• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Михаил Федотов: Вся экономия, которая будет получена от повышения пенсионного возраста, должна пойти только на повышение размеров пенсии

Михаил Федотов: Вся экономия, которая будет получена от повышения пенсионного возраста, должна пойти только на повышение размеров пенсии

Гости
Михаил Федотов
председатель Совета при президенте РФ по развитию институтов гражданского общества и правам человека

Рубрика «Личное мнение» с председателем Совета по правам человека Михаилом Федотовым.

 

Марина Калинина: Ну а сейчас другая тема очень резонансная. Госдума приняла в первом чтении правительственный законопроект, который предусматривает повышение пенсионного возраста. Закон предполагает повышение пенсионного возраста для мужчин до 65 лет и для женщин до 63-х. За принятие этого законопроекта на пленарном заседании Госдумы проголосовали 328 депутатов, против 104, никто не воздержался. Второе чтение, к которому депутаты подготовят поправки, уже пройдет этой осенью. Так что сейчас эту тему будем обсуждать, тема очень важная и интересная, так что присоединяйтесь, звоните-пишите, высказывайте свои мнения.

У нас сейчас на связи Михаил Борисович Терентьев, депутат Госдумы от партии «Единая Россия». Здравствуйте.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Михаил Терентьев: Добрый день.

Марина Калинина: Расскажите, как проходило голосование, во-первых, чем руководствовались депутаты, вообще как был процесс обсуждения этого законопроекта?

Михаил Терентьев: Процесс обсуждения законопроекта начался еще с того момента, как правительство внесло данный законопроект в Государственную Думу. Было принято решение о заслушивании мнения со стороны субъектов Российской Федерации, этот законопроект был направлен в регионы, из регионов, где депутаты успели собраться и провели свои заседания, мы получили около 60 отзывов на данный законопроект, все они поддерживали данное предложение правительство с учетом различных замечаний.

Также после получения отзывов из регионов это обсуждение началось в различных комитетах. Основной комитет – это Комитет по труду, социальной политике и делам ветеранов, но также обсуждение шло и в Бюджетном комитете, Комитете по здравоохранению, по Северу. Поэтому вот такое было полноформатное обсуждение. При этом сегодня на пленарном заседании было также принято решение, хоть депутаты и приняли данный законопроект в первом чтении, срок принятия поправок от субъектов законодательных инициатив был продлен до 24 сентября, чтобы те региональные заксобрания, которые не успели обсудить, могли обсудить и также направить свои предложения в Комитет по труду, социальной политике и делам ветеранов, который приступит к обсуждению после того, как поступят все поправки.

Обсуждение было непростое, было очень много вопросов как со стороны оппозиционных партий, так и со стороны «Единой России». Мы видим некоторые коллизии внесенного законопроекта. Мы с нетерпением ждем поступления в Государственную Думу законопроекта о бюджете на следующие 3 года, где правительство уже на законодательном уровне нам покажет, как будет меняться пенсия людей. Потому что одно из условий принятия этого законопроекта было, конечно же, повышение пенсий в 2019 году, и мы знаем, что правительство планирует, что повышение пенсий в следующем году будет в 2 раза выше, чем инфляция. Поэтому… Были и другие вопросы, связанные, во-первых, с теми программами, которые правительство должно разработать в рамках поддержки занятости граждан предпенсионного возраста и недопущения роста безработицы среди молодежи.

Марина Калинина: Ну вот смотрите, Михаил Борисович, уже нам пишут сообщения, что люди боятся не повышения пенсионного возраста, а боятся проблем с трудоустройством, а они тоже будут несмотря на все утверждения, что этого не будет, вот такое сообщение из Омской области. Как-то вы этот вопрос прорабатывали? Что можно сделать в данном направлении?

Михаил Терентьев: Во-первых, мы этот вопрос ставили еще до рассмотрения сегодня на пленарке в рамках обсуждения с председателем партии, председатель партии дал поручение правительству такие программы по повышению занятости и переобучению граждан разработать и представить депутатам и не только депутатам, но и общественности, чтобы было понятно, какие меры правительство предполагает для поддержки занятости в регионах.

Юрий Коваленко: Михаил Борисович, вот все же как собираются переучивать людей, которые имеют профессиональные травмы, у которых уже плохо со здоровьем, людей, которые в принципе в виду определенных каких-то своих навыков не могут работать там, где их могут переучить? То есть люди в деревне не могут найти работу, если их переучивать, им надо куда-то переезжать, они физически не могут переехать. Мы уже обсуждали в этой студии не раз о том, что всех пенсионеров переучить не получится. Каким образом они будут жить в таком случае до наступления пенсионного возраста?

Михаил Терентьев: Давайте ваш вопрос разделим на несколько частей. Во-первых, все досрочные пенсии сохранены, то есть там, где у человека были тяжелые условия труда, он имеет право на досрочную пенсию, здесь никаких изменений нет. Во-вторых, если человек долго работал на определенном месте и у него наработан значительный стаж, то он имеет право уйти на 2 года раньше до того возраста, который будет на тот момент пенсионным возрастом. Если у человека есть заболевание, которое в связи с устойчивыми нарушениями функций жизнедеятельности приводит к инвалидности, тогда он имеет право оформить инвалидность и получать пенсию по инвалидности.

Марина Калинина: Михаил Борисович, еще такой вопрос. Вы несколько раз упомянули о том, что этот законопроект обсуждался в регионах. А как проходили эти обсуждения? С людьми обычными разговаривали, как-то их мнение спрашивали?

Михаил Терентьев: Во-первых, когда правительство внесло этот законопроект, это было до региональной недели депутатов, это обсуждение было на уровне законодательных собраний регионов.

Юрий Коваленко: То есть без простых граждан этих регионов.

Михаил Терентьев: Ну я думаю, что если вы спросите по какому-нибудь конкретному региону, я могу навести справки. Но я надеюсь, что в целом это было все-таки при участии граждан, это обсуждение. Тем более вы знаете, профсоюзы высказывали свою позицию по данному законопроекту, это общественные организации, которые представляют граждан, и другие органы общественные также представляли свою позицию. Мы пригласили на заседание комитета представителей и Общественной палаты, и профсоюзов, которые также высказали свое мнение. Это мнение можно увидеть на нашей информационной базе обсуждения комитета, все эти заключения будут в процессе изучены, по ним будут приняты какие-то меры или будут предложены поправки, будут даны рекомендации правительству по разработке мероприятий в рамках дополнительных программ поддержки занятости.

Марина Калинина: У нас есть звонок из Оренбургской области, Александр нам дозвонился. Александр, здравствуйте, слушаем вас. Ваше мнение какое?

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер, уважаемые ведущие, добрый вечер, Михаил Борисович, по-моему, вас зовут, правильно?

Марина Калинина: Да.

Зритель: Я, значит, работаю в нефтяной промышленности, работаю с 21 года. Я просто хочу поинтересоваться, чем вы аргументируете повышение возраста? У нас что, мы лучше жить стали? Вы представляете работу нефтяника в поле? Помощник бурильщика в 55 лет не проходит медкомиссию, ему инвалидность не дадут, его просто переведут на легкий труд и потихоньку уберут с работы. В 55 лет помощник бурильщика, бурильщик или оператор по добыче пойдет переучиваться на программного какого-то администратора?

Марина Калинина: Спасибо за ваш вопрос.

Зритель: Зачем сравнивать эти две профессии? – депутат, который сидит в кресле, в тепле, и больше, тяжелее ручки он ничего не поднимает, и профессию, в которой мы действительно руками работаем? Тот же крестьянин в поле до 65 лет. Вы представляете помощника бурильщика в 60 лет? Да с ним опасно будет работать, это же подъемные механизмы.

Марина Калинина: Спасибо, Александр. Михаил Борисович, можете что-то сказать? Просто времени у нас не так много.

Михаил Терентьев: Если сказать коротко по тому вопросу, который мы сейчас услышали, скорее всего, данная специальность относится к специальности тяжелого труда, поэтому для данной специальности, для данной профессии остался механизм досрочного выхода на пенсию, поэтому для них ничего не изменилось. То есть когда задают вопрос, как же с теми, кто занимается тяжелым трудом, то надо еще раз посмотреть тот список досрочников (первый, второй список), для которых параметры пенсионной системы не изменились, они имеют право на досрочную пенсию.

Марина Калинина: Понятно. Спасибо большое. Это был Михаил Терентьев, депутат Государственной Думы России от партии «Единая Россия».

А сейчас к нашей беседе присоединяется Андрей Гудков, доктор экономических наук, зависимый эксперт по социальной политике. Здравствуйте.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Андрей Гудков: Здравствуйте.

Марина Калинина: Ваше мнение хотелось бы услышать теперь по этому вопросу, что сегодня Дума приняла в первом чтении вот этот законопроект.

Андрей Гудков: Ну я хочу сказать, что сегодня Федерация независимых профсоюзов России провела круглый стол в Академии труда на тему повышения пенсионного возраста. И круглый стол пришел к выводу о том, что сегодняшним голосованием по этому вопросу «Единая Россия» перестала быть единой с мнением 90% населения страны. Господин Терентьев упоминал позицию профсоюзов, при этом он не сказал, что позиция профсоюзов резко отрицательная. В заключении от названного круглого стола сказано, что вот такое преобразование пенсионной системы противоречит статье 55-й Конституции Российской Федерации, в которой сказано, что в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина.

На обсуждении выступил десяток виднейших экспертов в области пенсионного обеспечения, и было показано, что повышение пенсионного возраста является отрицательной мерой, причем с долгоиграющим, не сразу проявляющимся отрицательным социальным и экономическим эффектом. Это вызовет рост социальной напряженности, которая, наверное, скажется на перевыборах в Думу, и «Единая Россия», соответственно, будет во мнении многих избирателей соответствующим образом позиционирована. А экономический эффект по расчетам, которые проведены были на этом круглом столе, показывают, что в течение 7 лет ущерб от этой меры превысит выгоды. То есть здесь может быть достигнут только кратковременный финансовый успех, грозящий потом крупными социальными и экономическими негативными последствиями.

Юрий Коваленко: Ну а как же быть тогда с ущербом для здоровья самих работников? Потому что им, скажем так, не будут доплачивать за какие-то отпуска по больничному, не будет каких-то льгот выписываться. Здесь об этом кто-нибудь подумал?

Андрей Гудков: Вы знаете, Федерация независимых профсоюзов России и ученые, которые собрались сегодня, как раз указывали на эти обстоятельства, указывали на то, что ущерб здоровью, именно через накопление этого ущерба будет за 7 лет сведен в ноль и в отрицательную величину эффект от мер по повышению пенсионного возраста. Мера эта нацелена якобы на повышение финансовой устойчивости Пенсионного фонда, на самом деле она не приведет к означенной цели.

Марина Калинина: У нас есть звонок из Калужской области, давайте послушаем мнение Александра. Александр, здравствуйте, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Да, говорите, пожалуйста.

Юрий Коваленко: Вы в эфире.

Зритель: Вот я хочу сказать свое мнение. Вот сейчас говорят молодым, чтобы они копили деньги на пенсионную реформу. Мой отец копил всю жизнь, вы представляете, всю жизнь, накопил 21 тысячу рублей. В 1990 году, значит, он мог купить кооперативную 3-комнатную квартиру за 15 тысяч. Но пришел Чубайс, пришел Гайдар, и эта пенсия, что он копил всю жизнь на старость, 20 тысяч, стала 2 бутылки водки. Вот сейчас молодой человек, 30 лет, начнет копить. Копил он деньги к 60 годам, пошел раньше на досрочную пенсию, но придут другие люди и опять будут 2 бутылки водки все эти накопления. Зачем всю жизнь работать? Кому лапшу на уши вешают? Врут, уже нас обманывали тысячу лет.

И еще хочу сказать. Все завоевания Октября, все завоевания Отечественной войны, в которой наши деды полегли, братья, сестры, сколько народу полегло ради чего? Ради Абрамовича?

Марина Калинина: Ну понятно, понятно ваше мнение, такой крик души. Андрей, можете что-то прокомментировать? Вы понимаете, у нас столько сообщений сейчас падает на наш SMS-портал, в общем, как-то люди, мягко говоря, не очень довольны таким решением.

Андрей Гудков: В общем-то, то, что люди недовольны этим решением, это и выражает позиция ФНПР, в которой более 20 миллионов членов. И работа с низовыми организациями, отраслевыми, региональными показала, что с людьми не советовались. Более того, говорили о том, что этот законопроект будет обсуждаться российской трехсторонней комиссией по процедуре социального партнерства, а она была нарушена. То есть в данном случае, как сказали на круглом столе, имеет место принятие законопроекта, который является наиболее резким и антисоциальным методом решения проблем пенсионной системы. Так не поступали ни в одной стране в мире. Даже на Украине, где сейчас идет эта мера, поступают гораздо мягче, там не повышают год за год, там дают женщинам при повышении пенсионного возраста большие льготы в отношении возраста выхода на пенсию, если у нее есть рожденные, воспитанные деньги. Вот это игнорирование мнений десятков миллионов людей, конечно, является очень крупной проблемой, это недопустимо.

Юрий Коваленко: А вот вы представляете себе, что Госдума, собственно говоря, правительство вступят в консенсус с народом и пойдут на уступки, или в принципе уже все решено и осталось только дождаться финального свистка, чтобы запустить эту реформу? Есть ли возможность действительно договориться?

Андрей Гудков: Дело в том, что что такое первое чтение законопроекта? Это одобрение его концепции. Понимаете, уже консенсус невозможен, потому что не договорились по концепции. Госдума, правительство стали на сторону той концепции, такого подхода, который 90% населения страны одобрен быть не может. Поэтому нужен новый законопроект, перед ним надо все обсудить, а здесь все пытаются провести по системе «хватай мешки, вокзал отходит». Это недопустимо.

Марина Калинина: Спасибо вам большое за ваш комментарий. Андрей Гудков был у нас на связи, доктор экономических наук, независимый эксперт по социальной политике.

Ну а к нам в студию наконец-то пришел, приехал, по московским пробкам добрался Михаил Александрович Федотов, председатель Совета по правам человека. Здравствуйте. Спасибо, что все-таки доехали.

Михаил Федотов: Да, добрый вечер.

Марина Калинина: Что скажете? Вот такая вот проблема…

Михаил Федотов: Прежде всего скажу «спасибо» московскому такси.

Марина Калинина: Хорошо.

Юрий Коваленко: И московским пробкам.

Михаил Федотов: Да, и выделенным полосам на московских дорогах, потому что если бы не это, я бы добирался еще часа 2.

Юрий Коваленко: Москва – город рабочий, все работают независимо от возраста. У нас теперь вся страна будет работать независимо от возраста. Что вы думаете по поводу этой инициативы и насколько возможна действительно, мы сейчас обсуждали, вероятность того, что власти скажут: «Ну хорошо, мы согласны с народом, мы немного изменим эту реформу», –  и будут делать хотя бы если не для народа, то хотя бы для и тех, и тех?

Михаил Федотов: Я думаю, что будет приблизительно так, как вы сказали, потому что я не слышал еще такой точки зрения, что вот все, что написано в проекте закона и принято в первом чтении, что вот это священная книга, ничего здесь менять нельзя. Понимаете, это действительно в священных книгах ничего менять нельзя, а законопроект никогда не бывает священной книгой.

Юрий Коваленко: Это законопроект.

Михаил Федотов: Конечно, это законопроект, он принят в первом чтении, одобрена его концепция. Причем если в ходе обсуждения при подготовке ко второму чтению выяснится, что нужно что-то изменить и в концепции, – никаких проблем, его возвращают из второго чтения в первое, принимают уже обновленную, исправленную концепцию, принимают во втором чтении, и законопроект движется дальше. То есть здесь вопрос ведь не в том, чтобы повышать пенсионный возраст, вопрос в том, что сделать, для того чтобы наши пенсионеры жили так же, как пенсионеры во всех развитых странах.

Марина Калинина: Хороший вопрос. А что же нужно сделать?

Михаил Федотов: Для этого у них пенсия должна быть не 10 или 15 тысяч рублей, а значительно больше.

Юрий Коваленко: Для этого нужен рост экономики, должны все работать, но как-то немножко неправильно подошли.

Михаил Федотов: Дело не в этом. Дело в том, что… Давайте посмотрим, какая цель. Цель – это повышение жизненного уровня наших пенсионеров, вот главная цель, забота о них. Что для этого нужно сделать? Могут быть разные подходы, но в любом случае подход должен быть такой, с которым общество согласилось бы, понимаете? Вспомните, пожалуйста, историю с московской реновацией – помните, какие были крики, помните, какие были демонстрации? А сейчас? Нет криков, нет истерик, нет демонстраций. Почему? Потому что и федеральное правительство, и правительство Москвы нашло развязки, нашло компромиссные, а точнее я бы сказал оптимальные варианты решения этой проблемы.

Юрий Коваленко: Но с реновацией там в некоторых местах откупились, в некоторых местах люди просто не пошли против ветра спорить с этой системой, потому что они прекрасно понимают, что их в бывшие заводские кварталы селят, где дома строятся, не там, где они жили, в менее комфортных условиях. Ну хорошо хоть дали пожить, как говорится.

Михаил Федотов: Нет, в том-то все и дело, что нашли развязки, нашли те компенсирующие условия, с которыми люди согласились, понимаете? Я же об этом говорю постоянно: нельзя ничего делать через колено, надо делать это все сообща, сообща. Мы должны понимать, что власть и общество не по разные стороны баррикады в решении проблемы пенсионной реформы, например, мы по одну сторону баррикады, а по другую сторону проблема. Проблема – это нищета наших пенсионеров, вот с чем мы боремся, вот против чего нужно нам объединить усилия.

Юрий Коваленко: Хорошо. Где та грань, на которой начнется компромисс у власти и народа? Как вы считаете, с чем согласится народ, если ему дадут почитать этот проект?

Михаил Федотов: Я не думаю, что нужно искать компромисс. Я думаю, что нужно искать оптимальное решение. Оптимальное решение – это то решение, которое будет удовлетворять интересы существующих пенсионеров, удовлетворять интересы будущих пенсионеров. Все мы будущие пенсионеры, я так вообще уже давно пенсионер, но, как видите…

Юрий Коваленко: По старому стилю или по новому?

Михаил Федотов: Да я и по старому стилю, и по новому стилю, все равно пенсионер, но тем не менее я работаю, честно говоря, не собираюсь бросать работу. Но я не призываю к этому всех, это было бы неправильно. Человек должен работать столько, сколько он хочет. Вы помните, был фильм «Старики-разбойники», или вы слишком молоды, чтобы помнить такие старые фильмы?

Юрий Коваленко: Мне он тоже часто вспоминается, слишком часто вспоминается в последнее время.

Марина Калинина: Конечно, помним.

Михаил Федотов: Так вот в этом фильме один из героев говорит, что вообще пенсию надо платить молодым лет до 30, а после 30 уже можно и работать, потому что именно до 30 самое хорошее время, самый хороший возраст, когда не хочется работать, а хочется развлекаться. Так вот нужно сделать так, чтобы наши пенсионеры могли действительно пожить в свое удовольствие, но тогда, когда они ходят бросить работу. И мы должны понимать, что если люди хотят заработать себе большую пенсию, им придется работать больше и дольше, а если нет, ну так хорошо, выходи на пенсию. И на мой взгляд, мы проводили специальное заседание совета на эту тему, вот я взял с собой стенограмму – 5 часов без перерыва мы обсуждали эту проблему, 5 часов, вот стенограмма, представляете, сколько здесь всего?

Юрий Коваленко: Листов так 400.

Михаил Федотов: Да, примерно. И должен сказать, что мы сейчас готовим рекомендации, которые будут приняты советом и дальше предложены вниманию и правительства, и президента, естественно, и наших парламентариев, и там будет много, на мой взгляд, интересных предложений.

Марина Калинина: Но смотрите, я бы вернулась к началу нашего разговора…

Михаил Федотов: Я прошу прощения, вот о некоторых идеях я бы хотел сказать уже прямо сейчас, потому что они как бы вызрели у нас на заседании. Одна из этих идей заключается в том, чтобы изменить некоторые сроки проведения этой реформы, сделать ее более мягкой, более гладкой, менее болезненной, с одной стороны. С другой стороны, мы предлагаем, чтобы те люди, которые не хотят выходить на пенсию по новой схеме и получать большую пенсию, могут, так сказать, остаться на прежней схеме и получать, да, вот ту нищенскую пенсию, которая есть.

Юрий Коваленко: То есть альтернатива – либо богатое будущее, либо нищее?

Марина Калинина: Смотрите, я почему хотела вернуться к началу разговора? Когда вы сказали, что главная цель…

Михаил Федотов: Потому что людям надо дать возможность выбора. Вот смотрите, с той же самой реновацией: наш дом хочет реновацию – пожалуйста; наш дом не хочет реновацию – пожалуйста. Такого варианта ведь сначала не было.

Марина Калинина: Вы главную мысль сказали про главную цель. Но сможет ли это повышение пенсионного возраста сделать жизнь пенсионера достойной?

Михаил Федотов: О, очень важный вопрос, и это вторая наша идея, которую мы, наверное, зафиксируем в наших рекомендациях. Вся та экономия, которая будет получена от повышения пенсионного возраста, должна пойти на повышение размеров пенсий, ни на что другое, только на повышение размеров пенсий. Вот главная еще одна наша идея. И на мой взгляд, очень важно понять, что люди должны работать именно столько времени, не уходя на пенсию, сколько им хочется.

Юрий Коваленко: Если есть рабочее место.

Михаил Федотов: Безусловно.

Юрий Коваленко: Каждая третья SMS, которая приходит на наш портал, о том, что где работа, у меня 10 профессий, на какую мне переучиться, для того чтобы я смог жить достойно? Люди готовы получать профессию, готовы за свой счет переобучаться, некоторые это сделали давно, но дело в том, что они не могут найти применения своим золотым рукам, просто физически не могут.

Михаил Федотов: Безусловно. Именно поэтому мы на заседании совета пытали заместителя министра труда и соцзащиты, чтобы он нам рассказал, какие планируются правительством меры по поддержке людей, выходящих на пенсию по новой схеме, что планируется.

Юрий Коваленко: И предпенсионного возраста, наверное.

Михаил Федотов: Да-да, вот что планируется в плане переобучения, медицинского обеспечения и так далее. И мы настаиваем на том, что это должна быть целостная программа, то есть должны быть предусмотрены самые различные меры поддержки населения, меры, которые могли бы как-то амортизировать те изменения, которые происходят.

Юрий Коваленко: Создание рабочих мест, наверное, каким-то волшебным образом.

Михаил Федотов: Не волшебным образом, для этого существует правительство, оно должно это делать, это его работа, разрабатывать такие меры, которые приведут к повышению числа рабочих мест в том числе.

Марина Калинина: Давайте послушаем Александра, он нам дозвонился из Кемеровской области и ждет уже на линии.

Михаил Федотов: Да, пожалуйста.

Марина Калинина: Александр, здравствуйте, слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Зритель: Вот я против повышения пенсионного возраста именно по той причине, что… Вот у нас министерство, которое существует, сельскохозяйственное, промышленности, Минэкономразвития, годами все идет, но ничего не меняется в нашей стране: мы продаем на Запад сырье, потом в результате покупаем оттуда какие-то товары. Если бы наше правительство больше работало и больше открывало здесь рабочих мест, производств и всего прочего, тогда было бы больше людей, заинтересованных в работе, больше бы работало, не требовалось бы повышение пенсионного возраста.

Юрий Коваленко: Александр, а сколько вам лет сейчас?

Зритель: Потому что кто-то не выполняет путем свою работу, перекладывать теперь это бремя на простых людей, чтобы они дольше работали. Я считаю, что это большая ошибка из-за того, что в нашей стране путем не развита ни промышленность, ничего. Мое такое мнение.

Юрий Коваленко: Александр, сколько вам лет сейчас?

Зритель: 46.

Юрий Коваленко: Вот если бы вам сказали о том, что пенсионная реформа будет не завтра, не послезавтра, а через 20 лет, вы бы согласились?

Зритель: Я считаю, что люди в наше время дольше не будут жить. Я бы не согласился никак, я категорически против. В советское время работали люди меньше, пенсионный возраст был меньше, всех это устраивало, всем всего хватало.

Юрий Коваленко: Спасибо большое.

Марина Калинина: Спасибо.

Михаил Федотов: Давайте все-таки говорить вещи, которые соответствуют действительности. Пенсионный возраст был введен, по-моему, в 1950-х гг., чуть ли не в начале 1950-х гг., по нему мы и живем по сей день. За это время, полвека прошло, больше полувека, продолжительность человеческой жизни стала значительно больше. Если мы с вами посмотрим немножко в прошлое, мы с вами увидим, почитайте наших классиков: «Вошел пожилой человек 30 лет».

Юрий Коваленко: «Базаров был немолод, ему было 35».

Михаил Федотов: Это XIX век, понимаете? Представление о том, что молод и немолод, меняется со временем. Более того, у нас… Вот я вам скажу, мне полагается пенсия по старости, но я не хочу ее по одной простой причине, даже не потому, что она мизерная, а потому что она называется пенсией по старости. Значит, я что, старик, да? Немощный старик? Я себя таковым не считаю, я надеюсь, что и многие мои коллеги по президентскому совету по правам человека меня стариком не считают. И поэтому я считаю, что нам нужно понять, что возраст, трудоспособный возраст повышается объективно, слава богу, спасибо нашей медицине.

Юрий Коваленко: Но ведь мы привыкли слышать о том, что завтра мы будем жить лучше, – почему не вчера, почему не сегодня? Когда пенсионная реформа задумывалась в США, президент Рейган сказал: «Да, мы возраст будем повышать», – но сказал он это 20-летним американцам, чтобы они смогли подготовиться, чтобы они смогли морально настроиться, чтобы они смогли распланировать свой жизненный цикл на то, сколько они будут работать, правильно ли выбрали профессию, разработали стратегию своей жизни. А здесь людям в предпенсионном возрасте, которые уже сейчас сидят без работы и не могут выйти на пенсию, чтобы получать хотя бы крохотную, – им предоставили, прямо действительно как пыльным мешком по голове.

Михаил Федотов: Правильно. Именно поэтому мы и говорим о том, что необходимо изменить темпы этой реформы. Но при этом давайте зададим себе вопрос: сколько людей достигших, сколько мужчин, достигших возраста 60 лет, уходят на пенсию и сидят дома на завалинке? Сколько?

Юрий Коваленко: Я не могу предположить. Вы знаете?

Михаил Федотов: У меня нет таких цифр, но все люди моего поколения, кого я знаю, все работают, я не знаю ни одного, кто сказал бы: «Все, я дошел до пенсионного возраста, ушел на пенсию и лежу у себя дома». Я ни одного не знаю.

Марина Калинина: Ну это хорошо, когда есть работа.

Михаил Федотов: Но есть другое. Пенсия нам полагается? Да, полагается, мизерная, но полагается. И я в этой пенсии, честно говоря, не вижу никакого смысла. На сегодняшний день та пенсия, которую многие получают, например, моя супруга получает пенсию мизерную, но она ее получает за свой почти полувековой трудовой стаж. И я вам скажу, она тоже продолжает работать. Для многих вот эта вот пенсия является просто доплатой к заработной плате, не более того. Ну так давайте приведем все в правильное состояние, там и будем считать, что это доплата к заработной плате. Но это значит, что надо заработную плату повышать.

Марина Калинина: Ну давайте дождемся осени, когда будет второе чтение законопроекта. Спасибо вам большое, что добрались до нашей студии. Михаил Александрович Федотов, председатель Совета по правам человека.

Юрий Коваленко: Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты