение алкогольной продукции в хорошо просматриваемых местах торгового объекты способно увеличить продажи пива на 23%, для вина на 33% и на 46% для крепких напитков.

Александр Денисов: Ну вот за прошлый год в России выросло употребление алкоголя на 8.3% или на 1 литр в расчете на человека – это статистика Центра исследований федерального и регионального рынков алкоголя. Ну и по регионам статистика: в Ненецком автономном округе этот показатель вдвое выше среднего по стране, там на одного человека в год приходится 28 литров спиртного. Большие объемы потребления алкоголя также в Сахалинской, Магаданской, Московской областях и в Карелии.

Анастасия Сорокина: Да, а самыми трезвыми регионами страны эксперты называют республики Северного Кавказа – Чечню, Ингушетию и Дагестан. Правда, при составлении рейтинга не учитывались объемы домашнего вина, которое традиционно готовят в этих республиках.

Александр Денисов: Инициативу депутатов и Минздрава мы обсудим вместе с вами, а также с нашим гостем. В студии у нас Михаил Юрьевич Смирнов, главный редактор портала «Алкоголь.ру», – Михаил Юрьевич, добрый день.

Михаил Смирнов: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Александр Денисов: Понятно, как отреагируют сети, естественно, это их не обрадует.

Михаил Смирнов: Совершенно необязательно.

Александр Денисов: Необязательно?

Михаил Смирнов: Понимаете, на самом деле вот эта статистика минздравовская чаще всего берется с потолка. Я беседовал с…

Александр Денисов: С потолка сетевых магазинов, надеюсь? Или со своего?

Михаил Смирнов: Нет-нет, вообще со своего потолка. Я просто беседовал однажды со специалистом, который занимался там статистикой, так вот он бил себя кулаком в грудь о том, что подпольного алкоголя не существует, потому что нет такой графы в статистике государственной.

Александр Денисов: Графы нет, а алкоголь такой есть.

Михаил Смирнов: Нет, раз его нет в статистике, значит, нет, вот такое убеждение. То есть если статистике верить… Кто это проверял, кто это замерял, что видимый алкоголь увеличивает потребление? Да не увеличивает потребление он. Понимаете, алкоголь не относится к категории товаров, который покупают рефлекторно: увидели, взяли, купили.

Александр Денисов: Ну мы с вами мужчины, мы можем быть откровенны: вот нас провоцирует алкоголь? Я вот, честно говоря, когда прохожу мимо бутылки, обязательно задержусь, посмотрю, что за вино.

Михаил Смирнов: Посмотреть. Но если у вас нет желания, то вы не купите. У вас есть желание купить машину, но у вас нет денег. Примерно та же история: смотрите на бутылку вина…

Александр Денисов: На алкоголь-то деньги есть всегда, Михаил Юрьевич.

Михаил Смирнов: Это нет, тут, понимаете…

Александр Денисов: Вы с машиной сравнили, несопоставимо.

Михаил Смирнов: Все рассматривают Россию как, знаете, пьющую страну, да? Такая была выдвинута, создана парадигма, в которой мы сейчас живем, ложная на мой взгляд, которую создали трезвенники и врачи-наркологи. А для них в принципе либо вы алкоголик, либо вы недообследованы, а если мы запретим алкоголь, наступит счастье. И вот эта парадигма сейчас во главе. И вот этот вот запрет, задергивание шторок… Ну вот задернули, грубо говоря, шторки на сигареты – что, меньше курить стали? Да нет.

Александр Денисов: Нет, статистика показывает, что действительно меньше

Михаил Смирнов: Да статистика…

Александр Денисов: Просто люди бросили: в кафе нельзя курить, на работе нельзя курить, проще бросить.

Михаил Смирнов: Нет, бросают они по другим причинам, не потому, что занавешено. И с питьем то же самое. Понимаете, вот эта дурная вещь о том, что мы сейчас запретим, люди ничего не знают про алкоголь, они просто не будут пить – это глупо. Человек знакомится с алкоголем в семье в окружающей, и когда он приходит уже в 18 лет, он уже по крайней мере что-то, как он думает, знает, а по-настоящему человек не знает ничего. У нас вот этот запрет, раз этого нет, значит, этого не будет, это то же самое, что, классический вариант, запретили сексуальное образование в школах – что, от этого беременности в 16 лет уменьшились, что ли? Да нет. На самом деле человек должен знать, это как правила дорожного движения: если вы знаете, что вам нельзя поворачивать направо, значит, вы не повернете направо, иначе погибните. С алкоголем та же история. Кто знает минимальную порцию крепкого алкоголя, той же водки? Никто не знает, а она 26 граммов. Почему? Физиологический глоток у человека 25 граммов.

Александр Денисов: Даже 30 с чем-то нейтрализуются без последствий в организме.

Михаил Смирнов: Нет, там ничего не нейтрализуется, там очень сложная система ферментов, их 6 штук, которые…

Александр Денисов: …расщепляют.

Михаил Смирнов: …расщепляют сначала алкоголь, дегидрогенез, разваливает на два, потом еще ферменты разваливают то, что осталось, и так далее до вывода из организма. На самом деле это достаточно изученная вещь. Скажем, почему у нас пьют стаканами? Я думаю, что в принципе это пришло еще во время революции, когда, грубо говоря, меньше размера не было; а раньше, до революции, предположим, пили рюмками. Если Булгакова почитать «Записки врача», как он там пожаловался коллеге, говорит: «Слушайте, пойдемте чай пить, а то водки пить уже неинтересно». Понимаете, отношение другое. Когда люди не знают про алкоголь ничего, они думают, что пить стаканами правильно, а это неправильно совершенно.

Анастасия Сорокина: Давайте узнаем, что думают люди. Нам дозвонился Андрей из Костромской области. Андрей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я звоню вам из города Нерехта Костромской области. В прошлом я сам работал в сетевом магазине… Алло, вы меня слышите?

Анастасия Сорокина: Да, говорите, пожалуйста.

Александр Денисов: Да, конечно.

Зритель: Да, хорошо. И непосредственно я отвечал за отдел с алкоголем. Вкратце скажу, что я очень зол, потому что все это похоже на мышиную войну со стороны наших законодателей и работников министерства. Складывается ощущение, что других проблем у нас нет, это если вкратце.

По поводу непосредственно данного вопроса. Как в прошлом работник я больше чем уверен, что это вызовет удорожание как алкоголя, так и других товаров в магазинах, потому что расходы на переоборудование залов будут размазаны ровным слоем по всем затратам сетей.

Александр Денисов: Андрей, вопрос. Вы когда работали в сетевом магазине, я замечал, заходишь, сразу проходишь мимо полок, там либо пиво, бывает, и водку выставляют, обычно по праздникам прямо на входе в коробках в сетевых магазинах.

Зритель: Да.

Александр Денисов: Вот вы так же специально делали, чтобы провоцировать спрос? И как отслеживали, спиртное действительно расходится быстрее, если его поставить вот именно на пути прохода покупателей, например, к хлебным прилавкам?

Зритель: Я понял вопрос. Понимаете, огромная часть этого спиртного потом оседает на складах, это раз. Во-вторых, зависит от покупательской способности граждан: дорогой алкоголь чаще всего уходит из этих выкладок очень медленно. Промо-наборы так называемые к праздникам вообще почти не продаются. В основном продается алкоголь дешевый и низкокачественный: водка в праздничном оформлении, например, в Новый год дешевые игристые напитки, которые нельзя назвать шампанским, это винные напитки очень часто. То есть в основном тенденция такая.

А что касается точки зрения покупателя, если разрешить… и продолжить, то я из покупного алкоголя употребляю пиво, редко крепкие напитки (дистилляты) и чаще всего натуральные столовые вина. К счастью, у нас в последние годы в нашей стране развивается производство таких напитков, что радует, и они доступны по цене, что называется, на каждый день.

Анастасия Сорокина: Андрей, спасибо вам большое за звонок, у нас просто очень ограничено время прямого эфира.

Давайте как раз в продолжение темы алкоголя, его производства посмотрим сюжет, который подготовили наши корреспонденты, из Екатеринбурга и Липецка.

Александр Денисов: Как раз про подпольный алкоголь мы с вами тему…

Михаил Смирнов: Ну это сейчас…

Александр Денисов: И посмотрим.

Михаил Смирнов: Подпольный алкоголь – штука широкая.

СЮЖЕТ

Анастасия Сорокина: Давайте сразу выслушаем звонок нашего зрителя, Александра из Тульской области. Александр, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хочу, вот смотрю ваш прямой эфир, сказать основное. Как только наши депутаты придумывают законы, чтобы закрыть алкоголь, еще что-то, у нас черный рынок кругом завален. Вот у нас с 2-х часов торгуют алкоголем. Приезжает ко мне друг, я в отпуске, мы приходим в 12 часов, купить нельзя – смешно.

Хороший алкоголь купить нереально. Вот я выбираю коньяк, люблю коньяк, допустим, выбираю коньяк, начинаю смотреть, что там такое есть, а там этиловый спирт, он в коньяке вообще не присутствует. И это в сетевых магазинах известных, не буду называть, чтобы не проводить антирекламу. Но надо заниматься делом, люди должны работать. Если человек работает, зарабатывает, когда надо ему выпить, мы русские люди, мы не больше других выпиваем. Извините меня, я вот коньяк чтобы выбрать, это целый час или два тратишь, чтобы только посмотреть.

Анастасия Сорокина: Понятно-понятно, спасибо вам большое.

Вот Михаил Юрьевич, скажите, пожалуйста, может быть, действительно дело не в том, чтобы спрятать алкоголь, а как-то по поводу его качества?

Михаил Смирнов: Понимаете какая хитрость? Все упирается в одну простую вещь, опять же в эту парадигму о том, что если мы запретим… Это такая вот маленькая группка, которая создала эту парадигму, она нацелена на запрет и прикрывается такими громкими словами: «Давайте спасем Россию», – и прочие дела. На самом деле это ничего не получается.

А насчет самогона я могу сказать, что в принципе повышение цены на водку, официальной цены, с которой уплачены налоги, с которой подпольный рынок не платит ничего, он себе эти налоги забирает… Самогоном занимаются очень серьезные, интересные люди. Я был членом жюри самогонного конкурса.

Анастасия Сорокина: Ага.

Михаил Смирнов: Ну вот представь: виннояблочный дистиллят, настоянный на копченой кураге.

Александр Денисов: Это же сколько вам пришлось напробоваться, Михаил Юрьевич.

Михаил Смирнов: Было в районе сотни образцов, но дегустация – это же не питье.

Александр Денисов: Не питье, да? А что это?

Михаил Смирнов: Это работа очень тяжелая.

Александр Денисов: А-а-а.

Михаил Смирнов: То есть вы выплевываете, полощете рот и так далее, это на самом деле очень тяжело. Но на самом деле там чудеса люди творят, то есть это творчество. И спрос на это будет расти, ведь самый простой самогонный аппарат – это вообще смешно, две кастрюли и тарелка глубокая, вот вам есть готовый, самый примитивный…

Александр Денисов: И вот эта вот пружина, да?

Михаил Смирнов: Нет, необязательно: вы просто прикрываете, наливаете в малую кастрюлю барду, опускаете ее в большую кастрюлю, сверху кладете тарелку, а в тарелку наливаете воды, и ставите на слабый огонек, и получаете очень фиговый дистиллят-первач. А вот эти все тонкости – это уже эстетика пошла. На самом деле повторяется пройденный этап. Соединенные Штаты прошли, Финляндия прошла вот этот запрет…

Александр Денисов: В Финляндии, по-моему, по-прежнему вот этот запрет, там в специализированных магазинах, в которых…

Михаил Смирнов: Ой, в Швеции то же самое, но это у них такая идея, что если мы снизим количество магазинов…

Александр Денисов: При этом они приезжают к нам и пьют как подорванные.

Михаил Смирнов: Вы даже не можете поверить, насколько у них самогоноварение. У них все свадьбы самогонные, у них поход в баню самогонный. В Швеции та же история. Скандинавы почему-то подумали, что если они повысят стоимость и если уменьшат количество магазинов, будет народ пить меньше. Ага. Та же самая история, у нас наступают на те же самые грабли. То есть если сейчас вот примут…

Понимаете, почему хорошо быть депутатом? Получаешь огромные деньги и за базар не отвечаешь, можешь выдвинуть совершенно идиотскую идею, тебе за то ничего не будет. Медики вместо того чтобы заниматься медициной решили полезть в политику: давайте сократим, и народ все. А народ российский не…

Александр Денисов: То есть думаете, это политика все-таки?

Михаил Смирнов: На самом деле это еще раз парадигма, выбранная изначально. Но на самом деле поймите, пьют те алкоголики, 20 миллионов людей, кто очень много пьют, наиболее бедные, они уже давно в магазинах не покупают, они покупают подпольный алкоголь, в котором смешали спирт с водой, в результате чего получилось? А ничего хорошего не получилось, стоимость бутылки 100 рублей. Вон, не знаю, в одной из областей, у меня просто знакомые там, люди приходят в магазин, «3 по 100», им дают 3 бутылки по 100 рублей, хотя цена 220 рублей официальная. Подпольная? – подпольная. Только государственный завод имеет 4 рубля с бутылки прибыли, а государство с каждой бутылки забирает 140 рублей, то есть вы, грубо говоря, платите за бутылку водки официально государству.

А подпольный алкоголь забирает это дело себе, и там миллиардные суммы скопились. Ну каким образом вот эти депутаты могут чего-то сделать с таким огромным валом денег? Да ничего не смогут сделать. Все отрапортуют, что мы боремся, мы боремся. Трезвенники сейчас появились, тоже такие бригадки, которые, значит, усердно борются, но уже за деньги. Государство выделяет деньги, они эти деньги осваивают, причем это такая система.

Анастасия Сорокина: Михаил Юрьевич, у вас есть какое-то решение этой проблемы, как можно действительно эффективно бороться, чтобы это было…

Михаил Смирнов: Значит, эффективно бороться быстро не получится, это все нужно сейчас объяснять детям, что алкоголь есть часть жизни, лучше не пить, до 18 не пить точно вообще, потому что гормональный взрыв, вмешается алкоголь, поскольку он тоже вырабатывается организмом, вы получите плохую жизнь: тупее будете, медленное реагировать, хуже развиваться. А вот после 18 лучше не пить, но если будете пить, вы должны знать, что вина много нельзя пить, но бокал можно; если крепкий алкоголь, то 50 граммов и все. То есть каким-то образом обучить людей, показать.

А у нас получается что? Человек приходит, 18 лет, поперся в магазин, смотрит, как соседи бутылку из горла – а давай-ка и я. И все это заканчивается… Не потому, что он хотел, он просто не знает, как правильно пользоваться, безопасно пользоваться алкоголем. Это нужно воспитывать, объяснять детям. А у нас: «Давайте запретим». Ну запретили, дальше что?

Александр Денисов: Зрителей послушаем.

Анастасия Сорокина: Владимир из Ростова-на-Дону до нас дозвонился. Владимир, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Меня хорошо слышано, да?

Анастасия Сорокина: Да, отлично.

Александр Денисов: Прекрасно.

Зритель: Здравствуйте. Я хочу согласиться с вашим гостем насчет того, что воспитание должно все-таки со школы быть, потому что дальше уже поздно, как говорится. Дело в том, что закрывай ширмой, не закрывай, та же история с сигаретами. Зная своих знакомых, я анализирую, смотрю, что курить меньше не стали, как пили, так и пьют. У каждого своя норма, то есть это зависит от человека, а не от регулирования на рыночном уровне и правил торговли. Поэтому запретный плод сладок, то есть если будут не объяснять молодежи с самого начала, что это плохо, что это вредно здоровью и прочее, естественно, никакого толку от этого не будет. Поэтому…

Анастасия Сорокина: Понятна ваша позиция, спасибо.

Александр Денисов: Спасибо, Владимир.

Зритель: Мне 34 года, я не пью и не курю. Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: Михаил Юрьевич, вопрос. По табаку мы сравнивали, что примерно так же поступили. Лоббистами вот этих всех законодательных моментов были, как люди объясняют с рынка, фармкомпании, которые производят таблетки, чтобы бросить курить. Вот здесь кто лоббист, кто заинтересован? Если уж мы про политику говорим.

Михаил Смирнов: Понимаете, на самом деле… Нет, здесь немножко другое. Почему-то вот все думают, что обязательно у кого-то есть лоббисты. В данном случае депутат должен выдвинуть несколько законопроектов, с него спрашивают: законопроекты, что-то делаешь, когда сидишь получаешь свои 400 тысяч рублей в месяц, ты хоть чего-нибудь делаешь? Он говорит: а я вот выдвинул такой законопроект. А все почему-то считают, что сложнейшую отрасль, в которой завязана экономика, политика, психология, там много чего, история завязана, – все думают, что я вот сейчас выскажу и все будет у нас хорошо. Понимаете, как в том анекдоте: «Умеешь ли ты ремонтировать часы? – Нет, не могу, там лом плохо проворачивается, в часовом механизме». Так и здесь: люди лезут, думают, что все очень просто – я выскажу идею…

Ну занавесят они, и что дальше? А то, что это повлечет за собой изначально рост цен, потому что это все-таки действительно расходы на переоборудование всего этого дела, это все повлечет рост подпольного рынка неизбежно, потому что если человек не видит ничего и человек ничего не понимает, он начинает смотреть по цене, а тут вот в соседнем магазинчике маленьком тоже водка, но дешевле, меньше, чем минимальная цена, определенная государством, – какая разница? И вот он вместо того чтобы идти в магазин, где продается официальная водка с акцизом, проверенная…

Ведь акциз не тем важен, что государство получает деньги, а государство гарантирует, что вы не отравитесь, что вы не умрете, что качество… Что вы не умрете от этой водки, как от той, которую, предположим, в соседнем подвале разлили с метанолом, взяли и померли. Мрут-то не от водки, мрут от подпольного производства, а подпольное производство закрыть нельзя, потому что цены загнаны за пределами. Если сейчас человек может 100-120 рублей заплатить за бутылку водки в регионах, он их и заплатит, он больше не заплатит.

А по поводу роста потребления… Ну вы знаете, тут надо смотреть структуру потребления, потому что сейчас растет потребление вина, что хорошо. Слабый алкоголь и пиво выдавливают крепкий алкоголь, основные проблемы человеку создает крепкий алкоголь. Кроме того, по закону запрещено говорить о положительных свойствах алкогольных напитков, пива и вина, а они есть. Во Франции целый институт работает, причем независимый институт, он положительные вещи выясняет, и документы эти существуют. Но у нас депутаты подумали: «А мы запретим, и наступит счастье». Типа мы не пьем, говорят депутаты.

Александр Денисов: Послушаем.

Анастасия Сорокина: Да, послушаем еще нашего зрителя Анатолия из Новосибирской области. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Говорите, пожалуйста, мы вас слышим.

Зритель: А вот у меня такой вопрос. Если депутаты примут, допустим, закон задернуть ширмой, как тогда выбирать вино, скажем? Его же большой ассортимент.

Александр Денисов: Ну откроете и будете выбирать.

Михаил Смирнов: Ну так же, как с сигаретами: подняли и смотрите… На самом деле ведь как покупают сигареты? Там такая широкая полочка, поднимаете, там эти сигареты стоят. С вином будет та же история. Но с другой стороны, как отличить подделку, низкокачественное вино от хорошего, тоже недорогого? Понимаете, запрещено говорить, и в конечном итоге народ идет по цене. Когда ему выдают портвейн «777», который 87 рублей стоит, а там винограда вообще нет. Вот сейчас портвейн «777», в нем нет…

Александр Денисов: Такой есть до сих пор?

Михаил Смирнов: Конечно, а как же, еще какой бизнес.

Александр Денисов: Не дегустировали его?

Михаил Смирнов: Дегустировал.

Александр Денисов: Ну и как?

Михаил Смирнов: Ну как? Запах еще тот, качество мерзопакостнейшее, потому что спирт никто хороший туда лить не будет, он дорогой. То есть берется «гидрашка», гидролизный спирт, добавляется, поскольку немного его нужно, делают на самом деле, причем официально, 87 рублей, по-моему, стоит. А если делать из винограда, там виноград дороже стоит, из которого должны делать, виноград дороже стоит еще в гроздьях.

То есть понимаете, на самом деле в любом случае вот эти законы будут обходиться. Но когда действует запрет на официальное, проверенное и гарантированное государством качество, тогда производители подпольного говорят: «Спасибо, товарищи депутаты! Делаем вам памятник из золота, конный, в полный рост поставить за такие законы!»

Александр Денисов: Понятно.

Михаил Юрьевич, совсем коротко, у нас мало времени остается. Вы знаете, меня больше другая тенденция тревожит: маргинализация спальных районов городов, когда появляются магазины шаговой доступности алкогольные, когда можно в тапочках спуститься, за хлебом дольше идти, чем за бутылкой. Вот это плохо, мне кажется.

Михаил Смирнов: Нет, на самом деле давайте правильно говорить. В принципе если вы не хотите купить, вы знаете…

Александр Денисов: Так я из подъезда выхожу, у меня тут рядом все время.

Михаил Смирнов: Слушайте, из подъезда вы выходите…

Александр Денисов: А тут настроение плохое, депрессия весенняя, мы вот говорили, все.

Михаил Смирнов: Ну вот вы знаете, интересная вещь. На самом деле алкоголь – это самый известный, самый знаменитый антидепрессант.

Александр Денисов: Ну я и говорю.

Михаил Смирнов: Но если вам плохо, у вас есть выбор, либо наркотики, либо алкоголь.

Александр Денисов: Однозначно мы про это не говорим.

Михаил Смирнов: Нет, я вам говорю. На самом деле у нас наркоманов больше, чем алкоголиков в стране, вы знаете об этом? У нас наркоманов больше, чем алкоголиков, зарегистрировано, вот к чему привела вот эта идиотская вещь, неразумная.

Анастасия Сорокина: Подошло время нашей программы.

Александр Денисов: Спасибо, Михаил Юрьевич.

Анастасия Сорокина: Затронули такие важные вопросы. Конечно, обязательно будем обсуждать и следить за развитием событий.

У нас был Михаил Юрьевич Смирнов, главный редактор портала «Алкоголь.ру». Спасибо вам большое за беседу.

Мы на этом не прощаемся, расскажем вам о том, какие темы ожидают вас в вечернем выпуске программы «Отражение».


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты