• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Игорь Костиков: Микрофинансовые организации превратились в прикрытие ростовщичества. С этим воюют очень многие страны

Игорь Костиков: Микрофинансовые организации превратились в прикрытие ростовщичества. С этим воюют очень многие страны

Гости
Игорь Костиков
председатель «Союза защиты прав потребителей финансовых услуг»

Марина Калинина: Ну а мы к следующей теме. Центробанк принял решение ужесточить регулирование микрофинансовых организаций. Что предлагается сделать конкретно? Предлагается снизить максимальный размер выплат, которые МФО могут требовать с должника, сейчас это3-кратный размер займа, к июлю 2020 года будет 1.5-кратный.

Константин Чуриков: Есть и еще предложение, уже даже нововведение ограничить ежедневную процентную ставку 1% к июлю 2019 года, будущего года. И еще что интересно: на самом деле Центробанк каким-то образом, видимо, пытается улучшить отношение населения к такому продукту, как микрофинансы, во всяком случае ЦБ хочет создать специальный финансовый продукт, заем на сумму до 10 тысяч рублей максимум на срок не более 15 дней с максимальным платежом в 3 тысячи рублей, а это как раз те самые популярные в народе займы до зарплаты. Вот сейчас поговорим о том, как это повлияет на рынок микрофинансов вместе с нашим экспертом и, конечно же, с вами.

В студии у нас Игорь Костиков, председатель "ФинПотребСоюза". Здравствуйте, Игорь Владимирович.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Игорь Костиков: Добрый день.

Константин Чуриков: Уважаемые зрители, вас тоже просим включиться в беседу. Расскажите о своем опыте общения с МФО. Вообще вам микрофинансы как продукт, как возможность, не знаю, занять до зарплаты нужны вам или нет? Пожалуйста, отвечайте "да" или "нет" по номеру 3443, в начале буквы "ОТР".

Игорь Владимирович, если такие довольно жесткие для участников этого рынка… Не хочется, конечно, выступать на их стороне, я нисколько не на их стороне, но тем не менее если был 3-кратный размер выплат максимальный, теперь будет 1.5-кратный, после этого что будет происходить с самим рынком этих услуг?

Игорь Костиков: Ну на самом деле я могу сказать, что… Я думаю, что вот эти вот меры – это давление общественности, в том числе и наше с вами, на регулятора, который принял эти меры в конечном итоге. Помните, президент в прошлом году, как раз год назад говорил о том, что старуха-процентщица выглядит гораздо более…

Константин Чуриков: Она просто ребенок по сравнению с…

Марина Калинина: Более симпатичная.

Игорь Костиков: Да. Поэтому на самом деле я считаю, что это правильно, мы идем в правильном направлении, весь мир идет в этом направлении, потому что мы прекрасно понимаем, что микрофинансовые организации в последние годы превратились до начала процесса регулирования в таких всеобщих ростовщиков без всяких ограничений, без каких-то тормозов, с которыми они идут. Понятно, что мы видим огромное количество людей, которые пострадали, я считаю, что это люди пострадавшие, это ведет к росту бедности населения, притом что доходы населения у нас не растут, мы это тоже знаем, несколько лет подряд. И конечно, с этим надо что-то делать, потому что в таком виде оставлять нельзя.

Марина Калинина: Но с другой стороны, спрос все равно рождает предложение, эти микрофинансовые организации…

Игорь Костиков: Вы знаете, что… У нас была с вами как раз передача здесь недели две назад, люди звонили, они все говорили об одном, микрофинансовые организации выступили против "черных ростовщиков", и вот все люди, которые сюда звонили, говорили: "Мы лучше занимаем у своих друзей и знакомых, которых называют "черными ростовщиками", без процентов и с более гибкими условиями, чем мы пойдем в микрофинансовые организации". То есть на самом деле у общества на сегодняшний день уже сформировалась негативная позиция к микрофинансовым организациям, это вынужденная для очень многих ситуация, когда некуда идти. Кроме всего прочего, я бы хотел отметить такую не очень приятную на мой взгляд статистику за прошлый год, что основной прирост микрофинансового портфеля – 121 миллиард сейчас займ у микрофинансовых организаций – был связан с ростом займов, предоставляемых банковскими микрофинансовыми организациями. То есть банки создают микрофинансовые организации, вместо того чтобы давать кредиты напрямую как банковские организации, они через микрофинансовые организации дают по более высоким процентам.

Константин Чуриков: Эта двойная деятельность вообще законна?

Игорь Костиков: Это все законно, да. Я думаю, что это тема для нашего обсуждения с регулятором…

Марина Калинина: То есть они неким посредником, получаются, выступают?

Игорь Костиков: Нет, они не просто посредники, они…

Марина Калинина: Или это дочерние какие-то предприятия?

Игорь Костиков: Фактически да, и очень многие банки дают свои ресурсы даже не своим микрофинансовым организациям, для того чтобы те давали в долг. Это, я думаю, еще одна тема для обсуждения с регулятором.

Константин Чуриков: А вот интересно, это вообще может быть? Что-то новое вы сейчас рассказываете. Это может быть под одной крышей – например, вот известный банк, а там уголочек и микрофинансы?

Игорь Костиков: Нет, обычно это где-то все-таки отдельно, это отделенное юрлицо, оно попадает под другую систему регулирования. Но вот мы давно об этом говорим, в конечном итоге первый раз, когда мы получили некую обзорную статистику за прошлый год, где просто открытым текстом написано, причем эта статистика заказана микрофинансовыми организациями, о том, что наиболее успешны эти микрофинансовые организации, которые напрямую завязаны на банке.

Марина Калинина: Но смотрите, тут еще есть такая опасность, как всегда: если мы что-то запрещаем, то это что-то уходит в тень и становится "серой" схемой.

Игорь Костиков: Ну вот опять же, у нас с вами была программа на эту тему, как раз люди говорят, что эта тень им более приемлема, они лучше к друзьям и родственникам пойдем, которые нам дают без процентов, можно с ними договориться об отсрочке, нет никаких коллекторов, которые несмотря на принятие закона продолжают бесчинствовать по всей стране, и им это гораздо более приемлемо, чем то, что им дают на сегодня микрофинансовые организации. Потому что бешеная реклама продуктов микрофинансовых организаций, причем завлекательная реклама, привела к тому, что люди не удерживаются от соблазна и фактически идут на такого рода условия, на которые в разумном состоянии никто бы не пошел.

Марина Калинина: Но дело в том, что в Москве не очень заметно, что много микрофинансовых организаций, потому что…

Игорь Костиков: Хотя много очень.

Марина Калинина: Я знаю, что много, но вот недавно была в Кемерово, там просто на каждом шагу, на одной улице может быть 13 подряд.

Игорь Костиков: Вопрос тут другой, в доступности банковских услуг. То, о чем у нас была недавно встреча с Эльвирой Сахипзадовной Набиуллиной в пятницу, она тоже об этом говорила, что одна из проблем – это доступность банковских услуг. Во многих случаях там, где нет прямого доступа к банковским услугам или этот доступ, мы понимаем, ограничен зачастую искусственно, тогда возникает поле для деятельности как микрофинансовых организаций, так и "черных ростовщиков", о которых мы говорим.

Марина Калинина: Но перед банком и больше ответственности: одно дело ты берешь кредит в банке, другое дело ты идешь к кому-нибудь, к дяде Васе.

Игорь Костиков: Ответственность… Да, на самом деле ответственность перед банком вполне понятна, она вполне обусловлена, но просто мы понимаем, что зачастую многие банки, которые завязаны с микрофинансовым бизнесом, толкают граждан на то, чтобы они шли не к ним, а в микрофинансовые организации. Этот конфликт интересов очевиден, и я еще раз говорю, нам нужно, наверное, с регулятором на эту тему озаботиться и переговорить, потому что это тоже тема, которая требует урегулирования.

Константин Чуриков: Открыл свежую статистику Национального бюро кредитных историй, так вот сказано, что в феврале этого года по сравнению с февралем прошлого года сумма выданных микрозаймов увеличилась на четверть, на 25%, что довольно много. Почему такой прирост? Вот я вижу какое-то противоречие: с одной стороны, люди здесь пишут (не всегда, кстати, даже приличными словами) по поводу МФО, в то же время обращаются. Это как?

Игорь Костиков: Я еще раз могу сказать, что у людей возникают совершенно непредвиденные обстоятельства, они думают, что они смогут с ними справиться, в банк они ходят, банк им отказывает, и они вынуждены искать среди доступного им источника, и этот источник зачастую бывает микрофинансовой организацией. При этом в этом же обзоре, на который вы ссылаетесь, я его тоже смотрел, там говорится, что если будут сейчас имплементированы те меры, о которых Центральный банк говорит, то портфель за этот год вырастет максимум на 20%, а он уже на 25% вырос.

Марина Калинина: А мы вообще можем обойтись без микрофинансовых организаций, в принципе?

Игорь Костиков: Я думаю, что в принципе это возможно…

Марина Калинина: Их можно запретить как явление?

Игорь Костиков: Я просто хочу напомнить, откуда они появились. Микрофинансовые организации появились в системе исламских финансов, поэтому они совсем не то, за что они сейчас себя выдают. И потом Хилари Клинтон, которую, в общем, мы сейчас хорошо вспоминаем по разным поводам, способствовала продвижению автора вот этой идеи в немусульманские страны, она продавила ему Нобелевскую премию, она продавила Мировой банк, чтобы он стал их поддерживать, и когда это уже выпало в такой объем, то есть надо ей спасибо сказать…

Константин Чуриков: Какая современная мировая закулиса прямо.

Игорь Костиков: Ну в общем да. И оказалось, что все это не так хорошо, как это кажется, потому что когда мы говорим о мусульманских финансах, это небольшие суммы на конкретные вещи, ответственность очень узкого круга лиц, которые связаны с собой родственными и соседскими узами, что повышает уровень ответственности…

Константин Чуриков: Фактически проектное финансирование.

Игорь Костиков: Ну в общем да, в какой-то степени. Понимаете, а это превратилось в прикрытие ростовщичества, и очень многие страны с этим столкнулись, с этим воюют и в Великобритании, и в Соединенных Штатах, в Австралии – по-разному, но воюют и пытаются решать эти все проблемы.

Константин Чуриков: Давайте послушаем звонок, на связи Игорь из Великого Новгорода. Здравствуйте, Игорь.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас, говорите.

Константин Чуриков: Выступайте в защиту или против микрозаймов.

Зритель: Да, я вот хочу задать такой вопрос или даже, может быть, высказать свое мнение. Почему наши законодатели не прислушиваются к мнению патриарха Кирилла, который, выступая в Госдуме, призвал запретить микрозаемные организации, так как от них страдают в первую очередь самые незащищенные слои населения? Спасибо, до свидания.

Константин Чуриков: Спасибо, до свидания. Но все-таки светская власть и…

Марина Калинина: Спасибо. Ну вот, коротко и ясно.

Игорь Костиков: Ну тут я, к сожалению, прокомментировать ничего не могу, потому что на самом деле это вызывает безусловно негативную реакцию у широкого круга населения, у специалистов, и микрофинансовые организации пытаются, так сказать, найти некую поддержку, для того чтобы обеспечить себе дальнейшее развитие. Но мне кажется, что путь, который избирает регулятор, в общем, правильный, наверное, надо и дальше по этому пути идти более жестко и постепенно превращать микрофинансовые организации в такие полубанковские структуры со ставками, похожими на банковские. Тогда, в общем, не будет той… Ведь у них возникает конкурентное преимущество, которого нет у банков: у банков гораздо более жесткое регулирование, более дорогое, мы это понимаем, у них есть обязательства перед АСВ и перед Центральным банком, которые они должны выполнять, на их поведение более жестко смотрят, то есть на этические нормы, чего в микрофинансовых организациях нет, а ставки процента у них гораздо ниже.

Константин Чуриков: Вы знаете, мне интересно, каким образом сегодня работают, не имея лицензии или уже с отозванной лицензией, микрофинансовые организации? Потому что, например, сегодня коллеги "Business FM" сообщали о дикой истории в Подмосковье: мама с тремя маленькими детьми лишилась квартиры из-за того, что ее мать взяла в МФО кредит, на тот момент она была собственницей квартиры, и квартира эта ушла с молотка. Как такое возможно?

Марина Калинина: Причем без ее ведома вообще и за цену в 2 раза меньше.

Игорь Костиков: Ну я вам могу сказать, что Центральный банк дал опять же статистику, что они в позапрошлом году выявили 1 400 микрофинансовых организаций или так называемых, которые действовали без лицензии, а в прошлом году 1 200, то есть они говорят, что их число уменьшается, а на самом деле порядок цифр одинаковый. И я думаю, что очень многие организации, у которых отозвали лицензию, просто продолжают работать, особо не заморачиваясь, хотя это является, в общем-то, уголовным преступлением. И проблема здесь уже, надо сказать, не столько с регулятором, сколько с правоохранительными органами, потому что мы уже сталкиваемся как "ФинПотребСоюз", только что я получил, например, ответ из одного нашего московского правоохранительного органа милицейского, который написал, что… Там явное основание для возбуждения уголовного дела или по крайней мере хотя бы проверки, а он пишет, что они это учли и приобщили к делам. То есть очевидна заинтересованность, просто очевидна совершенно, в прекращении проверки, но вот сейчас будем обращаться в прокуратуру в связи с этим, но это, к сожалению, та практика, которая у нас сегодня есть.

Марина Калинина: А насколько просто или тяжело, сложно поймать за руку вот так вот?

Игорь Костиков: Собственно говоря, это несложно, но для этого желание нужно, было бы желание, понимаете. Я могу так сказать, что в тех же Соединенных Штатах при нарушении существует практика такого whistleblowing, то есть информаторов: если этот добровольный информатор пришел, доложил регулятору о том, что есть такая ситуация, то тебе за это дают премию.

Константин Чуриков: Это выгодно.

Игорь Костиков: Это во многих странах, в Соединенных Штатах больше всего это развито, причем там по целому ряду составов эти премии очень большие, там до нескольких миллионов доходит, поэтому тут проще…

Марина Калинина: Но это не про нас, мне кажется.

Игорь Костиков: Это не про нас, но у нас, к сожалению, ситуация такая, что обычно мы узнаем о таких вещах, когда люди уже пострадали и когда уже нужно разбираться с тем, чтобы… Уже там никого нет, уже все разобрано, квартира 3 раза перешла в другие руки, уже найти ничего невозможно, должны вступать правоохранители, а правоохранители не хотят.

Константин Чуриков: Давайте узнаем, какая ситуация в Пермском крае, у нас оттуда Лариса сейчас на связи. Лариса, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я бы хотела заступиться за микрозаймы.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Вы знаете, мне они очень помогли. Сейчас чуть что, сразу же, не заплатил вовремя за квартиру, все, управляющая компания передает дело мировым судьям, все, на тебя уже сразу же в суд.

Константин Чуриков: Так, а микрозаймы такие добрые?

Зритель: Да. У меня нет, например, денег, до зарплаты – "вот тебе число, ты должна заплатить", все, дальше уже к судьям. Я бегом бегу в микрозайм, потому что 2-3 тысячи никто не даст. Я бегу: "Девочки, миленькие, помогите, пожалуйста, надо заплатить за квартиру". Они мне дадут 2 тысячи. Я как бы знаю, что я… получу, я с процентами их отдаю, но по крайней мере я спокойна, что я заплатила за квартиру и управляющая компания не пойдет и на меня в суд не подаст.

Константин Чуриков: Лариса, спасибо за ваш звонок.

Марина Калинина: Спасибо большое.

Константин Чуриков: Уважаемые зрители, уважаемая Лариса, уважаемые все, это к чему же мы вообще придем, если мы будем ради ЖКХ заходить в МФО и брать кредиты?

Игорь Костиков: А можно я прокомментирую? Я могу сказать, что вот это… Вот когда мы говорим, что финансовая грамотность не все и она не все решает, вот конкретный случай вопроса финансовой грамотности вот этой женщины, которая нам звонила. Потому что не планировать свои расходы и переплачивать в разы за квартплату, когда тебе не хватает денег, это очевидная просто неграмотность, человек не планирует свои расходы, и поэтому возникает такая проблема. Потому что на самом деле я могу сказать, что даже те штрафы, которые жилищные компании накладывают в случае несвоевременной уплаты… Пугать они могут чем угодно, но эти штрафы гораздо ниже, чем те проценты, которые будут в микрофинансовой организации.

Марина Калинина: Ну вот пишут нам, кстати, из Нижегородской области: "Все меньше становится таких знакомых, которые дают деньги просто так".

Игорь Костиков: Ну вот у нас была программа, посвященная этому, и мы как раз все это обсуждали, был очень большой отклик зрителей, которые, в общем, говорили, что они отказались от микрофинансовых организаций…

Марина Калинина: Так нет, говорят, что все наоборот.

Константин Чуриков: Видимо, с тех самых пор знакомых этих стало меньше.

Марина Калинина: Все меньше становится знакомых.

Игорь Костиков: Это было 2 недели назад у вас тут в эфире.

Константин Чуриков: Жизнь меняется.

Давайте послушаем еще звонок, у нас сейчас на связи Марина из Архангельской области. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Даже не верится, что попала в эфир. Я вас всех поздравляю с вербовым воскресеньем прошедшим. У меня вот какой вопросик. Я на пенсии, мне 55 лет. У меня сын работал 1.5 года назад, взял в микрозаймах деньги, 2.5 тысячи. Так получилось, что он потерял работу, я с пенсии тоже плачу кредит, у меня пенсия 11 тысяч, я плачу 9 тысяч кредит, я не могла помочь ему ничем, чтобы отдать долг полностью. И вот уже 1.5 года я каждый месяц отдаю по тысяче как проценты, у него там 998 рублей, я отдаю тысячу. Вот скажите, пожалуйста, мы уже выплатили, наверное, в 20 раз больше, если так считать, тысячу в месяц, а уже 1.5 года. Скажите, можно сейчас не платить, или все равно придется платить? Это будет считаться как нарушение? Я не хочу быть недобросовестным…

Константин Чуриков: Марина, сейчас ответит наш гость на ваш вопрос. Скажите, а за эти 1.5 года ваш сын так и не нашел работу?

Зритель: Не нашел. У него тут такое несчастье получилось, он не нашел, но он ходил платит, я даю с пенсии, он ходит платит.

Константин Чуриков: Понятно.

Марина Калинина: Спасибо.

Игорь Костиков: На самом деле я могу сказать, что это довольно типичная ситуация, она, к сожалению, у многих граждан происходит. Тут до недавнего времени особо и бежать-то было некуда, потому что все законно, все нормально. Сейчас ситуация поменялась немножко. Буквально 2 недели назад Верховный суд отменил решение суда первой инстанции в пользу микрофинансовой организации, которая вот такого рода уровень процентов взыскала, и вернул на рассмотрение в первую инстанцию. Первая инстанция опять подтвердила, у нас опять возникает вопрос, что очевидна заинтересованность суда, в судах она тоже существует. Но я надеюсь, что мы все-таки дойдем до Верховного суда, это не наше дело, просто оно получило достаточно широкую публичную огласку, о том, что все-таки мы добьемся того, что вот эти вот проценты будут списаны. Кроме всего прочего, на сегодняшний день уже действует регулирование Центрального банка, который ограничил максимальную сумму по долгу. То есть такой огромной суммы быть не может. Я могу порекомендовать… К сожалению, мы здесь не поможем, нужно обратиться с письмом в Центральный банк России с изложением ситуации…

Марина Калинина: …и обрисовать всю ситуацию.

Игорь Костиков: Обрисовать и попросить помощи, потому что это как раз компетенция уже Центрального банка.

Марина Калинина: Спасибо вам большое.

Ну что, спрашивали мы вас, нужны ли вам микрозаймы, вот результаты…

Константин Чуриков: …на экране.

Марина Калинина: …на ваших экранах. "Нужны микрозаймы" 4% нашим зрителям, "не нужны" 96%.

Константин Чуриков: И слава богу.

Игорь Костиков: Ну видите, в общем жизнь идет в правильном направлении.

Константин Чуриков: Спасибо.

Марина Калинина: Спасибо вам большое. Игорь Костиков, председатель "ФинПотребСоюза", был у нас в гостях. Говорили о микрофинансовых организациях и микрозаймах.

Игорь Костиков: Всего доброго.

Константин Чуриков: Через 2 минуты к вам обязательно вернемся.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Эксперт об изменениях на рынке МФО

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты