• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Михаил Терентьев: Правительство уверило нас, что повышение размера пенсии выше уровня инфляции будет закреплено законодательно

Михаил Терентьев: Правительство уверило нас, что повышение размера пенсии выше уровня инфляции будет закреплено законодательно

Гости

Рубрика «Личное мнение» с депутатом Госдумы Михаилом Терентьевым. Пенсионная реформа – итоги общественных слушаний.

 

Константин Чуриков: Мы снова приветствуем всех, кто к нам присоединился. Это программа «Отражение», интерактив по полной программе. В студии прямо сейчас – Оксана Галькевич…

Оксана Галькевич: …и Константин Чуриков тоже прямо сейчас. Напомним сначала коротко, друзья, что у нас в начале следующего часа, какая тема. Говорить мы будем с вами об оптимизме – правда, на этот раз статистическом. У нас новый рекорд в стране, вы в курсе? Такой низкой безработицы, говорят нам, не было в России с начала 90-х годов. Так сказал министр труда. Но при этом бедняков-то у нас в стране меньше не становится. Вот почему, интересно? Безработицы нет, а есть что? Есть «работица», за копейки причем. Вот об этом в прямом эфире будем говорить с вашим участием. Ждем в студии известного экономиста Евгения Гонтмахера. Пожалуйста, присоединяйтесь к нашей беседе через полчаса.

Константин Чуриков: Ну а сейчас хочу напомнить, что накануне в Думе были большие слушания, обширные (там даже многим места не хватило), по пенсионной реформе.

Оксана Галькевич: Их назвали парламентско-общественными слушаниями.

Константин Чуриков: Парламентско-общественные слушания, да, которым мы сейчас посвятим ближайшие полчаса. Это будет рубрика «Личное мнение». Наш гость – депутат Госдумы Михаил Терентьев – несколько опаздывает к нам на эфир, буквально через несколько минут будет.

И собственно сейчас как раз таки за этим личным мнением для начала обратимся к Михаилу Шмакову – это председатель Федерации независимых профсоюзов России. Михаил Викторович, добрый вечер. Вы нас слышите?

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Михаил Викторович.

Михаил Шмаков: Добрый вечер, добрый вечер.

Константин Чуриков: Михаил Викторович, смотрите – вот накануне было это бурное обсуждение в Думе. Мы отметили для себя ваше выступление, в котором вы сказали, что решение о повышении пенсионного возраста, кажется, у нас, судя по декларациям, принимают граждане-эксперты, чей годовой доход превышает 10 миллионов рублей.

Михаил Шмаков: Да, конечно.

Константин Чуриков: Так вот, вас услышали или нет? И вообще чем сердце успокоилось? Как вам кажется, какие наиболее яркие моменты, яркие высказывания прозвучали? Что говорили депутаты и сенаторы?

Михаил Шмаков: Во-первых, сердце не успокоилось. Было только начало разговора. И потом, мы говорим не о реформе пенсионной, а о совершенствовании пенсионного законодательства. Это разные вещи.

Константин Чуриков: Ну, это так официально у вас называется, но по сути…

Оксана Галькевич: По сути дела, это серьезные такие изменения в пенсионном законодательстве.

Константин Чуриков: Для граждан это самая настоящая реформа.

Оксана Галькевич: Для нас это реформа.

Михаил Шмаков: «Как корабль назовешь – так он и поплывет». Будем реформы делать каждые два года – у нас вообще ничего не будет, будет только разруха одна. В 2012 году мы приняли после бурных обсуждений Стратегию развития пенсионной системы, но она не выполняется. То есть первые шаги сделаны, но после этого она остановилась. Поэтому дальше надо говорить о том, как совершенствовать пенсионную систему.

Самое главное – сейчас упор делается на фискальную составляющую. «Вот как бы денег нет на выплату пенсий, будет все меньше, поэтому давайте повысим пенсионный возраст». Но пенсионный возраст здесь не главное. Для того чтобы был наполнен Пенсионный фонд, нужно провести совсем другие решения и преобразования, прежде всего. Необходимо повышать…

Константин Чуриков: Какие, с вашей точки зрения?

Михаил Шмаков: Ну, я продолжаю вам говорить. Прежде всего необходимо повышение заработной платы и определенная стратегия по повышению заработной платы, потому что размер наполнения Пенсионного фонда зависит от уровня заработной платы, потому что 22% – это как раз отчисляется. От 20 тысяч это одна сумма будет, а от 40 тысяч будет сумма вдвое больше. Заработную плату я имею в виду. Это первое.

Второе. Необходимо полностью исключить так называемый накопительный элемент, который сегодня присутствует в государственном обязательном пенсионном страховании.

Оксана Галькевич: То есть ответственность должна быть на государстве в первую очередь, а не просто пытаться переложить ее на плечи людей?

Михаил Шмаков: При чем здесь на государстве?

Оксана Галькевич: Ну, накопительный элемент.

Михаил Шмаков: Я вам говорю, каким образом надо повысить доходность Пенсионного фонда. Так вот, надо исключить этот накопительный элемент. И я еще раз подчеркиваю, что это вопрос… Я сейчас говорю именно о той части деятельности Пенсионного фонда, которая выплачивает страховые пенсии, о государственном обязательном пенсионном страховании.

Так вот, в этом государственном обязательном пенсионном страховании – сейчас, правда, это заморожено несколько лет, но это неважно – тем не менее 6%, то есть одна треть от 22%, сейчас по закону должна направляться в так называемую накопительную часть. Вот этой накопительной части в государственном обязательном пенсионном солидарном страховании быть не должно. Все накопительные пенсии, с которыми негосударственные пенсионные фонды должны работать, они должны быть на добровольной основе по индивидуальным договорам с теми людьми, у которых доход позволяет также откладывать еще в негосударственные пенсионные фонды.

Константин Чуриков: Михаил Викторович…

Оксана Галькевич: Михаил Викторович…

Константин Чуриков: Извини, Оксана. Но мы же с вами реалисты, мы прекрасно понимаем, что по мановению волшебной палочки резко не повысятся зарплаты в стране. И все-таки вот вчера тоже один из присутствующих, ректор Высшей школы экономики Кузьминов, предложил повысить НДФЛ до 20%, как он сказал, «для тех, кому повезло», то есть для тех, кто значительно богаче, чей годовой доход…

Михаил Шмаков: Это совпадает с нашими предложениями. Мы также предлагаем прогрессивную шкалу НДФЛ и, причем не сговариваясь, называем те же самые цифры – 20%. Но это не главное. Вы понимаете, вот вы правильно сказали, что нет волшебной палочки и сразу ничего не получится. Но если мы хотим сразу взять, на пять и на восемь лет повысить пенсионный возраст – это что такое? Это полный волюнтаризм.

И прежде чем это делать… Это не на первом месте стоит – повышение пенсионного возраста. На первом месте стоит, ну, как теперь принято, дорожная карта. Раньше это называлось «план». Каким образом будет расти заработная плата в связи со всеми теми переменами в экономике и развитием экономики, которым должно заниматься Правительство?

Оксана Галькевич: Михаил Викторович, вы сказали о том, что это только начало обсуждения, начало разговора.

Михаил Шмаков: Вы слушать меня хотите или не хотите?

Оксана Галькевич: Что вы имели в виду?

Михаил Шмаков: Начало обсуждения, да.

Оксана Галькевич: Что будет продолжение этих парламентско-общественных слушаний и встреч в подобном формате?

Михаил Шмаков: Да не слушания. Результаты – это у вас есть, и все это есть на сайтах. И в результате этих парламентско-общественных слушаний была создана рабочая группа, и рабочая группа будет продолжать обсуждать все эти предложения, потому что предложения прямо противоположные. Бизнес, который занимается и ведет эти негосударственные пенсионные фонды, он хочет, чтобы остались эти взносы в негосударственные пенсионные фонды через эту накопительную систему в государственном обязательном пенсионном страховании.

Мы категорически против! Этого нельзя делать! Это обкрадывание пенсионеров, потому что в Пенсионный фонд идет всего две трети их отчислений, а одна треть оттуда вынимается и бесплатно дается негосударственным пенсионным фондам, которые пускают ее в коммерческий оборот. И после этого сейчас эти все фонды фактически… Ну, слово «разворованы» не хочу я говорить, но, по крайней мере, они оттуда утекли.

Константин Чуриков: Не на те цели пускаются.

Оксана Галькевич: Да, спасибо.

Константин Чуриков: Достаточно посмотреть на здания очень многих пенсионных фондов региональных в нашей стране.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо. Это был Михаил Шмаков, председатель Федерации независимых профсоюзов России.

Оксана Галькевич: Уважаемые друзья, мы продолжаем обсуждение, как сказал наш собеседник, изменений в пенсионной системе или реформу – назовите это, как хотите. Это в том числе и полчаса для вашего личного мнения. Звоните, пожалуйста. Мы в прямом эфире. SMS-портал бесплатный: 5445. 8-800-222-00-14 – телефон, тоже бесплатный.

Вот наконец к нам присоединился наш гость. В студии программы «Отражение» приветствуем депутата Государственной Думы Михаила Терентьева. Здравствуйте, Михаил Борисович.

Константин Чуриков: Здравствуйте, Михаил Борисович.

Михаил Терентьев: Добрый день.

Оксана Галькевич: Вы вчера также принимали участие в этих парламентско-общественных слушаниях?

Михаил Терентьев: Да, конечно.

Константин Чуриков: У нас рубрика называется «Личное мнение». Я думаю, что какая-то фракционная принадлежность и солидарность все-таки не повлияет на вашу, я думаю, искреннюю позицию, высказать свое личное мнение. Вот мы хотим услышать ваши суждения, ваши взгляды на пенсионную реформу, на повышение пенсионного возраста.

Михаил Терентьев: Ну, во-первых, мне кажется, все-таки цель этой реформы направлена на повышение пенсий. И вопрос здесь надо ставить все-таки в экономической плоскости, поэтому Правительство нам и предложило такое решение, мы его сейчас и обсуждали на партийной площадке, обсуждали на парламентских слушаниях данную тему. И от нас было очень много предложений, касающихся того, как смягчить все-таки вот то негативное первое представление, которое есть, по поводу повышения пенсионного возраста. Потому что все мы понимаем, что, сдвигая пенсионный возраст, это приведет к тому, что часть граждан не сможет выйти на пенсию, то есть получать одновременно зарплату и пенсию.

Поэтому прежде всего, конечно же, здесь надо говорить о вопросах, как повысить качество жизни. Это и через повышение самой пенсии, и через дополнительные меры поддержки – например, изменение системы профилактики заболеваний, через развитие системы санаторно-курортного лечения. Было предложение от партии: если человек долго-долго работает, давайте ему дадим возможность выйти на пенсию раньше, досрочно. То есть сейчас этот срок – 45 и 40, соответственно, для мужчин и женщин. Партия предлагает сделать, если кто-то долго работает, 42 и 37 лет.

Константин Чуриков: Какая партия?

Михаил Терентьев: «Единая Россия».

Константин Чуриков: «Единая Россия». Михаил Борисович, правильно ли я вас понимаю? Вот вы сейчас говорите: «Первое впечатление у людей было такое, а вот сейчас мы предлагаем вот это». А вы действительно верите, что второе впечатление при прочих равных – при повышении пенсионного возраста до этих величин – будет лучше? Я просто сейчас смотрю на наш SMS-портал – и у меня нет уверенности просто по тому, что я вижу (даже не все можно читать в эфире), что это понимание придет.

Михаил Терентьев: Знаете, это, конечно же, такое непростое решение, но это решение все равно когда-то кто-то должен будет принять. Это или будем сейчас мы, или через какой-то значительный промежуток времени, о чем говорил и Владимир Путин, или через семь лет, но все равно к этому решению должны мы прийти. Но только через семь лет мы тогда не сможем выработать дополнительные меры поддержки при переходе на новые параметры пенсионной системы. Поэтому это такое сложное решение. И сейчас есть возможность его различными мерами поддержки как-то снивелировать. Дальше, потом будет тяжелее.

Оксана Галькевич: А как? Какими мерами поддержки его можно снивелировать, если это уже в 2019 году должно вступить в силу, если в 2019 году те люди, которые должны были выйти, не выйдут? И в течение двух лет предполагается, что никто не будет выходить на пенсию. То есть, понимаете, это сразу под дых, это без переходного периода.

Михаил Терентьев: Например, какие могут быть такие меры поддержки, которые уже можно реализовать в 2019 году? Это для людей, которые имеют предпенсионный возраст, дать дополнительные возможности по отпуску, чтобы отпуск у них был больше. Это досрочные пенсии, о чем я сказал. Если человек работает долго-долго, то у него будет возможность выйти досрочно на три года раньше.

Оксана Галькевич: А как? Как предлагает Титов, простите? Выкупить этот стаж или что? Выплатить в виде страховки?

Михаил Терентьев: И еще один момент. Что мы предлагаем сделать уже сейчас? Это вернуться к вопросу пересмотра заморозки накопительных пенсий, чтобы у человека, достигшего вот этого возраста пенсионного, была возможность получить часть накопительной пенсии.

Константин Чуриков: Михаил Борисович, как вы думаете, в каком возрасте у человека возникают проблемы с дальнейшим трудоустройством по причине возраста?

Михаил Терентьев: Эта тема тоже обсуждалась. Тут необходимо к ней подходить комплексно, с точки зрения дополнительных мер поддержки занятости населения. И Правительство, федеральное Правительство здесь должно помочь регионам.

Константин Чуриков: Если позволите, процитирую сегодняшнюю публикацию в «Известиях», в частности рассказала здесь в интервью газете руководитель финансовой практики рекрутинговой компании Antal Russia Ангелина Воскресенская о том, что сегодня есть. Цитата: «В среднем мы устраиваем, – внимание! – 1% людей старше 50 лет в год». 1% старше 50. Ну, это Antal Russia, это не центр занятости. Видимо, через Antal Russia, я не думаю, что чернорабочие ищут себе работу. «Люди боятся, что их не пригласят на собеседование из-за возраста, поэтому скрывают дату рождения».

Как нам быть? Кстати говоря, вчера у нас эксперты сидели в студии, и они мне говорили (мне уже скоро 40), что еще чуть-чуть – и в 45 уже будет сложно.

Михаил Терентьев: Ну, здесь еще раз хочу сказать, что нужны какие-то кардинальные дополнительные меры поддержки, и профориентация, и переобучение, дополнительные меры поддержки, может быть, и налоговой поддержки предпринимателям, которые будут мотивированы оставлять работников в предпенсионном возрасте дальше работать. Это и какие-то послабления по страховым платежам, и послабления по платежам в Пенсионный фонд.

Оксана Галькевич: А в каком возрасте… простите, в каких сферах экономики нам нужны возрастные сотрудники, каким секторам, скажите? Может быть, нужны в металлургии возрастные сотрудники, в автомобильном дорожном строительстве?

Константин Чуриков: Кроме политики и журналистики, да?

Оксана Галькевич: Да, кроме политики и журналистики. Где нужны возрастные сотрудники сейчас?

Михаил Терентьев: Возрастные сотрудники в металлургии? Вы привели немножко некорректный…

Оксана Галькевич: Ну почему?

Михаил Терентьев: А потому что досрочные пенсии для профессий, которые вредные, которые тяжелые, – здесь ничего не меняется. И у них есть возможность досрочно выйти. Но все-таки в металлургии и в других отраслях, я думаю, всегда будут востребованы наставники, которые будут помогать молодым людям адаптироваться на производстве. Но при этом еще раз хочу сказать, что там, где тяжелые профессии, там ничего не изменилось. И партия «Единая Россия»…

Оксана Галькевич: Ну, самые тяжелые – я так понимаю, это у нас правоохранительные органы и Министерство обороны, там тяжелее всего. Я правильно понимаю? Там выходят в 40 и 45. Там очень тяжело. Там гораздо тяжелее, чем в металлургии. Еще и пенсия…

Михаил Терентьев: Ну, там тоже досрочно выходят.

Оксана Галькевич: Да, досрочно.

Константин Чуриков: Оксана, срочно в рудник – и выйдешь досрочно.

Оксана Галькевич: Может, лучше погоны?

Константин Чуриков: А ты решай. Кстати, и голос у тебя командный. Вот Владимир к нам из Краснодара звонит. Владимир, в эфир! Здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Константин Чуриков: Добрый.

Оксана Галькевич: Телевизор, пожалуйста, потише сделайте, чтобы в трубочку с нами разговаривать.

Зритель: Конечно. Да, сейчас сделаем. Суть в следующем. Я предлагаю сделать всем пенсионерам, которые могут работать, предпенсионного возраста людям, чтобы для них работодатель налоги платил меньше. Таким образом, будет так же, как раньше: на четыре работающих один пенсионер. А сейчас происходит что? Человеку, допустим, мужчине 55 лет, и его на работу не принимают. У человека этого и квалификация высокая, и здоровье позволяет ему работать, но…

Константин Чуриков: А знаете еще почему? Извините, вас перебиваю, Владимир. А это, может быть, еще потому, что просто в отделе кадров сидит молодая девчонка, эффективная и молодая, и вот она по-другому смотрит.

Зритель: Вот именно. Я понял вас. А дойти до главного инженера или главного специалиста возможности никакой нет. И девочки, получается, все решают.

Константин Чуриков: Да, девочки решают все. Спасибо, Владимир, за ваш звонок.

Михаил Борисович, вот столько разных идей. Здесь – ужать эти налоги и обязательные выплаты. Здесь – что-то у кого-то повысить. Вы и ваши коллеги-депутаты говорите о какой-то консолидации, о том, что мы должны найти компромисс. И ждут от общества какой-то реакции – очевидно, положительной, да? А вам не кажется, что сейчас, до тех пор пока вот этот дьявол по-прежнему сидит в деталях, компромисс-то в принципе невозможен, потому что обществу предлагается (ну, меньшей, может быть, активностью, в том числе уличной) как-то проголосовать за этого кота в мешке. Вот когда будут цифры, выкладки, конкретика?

Михаил Терентьев: Я думаю, что в рамках той рабочей группы, которая была создана по итогам парламентских слушаний, мы увидим и контраргументы на высказывания со стороны оппозиции по данным изменениям пенсионных параметров, и придем все-таки к компромиссу вот тех предложений, которые прозвучали – и на улице прозвучали, и при встрече с депутатами в регионах, и которые еще прозвучат. Сейчас у нас на следующей неделе начинается региональная неделя, и также будут обсуждаться итоги парламентских слушаний.

Оксана Галькевич: Михаил Борисович, вчера или на днях (я могу ошибаться) прозвучало в том числе предложение и о том, что, может быть, надо начинать с себя. «Единая Россия», господин Турчак сказал: «Может быть, сократить пенсию депутатам?» Вы ведь (есть ведь сейчас такое мнение) в том числе голосуете и за повышение своего пенсионного возраста, но у депутатов с пенсией как-то получше. Вы вообще согласны начать с себя? Пенсия 18 тысяч для депутата – готовы? Вы и ваши коллеги.

Михаил Терентьев: Для госслужащих уже пенсионный возраст был повышен до 65 лет, если вы просто не в курсе.

Оксана Галькевич: Нет, я сейчас про пенсию.

Михаил Терентьев: Это было уже несколько лет назад.

Оксана Галькевич: Я про пенсию.

Михаил Терентьев: А по поводу пенсии…

Оксана Галькевич: Про 18 тысяч рублей – я про это.

Михаил Терентьев: Конечно, в понедельник было расширенное заседание генсовета, где такое решение было принято, чтобы…

Оксана Галькевич: Как всегда, единогласно, я надеюсь?

Михаил Терентьев: …те привилегии, которые есть для депутатов и членов Совета Федерации, убрать (в плане пенсионных изменений) и приравнять. Да, мы начали с себя. Но я думаю, что на этом нельзя останавливаться, потому что есть и другие льготные категории госслужащих, которые также получают те преференции, которые есть при назначении пенсии. Я думаю, что мы обязательно обратим внимание в том числе и на такую категорию госслужащих.

Оксана Галькевич: А сколько же у нас категорий-то, которые повышенную пенсию получают?

Константин Чуриков: Много, много, много.

Оксана Галькевич: Очень много.

Михаил Терентьев: Да.

Константин Чуриков: Давайте послушаем Виктора из Московской области. Постоянно звонит телефон – понятно, тема актуальная. Виктор, здравствуйте.

Зритель: Алло. Здравствуйте. У меня вот такой вопрос. Вы меня слышите?

Константин Чуриков: Отлично.

Оксана Галькевич: Слышим. Говорите, пожалуйста.

Зритель: Мне 59 лет. У меня проблемы с работой начались с 50 лет, то есть очень тяжело устроиться на работу после 50 лет, именно по резюме. Устраивался на работу только благодаря своим друзьям. Это первое.

Во-вторых, тут слышал разговор, как повысить моментально заработную плату. Очень просто. Почти у 90% (я не ошибусь, если скажу так) людей зарплата не белая, а серая или черная. Например, у нас сейчас, почти у всех официально 18 тысяч, а получаем мы больше 40. Так как быть?

Константин Чуриков: Виктор, вы в какой сфере трудитесь?

Зритель: Я кладовщик.

Оксана Галькевич: Кладовщик.

Константин Чуриков: Кладовщик. Спасибо за ваш звонок.

Оксана Галькевич: Спасибо за ваш звонок. Давай сразу следом еще подключим Ставрополь к нашей беседе. Юрий.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Добрый вечер.

Зритель: Вы знаете, у меня вопрос. Это товарищ из «Единой России» у вас находится, да?

Оксана Галькевич: Да, из «Единой России». Михаил Борисович Терентьев.

Зритель: Я хотел задать вопрос «Единой России». Как можно организовывать эту всю провокацию по поводу пенсионного возраста? Я вам сейчас скажу. Северный Кавказ, по статистике, сейчас занимает первое место по безработице.

Константин Чуриков: Верно.

Зритель: Чечня – 14%. Ингушетия – 24%. У нас в Ставрополе около 18 предприятий, которые раньше работали, закрыты. Как они хотя поднять пенсионный возраст? И вообще, так называемая партия «Единая Россия», они просто показали свое истинное лицо. Да, они подняли себе пенсионный возраст. Ну естественно! У них же и зарплаты другие, у них и пенсии, и привилегии. А как же остальной народ? Они показали свое истинное лицо. Вот сидит этот господин. Как можно поднимать пенсионный возраст при закрытых заводах и так далее, и так далее? Молодым сейчас негде работать.

Константин Чуриков: Юрий, спасибо, ваш вопрос понятен. Михаил Борисович?

Михаил Терентьев: Ну, я хочу здесь ответить, что все-таки изменение пенсионных параметров – это экономическая проблема, она не упирается только в чисто машинальное увеличение возраста. Конечно же, нужно работать и обращать внимание, чтобы главы регионов уделяли внимание улучшению инвестиционного климата, развитию производства. Ну, это в комплексе надо рассматривать, в том числе и работать над повышением производительности труда.

Константин Чуриков: Заметьте, Михаил Борисович, вот вы говорите на каком-то своем одном языке: «инвестиционная привлекательность», «главы регионы должны…»

Михаил Терентьев: Я среагировал на вопрос.

Константин Чуриков: Да. Нам сейчас позвонит, я не знаю, миллион людей, если они дозвонятся, и они скажут: «Я писал губернатору по поводу вот этого». Нам сегодня рассказывали – на Псковщине, под Пушкинскими Горами, там вырубаются леса, и ничего нельзя сделать. Понимаете, вот губернатор должен, но «Прямые линии» с президентом показывают, что губернатор никому ничего не должен. Он просто сидит там, прячется в кабинете и думает: «Ну, не дай бог какая-то бабушка позвонит Путину».

Оксана Галькевич: «Из моего региона».

Константин Чуриков: Понимаете? То есть мы же в России живем, мы понимаем, как оно в реальности работает. Мы говорим о каком-то, наверное, просто реальном плане, который будет срабатывать.

Михаил Терентьев: Ну, наверное, не все губернаторы такие, о которых вы сейчас сказали. Все-таки есть губернаторы, которые работают эффективно и выстроили обратную связь с населением. И когда они разрабатывают свои программы развития, в том числе и территориально-инвестиционные, все-таки прислушиваются к населению. Ну а тех, кто не прислушивается, их надо тогда выгонять с работы.

Константин Чуриков: Ну согласитесь, скорее всего, сейчас вы имеете в виду вот этих эффективных губернаторов? Это Ямало-Ненецкий округ, это Москва и Петербург, крупные города, трудовые рынки, где все как раз предприятия у нас находятся.

Оксана Галькевич: Где все ресурсы.

Константин Чуриков: Где офисы предприятий находятся.

Оксана Галькевич: Да. И офисы, и ресурсы.

Константин Чуриков: ХМАО, Ханты-Мансийский округ. Ну, собственно, примерно все я перечислил, за некоторыми исключениями.

Михаил Терентьев: Татарстан.

Константин Чуриков: Да-да-да. Но страна-то большая – 85 регионов. И вот как люди там будут куковать-то на этой новой пенсии и работать?

Михаил Терентьев: Ну, там, где, например, районы Крайнего Севера… Вы, наверное, их имеете в виду?

Константин Чуриков: Крайний Север. У нас есть и в Центральной России депрессивные регионы.

Михаил Терентьев: Есть предложение – все-таки там не менять ситуацию для пенсионеров, которые находятся на территории Крайнего Севера.

Константин Чуриков: Забайкалье, Псковская область… Оксана, подсказывай.

Оксана Галькевич: Это совсем не Крайний Север.

Константин Чуриков: Где у нас еще? Много где.

Оксана Галькевич: Да у нас Ставрополье тоже, из которого позвонили, это тоже депрессивный регион. Новгородчина, Великий Новгород – страшно ехать по этой области.

Михаил Терентьев: Я понимаю, проблема сложная, но давайте ее все-таки рассматривать как экономику и смотреть на то, чтобы работать все-таки комплексно.

Оксана Галькевич: Так подождите, тут вопрос: сначала яйцо или курица? Сначала, простите, экономика, а потом пенсионные изменения в пенсионном законодательстве? Или сначала изменения в пенсионном законодательстве, а потом попробуем что-то с экономикой?

Михаил Терентьев: Ну, давайте работать здесь параллельно все-таки. Потому что у нас есть, конечно, запас еще на лет семь, но если ничего не делать, то через семь лет будет еще сложнее.

Константин Чуриков: Вы сказали ключевую фразу: «Мы должны работать над экономикой. Давайте рассматривать это как экономику». Вот легкий ответ: а может быть, давайте рассматривать это как проблему людей, просто смотреть на людей и думать, как им быть? Нам вчера многие звонили. Ну, простой пример. Вот уже зритель нам сказал, что его не берут на работу уже сейчас, ему 50. Например, молодежь уже беспокоится. Она понимает, что ей сегодня трудно-то найти работу. У нас в зоне риска 50+…

Михаил Терентьев: А давайте я вам задам вопрос.

Константин Чуриков: Давайте.

Михаил Терентьев: А вы согласны, что у нас пенсии растут на уровень инфляции? Может быть, все-таки давайте подумаем, чтобы пенсии росли выше, чем инфляция? Можно ли прожить сейчас на ту пенсию, которая сейчас?

Константин Чуриков: Ответ: не работая, крайне сложно. Но при этом тогда встречный мой вопрос, поскольку у нас интервью. А можно ли быть уверенным, что… Сколько там? 20 тысяч рублей нам обещают пенсию, да? Можно ли быть уверенным, что эти деньги не превратятся в бумажки? У нас как сейчас валюта скачет, что у нас происходит? Мы живем, в принципе, от дефолта до дефолта.

Михаил Терентьев: Правительство вчера…

Оксана Галькевич: Например, сейчас санкции жахнут, 22 августа…

Михаил Терентьев: Правительство вчера в лице Топилина заверило нас, что законодательно закрепит повышение размера пенсии, и это будет законодательно закреплено – выше, чем инфляция.

Константин Чуриков: А к чему это будет привязано? Можно это как-то привязать, я не знаю, к баррелю нефти, к евро, к доллару?

Оксана Галькевич: Выше, чем инфляция, насколько? На одну сотую, на одну десятую?

Михаил Терентьев: Сейчас – в два раза.

Оксана Галькевич: В два раза.

Константин Чуриков: В два раза. Давайте послушаем еще звонок.

Оксана Галькевич: Да, давайте. Вот, кстати, тоже не самый веселый, надо сказать, с экономической точки зрения, регион – Барнаул. Здравствуйте, Роман.

Константин Чуриков: Александр из Ульяновска.

Оксана Галькевич: А, Александр из Ульяновска? Ну, тоже. Слушайте, у нас куда ни кинь – везде «прекрасные» регионы. Александр?

Константин Чуриков: А может быть, человек, наоборот, «за».

Оксана Галькевич: Да, здравствуйте, Александр.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Вы за или против изменений в пенсионной системе Российской Федерации?

Зритель: Я против. Вот послушайте. Михаил сидит там, рассказывает: «Нам надо это сделать. Мы будем это предлагать. Нам нужно то сделать». Пенсия 20 тысяч будет через шесть лет. А что на эти 20 тысяч можно будет сделать? За квартиру-то хватит хоть заплатить, когда у нас за год квартплата, бензин, продукты, все поднимается? Надо сначала сделать все, чтобы было законодательно принято. Производительность труда – тоже рассказываете, что надо сделать. А как это сделать-то? Когда это будет сделано?

Мне, например, в следующем году на пенсию выходить. Я всю жизнь на тяжелой работе проработал, у меня уже сил нет на работу ходить, сейчас нет, а только в январе будет 55 лет. И что мне делать? Я сейчас на другую работу уйти не смогу. А мне семью надо кормить, за квартиру платить.

Константин Чуриков: А на какой вы работе, расскажите нам, пожалуйста, Александр?

Зритель: Я судокорпусник, корабли ремонтирую, железо таскаю, сварка, газы.

Константин Чуриков: Ну, все «прелести» жизни, которые потом сильно ударяют по здоровью.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Михаил Терентьев: Для этого человека ничего не изменится, он выйдет досрочно на пенсию, даже при том варианте, который был предложен.

Константин Чуриков: Александр, секундочку! Вы выйдете на пенсию досрочно? Вы будете иметь такое право? Вы уточняли?

Зритель: Ну, я не знаю. Я ездил в прошлом году, и мне сказали, что должно быть. Но сейчас замутили вот это все.

Константин Чуриков: Спасибо.

Михаил Терентьев: Поэтому для него ничего не изменится. При этом и для других досрочников многих категорий ничего не изменится. Но при этом этот человек, гражданин говорил о том, как можно прожить на 20 тысяч.

Константин Чуриков: Через сколько-то лет.

Михаил Терентьев: Но здесь же может быть встречный вопрос: а если ничего не изменить, то как можно будет прожить на 16 тысяч?

Константин Чуриков: Нет, вот еще важный, кстати говоря, вопрос нащупали. А менять что-то надо у нас у всех? Я имею – в народе надо менять? Или надо менять какую-то систему сдержек и противовесов? Потому что, вы знаете, не секрет, люди раздражены очередной яхтой, яхтенной прогулкой. Люди видят, как живет некая знать. Понимаете? И возникают вопросы, возникают серьезные вопросы.

Оксана Галькевич: Слушайте, люди спрашивают также: «А как с нашей накопительной частью, которую мы копили, копили, копили? А где она? Нам теперь говорят, что денег-то не хватает, они там заморожены раз, заморожены два». Столько вопросов накопилось!

Михаил Терентьев: Ну, партия «Единая Россия» как раз и настаивает на том, чтобы по накопительной пенсии мы приняли какое-то решение, и она была разморожена с 1 января 2019 года.

Константин Чуриков: А как вы думаете, какой компромисс? Если можно, прямо…

Оксана Галькевич: Разморожена в прежнем виде, без индексаций, без поправок на тот «ветер», который круто дул за эти годы?

Михаил Терентьев: Ну, это надо обсуждать. Сейчас о параметрах с вами как-то тяжело говорить, какие они будут. Но самое главное – нужно принять принципиальное решение, чтобы те накопительные пенсии, которые должны были быть, они должны быть разморожены, и человек мог их получить.

Константин Чуриков: Михаил Борисович, вы депутат, вы служите народу, работаете для людей, общаетесь наверняка в избирателями. Как вы думаете, какой компромисс прямо явный устроит людей? Вот что нужно сделать, чтобы люди сказали: «А, ну о’кей, хорошо»?

Оксана Галькевич: Чтобы волна схлынула. Вы же понимаете, вы же чувствуете, как у людей сюда вот подступает.

Михаил Терентьев: Тяжелое решение…

Оксана Галькевич: Чувствуете, кстати?

Михаил Терентьев: Ну конечно. И по опросам мы видим, что те предложения, которые Правительство предложило, их поддерживает не более 8%. Поэтому нужно разъяснять, что в такой ситуации непростой мы все находимся. К какому компромиссу прийти? Давайте посмотрим на те решения, которые будут выработаны на рабочей группе. Потому что на самом деле даже человек, который последний звонил… Многие, наверное, не понимают, что это все-таки коснется не всех. У тех, кто имеет право на досрочную пенсию, у них также это право останется. Поэтому нужно работать, разъяснять.

Константин Чуриков: И давайте, кстати, еще послушаем, что скажет по этому поводу президент – что тоже важно, да?

Михаил Терентьев: Конечно.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо. Вы поедете ведь на встречу с вашими избирателями в регионы, да?

Михаил Терентьев: Конечно.

Оксана Галькевич: Вот интересно посмотреть было бы, как проходят ваши дискуссии в другом формате – не в прямом эфире, а с людьми в школах, в селах, где вы встречаетесь с ними. Было бы здорово.

Константин Чуриков: Спасибо. У нас в студии был Михаил Терентьев, депутат Государственной Думы России. Спасибо, Михаил Борисович.

Оксана Галькевич: Ну, держитесь, Михаил Борисович!

Константин Чуриков: И через несколько минут говорим о рекордно низкой безработице в Российской Федерации, по данным официальной статистики. Вот с 91-го года такой рекордно низкой безработицы не наблюдалось. Если безработицы практически нет, то мы поговорим о чем, Оксана?

Оксана Галькевич: О «работице» мы поговорим за копейки.

Константин Чуриков: О «работице», о той, которая есть. Через пару минут.

 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Пенсионная реформа – итоги общественных слушаний

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты