Болотоход «Чибис» и проблемы слипования

Гости
Михаил Кулик
Ведущий программ

Спуск корабля на воду... Всё не так просто, как вы думали! Специальные подходы к воде заняты - либо дворцами, либо яхт-клубами. И как тогда быть владельцам маломерных судов?

Марина Калинина: Ну а прямо сейчас наша постоянная рубрика «Жизнь на воде». К нам в студию пришел Михаил Кулик, собственно автор этой рубрики, член Русского географического общества. Михаил, здравствуйте.

Михаил Кулик: Здравствуйте, Марина, здравствуйте, Константин.

Марина Калинина: В общем, вам слово, а мы тут на подхвате будем.

Михаил Кулик: Да.

Дорогие друзья, сегодня поговорим о такой очень больной для любого судоводителя, судовладельца маломерного судна теме, как слип. Что такое слип, наверное, все знают, но мы обязательно еще покажем специальную картинку, которая это разъяснит. А в общем-то основной вопрос – это доступность водоемов для использования их в целях рыбалки, путешествий, прогулок.

Ну а сначала давайте посмотрим очень интересный сюжет.

Константин Чуриков: Посмотрим интересный сюжет, только зрителям напомним, что нам можно уже звонить и писать на номер 5445, задавайте вопросы о жизни на воде нашему автору рубрики. Конечно, можете также звонить, телефон внизу экрана.

Давайте посмотрим сюжет о болотоходе, что это такое.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Я думаю, на такой машинке можно через всю Россию, и дороги строить не надо, кстати, и государству удобно, если граждане…

Михаил Кулик: Только прицеп с топливом, потому как в России есть еще проблема, кроме слипов, о которых, наверное, мы сейчас поговорим…

Марина Калинина: А много ест топлива?

Михаил Кулик: Это немного, но и запас на борту небольшой, поэтому недалеко уедет.

Константин Чуриков: Михаил, когда вы произносите иностранные слова, зрители задаются вопросом, о чем вы говорите.

Марина Калинина: О чем это вы?

Константин Чуриков: Итак, что такое слип? Давайте четко и по-русски.

Михаил Кулик: Давайте, наверное, посмотрим, если у нас есть такая возможность.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: В общем, все понятно стало.

Константин Чуриков: Нет, ну все понятно. Если я правильно понимаю, это слипование не везде возможно?

Михаил Кулик: Да, и это как раз большая-большая проблема нашей страны. Как обычно, как меня наш коллега Константин Точилин обычно одергивает «не включай юриста», я его немножко включу. Водный Кодекс Российской Федерации говорит прямо и недвусмысленно об абсолютной доступности для граждан любого водоема, не находящегося в частной собственности. Что это по большому счету предполагает? Возможность доставить туда лодку либо отдохнуть на берегу. Но дальше возникают затруднения. Первое, законодательное затруднение: запрет въезда в водоохранную зону на автомобиле, за исключением, там есть исключения, специально оборудованных площадок и дорог с твердым покрытием, но их практически нет нигде. Проблема вторая – это частные застройщики, которые, как правило, исключают доступ людей к водным объектам, застраивая, незаконно устанавливая заборы.

Да даже еще хуже ситуация. Вот в инфографике, на картинке зрители увидели даже не специально, а стихийно образовавшийся спуск в воду: просто твердая поверхность, достаточная глубина, можно спустить лодку. Появляются неизвестные люди – трактор ли, подъемный кран – выкапывают поперек такого слипа канаву либо устанавливают бетонный блок. Цель понятна, для того чтобы рядом с частной застройкой не собирались отдыхающие и уж каким-то образом не мешали жильцам или частным…

Константин Чуриков: Отдыхать великим людям.

Михаил Кулик: Да-да. Есть второй вариант, когда неподалеку существует коммерческий слип. Это яхт-клуб, лодочная станция, где есть специально оборудованное, настеленное какое-то покрытие или установленная металлическая конструкция, по которой можно комфортно спустить лодку достаточно большого размера. Когда лодка большая, тяжелая, то да; на простом утоптанном песке спускать ее и сам не будешь, потому что нет такого автомобиля легкового и внедорожника, который вытащит 3-4-тонную лодку. Тут люди в любом случае обращаются к специализированной организации портовой службы либо яхт-клуба. Но когда человек приезжает с небольшим маломерным судном, с лодкой ПВХ, которая, простите, сама по себе весит 50 килограммов примерно, лодка ПВХ надувная, обычная…

Константин Чуриков: Вдвоем можно взять теоретически.

Михаил Кулик: Вдвоем, но еще мотор 30-40-70 килограммов, вдвоем да, а если в одиночку человек хочет отдохнуть? Сбросить такую лодку даже с метровой высоты в воду уже нереально.

Константин Чуриков: Мотор жалко, наверное.

Михаил Кулик: Ну и мотор, естественно, к ней.

Константин Чуриков: Звонок у нас есть.

Марина Калинина: Да, у нас есть звонок из Ульяновска. Владимир нам дозвонился. Здравствуйте, Владимир, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте, добрый вечер.

Михаил Кулик: Здравствуйте, Владимир.

Зритель: Понимаете, вот такая картина. Случайно включил сейчас телевизор, смотрю «Жизнь на воде». Я буквально на днях получил от налоговой инспекции, я должен уплатить 2 100 рублей якобы за лодку. У меня лодка резиновая, дочь мне ее подарила на 70-летие. И вот сейчас мне 74 года, я вдруг получаю, что за 3 года я должен уплатить деньги. Понимаете, она гребная лодка по паспорту. Имеют ли они право, чтобы я платил какие-то деньги? Она не моторная, она двухместная.

Константин Чуриков: Подождите, Владимир, а как они вообще, пардон, об этом узнали? Она у вас резиновая, она что, надувается или просто такая статичная?

Зритель: Она надувается.

Михаил Кулик: А вы ее регистрировали, на учет ставили?

Зритель: Понимаете, это дочь у меня ходила на рынок, там магазинчик есть, купила. По-видимому, спросили фамилию, имя, отчество и адрес. Я сам не ходил, покупала дочка.

Михаил Кулик: Владимир, спасибо за вопрос. Ситуация до крайности странная и нелогичная, она не урегулирована законодательством, потому как нет у вас мотора более 5 лошадиных сил мощностью, соответственно, налог не начисляется. Мало того, у вас нерегистрированная лодка. Есть еще вариант, когда без мотора от регистровой так называемой тонны считается налог, но это касается совершенно других судов, например, дома на воде, о котором любят спрашивать наши зрители. Здесь, видимо, какая-то путаница произошла. Вам следует пойти в налоговую инспекцию…

Марина Калинина: …с лодкой.

Михаил Кулик: …на прием и задать вопрос, что же такое.

Марина Калинина: …показать, что она без мотора.

Константин Чуриков: Слушайте, они иначе скоро введут налог на велосипеды, на гироскутеры, на самокаты, если так все пойдет.

Михаил Кулик: Ну если следовать опыту развитых капиталистических, как раньше говорили, стран, то да.

Константин Чуриков: Нам еще звонит зритель, это уже Андрей из Саратовской области. Добрый вечер, Андрей.

Зритель: Добрый вечер.

Михаил Кулик: Здравствуйте, Андрей.

Марина Калинина: Говорите, мы вас слушаем.

Зритель: Я понял. Слушайте, смотрите, такая проблема. У нас в Саратовской области налог на маломерные судна, на мощность двигателя гораздо выше, чем в Самарской области: в Самарской области 100 рублей на лошадиную силу, в Саратовской 200 рублей. С чем это связано, я не пойму.

Михаил Кулик: Я вам объясню.

Зритель: Лично у меня 5.5 метров, 140 лошадиных сил. Я плачу налог 28 тысяч в год. Лед еще у нас не растаял, потом он уже замерз, период эксплуатации очень маленький катера, а такой высокий налог.

Константин Чуриков: Вообще безобразие. Спасибо, Андрей.

Михаил Кулик: Спасибо, я понял ваш вопрос, это обычный вопрос. Вот как это трактует налоговое законодательство. Есть базовая ставка налога на лошадиную, скажем так, исчисляемого от количества лошадиных сил на маломерные суда, а регионы устанавливают свои индексы, то есть индексируют в соответствии со своим пониманием ситуации. Поэтому ничего удивительного в том, что в Саратовской и в Самарской областях разный налог, это во-первых.

Во-вторых, конечно, несомненно, срок полезного использования в год лодки в каждом регионе разный, но нигде в нашей стране, конечно, не более полугода, за исключением, может быть, Крыма с Черным морем, да и то ветра-шторма, хоть и нет льда, не думаю, что много маломерников выходят в это время на воду. Но вот таково у нас законодательство, и ничто не мешает нам объединиться, людям воды, и соответственно выйти с законодательной инициативой, но это не в этой программе.

Константин Чуриков: Вот скажите как «человек воды», возвращаясь все-таки к нашей теме, к спуску плавательных средств на воду: где найти информацию о доступных местах, где это можно сделать? Где нет рядом олигарха со своим дворцом и яхт-клуба, а просто вот такое удобное местечко.

Михаил Кулик: Здесь исключительно частная инициатива, частная информация: форумы, соцсети, мессенджеры с группами, друзья-знакомые, поскольку никакой более-менее официальной карты этого не существует. Каждый яхт-клуб, каждая лодочная станция рекламирует свою услугу. Извините, я не могу не сказать об этом: средняя стоимость по стране от 300 до 500 рублей одной операции, то есть просто спустить лодку, просто проехать по этому слипу, не используя чужую технику.

Константин Чуриков: Бутылка водки.

Михаил Кулик: 300-500 рублей, совершенно верно, столько же обратно. Есть яхт-клубы, где это стоит 1.5-2-3, а есть и 4 тысячи рублей.

Марина Калинина: А как-то вот на дороге если едешь, например, обозначены эти места, где есть слипы?

Михаил Кулик: Нет, никак, обозначена только водоохранная зона и запрет въезда в них, а иначе к воде не попасть, поэтому либо нарушать, к чему я не могу призвать, либо искать варианты обхода, договариваться в конце концов с деревенскими, если такая возможность есть.

Константин Чуриков: Ну что, у нас еще звонок.

Марина Калинина: Андрей из Белгородской области нам дозвонился. Андрей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Михаил Кулик: Здравствуйте, Андрей.

Зритель: Я хотел бы спросить. Я слышал, есть такой закон, который гласит, что водоем, находящийся до 2-х километров от населенного пункта, считается собственностью населенного пункта, то есть его не могут ни арендовать, то есть никакие хозяева не должны на него в этом плане…

Константин Чуриков: …покушаться.

Зритель: А то получается, что есть такие водоемчики, что там берут в аренду на 49 лет, а потом местные жители страдают от этого: вроде это их водоем, их отцы там зарыбляли, делали все, а тут приехал какой-то с кошельком, сделал это все, и потом приходится людям платить за это все.

Константин Чуриков: Михаил, включите юриста, пожалуйста.

Михаил Кулик: Да, включаю юриста. Закона такого, к сожалению, нет, тут действует сразу множество правовых норм, которые либо исключают водоем из гражданского оборота, то есть он не может стать предметом аренды или собственности чей-то, либо включают. Насчет 2-х километров – это всего лишь частный случай, далеко не все водоемы в 2-х километрах от населенного пункта исключены из гражданского оборота. Зарыбляете вы сами, а кто-то берет в аренду? – ну что же, такова жизнь. К сожалению, мне очень обидно не ответить положительно и не успокоить вас, не обнадежить, но таков закон.

И еще вы спрашивали, Марина, где искать информацию. Существует такая открытая яхтенно- и водномоторная карта – это слой в картах Google, созданный мной, моими друзьями и товарищами, через форум travelonboat.ru и в соцсетях «Кормщик TV» можно найти ссылку, там каждый, кто знает такой слип, ставит отметку, каждый, кому надо узнать, где слип, соответственно, его находит. Только частным образом, к сожалению, ни одна навигационная компания, изготавливающая специализированные карты, не озаботилась информировать судоводителей о наличии слипов.

Константин Чуриков: И снова слово зрителям, Юрий из Томской области, Сибирь на связи. Здравствуйте, Юрий.

Зритель: Здравствуйте.

Михаил Кулик: Здравствуйте.

Зритель: Звоню из города Стрежевой Томской области. У нас несколько лет назад построили водозащитное сооружение, дамбу, был хороший спуск, для того чтобы спускать на прицепах можно было лодки. Сделали два отличнейших спуска с этой дамбы, но взяли и перекрыли эти спуски шлагбаумами, запретительные всякие знаки поставили, приходится теперь лодки возить за 9 километров на реку Обь, для того чтобы спустить. Обращение в администрацию, в общем, не принесло никаких результатов, для того чтобы это разрешали делать.

И второе. Транспортный налог можно не платить по какой причине? Дело в том, что в Налоговом Кодексе написано: «Граждане Российской Федерации обязаны оплачивать транспортный налог». Если вы возьмете в УФМС справку о том, что вы на законном основании не приобретали гражданство Российской Федерации и приносите такую справку в налоговую, то налоговая сразу делает большие глаза, перечеркивает все документы, и вы налог больше не платите.

Константин Чуриков: Вы нам какие-то непатриотичные лайфхаки сейчас в эфире даете. Юрий, а вот скажите, первая часть вашего вопроса – а что за люди? Вы знаете вот этих людей, которые перекрыли шлагбаумом путь к реке?

Зритель: Да, в администрации у нас есть такая структура, называется Управление городским хозяйством, они это сделали.

Константин Чуриков: Крепкие хозяйственники, понятно. Спасибо.

Михаил Кулик: Спасибо большое. Я вам объясню, для того чтобы пусть не обнадежить, но успокоить. Дело в том, что дамба является гидротехническим сооружением, соответственно, относится к объектам, безопасность на которых регулируется законом о транспортной безопасности. Соответственно, спуск частных маломерных судов на гидротехническом сооружении исключен в соответствии с этим законом. Поэтому, к сожалению, наши местные администрации хоть и могут, имеют право обойти эти нормы, законно обойти, но они не идут навстречу, поэтому вы и ездите 9 километров.

Жаль, я сам езжу, бывает, и дальше. Днями я на Истринское водохранилище в 12 километрах от себя проехал порядка 80 километров (12 километров от моего дома), чтобы найти место, где спустить свою небольшую лодку и снять сюжет, который мы увидим в одной из очередных программ.

Константин Чуриков: Подождите, но вы же не просто проехали, у вас же там еще лодка в прицепе.

Михаил Кулик: Прицеп, лодка, да, и я тыкался в одно место, в другое, в третье. Масса баз отдых, рыболовных баз, которые либо закрыты, либо объявляют безумные совершенно цены, либо говорят: «Вы у нас снимите номер, тогда мы вас спустим».

Марина Калинина: «Тогда мы вам разрешим».

Михаил Кулик: Да, или: «У нас есть слип, но только для наших лодок, поэтому нанимайте нашего рыболовного гида». А в Истринском водохранилище, наверное, какие-то известные мастера и вылавливают чего-то, а я как нерыбак даже за деньги вряд ли что-то там поймаю, они будут потрачены зря. И в общем, в итоге я преодолел законно, не нарушив ни одной нормы о водоохранной зоне, жуткое бездорожье, которое все-таки является дорогой с твердым покрытием, и оказался на воде.

Константин Чуриков: А вот скажите, кстати, вы везете в прицепе лодку. Работники ГИБДД как реагируют на содержимое вашего прицепа? Они какое-то внимание проявляют к вашему автомобилю?

Михаил Кулик: Ну если лодка большая, то да, потому что… Сейчас не об этом речь, от определенного размера лодки и совокупного веса прицепа с лодкой и автомобиля возникает требование иметь категорию Е (Б) водительских прав. У меня она есть, но вот с целью проверки могут остановить, а маленькие лодки нет.

Константин Чуриков: Сейчас как раз об этом, потому что мы говорим о спуске на воду, а он не везде есть, и тут можно как раз-таки нарваться по дороге на кого-нибудь.

Михаил Кулик: Ну в общем так, да.

Марина Калинина: Еще у нас есть звонок из Владимирской области, Петр дозвонился нам. Петр, здравствуйте.

Михаил Кулик: Добрый день, Петр.

Зритель: Добрый день, всем здравствуйте. Очень хорошая передача.

Михаил Кулик: Спасибо.

Марина Калинина: Спасибо.

Зритель: Значит, у меня такое предложение. Я думаю, что надо все-таки… Есть, наверное, в каждых городах небольших, и больших, и средних (живу на Клязьме) спасательные станции – может, им определить место слипования, вместе со службами, надзирающими за рекой?

Михаил Кулик: Вы знаете, я с вами, Петр, если вы уже закончили, абсолютно согласен, эта идея возникала и у меня. Есть спасательные станции, и вы помните, с чего начиналась в июне наша передача, – с той самой трагедии в Волгограде…

Константин Чуриков: Сямозеро было в Карелии.

Михаил Кулик: Нет-нет, Волгоград, когда из яхт-клуба вышло судно, пьяный судоводитель, гибель 11 людей, страшная история. Если мы, судоводители маломерных судов, будем спускать свои суда на спасательных станциях, входящих в систему МЧС России, каждого из нас смогут проверить законно люди в погонах со специальными званиями – проверить удостоверение, состояние лодки и спустить. Чем не решение проблемы? А самое главное, что эта деятельность может быть некоммерческой, но при этом, например, почему бы МЧС не организовать некое общество добровольное маломерных судоводителей либо общественную организацию инициировать? Я готов подключиться, нет проблем, я был бы рад это сделать. И мы, члены этой организации, имели бы право как добровольные помощники, – а большинство из нас готовы помогать МЧС на воде, – слиповаться, например, на их базах.

Марина Калинина: А в чем проблема-то? Вроде все логично.

Константин Чуриков: Да.

Михаил Кулик: Достучаться. Был у нас сотрудник МЧС в эфире в августе, я с ним после разговаривал, спросил, он говорит: «Ой, вы знаете, у нас еще так не урегулировано законодательство…» Я постоянно получаю вопросы от наших зрителей, от моих подписчиков канала «Кормщик TV» на YouTube, в Facebook и других социальных сетях, вопрос следующий: «Мы слышали, что вот уже завтра-послезавтра будет принят закон о безопасности маломерного судоходства». Он еще на согласовании в Минтрансе, это еще такая дальняя история…

Константин Чуриков: Ну понятно, бюрократия.

Михаил Кулик: Это еще никогда, это произойдет никогда.

Константин Чуриков: Давайте послушаем напоследок Марата из Удмуртии. Марат, здравствуйте.

Михаил Кулик: Здравствуйте, Марат.

Зритель: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый.

Марина Калинина: Говорите, пожалуйста, здравствуйте.

Зритель: У меня такой вопрос к вам. Я долгие годы езжу рыбачить в Зуевы Ключи, это в Удмуртии. Просто все удобные подъезды сданы в аренду, просто спуститься, где-то разгрузиться, спустить лодку очень неудобно. Как решаются такие вопросы у вас?

Михаил Кулик: Марат, спасибо. Собственно, об этом мы весь наш выпуск сегодня и говорим. К сожалению, эти вопросы не решаются никак.

Константин Чуриков: Только деньгами.

Михаил Кулик: Только деньгами, да, либо наша власть должна позаботиться и гарантировать, обеспечить исполнение нашего права на свободный доступ к водоемам России с целью туризма, отдыха, рыболовства в законные сроки.

Константин Чуриков: Вот такая порой непростая в стране «Жизнь на воде», так называлась наша рубрика, которую провел Михаил Кулик, член Русского географического общества. Спасибо большое, Михаил.

Михаил Кулик: Спасибо вам, коллеги.

Марина Калинина: Почему «называлась»? Она и будет называться, потому что на следующей неделе будет продолжение.

Константин Чуриков: Конечно, в это же время непременно.

Через полчаса мы к вам вернемся, а впереди на ОТР большой выпуск новостей, не пропустите.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Михаил Кулик - в рубрике «Жизнь на воде»

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты