Микрозаймы вернули пособиями?

Гости
Павел Медведев
финансовый омбудсмен Ассоциации российских банков
Александр Гезалов
член экспертного совета при Министерстве просвещения РФ по вопросам детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Анастасия Сорокина: «Микрозаймы вернули пособиями»: финансовые аналитики сопоставили объем выплат на детей в июне и июле и возросшее в этот же период количество выплат по кредитам и пришли к выводу, что разовая помощь помогла родителям расквитаться с долгами. В конце июня Владимир Путин объявил о повторной единовременной выплате 10 тысяч рублей на всех детей в возрасте до 16 лет. Аналитики платежного сервиса CloudPayments подсчитали, что на начало июля пришелся пик выплат по микрокредитам, по сравнению с апрелем он вырос на 107%.

Александр Денисов: Да, это вот одна версия, куда ушли единовременные пособия. Вторая версия: институт маркетинговых исследований GfK ранее подсчитал, что на треть увеличились продажи смартфонов стоимостью до 10 тысяч рублей, и опять же пик продаж пришелся на первую неделю июня.

Анастасия Сорокина: Аналитики лаборатории Сбербанка тоже ищут, куда люди потратили те самые пособия, и выяснили: на обувь, одежду, бытовую технику и мебель. Покупательная способность резко подскакивает аккурат в дни этих выплат, как раз на 6%.

Александр Денисов: Да, ну вот три версии: закрыли кредиты, потом купили смартфоны, ну что еще, третья версия, ну так, одежда-обувь.

Анастасия Сорокина: Бытовые разные покупки.

Александр Денисов: Да, бытовая техника разная бывает.

Анастасия Сорокина: Спросим вас, на что, точнее использовали ли вы единовременные пособия, чтобы закрыть долги. Пожалуйста, отвечайте коротко «да» или «нет», посмотрим, что получится в конце.

Александр Денисов: Да, нам хочется разобраться.

И у нас на связи Павел Медведев, экономист, финансист. Павел Алексеевич, добрый вечер.

Павел Медведев: Здравствуйте.

Александр Денисов: Павел Алексеевич, а почему такое пристальное внимание, куда потратили вот эти единовременные выплаты? Что хотят увидеть исследователи, целесообразность трат?

Павел Медведев: Ну, я думаю, что любознательность, и дай бог здоровья тем людям, которые этим свойством обладают. Интересно же понимать, как ведет себя общество, интересно понимать, какие потребности у общества. Дали 10 тысяч рублей или в некоторые семьи больше, как это повлияет на потребительскую активность граждан? Мне кажется, что это такая разумная вещь, постараться что-то узнать.

Анастасия Сорокина: Павел Алексеевич, но здесь же все-таки такие внушительные были выделены средства, в районе 275 миллиардов рублей. Все-таки цифры большие, и то, что люди пошли и стали эти деньги во что-то вкладывать, может быть, есть какая-то... Ну, для экономики в этом тоже был некий разгон и поддержка в период пандемии? Как на это отреагировали?

Павел Медведев: Я думаю, что для экономики эти средства несущественны. Эти же деньги получили очень многие люди, когда просуммируешь по миллионам людей, получаются миллиарды, а каждому-то досталось 10 тысяч, 20 тысяч, 30 тысяч, так что это не очень существенные деньги. Кроме того, как правильно было сказано исследователями, значительная часть этих денег ушла на погашение долгов, то есть никак не способствовало тому, чтобы что-то новое было произведено.

Александр Денисов: Да. Вы знаете, а вот цифра-то 10 тысяч, ну это один месяц, и потом зависит от детей, сколько детей в семье, и побольше получили. Вот нам часто звонят зрители и говорят, что как раз не хватает ежемесячно ну примерно 5–10 тысяч рублей, то есть это та сумма, то чуть-чуть, которое и необходимо. И действительно подспорье, и неважно, куда оно пошло, единовременное, ну вот в этот месяц решить проблемы.

Павел Медведев: Вы знаете, то, что вы говорите, для меня очень узнаваемо. Если перевести на такой обыденный язык ваше утверждение, оно эквивалентно следующему: люди очень бедные, поэтому добавка 10 тысяч рублей для них очень существенна. И это большая беда, значительная часть населения чрезвычайно бедная. Отчего берут займы в микрофинансовых организациях? Ведь ничтожно же маленькие берут, 5–10 тысяч рублей заимствования – это общее место. Ну кто же может взять 5 тысяч, кому в голову такое приходит? – тому, у кого совсем денег нет, на хлеб не хватает.

Анастасия Сорокина: Как раз по поводу вот этих мер. Министр труда и соцзащиты Антон Котяков сказал, что благодаря вот этой вот программе отработали такую схему, такой алгоритм вот этой быстрой поддержки без сбора документов. Как вы считаете, поможет ли вот этот опыт упростить процесс в дальнейшем вот этой социальной помощи? И будут ли его продлевать? Потому что запрос большой, даже подписана петиция, там в районе 200 тысяч, о том, чтобы еще и в августе шла выплата; кто-то говорит, что до конца года бы желательно эту меру продлить. Как вы считаете?

Павел Медведев: Мне кажется, что эти выплаты, это было просто попадание в яблочко. Дело в том, что вопреки общественному мнению, вот ради бога, пенсионеры, не обижайтесь, я сам человек пожилой и сам себе обижать не намерен: считается, что пенсионеры самые бедные люди, пенсии маленькие. Но семьи с детьми, особенно начиная с двух детей, самые бедные. Вот если массовую бедность изучать, эта бедность начинается с семей с двумя детьми. Вероятность попасть в очень тяжелую бедность при рождении второго ребенка больше 60%.

То, что выплаты были произведены так точно, куда надо, – это просто замечательно, я приветствую это решение правительства. Если эти выплаты продолжатся, это замечательное решение будет продолжено во времени, я его еще двадцать раз буду приветствовать, если у меня будет такая возможность.

Анастасия Сорокина: А возможности есть такие? Вы говорите, для людей это маленькие суммы, 10 тысяч, но вот выделенные 275 миллиардов для страны, вообще ресурс такой имеется?

Павел Медведев: Это очень сильно зависит от того, как распределяется общий ресурс. Вот насколько я понимаю, сейчас будут сокращаться военные расходы. Военные расходы по объемам не сравнимы с теми суммами, о которых мы сейчас говорим. Если более-менее существенно будут сокращены расходы, если они будут рационализированы, то появятся средства, для того чтобы выплачивать деньги в пользу детей.

Александр Денисов: Павел Алексеевич, почитаем сообщения, интересно вот пишет Москва и Московская область: «Помогли выплаты, собрала ребенка в школу». То же самое из Орловской области: «Моя невестка потратила деньги на подготовку детей к школе», – действительно у многих. Дальше вот любопытные есть другие вещи, Тамбовская область: «Мои знакомые сразу заказали новую дверь», – это вот на эти детские единовременные выплаты. Ярославская область: «Внуку 6 лет удалили 2 молочных зуба за 5 тысяч», – не в поликлинику сходили бесплатную, а туда. Что еще...

Анастасия Сорокина: Что еще, давай узнаем, пока есть возможность поговорить со зрителями, выслушаем Светлану из Тюменской области. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте, Светлана. Вы на что потратили единовременное пособие на детей?

Зритель: Мы первое пособие на двух детей потратили, погасили ссуду, а второе пособие просто лежит дальше на счете, для того чтобы потратить также на детей, на вещи необходимые.

Александр Денисов: Ага. Что нужно детям, к школе будете покупать что-то?

Зритель: Да-да-да, вот для этого лежит вторая выплата.

Александр Денисов: Что нужно купить? Форму, портфель или, может быть, компьютер, смартфон, не знаю?

Зритель: Ну, компьютер и смартфон есть, а вот одежда, то, что нужно будет в школу одевать, на то и потратим.

Александр Денисов: Ага. Один ребенок у вас, правильно?

Зритель: Нет, два сына.

Александр Денисов: Два сына и оба школьники?

Зритель: Да-да-да, 9-й и 4-й классы.

Александр Денисов: Ага, 9-й, ну 9-й уже взрослый.

Зритель: Да.

Александр Денисов: Светлана, спасибо большое, что позвонили, спасибо.

И еще вот сообщение из Мурманской области: «Подтверждаю, потратили на смартфон, подарили ребенку на день рождения, как раз 10 тысяч смартфон и стоил». Павел Алексеевич?

Павел Медведев: Да?

Александр Денисов: Да, вот видите, какие разнообразные траты, кто дверь, кто зубы лечил, кто действительно смартфон купил.

Павел Медведев: И я все это приветствую, семья должна сама решать, как потратить те небольшие деньги, которые оказываются в ее руках. Если мы маме и папе разрешили ребенка родить, то не разрешить распоряжаться деньгами – это просто ужасная глупость.

Александр Денисов: В США тоже подсчитывали, тоже проводили исследование, у них выплаты были тоже единовременные, предусмотренные в зависимости от положения семьи, от количества детей, и они смотрели, как семья тратит эти деньги. У кого не очень хорошее финансовое положение, тратили в первые же дни, вот эти деньги у них растворялись, а кто побогаче, положили на счет. Вот они вот такой вывод сделали, что это все-таки было неэффективно, богатые стали богаче, а бедным... С другой стороны, бедные тоже на себя же потратили, не на дядю.

Павел Медведев: Ну, дай бог здоровья американцам, пусть они поступают так, как им хочется. Но мне кажется, что вот в России эти деньги, небольшие деньги, подчеркиваю, оказались очень кстати. И если ребенку купили смартфон, если семья так любит ребенка, что готова ему купить смартфон, то это просто замечательно, это хорошая семья.

Александр Денисов: Да. Можем мы сказать, что такой единовременной выплатой все-таки государство нащупывает направление социальной политики? Вот что даже вот эти исследования, что нужно в первую очередь семьям с детьми. Ведь те же самые смартфоны – можно как-то поддержать отечественных производителей, сказать: ребята, давайте мы запустим производство, вот где-то делают у нас в Шуе, оказывается, планшеты наши отечественные, сделайте для всех школьников, раздадим, чтобы родители не дожидались очередной единовременной выплаты. То есть нам становится понятен спектр проблем социальных.

Павел Медведев: Ага. Нет, я думаю, что так усложнять дело ни в коем случае нельзя. Я еще раз повторяю, что правительство не нащупывает, а нащупало самые точные места, куда надо перевести деньги, – надо перевести деньги в семьи, где есть дети. И если, так сказать, юридически деньги выплачиваются детям, то ничего лучше придумать нельзя.

Александр Денисов: Да. Ну я к тому, что учебники же бесплатно обязаны предоставлять, ну неплохо было бы и планшет тоже, потому что сейчас все занятия...

Анастасия Сорокина: А там уже и смартфоны, да?

Александр Денисов: Подожди... Все занятия в онлайн-режиме проходили, вдруг что, опять придется также предоставить, я вот такое предложение выдвигаю.

Павел Медведев: Вы ставите другую задачу, эта другая задача никак не отменяет правильность решения этой первой задачи, которую мы обсуждаем. Вполне... Я был бы очень рад, если бы детям из тех семей, которые не в состоянии купить компьютер ребенку, выдали этот компьютер бесплатно, но это все-таки другой вопрос, его надо решать отдельно.

Анастасия Сорокина: Выслушаем еще зрителей. На связи Нелли из Москвы. Добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте.

Я хотела рассказать историю моей сестры младшей. Я уже взрослая, то есть у меня дети взрослые, а у сестры две дочери, старшей 18 лет, она учится в Пензе, а семья живет в деревне. Работы нет, денег нет, и вот за младшую получили за июнь-июль деньги, отложили и будут оплачивать обучение старшей. Получается, что младшая помогает старшей. И очень ждут, если будут еще выплаты, отложить и оплатить следующее полугодие учебы.

Александр Денисов: А где учится старшая, интересно?

Зритель: В Пензе учится.

Александр Денисов: В Пензе, ага. А какую профессию получает?

Зритель: На фармацевта учится.

Александр Денисов: На фармацевта. И уж простите, хочется узнать все подробности, сколько за семестр платить приходится?

Зритель: Там у них 60 тысяч получается за год, 25 или 26 первый семестр и 35 или сколько-то получается вторая сумма.

Александр Денисов: Ага. Ну что ж...

Зритель: Шестьдесят тысяч за год.

Александр Денисов: Вполне...

Анастасия Сорокина: ...существенная тогда поддержка.

Александр Денисов: Да, существенная поддержка, не такое высокое образование. Сколько лет учиться на фармацевта, 3–4 года?

Зритель: Три года, там 2 года и 9 месяцев, по-моему, ну 3 считайте, там защита диплома. Это очень хорошая поддержка, потому что работы нет в деревне ни у мужа, ни у нее, там ну копейки, если временные какие-то работы появляются, это копейки, это временно. Поэтому они очень ждут, надеются на эти вот деньги. Прошлый семестр вообще не знали где взять, занимали, собирали, чтобы оплатить.

Александр Денисов: Ага, выкручиваются-выкручиваются. А где девочка будет работать, там в деревне аптека есть, или в город намерена поехать? Хочется тоже понять.

Зритель: Ну, естественно, конечно, в городе хочется остаться, в деревне... Там аптеки-то нет. Если есть, там не аптека, по-другому называется как-то, там уже занято, естественно, работать там негде.

Александр Денисов: Ага. Но тем не менее фармацевтика, медицина – самые развивающиеся отрасли. Знаете, вот мы регулярно смотрим обзоры Центробанка, какие профессии востребованы, самые растущие профессии. Поэтому девочку поздравляем с выбором, родителям, конечно, тяжело, но выучат, все хорошо сложится. Спасибо вам большое за звонок.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Нелли, за звонок.

Еще звонок от Юлии из Марий Эл. Добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер.

Так оказалось, что у меня двое детей, дочери 16 лет, соответственно, она под выплаты не попала, а сыну 9 лет. Поэтому вот эти 10 тысяч, которые мы получили, у нас просто каждому мы поделили и купили одежду и продукты питания. Поэтому здорово, что вот даже эти 10 тысяч на двоих, хотелось бы, конечно, чтобы было и 20, но получилось как получилось, поэтому все равно здорово. Они нелишние оказались, потому что меня сократили в мае месяце, поэтому с работой оказалось все сложно, это было только плюсом.

Александр Денисов: А сократили – кем вы работали?

Зритель: Я работала менеджером по рекламе.

Александр Денисов: Менеджером по рекламе. Как сейчас с работой у вас, получается?

Зритель: Ну, работу я так и не нашла, я состою на бирже, благо что эти 2 месяца работодатель платит выходное пособие, так как по сокращению я. А если третий месяц я не устроюсь на работу, то третий месяц тоже мне оплатят. Очень бы хотелось работать, но работы нет.

Александр Денисов: Ага.

Зритель: Магазин «Пятерочка» готов меня завтра принять продавцом, другой работы нет.

Александр Денисов: Уже ходили на собеседование?

Зритель: Да, а больше никакой работы нет.

Александр Денисов: Что думаете, пойдете в магазин хотя бы временно?

Зритель: Ну конечно, пойду, потому что деньги нужны. Я никакой работы не боюсь, тем более я понимаю, у меня муж на пенсии, в МВД отслужил 20 лет, тоже сейчас работает после того, как вышел на пенсию, я считаю, что я тоже не должна быть иждивенцем, буду работать, потому что все деньги в дом, это, я считаю, нужно. Дети растут.

Очень дочь хотела устроиться на работу, она ходила в центр занятости, но ни в центре занятости, ни работодатели не готовы принимать детей в 16 лет. Поэтому вот эта тема, что после 16 лет легко могут найти десяти- и одиннадцатиклассники, те, кто учатся в училищах, работу, для Марий Эл это неприменимо.

Александр Денисов: Да, еще к вам вопрос, Юлия: зарплату хорошую вам предложили, довольны все-таки?

Зритель: Ну, зарплата... У меня была на той работе сдельная, здесь, конечно, она меньше, но здесь прежде всего в приоритете либо совсем не зарабатывать, либо зарабатывать сколько предложили. То есть из двух зол меньшее выбираешь, выбирать пока не приходится. Я рада тому, что есть та работа, которую предложили.

Александр Денисов: Понятно. Ну, мы вам желаем успеха, сделайте карьеру и там, потому что там тоже люди растут, становятся начальниками, поэтому... Желаем вам успеха, решить трудности семейные. Спасибо вам большое.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Юлия, за звонок.

Александр Денисов: Еще у нас звонок.

Анастасия Сорокина: Выслушаем Наталью из Смоленской области. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Я потратила свои детские пособия, купила две телеги дров колотых, они по 8 тысяч стоят. Так как у самой нет, мужа нет колоть, покупала колотые. А на оставшуюся часть, 4 тысячи, я купила еду. На следующую, июльскую выплату я покупала косу-триммер, чтобы самой косить, ну на оставшееся лекарства купила и опять же еду. Конечно, хотелось бы, чтобы продолжили третью выплату, чтобы уже собрать своих детей в школу, так как я работаю одна и получаю минималку. Так, конечно, спасибо Владимиру Путину, что он хоть как-то нам помог, хотелось бы, конечно, третью выплату. Тяжело в сельской местности жить.

Александр Денисов: Да. Первую выплату потратили на колотые дрова, я не ослышался, да?

Зритель: Да-да.

Александр Денисов: Ага. И сколько дров купили, машину, две?

Зритель: Две машины.

Александр Денисов: Две машины, ага. Наталья, а машину дров не помогает сельсовет по дешевке, нет?

Зритель: Нет, у нас уже давно такого нет, колхоз давным-давно развален, все как-то... Такого уже нет. Сельсовет есть чисто чтобы так... поставить, если нужно куда-то там на работу, еще что-нибудь, а так уже нет, чтобы помогали, все сами покупаем, все сами.

Александр Денисов: Ага. И косу вы себе купили.

Зритель: Да.

Александр Денисов: А кем работаете, Наташа?

Зритель: Я работаю сторожем в школе.

Александр Денисов: В школе работаете?

Анастасия Сорокина: Сторожем в школе.

Александр Денисов: А, сторожем в школе, понятно. Спасибо большое, спасибо за рассказ, интересно, интересно.

Павел Алексеевич?

Павел Медведев: Да-да?

Александр Денисов: Ну, конечно, грустно, что людям... Вот если бы не это, неизвестно, как бы они...

Анастасия Сорокина: Вообще как бы справились.

Александр Денисов: Да-да, вот дров... Хотя районные власти обязаны предоставлять социально незащищенным, пенсионерам...

Анастасия Сорокина: Хотя бы какие-то меры поддержки.

Александр Денисов: Да-да, предоставлять эти дрова, хотя бы делянки, где это можно нарубить, это уж точно не 10 тысяч, а дешевле, просто привезти, но вот нет этого, хотя вроде должны делать.

Павел Медведев: Вы правы, вы правы, с одной стороны. Но с другой стороны, смотрите, какую мы замечательную информацию получили, три звонка, три семьи, три сплоченные, трудно живущие семьи, но не сдающиеся, не опускающиеся, не пьянствующие, а старающиеся помочь своим детям, старающиеся обеспечить семью теплом в зиму. Мне кажется, что эти три звонка должны внушить оптимизм: оказывается, в трудных условиях наши люди все-таки продолжают жить и бороться за благополучие своих семей.

Александр Денисов: Да, люди приятные, звонки очень хорошие, добрые, да, согласен с вами. Спасибо, Павел Алексеевич, спасибо. На связи у нас был Павел Алексеевич Медведев...

Анастасия Сорокина: ...экономист, финансист.

А сейчас поговорим с Александром Гезаловым, членом Экспертного совета при Министерстве образования Российской Федерации по вопросам детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Александр Денисов: Александр Самедович? Ой, здравствуйте!

Александр Гезалов: Добрый вечер.

Александр Денисов: Сколько у вас детей!

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Александр Денисов: Александр Самедович, ну, естественно, и вам вопрос, сколько получили единовременных пособий, как планируете распорядиться ими?

Александр Гезалов: Ну, детей на сегодняшний день вот трое, это Груша, Тихон и Федя, получили пособия по 10 тысяч. Фактически все ушло на отдых и на покупку того, что потребуется к школе.

Честно сказать, я считаю, что такие меры поддержки должны развиваться, потому что сегодня ситуация такова, что достаточно много людей находятся в трудной жизненной ситуации. И вот если говорить о тех людях, которые не справляются с этой трудной жизненной ситуацией, у нас сегодня в детских домах порядка 80% детей находятся от родителей, которые не смогли, не справились со своими сложностями. Да, получили вот эти вот, возможно, какие-то выплаты, но, к сожалению, отвели своих детей в детские дома и приюты. Я считаю, что это показатель того, что таких мер в принципе недостаточно.

В Европе есть такое понятие, как свободные деньги, то есть это ресурсы, которые находятся в специальном фонде и при необходимости выплачиваются семье (Тихон!) тогда, когда, значит, ситуация оказывается действительно сложной. Поэтому я считаю, что вот то, что началось, надо это продолжить, потому что люди верят, доверяют, действительно, средства уходят на погашение микрозаймов, кредитов.

А так как я занимаюсь многодетными семьями, я вижу, что вот даже сейчас процент очень сильно вырос у вас по голосованию, что люди за время карантина, пандемии оказались в ситуации, что нужно оплачивать, были кредиты, и они вот этими детскими пособиями... Ведь не было же регламента, что нельзя детскими пособиями оплачивать кредиты и микрозаймы, они были вынуждены перекрыть это вот этими средствами. Я считаю, что это, с одной стороны, ну как бы спасение, а с другой стороны, все-таки деньги направлялись на детей. Вот еще Федор подошел в кадр, чтобы вы его хорошо видели.

Поэтому, конечно, меры действительно существенные, но, на мой взгляд, показатель того, что эти меры нужно продолжать, поддерживать людей, особенно людей с детьми, семьи с детьми, мы сейчас действительно помогаем семьям, где и 7, и 8, и 12, и 15 детей – представляете, сколько нужно было средств, для того чтобы выжить во время карантина вот этим вот семьям?

Александр Денисов: Да. Александр, можем тогда дочку… Груня, я не путаю?

Александр Гезалов: Да, Груша.

Александр Денисов: Груша.

Александр Гезалов: Она в этом году идет в школу, первый раз в школу идет.

Александр Денисов: Да. Груша, расскажи, что тебе купили к школе, хочется узнать. Что там ты выбрала себе?

Груша Гезалова: Ну, пока папе мне...

Александр Гезалов: Канцелярию.

Груша Гезалова: ...сарафан хотел купить, но папа, увидев, что он мне стал большеват, поэтому... Он хотел мне его купить в «Ленте».

Александр Гезалов: Ну, в общем, мы хотели купить сарафан, уже его фактически купили, но на выходе увидели, что немножко он еще великоват, и решили немножко притормозить. А так в основном канцелярские принадлежности и рюкзачок для школы. Но еще впереди все, потому что она учится в школе, где есть определенный дресс-код, поэтому потребуется серый специальный сарафанчик, будем его искать. Но эти деньги мы именно потратим на одежду, кредиты мы не брали, поэтому эти деньги пойдут именно на детей.

Александр Денисов: Ну и слава богу.

Александр Гезалов: Тихон пойдет в 3 класс...

Александр Денисов: Александр, Тихону хочется слово дать. Тихон, рассказывай, что тебе купили к школе, что еще нужно купить?

Александр Гезалов: Скажи, что тебе необходимо в школу, давай.

Тихон Гезалов: Ну, мне необходимы в школу одежда... Впрочем, ничего более.

Александр Денисов: Ага, только одежда, правильно, никаких учебников не надо, никаких ручек, портфелей...

Анастасия Сорокина: Учебники в школе дают.

Александр Денисов: А.

Александр Гезалов: У него все это уже есть.

Александр Денисов: Все это есть, да?

Александр Гезалов: Он идет в 3 класс. У нас сейчас главная Груша, а Федор пошел в 5 класс, вот он убежал, там общается со своими друзьями. Поэтому, конечно, еще раз повторюсь, замечательно, что эти средства поступили на счета, но самое важное, чтобы они пошли именно на детей, а не на погашение вот этих вот сложных ситуаций, которые возникли в семьях и так далее. (Тихонька, пожалуйста.)

Александр Денисов: Александр, а я вижу, Тихон-то к школе готов, костюм Человека-паука отличнейший, по-моему, на нем.

Александр Гезалов: А сейчас он покажет. Ну-ка, давай, покажи. Вот так...

Александр Денисов: Все.

Александр Гезалов: Все. Но к сожалению, не пускают в школу в таком вот наряде, но...

Анастасия Сорокина: Хотя в условиях пандемии, мне кажется, напрасно.

Александр Гезалов: Да. Но местных жителей мы, так сказать, несколько радуем такими вот нарядами.

Александр Денисов: Александр, все дети завидуют Тихону, потому что такой костюм дорогого стоит. Так, старшему?

Александр Гезалов: Вот еще Федор, сейчас я дам ему наушники. Давай, Федор.

Александр Денисов: Да. Ну, Федор явно на модную прическу потратил, Александр.

Федор Гезалов: Нет, конечно, нет, меня папа подстриг, он молодец у меня.

Александр Денисов: Да. Федь, расскажи, что купил, ты себе к школе что купил?

Федор Гезалов: Ничего.

Александр Гезалов: А у него все есть уже, все есть, он в 5 класс, он уже большой. У нас вся опора сейчас на Грушу идет, чтобы она хорошо пошла, с хорошим настроением, с рюкзачком, с одеждой, с надеждой. Ну и Тихон, уже вся школа его знает...

Федор Гезалов: За ним бегает.

Александр Гезалов: Да. Так что продолжаем, что называется, действовать и двигаться дальше.

Александр Денисов: Александр, как вы научились такие отличные прически делать молодежные, расскажите.

Александр Гезалов: Ну, вы знаете, я когда-то служил на флоте, вот сзади меня висит, видите, гюйс...

Александр Денисов: Ага.

Александр Гезалов: Недавно был День Военно-морского флота. И когда ребята (не надо, Тихон, не трогай, пожалуйста, не надо) уходили со службы, они просили меня подстричь их под молодежную прическу, так как на флоте это была одна прическа. И я взял специальную бритву и научился стричь. И вот сейчас я сэкономил порядка 1 тысячи рублей, подстриг и Тихона, и Федю, да и Грушу тоже иногда стригу, потому что, конечно, средства надо экономить, надо помогать самим себе собственными знаниями. Поэтому и Федор, и Груша, и Тихон стригутся у меня, я их парикмахер.

Александр Денисов: Александр, спасибо вам большое, такой приятный разговор, приятная семья, и вы еще раз доказали, Александр, папа может, мы поняли.

Александр Гезалов: Папа может, папа может.

Александр Денисов: Спасибо вам большое, спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Это был Александр Гезалов, член Экспертного совета при Министерстве образования Российской Федерации по вопросам детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Александр Денисов: Ну и итоги нашего голосования. Использовали ли вы единовременные пособия, чтобы закрыть долги? – «да» у нас 44%, «нет» 56%.

Спасибо. Идем дальше. Хорошие семьи, тоже семейная тема дальше, перспективная.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Разовые детские выплаты пошли на погашение кредитов (выводы финансовых аналитиков)