Владимир Жарихин: Если мы начнём менять украинских моряков на Вышинского, мы, по сути, признаем его виновность

Владимир Жарихин: Если мы начнём менять украинских моряков на Вышинского, мы, по сути, признаем его виновность
Вахтовая работа. Безопасность перевозок. Очереди. Национальная идея. Производство из металла. На что хватает денег. Увольнения. Антидепрессанты. Отказываемся от авто
Вахтовая Россия: к чему приведёт экономика «временщиков»?
Сергей Храпач: Главная проблема отрасли пассажирских перевозок – недофинасирование. Отсюда экономия на безопасности и обновлении парка
Ольга Аникеева: Часто очередь выполняет функцию оградить людей от какой-то льготы, сократить возможность получить что-либо
Алексей Калачёв: Даже если действительно есть падение спроса на бензин, рассчитывать на снижение его цены не приходится
Как делают металлическую мебель? Марина Калинина побывала на производстве в Калужской области
Нужна ли национальная идея России. Польша, Иран, Сингапур – как примеры удачного влияния идеологии
Чего ждать тем, кто хочет уехать работать вахтовым методом?
Россияне подсели на антидепрессанты. В борьбе со стрессом люди принимают не только таблетки
Каким будет рынок труда в 2020 году? Эксперты рассказали, ждать ли массовых сокращений
Гости
Владимир Жарихин
заместитель директора Института стран СНГ

Россия – Украина. Обмен пленными. Суд в Киеве сегодня рассматривает дело Кирилла Вышинского. Некоторые наблюдатели не исключают, что до пятницы его могут обменять на украинских моряков. А именно их освобождение было первым обещанием Владимира Зеленского в статусе президента. Об обмене пленными между Киевом и Москвой накануне выборов в Верховную Раду.

Петр Кузнецов: А мы продолжаем. Суд по делу главного редактора «РИА Новости – Украина» Кирилла Вышинского вновь не состоялся, его перенесли уже во второй раз. Теперь заседание назначено на 19 июля.

Ольга Арсланова: На судебное заседание сегодня в Киеве прибыла уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова – она таким образом решила выразить свою поддержку Кириллу Вышинскому.

Петр Кузнецов: Напомним, что Вышинского арестовали аж в мае прошлого года. Его обвинили в госизмене и проведении подрывной информационной деятельности в отношении страны. Посадить журналиста могут на срок до 15 лет. Сам он не признает своей вины и считает, что дело против него сфабриковано. В ходе одного из заседаний Вышинский обратился к Владимиру Путину и заявил, что готов отказаться от украинского гражданства. Срок ареста руководителя информагентства подходит к концу 22 июля. Мера пресечения ему неоднократно также продлевалась, как и заседания.

Ольга Арсланова: Ну, естественно, еще перед этим заседанием звучали разные прогнозы. И многие эксперты предполагали, что накануне выборов в Верховную Раду Украина как раз попытается договориться с Москвой об обмене пленными. И, возможно, мы скоро услышим о том, что Кирилл Вышинский выпущен из-под стражи.

Об этом деле и о многих других громких делах, об обмене пленными и о том, что происходит во взаимоотношениях России и Украины, сегодня поговорим, прямо сейчас. У нас в гостях – заместитель руководителя Института стран СНГ Владимир Жарихин. Владимир Леонидович, здравствуйте.

Владимир Жарихин: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Как вам кажется, с чем связано то, что никакого решения опять не приняли? Остается всего несколько дней и до выборов…

Петр Кузнецов: И есть ли что-то в этом маневре сегодняшнем?

Владимир Жарихин: Я не очень понял, между Вышинским и пленными какой может быть… Вышинский не пленный. И надо сказать, что моряки тоже не пленные. Вышинский – подсудимый. И моряки – тоже подсудимые. Вышинский подсудимый за свободу слова, а моряки – за нарушение нашей границы.

Ольга Арсланова: Но по сути это политические пленные. Давайте говорить прямо.

Владимир Жарихин: По сути? Я не согласен, я не согласен. По сути… В каждой стране судят за то, что для этой страны считается преступлением. Вот для нашей страны преступлением является нарушение нашей границы, а для Украины преступлением является свобода слова.

Петр Кузнецов: Владимир Леонидович, в таком случае мы в некоей западне такой оказываемся. То есть – если менять, то на кого? Потому что вы только что на примере украинских моряков обозначили несопоставимое абсолютно…

Владимир Жарихин: Вы понимаете, да, несопоставимость…

Петр Кузнецов: Если не менять, то значит что? Так и будет?

Ольга Арсланова: Не менять, хорошо, а обоюдно договариваться. Назовем это так.

Владимир Жарихин: Несопоставимость еще в чем состоит, с моей точки зрения? Если мы начнем менять моряков на Вышинского… Мы абсолютно уверены, что моряки нарушили закон. Но при этом мы абсолютно уверены, что Вышинский никакого закона, даже украинского, не нарушал. И поэтому, попытавшись, с моей точки зрения, поменять Вышинского на моряков, по сути, мы признаем его виновность, потому что одних виноватых мы будем менять на другого виноватого.

Петр Кузнецов: Все так. Если мы в эту плоскость переводим, то – да.

Владимир Жарихин: Да. И мне кажется, что украинская сторона это поняла, поэтому они сейчас перенесли проведение этого заседания суда на пятницу, потому что завтра у нас будет рассматриваться… первое заседание суда по поводу украинских моряков.

Петр Кузнецов: И опять-таки, я так полагаю, если обмен вот такой произойдет, пусть и неравнозначный, как мы его определили, то это может говорить о том, что они будут теперь любого журналиста хватать у себя и пытаться таким образом обменять на своих?

Владимир Жарихин: Совершенно верно, совершенно верно. Там кандидатов достаточно. Там есть, еще остались смелые люди среди журналистов. Уже мало, правда.

Петр Кузнецов: Вот смотрите, Владимир Леонидович…

Владимир Жарихин: Одни уехали на Восток, к нам, а другие – на Запад, в Европу. Но кое-кто остался.

Петр Кузнецов: Смотрите, вот конкретные цифры Москалькова сегодня привела. Список России на обмен задержанных Украиной включает около 40 человек, а в аналогичном перечне Киева 120 украинцев. Вот эти 40 человек – это кто?

Владимир Жарихин: 40 человек – это граждане России, задержанные, так сказать, за различные вещи, за какие-то правонарушения. А какие-то – не правонарушения или выдуманные правонарушения. Вот это все российские граждане.

С украинской стороны, например… Вот только что передавал по случаю дня рождения привет Сенцову, который… Доказано, что он планировал террористический акт, тем не менее как бы из него изображают героя. Так что обмен в любом случае неравновесный получается.

Ольга Арсланова: Какие интересы сейчас могут быть у нового украинского президента Владимира Зеленского? Ему выгоднее договориться, выгоднее потянуть время, отпустить, посадить? Что сейчас могло бы составлять его политические интересы?

Владимир Жарихин: У Зеленского, как вы, наверное, заметили…

Петр Кузнецов: И не забываем, извините, что состоялся телефонный разговор по инициативе Зеленского в минувший четверг с Владимиром Путиным.

Владимир Жарихин: Так я все о том же.

Ольга Арсланова: Интерес примерно обозначен.

Владимир Жарихин: У Зеленского обозначилась такая бешеная активность. Вроде бы надо почивать на лаврах – выиграл, 75% получил, сейчас рейтинги его партии близко к 50%. Вроде бы все хорошо, а он все суетится: то напрашивается к Путину на разговор, то предлагает собраться как бы всем Советом Безопасности, лидеры стран-членов Совета Безопасности, и решать вопрос Украины. Правда, американцы уже сказали: «Нам это не надо, не интересно». Ну, неважно, суетится.

Дело вот в чем. Дело в том, что на самом деле ситуация не так хороша для него, как кажется. Уже сейчас явно наметилось падение рейтинга. Вот в пике было где-то 48%...

Ольга Арсланова: Ну, пока это можно назвать колебаниями.

Владимир Жарихин: …а сейчас уже снизилось до 40%. Но у них же ведь, как у нас: половина Верховной Рады избирается по партийным спискам, а половина – по мажоритарным округам. И если по партийным спискам, то у него вроде бы 40%. А вот получит ли он столько же по мажоритарным округам? Это не факт. Потому что здесь-то у него паровозик: вслед за Зеленским популярным идет масса людей никому не известных, но они за ним идут паровозиком. А там-то каждый выступает за себя, в округе. А люди в основном малоизвестные у него, и поэтому столько же набрать он вряд ли сможет. А значит – большинства у него явно совершенно не будет. А если не будет большинства, то надо с кем-то кооперироваться.

Ну хорошо, предположим, с Вакарчуком, с его «Голосом» он скооперируется. Но подсчет показывает, что этого не хватает для формирования большинства. И единственный, кто остается, за исключением «Оппозиционной платформы», с которой вроде бы начальники не велят из-за океана…

Петр Кузнецов: Это Виктор Медведчук?

Владимир Жарихин: Да, Медведчук.

Петр Кузнецов: У которого хорошие успехи в плане освобождения военных.

Владимир Жарихин: Хорошие. Но вот с ним как-то не получается.

Петр Кузнецов: И он пророссийский.

Владимир Жарихин: И опять же – Тимошенко. Потому что с Порошенко как бы тоже… Вроде бы он только что сказал, что всех под корень, всех выгнать, всех, кто были с Порошенко, а теперь он с ним коалицию будет делать? Не будет.

Значит, остается Тимошенко. А Тимошенко, как всегда, много хочет. Она уже прямо сказала: «Я буду при молодом начинающем политике Зеленском хорошим премьер-министром». Она прямо сказала. Но он тоже этого не хочет. Да и американцам как-то страшновато, потому что, будучи в прошлый раз премьер-министром, она им испортила всю малину, так сказать, предыдущего переворота «оранжевого», сцепившись с Ющенко. И они боятся, что будет то же самое.

То есть на самом деле устойчивого большинства у него нет. Конечно, можно будет подгрести так называемых «независимых», но это каждый раз ситуационно надо как бы стимулировать этих «независимых» голосовать так, как надо, а для этого надо много… Как говорили в «Свадьбе в Малиновке», которую вчера по телевизору показывали? Много грошей надо иметь.

Так что проблема на самом деле у него непростая. И поэтому суетится, хочет додавить ситуацию, чтобы все-таки у него так или иначе, по крайней мере хотя бы с Вакарчуком, получилось устойчивое большинство.

Ольга Арсланова: Вот что пишут наши зрители: «Вы правы, «выкуп» Вышинского в любой форме поставит под удар всех порядочных журналистов Украины». Волгоградская область, зритель пишет оттуда: «Обмен нужен ради мира и спокойствия между странами. Пора мириться».

Электорат Зеленского – люди, которые его выбрали, – чего в первую очередь от него ждут, какой определенности (понятно, что любая определенность всегда лучше подвешенного состояния) по взаимодействию с Россией?

Владимир Жарихин: Понимаете, у него достаточно сложный вот этот электорат его, который за него голосовал.

Ольга Арсланова: Он разнородный очень?

Владимир Жарихин: Он разнородный, поэтому… Вот у него сейчас идет падение. Разбегаются-то в две стороны. Да, мы видим, что подрастает, медленно, но подрастает рейтинг блока Медведчука и Бойко. Но медленно подрастает, чуть-чуть, но подрастает и рейтинг Порошенко, его партии, «Европейская солидарность» у него теперь партия называется.

Почему? Понятно, почему бегут к Бойко. Потому что разочаровываются в его политике по отношению к Донбассу. Это ясно. Но определенная часть людей, которые настроены достаточно, что ли, воинственно, они тоже чувствуют, что Зеленский – слабый руководитель, а они хотели сильного. И поэтому разбегаются в две стороны.

Петр Кузнецов: А уже прошло достаточно времени, чтобы сделать вывод, слабый ли он, сильный?

Владимир Жарихин: Да. И как ему снова и тех, и других обратно вернуть? Поэтому он делает шаги и в эту сторону, и в эту сторону. Сегодня говорит для одних, завтра говорит для других. Но уже сейчас, когда он президент, а не кандидат в президенты, цена слова стала совсем другая. Поэтому и те, кто, что называется… ну, условно, жители востока продолжают от него уходить – как реакция на те слова, которые он произносит для жителей запада. И наоборот. И пока остановить это падение он не может. А еще неделя. А падение довольно быстрое.

Петр Кузнецов: А впереди ведь выборы, да.

Николай из Екатеринбурга, его мнение или вопрос. Здравствуйте, Николай. Сейчас узнаем.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Владимир Жарихин: Здравствуйте, Николай.

Зритель: Здравствуйте. У меня такой вопрос. Рано или поздно американцы сбросят Украину на Россию…

Ольга Арсланова: Что вы имеете в виду?

Петр Кузнецов: Что это значит?

Зритель: Сможем ли мы прокормить Россию и поднять ее снова?

Петр Кузнецов: Не Россию, а Украину вы имеете в виду?

Зритель: Простите, простите, да.

Ольга Арсланова: А почему нам придется это делать? Уточните еще раз.

Зритель: Да потому, что мне кажется, что мы обязаны это делать

Ольга Арсланова: Обязаны это делать?

Зритель: Мы – один народ.

Ольга Арсланова: Украинцы сейчас вас не слышат.

Владимир Жарихин: Ну, помогать восстанавливать промышленность, может, нам и придется. Надо сказать, учитывая ту кооперацию, которая всегда была, и тот уровень, до сих пор сохранившийся, образования, умения украинцев, в общем-то, это будет выгодно и для нас сделать. А уж прокормить Украину – вот точно не надо! Уж Украина всегда прокормит себя сама. Украина, в конце концов, со своим черноземом и со своим климатом себя прокормит.

Ольга Арсланова: Вот что нам пишет зритель из Челябинской области: «Все, у кого родственники на Украине, говорят, что народ Украины намного богаче нас живет. Обманывают средства массовой информации, рассказывая об экономических проблемах сейчас в этой стране».

Что с экономикой Украины происходит сейчас, в преддверии выборов в Верховную Раду?

Владимир Жарихин: Вы знаете, а кого – «нас»? Есть, конечно, на Украине люди, которые до сих пор… в общем-то, они потеряли уровень, который был, но он высокий, потому что до этого он был совсем высокий. Какой-то небольшой процент этих людей есть. Мы их встречаем в Турции, в Египте, даже в Италии. Но это мизерное количество людей. Я не знаю, в каком кругу общается тот человек, который вот это написал…

Петр Кузнецов: Важно, из какой области родственники. Это же очень важно.

Владимир Жарихин: Да, из какой области. Если это биржевые брокеры, то, наверное, может быть, они живут получше наших колхозников бывших, фермеров.

Петр Кузнецов: И еще Николая из Алтайского края успеем послушать. Николай, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Приветствуем вас все втроем.

Зритель: Здравствуйте.

Владимир Жарихин: Здравствуйте, Николай.

Петр Кузнецов: Покороче, если можно.

Зритель: Вот меня такой вопрос интересует. «Россия – Украина: обмен пленными»?

Петр Кузнецов: Да.

Зритель: Во-первых, ЛНР и ДНР – это же украинская территория, правильно?

Петр Кузнецов: И?

Зритель: Так. Теперь те, которые находятся… ну, пленные или… Так, пленные, у нас вопрос про пленных. Находятся в ЛНР и ДНР, украинские. Значит, они находятся на своей территории? И то же самое – из ЛНР и ДНР находятся, ну, якобы на Украине. Тоже находятся на своей территории. При чем здесь Россия? Это один вопрос…

Владимир Жарихин: Я понял, понял. Спасибо…

Петр Кузнецов: Нет-нет-нет! Один только вопрос, не успеем.

Ольга Арсланова: Признанные или непризнанные территории…

Владимир Жарихин: Вопрос очень серьезный и правильный. Все время путают две вещи…

Петр Кузнецов: ДНР и ЛНР?

Владимир Жарихин: Во-первых, обмен пленными между ДНР и ЛНР – с одной стороны, и Украиной – с другой, военнослужащими той и другой стороны. Это один вопрос, который обсуждается в Минске, в этих группах и так далее. И другой вопрос – это судьба граждан России, осужденных на Украине, и граждан Украины, осужденных в России или находящихся под следствием.

Это разные вопросы, которые зачастую в средствах массовой информации смешивают в одну кучу, и вот поэтому… Вопрос-то правильный задавал телезритель. Это разные истории, разные отношения и разный статус.

Петр Кузнецов: Ответом на этот правильный вопрос давайте и закончим нашу сегодняшнюю беседу.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо, что пришли. Владимир Жарихин, заместитель руководителя Института стран СНГ. Мы говорили об обмене пленными между Россией и Украиной.

Владимир Жарихин: Опять! Мы говорили об обмене осужденными.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски