Михаил Беляев: Молодое поколение зарабатывает меньше, чем старшее, но оно умеет планировать и обращаться с деньгами рачительно

Михаил Беляев: Молодое поколение зарабатывает меньше, чем старшее, но оно умеет планировать и обращаться с деньгами рачительно
Высшее образование – 2020. Закон об удалёнке. Вакцина: когда и кому? Надбавка к пенсии. На нефти не проживём? Россиян потянуло на дачи
Бесплатное высшее образование
Куда возьмут работать после школы? Сюжет из Саратова
Леонид Григорьев: Кризис-2020 много тяжелее всех предыдущих, но после него легче восстанавливаться
Когда начнётся массовое производство вакцины от коронавируса?
Удалёнка: всё по закону
Эксперты заявляют об успешном неофициальном испытании вакцины от коронавируса
Конец нефтяной эпохи близок?
Куда после школы?
Компенсация расходов сотрудникам на удалёнке
Гости
Михаил Беляев
эксперт Российского института стратегических исследований, кандидат экономических наук

Анастасия Сорокина: «Кризисоустойчивое поколение». Люди в возрасте от 18 до 23 лет оказались самыми подготовленными к кризису. Недавние исследования говорят о том, что так называемые зумеры – это поколение Z – лучше других ведут личный бюджет, грамотно распределяют свои доходы и расходы. В результате у них сбережений оказалось больше, чем в любой другой возрастной категории.

Александр Денисов: Тему мы обсуждаем вместе с вами. Подключайтесь, звоните, пишите, если вы накопили, отложили. Расскажите, любопытно.

А с нами на связи Михаил Кимович Беляев, эксперт Российского института стратегических исследований, кандидат экономических наук. Михаил Кимович, здравствуйте.

Михаил Кимович: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Александр Денисов: Вот такое название «зумеры» звучит фантастически. И новость фантастическая, такая приятно-фантастическая. Оказывается – отложили. Как вы восприняли эти исследования банков и страховых компаний?

Михаил Кимович: Да вообще для меня это тоже была новость, когда пригласили на эфир и сообщили, что будем обсуждать поколение Z и его разворотливость в области финансов. Для меня это тоже было новостью, хотя я, в общем, занимался и финансовой грамотностью, и преподавал всякие такие вещи насчет вразумления различных групп и социальных слоев.

Александр Денисов: Вот вам и результат, Михаил Кимович. Видите – воспитали, значит, поколение.

Михаил Кимович: Для меня это было неожиданно. Причем, когда с этой аудиторией работаешь, не скрою, в общем-то, такие скептические улыбки, такие усмешки, типа: «Учи-учи, а мы сами знаем, что делать. Это все не про нас». А оказалось, что, действительно, их учить, может быть, даже и нечему. Или наоборот – эта наука, действительно, упала на благодатную почву.

Но если говорить серьезно, то, конечно, это очень здорово. Когда первый момент неожиданности проходит и начинаешь размышлять, находишь объяснения. Уж не знаю, насколько они покажутся убедительными. Во всяком случае – что происходит?

Во-первых, молодое поколение освобождено от тех скреп, которые достались поколению более старшему – насчет того, что можно, а что нельзя. Вот для них уже занятие финансами, деньгами, такое отношение к этим деньгам – это то, что можно. И даже не то, что можно, а то, что нужно.

В этом же опросе было отмечено, что у них, оказывается, есть несколько источников дохода, в отличие от старшего поколения, которое ориентируется только на один источник. Это значит, что они где-то не стесняются работать и там, и там. Может быть, на удаленном режиме, кстати, и так далее. То есть у них несколько источников дохода.

Второе, что у них есть, оказывается, по сравнению со старшим поколением. Тут у вас на цифрах тоже было показано, что, оказывается, совокупные заработки у них, во всяком случае объявленные, не такие большие, они ниже среднего даже. Оказывается, они с этими деньгами умеют планировать, они составляют свои личные планы, они составляют баланс доходов и расходов и обращаются с этими деньгами вполне рачительно – так, что у них остается даже остаток на то, чтобы накапливать какую-то свою личную «подушку безопасности». Это тоже то, что их отличает.

Третье, наверное, – это то, что они все… Вот то, что мы считаем минусом, и мы их всегда в этом упрекаем – что они якобы слишком много занимаются этими современными гаджетами, технологиями, коммуникациями, вот этим всем. А оказывается, что они уже заранее приспособились к тем профессиям, работают в тех областях и получают доходы, которые являются наиболее перспективными.

Мы же знаем, что сейчас от кризиса многие предприниматели высказывают мнения, что у них там плохо, тут плохо, здесь плохо. А оказывается, что тот, кто занимался компьютерами, их наладкой, системные администраторы, те, кто занимается этой компьютерной грамотностью, – оказывается, они чувствуют себя лучше, чем кто-либо, потому что это не только сейчас возросли эти самые заказы, у них немножко плюс в доходах, а это было востребовано и задолго до этого. То есть это то поле, где можно работать, где можно зарабатывать, которое является перспективным и стабильным. Наверное, вот это.

И еще один момент, связанный с компьютерами, – это то, что они там живут. Вот если, например, человеку моего поколения, в общем, даже с высшим образованием, даже более чем высшим образованием, надо сделать над собой какое-то усилие, чтобы войти в компьютерную сферу, то для них это та среда обитания, в которой они себя чувствуют совершенно нормально. В принципе, они могут совершенно спокойно зарегистрировать свое предприятие онлайн, они могут сделать переводы, платежи, общение онлайновое. Это все их. Это их время. Это их среда. Поэтому неудивительно, что они себя чувствуют и в финансовом плане более комфортно, чем кто-либо другой.

Александр Денисов: Михаил Кимович, вот вы упомянули, что видели скептическую улыбку на лицах студентов. А кто еще мог стать учителем? Точнее – что? Указывается возраст – 23 года. То есть это люди, которые наблюдали кризис 98-го года, видели, что происходит с родителями в семье, 2008 года, 2014 года. Вот это стало учителем, как думаете?

Михаил Кимович: Ну, в общем, учителем это послужило скорее для более старшего поколения. Когда ты преподаешь молодым, то это, так сказать, улыбки по одному поводу. Когда преподавал более старшему поколению, то там улыбки по другому поводу – как раз по поводу того, что: «Мы не так много зарабатываем. И не учите нас, как нам рационально использовать свои расходы, товарищ профессор, господин профессор. И не учите нас, как нам учитывать наши доходы и расходы. Нам уже поздновато. Ничего мы не знаем и знать мы ничего не хотим. И вообще нас эти кризисы, которые прошли на нашей памяти, они нас научили тому, что ничего нам планировать не надо, никаких «подушек безопасности» нам не надо. Как-то так мы живем спокойно. И дай бог, что нас никто не трогает».

Александр Денисов: Странно, а почему разные выводы делают? Более старшее поколение – что рыпаться не нужно, грубо говоря. А молодежь – наоборот. Что ей ни объясни, она все равно откладывает, как бы мало ни было. Вы говорите, что даже ниже среднего доходы.

Михаил Кимович: А для молодежи это челлендж, это вызов, да. Ну и что, что было? Подумаешь, кризисы. Они тогда были маленькие. Кризис, прошло десять лет – и они не помнят этот кризис.

Вы понимаете, то, что мы переживаем сами, и то, что мы видим на примере родителей – это совершенно другой опыт. Тем более что родители, судя по всему, предполагали… Ну, я имею в виду – нормальные родители в нормальных семьях. Даже если им приходилось тяжело, они по отношению к своим детям пытались сделать так, чтобы дети это не почувствовали. И это, по-моему, нормальный родительский эффект. Поэтому мимо детей это прошло совершенно спокойно.

Тем более, понимаете, кризис же… Хотя у нас иногда некоторые экономисты, сильно продвинутые в области прогнозирования, все время пытались предрекать какие-то кризисы, нас пугали финансовым пузырями, но как мы, экономисты, шутим: «Легче всего предсказывать кризис». То есть ты все время говори «кризис», «кризис» – и он когда-нибудь случится, и ты будешь великим прогнозистом, который задолго до этого…

Для них это не опыт. Для них это, наоборот, такое спокойное время, когда они думают: «Ну, кризис. Когда он еще будет? Да никогда не будет кризиса. Мы живем сейчас в спокойное время. Отлично, нормально. Надо действовать, надо работать».

Причем я хочу сказать, что эти ребята (ну, это то, что я из новостных и других программ вижу) работают не только в области информационных технологий, не только в области услуг. Современная научно-техническая революция дает возможность им работать пока на тех точеных направлениях, но которые являются точками на основе материального производства, которое двигает научно-технический прогресс. Это всякие штучки типа… Ну, мне на ум сейчас приходят только какие-то дроны, какие-то измерители. Мы видим это особенно в тех передачах, которые, знаете, бывают насчет творчества молодежи, молодежно-технических всяких ярмарок профессий. Они же там делают удивительные вещи.

И если люди старшего поколения… Вот он что-то изобрел, получил патент на изобретение, повесил дома в рамку – и любуется, и знакомым показывает. А дети понимают, что они в другое время живут. Они понимают, что это можно монетизировать. И они не боятся это монетизировать. Несмотря на то, что им 20 лет, у них нет этого опасения, что они молоды и рано им, вот как у людей старшего поколения. Наоборот, они считают: «Вот я молодой, я это придумал. Вот я сейчас зарегистрирую компанию, гаражную даже», – как это в западной терминологии называется, гаражный бизнес, в котором много кто начинал. И все, и вперед, и поехали!

Анастасия Сорокина: Михаил Кимович, пишут наши зрители, что, может быть, они не боятся заниматься бизнесом, но семьи не заводят, и обременений у них значительно меньше, чем у людей старшего поколения.

Узнаем, что думают зрители. Послушаем звонок из Московской области, на связи Анатолий. Здравствуйте. А, Татьяна из Чувашии сейчас с нами на связи. Татьяна, добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Зритель: Я хочу про это поколение Z сказать – от 18 до 23 лет.

Александр Денисов: Говорите.

Анастасия Сорокина: Да-да-да, говорите, пожалуйста.

Зритель: Они еще дети, которые практически на полном содержании родителей. Они не имеют своих детей, семей. Они не имеют ипотечных кредитов. У них нет старых пенсионеров-родителей. У них родители еще в таком возрасте работающем, здоровые и крепкие. Большинство живут со своими родителями. То есть за коммунальные услуги платят родители, они не платят. Питаются как бы с родителями. У них, конечно, остаются деньги. Они думают о будущем – копить на машину себе, копить на квартиру себе в будущем. Поэтому это у них есть. А родители все для детей, для детей, поэтому у них ничего не копится. Они все отдают своим детям. Потому что от 18 до 23 они все равно дети, пока не имеют своих семей и своих детей.

Александр Денисов: Татьяна, спасибо большое.

Анастасия Сорокина: Спасибо за мнение.

Александр Денисов: Совершенно справедливое замечание. Ну и хорошо, что копят на машину. Тоже отлично!

Анастасия Сорокина: Еще звонок – из Краснодарского края на связи Олег. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Волею судьбы так получилось, что я сталкиваюсь с молодежью ежедневно в возрасте от 18 до 22, поэтому могу сказать, что данный вид молодежи не кризисоустойчивый. Это во-первых. Во-вторых, не копят они, а берут все в кредит, а потом родители за них расплачиваются. Я вижу и слышу это каждый день. Поэтому все, кто сейчас тянет на себе – это мое поколение, возраст 50–55 лет.

И бизнес точно такой же. Все помогают бизнесу. Вот один вопрос. Я со своей семьей проездил, будучи офицером. В 98-м году кризис – извините, по шесть месяцев зарплату не платили. И никто мне не помогал. Воспитал я двоих детей и дал образование. И никаких проблем не было.

Я застал, когда начали эти гранты выходить. У меня младший еще учится в школе. Гранты – это хорошо, но знаний никаких. Девочки и мальчика в эфире из-за этого кризиса жгли свои трудовые книжки. А когда задаешь вопрос: «Ты самозанятая, а в больницу идешь за мои налоги и таких же людей, как я. В садик детей водишь, государство построило на мои налоги»…

Анастасия Сорокина: Подождите, самозанятые же тоже платят налоги.

Александр Денисов: Олег, вы имеете в виду тех, кто в тени трудится, так сказать? Вот этих самозанятых?

Зритель: А у нас 70% трудится в тени. И мне никто этого не докажет. Почему? Потому что я общаюсь и разговариваю. Они улыбаются и говорят: «А зачем это нужно? Это ваше поколение дурное думало, как прожить. А мы не хотим. Мы живем одним днем».

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: Олег, совершенно справедливое замечание. Да, это большая проблема. Михаил Кимович?

Анастасия Сорокина: Михаил Кимович, такое столкновение взглядов поколений. Сейчас, может быть, просто людям этого возраста, 50 и старше, которые прошли другие кризисы, помнят их, не понять, что пришло время немножечко других технологий, что деньги, можно сказать, в какой-то степени делаются даже из воздуха?

Ну, давайте даже пример этих людей, которые ведут свои страницы в Instagram. Сегодня я уже вспоминала Криштиану Роналду. У меня была цифра, которую он получает за одну публикацию: 993,5 тысячи долларов за одну публикацию в интернете! Эти деньги, которые завод, ну не знаю, будет годами зарабатывать, человек получил за то, что просто что-то прорекламировал. И это понять очень сложно людям старшего поколения.

Михаил Кимович: Да. Но это единицы. Вы знаете, мы, экономисты, привыкли мыслить такими массивами, большими данными и цифрами. Мы можем сказать, что один музыкант какой-нибудь за одно нажатие клавиши на пианино получает тысячу долларов, какой-нибудь сверхзнаменитый. Так что это совершенно не очень показательно.

Но я согласен, что есть большая доля правды у последнего человека, который нам звонил, у Олега. И, по-моему, Татьяна, предыдущая. И то, и то. Конечно, и родители очень много помогают своим детям. И дети свободны от заботы о своих престарелых родителях и детях еще. То есть они находятся в более комфортном положении.

Но мы же обсуждали именно сам факт обладания этими детьми определенных сбережений и прочего. А причины – да. Мне тут абсолютно трудно спорить, очень трудно.

И вы знаете мою позицию. Особенно хочу Олега поддержать. Вот этот непорядок у меня вызывает точно такое же возмущение, что многие… Причем это не только молодые, но и старые тоже, которые занимаются индивидуальным предпринимательством, они как-то очень не спешат платить налоги.

Олег отметил такую осторожную цифру – 70%. Но гуляет по СМИ цифра, что у нас самозанятых 20 миллионов. И несмотря на то, что государство попыталось создать самые льготные и самые комфортные условия для того, чтобы они вышли из тени, вышло 250 тысяч человек. Значит, 19 миллионов 750 тысяч продолжают жить точно так же, не платя налоги. И не все из них бедствуют. И не все из них сейчас нуждаются в поддержке государственной, как Олег тоже совершенно правильно сказал. То есть тут есть над чем подумать.

Но мы сейчас говорим именно о молодом поколении. На мой взгляд, вот это очень хорошо все-таки, что… Пусть их поддерживают родители. Пусть они сейчас не заботятся о детях и не заботятся о стариках своих. Но когда их родители станут престарелыми, эти дети выйдут уже с какой-то платформой, такой достаточно обеспеченной, я надеюсь, если они правильно воспитаны родителями. Это будет та платформа, с которой они будут совершенно спокойно поддерживать своих родителей, потому что пенсионное обеспечение…

Александр Денисов: Михаил Кимович, спасибо большое.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: Будем надеяться, что еще и выйдут из тени наконец-то. А это уже ваша работа – рассказывать на лекциях, к чему приводит теневой сектор.

Это был Михаил Беляев, обсуждали накопления молодежи. Переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Печеный Андрей Александрович
Человек далёк от реальности. Дурак, одним словом. Кто дал ему учению степень?!