Время - деньги. Минимальная почасовая оплата труда

Время - деньги. Минимальная почасовая оплата труда | Программы | ОТР

О каких суммах может идти речь?

2020-09-15T20:13:00+03:00
Время - деньги. Минимальная почасовая оплата труда
Человека формирует дефицит? Единая тарифная сетка для бюджетников. Кредиты помолодели. Студенческий капитал. Врать – полезно для карьеры. Россияне стали злее?
Дефицит делает человека человеком?
Красиво жить запретишь
Переговоры Путина и Лукашенко, Трамп и Нобелевская премия, колонизация Венеры – в комментариях обозревателя Сергея Лескова
Единая тарификация: когда региональный бюджетник будет получать, как московский?
Студенческий капитал: каждому поступившему в вуз предлагают начислять по 500 тысяч рублей
Что вас бесит?
Рубрика «Личный контроль»: Глобальная цифровизация
Молодежь не зарабатывает - молодежь берет кредиты
Лгуны на рынке труда
Гости
Георгий Остапкович
директор Центра конъюнктурных исследований ВШЭ
Алексей Мазуров
эксперт в области управления персоналом

Оксана Галькевич: На ваше общественное суждение мы сегодня решили вынести вот какой вопрос. Наше Правительство, профсоюзы и работодатели взвешивают все «за» и «против» введения почасовой оплаты труда. У нас с вами есть отличная возможность добавить в копилку мнений и наши собственные. Эфир у нас прямой, повторяю, да еще и с обратной связью. Напишите, что думаете, или позвоните, чтобы высказаться.

Константин Чуриков: Сама идея многим кажется привлекательной: больше будешь работать – больше сможешь получать. Но все не так просто. Эксперты говорят, что от обычного МРОТ все равно нам никуда не уйти. Если рассчитывать минимальную почасовую ставку, то именно на минимальную месячную зарплату нужно опираться. Сегодня, кстати, это по-прежнему 12 130 рублей.

Оксана Галькевич: Ну а далее формула такая. Рабочих дней от месяца к месяцу разное количество. Берем, допустим, среднее – 22 дня. Это 176 рабочих часов. Делим МРОТ на 176 – и получаем 69 рублей в час за работу. Ну, как-то маловато, мне кажется, будет. Ну а если поднять ставку, то это будет уже несправедливо по отношению к тем, кто как раз за МРОТ работает в месяц, а не по часам.

Константин Чуриков: Кстати, посчитайте (я думаю, это не сложно), какая у вас зарплат сейчас в час. Ну а мы пока расскажем, какие почасовые ставки в других странах. Да, прольем слезы.

У наших соседей в Европе все очень по-разному. В Дании это почти 45 евро, то есть порядка 4 тысяч рублей в час тебе капает. Вот так вот. В Германии поскромнее – 8,5 евро, или 760 рублей. Ну, тоже неплохо, если конвертировать, естественно, в рубли.

Оксана Галькевич: Ну, есть и более скромные ставки – в Румынии и Болгарии. Кстати, в Соединенных Штатах часовая ставка тоже ниже, даже ниже, чем в Румынии, – всего 540 рублей в пересчете на российскую валюту.

То есть получается, что у всех стран, у всех правительств своя логика и свои собственные алгоритмы для вычисления этих сумм. Вот каким должно быть это уравнение в нашей стране? Давайте, уважаемые зрители, вместе и обсудим.

Константин Чуриков: А к нам сейчас присоединяется Георгий Остапкович, директор Центра конъюнктурных исследований Высшей школы экономики. Георгий Владимирович, здравствуйте.

Георгий Остапкович: Добрый день, Оксана. Добрый день, Константин.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Помните, когда назначались врачам эти коронавирусные выплаты по первости, то что сделали в регионах? Начали высчитывать не то что часы, а секунды их пребывания в «красной» зоне. Вот не получится ли… Сейчас с вами наладим связь. Не получится ли так, что и в данном случае все сведется к тому, что просто-напросто люди снова смогут потерять в деньгах? Как вы думаете, Георгий Владимирович (если вы с нами)? Сейчас пока восстанавливают связь.

Оксана Галькевич: Мы сейчас дождемся, пока связь восстановится.

Друзья, ну а пока напомним. Мы запускаем наш опрос. Ответьте, пожалуйста. Ваша зарплата в час – это сколько? Посчитайте. На самом деле это не сложно. Мы привели вам формулу. Нужно взять вашу зарплату и поделить, допустим, на 176 рабочих часов, исходя из неких средних показателей количества рабочих дней. Понятно, что от месяца к месяцу они могут быть разные. В сентябре это, допустим, 22 дня. В октябре это может быть больше. В феврале – меньше опять же. Ну, берем среднее – 22. Это 176 рабочих часов. Зарплату делите на 176 – и пишете нам в SMS-сообщении, какова сейчас ваша зарплата в час.

Константин Чуриков: И вот сразу нам звонит Алексей из Москвы. Алексей, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Алексей, успели посчитать? У вас сколько в час получается? Добрый вечер.

Зритель: Да, добрый вечер. Нет, я не успел посчитать.

Константин Чуриков: Ну давайте вместе посчитаем. В месяц у вас сколько?

Зритель: В месяц у меня выходит 100 тысяч.

Константин Чуриков: 100 тысяч? Так, неплохо! Это что за работа, если не секрет?

Зритель: Ну, я строитель. Я и прораб, и снабженец, и бригадир.

Константин Чуриков: Сколько часов в неделю работаете?

Оксана Галькевич: Я уже считаю.

Зритель: Ну, в неделю… У меня ненормированный рабочий график, я могу сказать, у меня ненормированный.

Константин Чуриков: Ну понятно, ненормированный. Ну примерно, так навскидку? Десять часов? Восемь? Двенадцать?

Зритель: Ну, среднее арифметическое – у меня часов десять получается.

Константин Чуриков: Так, Оксана, пиши: 50 в неделю, 200 в месяц.

Оксана Галькевич: Получается, если исходить все-таки из средних показателей, которые мы привели нашим зрителям, если поделить 100 тысяч на 176 рабочих часов, то 568 рублей в час получается зарплата нашего зрителя.

Вас в принципе устраивает эта сумма? Как вы считаете, 568 рублей в час – нормально?

Зритель: Сколько? 568?

Оксана Галькевич: Да, 568.

Зритель: Ну, это более или менее. На 100 можно жить в Москве, я могу сказать. То есть я по часам не считал, но, допустим, сумма в 100 тысяч рублей – это может жить моя семья, грубо говоря, я, мама и жена, понимаете, и особо ничего себе не позволяя.

Оксана Галькевич: Это в месяц, это понятно. А вот, допустим, если человек на каких-то других работах? Вот он работает…

Зритель: Я понял. Ну, 67 рублей за час. Как можно платить 67 рублей за час, брать минимальную сумму оплаты? Это вообще нереально! 67 рублей в час – это нереально.

Константин Чуриков: Безусловно. Спасибо большое за ваш звонок.

Оксана Галькевич: Да, спасибо.

Константин Чуриков: К нам вернулся Георгий Остапкович. Георгий Владимирович, так вот, не получится ли так, что эта почасовая минимальная зарплата станет каким-то поводом посчитать потраченное на работу время не в пользу работника?

Георгий Остапкович: Нет, это не получится. Проблема есть. В связи с чем встал вопрос о почасовой зарплате? В 2021 году, вернее, даже в конце 2020 года Правительство будет подписывать генеральное соглашение с работодателями и с профсоюзами. И в плане этого соглашения есть этот маневр по установлению почасовой заработной платы.

Вы правильно вначале сказали, что практически вся Европа это делает, в Америке это происходит. Поэтому здесь, конечно, возникают вопросы. Но если отладить этот механизм, то это нормальная ситуация.

Должен заметить, что за последний год уже очень часто нам эти проблемы по рынку труда приходится решать. Вы помните, недавно была четырехдневная рабочая неделя, удаленная работа. Сейчас мы обсуждаем базовый доход. А теперь обсуждаем почасовую заработную плату. Теоретически это нормальная ситуация. И если ее привести до логического конца, она ничего плохого не создаст.

Но здесь возникает масса дополнительных вопросов. Во-первых, сколько будет эта почасовая? Сейчас МРОТ рассчитывается где-то из 70 часов. У нас разные месяцы с разным количеством часов работы. Например, в январе мы работаем где-то под 180 часов… ой, в декабре, извините, а в январе – 120. Так что, нам нужно будет менять эту почасовую зарплату? Если мы установим почасовую даже 100 рублей, то на 180 часов, если человек будет по почасовой, он будет получать 18 тысяч рублей. Это больше, чем тот, который получает по МРОТ на полной ставке. То есть здесь требуется очень серьезное согласование.

Оксана Галькевич: Георгий Владимирович…

Георгий Остапкович: Возникает масса вопросов других. Как считать среднюю зарплату?..

Оксана Галькевич: Георгий Владимирович, то есть получается, что эти две концепции вместе не существуют, да? Они не дружат друг с другом? Я имею в виду – МРОТ ежемесячный и эта почасовая минимальная оплата труда. То есть нам либо отказываться от ежемесячного МРОТ и переходить тогда на почасовую систему, как это сделала Европа, Соединенные Штаты и другие страны, либо все-таки придерживаться прежнего пути, этой концепции МРОТ? Он сейчас 12 130. Я правильно вас поняла?

Георгий Остапкович: Нет-нет, Оксана, они абсолютно совместимы. Постоянная зарплата 12 130 – это в этом году. Раньше следующего года этот механизм не заработает. Значит, будет 12 400 МРОТ по плану на следующий год. Это на полной ставке.

А вот почасовики могут работать вообще в месяц 10 часов, 20 часов. По трудовому договору я могу взять человека, условно, на 50 часов работы. Не на 180 в месяц, а на 50 часов, чтобы сделать какие-то булавки, я не знаю, холодильник сделать. Я беру почасовика. И это нормальная практика, и сейчас она совершенно четко работает.

Просто нет сегодня минимальной ставки. Я должен делать минимальную ставку, чтобы подогнать ее под МРОТ. Это совместимые позиции. Просто нужно методологически все это дело уяснить. Ведь с этим вышло только Правительство. Ни профсоюзы, ни работодатели пока в этом обсуждении не участвуют. Я думаю, что нужно всем вместе собраться и отработать. Во-первых, точно узнать…

Например, ЛДПР предлагает 150 рублей за час, почасовую оплату. Я считаю, что это очень много. И потом, как будет действовать эта ставка, условно говоря, на Северах, где идут коэффициенты? Там может быть коэффициент 2, и он может переломать всю ситуацию. Как считать среднюю зарплату? Я не понимаю.

Константин Чуриков: Георгий Владимирович, ну, у нас страна великих математиков. Что, мы не можем это как-то все-таки высчитать, осознать, понять, предложить решение? Я думаю, что это уже, наверное, технический вопрос. Давайте сейчас…

Оксана Галькевич: Ну, недовольные будут всегда.

Георгий Остапкович: Высчитать можно все, но…

Константин Чуриков: Давайте сейчас послушаем нашего зрителя.

Оксана Галькевич: Мы сейчас зрителя послушаем. Я просто не могу не зачитать, друзья, те сообщения, которые нам поступают на SMS-портал. Вы очень бурно отреагировали. Спасибо.

Итак, Омская область – 136 рублей, Михаил. Нижегородская – 440 рублей. Волгоград – 86. Воронеж – 83. Ульяновск – 112. Москва пишет: «Да какие вообще 69 рублей? Тут гастарбайтер за день работы требует 2 тысячи рублей». Пермский край – 169 рублей в час, доцент, кандидат наук. 220, 221, 208… В налоговой инспекции работает человек, в час у него получаются как раз те самые 68, потому что за 12 тысяч в месяц он трудится.

Константин Чуриков: Тут еще спрашивают: «А сколько составляет почасовая ставка депутатов в таком случае?»

Оксана Галькевич: Ой…

Константин Чуриков: Я тут попробовал сейчас посчитать, я копался в калькуляторе. Ну, примерно 400 тысяч. Если у них восьмичасовой рабочий день, пять дней в неделю, то это сколько? 40 часов в неделю получается. Умножаем, соответственно, на 4. Сейчас мы посчитаем.

А пока давайте примем звонок. У нас на связи Павел.

Оксана Галькевич: Я только хотела дополнить, что есть на самом деле люди, которые и 69 рублям в час были бы рады, потому что вот Тверская область прислала сообщение: «42 рубля». Марий Эл: «50 рублей в час».

Константин Чуриков: Павел из Санкт-Петербурга. Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У меня зарплата – 21 тысяча рублей в месяц, работаю электриком. То есть, на мой взгляд, это очень низкая зарплата. Если сравнить с нашими опять же депутатами, футболистами, то это несопоставимо. То есть человек делает какой-то определенный труд, который очень важен для страны… Электрик делает электричество, сантехник – сантехнику, врач лечит людей. А футболисты, депутаты – я не могу оценить их труд. Ну, на мой взгляд, они колоссальные зарплаты получают.

А то, что 12 тысяч МРОТ, минимальная оплата труда – в эту оплату же включается и коммуналка, и продукты, наверное, и одежда, если человеку надо что-то купить. Ну, человек же не животное, ему же надо не только есть.

Константин Чуриков: Нам надо одеваться в любом случае, логично.

Оксана Галькевич: Особенно зимой, да.

Константин Чуриков: Вы знаете, вот вы про депутатов…

Оксана Галькевич: Я посчитала.

Константин Чуриков: 160 часов в нормальном измерении у них должна быть рабочая неделя, да? Соответственно, получается 2,5 тысячи рублей в час.

Оксана Галькевич: Костя, ты неправильно считаешь!

Константин Чуриков: Почему? Я завысил что-то, да?

Оксана Галькевич: Потому что мы берем средний показатель, да. Там 2 272 рубля.

Константин Чуриков: Но это если Государственная Дума.

Оксана Галькевич: Я несколько раз пересчитала.

Константин Чуриков: Хорошо.

Оксана Галькевич: У меня тоже слезки-то брызнули из глаз. 2 270 рублей в час.

Константин Чуриков: Георгий Владимирович, то есть вы, я смотрю, как-то все-таки все равно с оптимизмом на это смотрите? То есть это будет некий повод вообще – ну как сказать? – поднять голос и сказать: «Как же мало народ получает!»? Это будет повод повысить минималку? Или нет?

Георгий Остапкович: Константин, во-первых, давайте не допускать эти методологические огрехи. Не надо считать зарплаты депутатов, зарплаты, я не знаю, работников гардинно-тюлевой фабрики, которые находятся на постоянном окладе. Это касается только почасовиков, которые могут работать и ночью, и утром, и вечером. То есть это совершенно другая категория оплаты. Понимаете?

И поэтому нужно найти разумный уровень этой минимальной оплаты. Я думаю, что в принципе технически это решить возможно. Но у нас обязательно возникнут какие-то трудности при согласовании, при визировании. И чем это закончится? Вот даже четырехдневная рабочая неделя – нас в дискуссию ввели. И где она сегодня, эта четырехдневная неделя? Все забыли про эту четырехдневную неделю. Понимаете?

Оксана Галькевич: Георгий Владимирович…

Георгий Остапкович: То есть нужно провести определенную работу. Но только не надо путать с полным рабочим днем и рассчитывать карандашом зарплату депутатов или зарплату медицинских работников. Это совершенно разная оплата.

Оксана Галькевич: Все, мы поняли. Почасовики – это такой отдельный контракт, да?

Георгий Остапкович: Абсолютно.

Оксана Галькевич: Это не те люди, которые в штате. Да, отдельный контракт.

Георгий Владимирович, но тем не менее что делать с нашими, так скажем, социальными гарантиями? Мы же знаем, что, например (ну, по крайней мере, так должно быть по букве закона), ночные смены – это одна оплата, работа в выходные – это другая оплата. Переработки тоже должны оплачиваться, ну, в прекрасном идеальном мире. Вот как быть с почасовиками? На них эти все гарантии должны распространяться?

Георгий Остапкович: С почасовиками быть точно так же, как и с наемными работниками, которые работают восемь часов. Если ты выходишь в ночную, то тебе полагается надбавка. Если ты выходишь в субботу и воскресенье, то тебе полагается соответствующая надбавка. То есть тариф будет установлен, к почасовому МРОТ будет делаться соответствующая надбавка. И в условиях договора будет это все решаться.

Но тут вопрос в чем? Правильно вы определили, что это касается людей, которые получают примерно 65–80 рублей в час. Это так кажется, что это мало, но эта зарплата выводит на МРОТ в конце концов – 12 тысяч. Но таких людей у нас, я думаю, максимум 1%, ну, 1,5% из всех занятых. И ради этой ситуации устраивать вот такие кунштюки, как говорится, – не знаю, насколько это разумно. Понимаете?

Константин Чуриков: Может быть, проблема в том, что, Георгий Владимирович, у нас очень многие… В стране по медианной зарплате тоже совсем невеселые цифры – это 20 с небольшим, да?

Георгий Остапкович: Нет-нет-нет.

Константин Чуриков: Ну, не намного выше МРОТ.

Георгий Остапкович: Медианная зарплата, по данным Росстата, – 34 800. Это модальная – 22.

Константин Чуриков: Модальная, часто встречающая. Да, модальная зарплата.

Георгий Остапкович: Да.

Константин Чуриков: То есть по формальным признакам это же выше МРОТ? Выше, да. Но выше, по сути, на самом деле не намного.

Оксана Галькевич: Слушайте, нам Красноярский край написал: «У меня оплата труда составляет 1 евро в час». Вот где край Европы-то.

Константин Чуриков: Ну, хотя бы в евро.

Оксана Галькевич: В евро человек считает. Молодец!

Константин Чуриков: Не в евроцентах.

Оксана Галькевич: «Педагог-психолог, – продолжим читать, – 61 рубль».

Георгий Остапкович: 1 евро – это больше, чем нижняя зарплата сейчас.

Оксана Галькевич: Да. Свердловская область: «83 рубля в час. Это просто слезы!» Башкирия: «45 рублей 66 копеек», – человек прямо так посчитал. 105 рублей в Ростовской области. И вот сообщение из Орска Оренбургской области: «А как люди вообще живут на двадцатку в месяц?» Вот как-то живут, и не только на двадцатку.

Константин Чуриков: Нам звонит Константин из Челябинска. Константин, здравствуйте. Сколько у вас в час набегает? И кем вы работаете?

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте. Я звоню как работодатель. Хотел бы отметить, что у нас зарплата в час – 170 рублей.

Оксана Галькевич: 170 рублей?

Константин Чуриков: «У нас» – это у кого? Что за предприятие у вас?

Оксана Галькевич: Ну, хотя бы профиль.

Зритель: У нас промышленное предприятие. У нас почасовая оплата введена – 170 рублей в час она составляет.

Оксана Галькевич: А «введена» – это что означает? Вы как-то внутренний такой распорядок у себя на предприятии, на производстве организовали, да?

Зритель: Да, да, да.

Оксана Галькевич: А если, знаете, бывает иногда, что проверка какая-нибудь придет, что-нибудь начнут проверять, выведывать?

Зритель: А мы ничего не нарушаем. То есть у нас зарплата выходит больше, чем один МРОТ. Соответственно, у нас никаких нарушений законодательства нет. Табельное время стоит по необходимости.

Константин Чуриков: Понятно. Спасибо.

Оксана Галькевич: Интересно! Да, спасибо.

Константин Чуриков: Еще Ольга из Краснодарского края. Здравствуйте.

Зритель: Алло.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Значит, я работаю… Вот пенсия – 100 долларов, раз уж о валюте заговорили. 100 долларов – пенсия. Это Краснодарский край. Хоть и говорят, что богатый, но очень нищий. Зарплата в «Почте России» – 8 тысяч, 0,7 ставки. Минус налоги. Получается 49 рублей в час. Работа очень тяжелая и ответственная. Все знают, что почтальон – это физически тяжелая работа. А теперь подумайте сами.

Что у нас происходит в стране? Вот все говорят: биржа, биржа, людям работы нет. Правильно, переходить на почасовую ставку. Два-три часа и женщина работает, и мужчина работает. Ведь все воспитание детей происходит из семьи. Понимаете, матерей нет дома. Работать по 12 часов на работе – это у нас норма. Да и по 14, пока домой приедешь. У меня зять, молодой мужик, работает. Ребенку 9 месяцев, и его ребенок не видит.

Константин Чуриков: Ольга, у нас не только мамы на работе, у нас и бабушки уже на работе пропадают – возраст-то повысили.

Зритель: Да, и бабушки на работе, потому что помогать надо, естественно. Бабушка за 100 долларов в месяц прожить не может, это нереально просто, поэтому, естественно… А это самозанятость. Люди будут два-три часа работать. Поработал – ушел домой. Следующий пришел. Выставить график работы. Это круглосуточная работа. Я живу в сельхозпоселении. У нас нет вообще работы, некому работать.

Константин Чуриков: Ольга, спасибо за ваш звонок. Просто времени у нас не так много.

Георгий Владимирович, расскажите, пожалуйста, об этой загадочной (мы о ней периодически слышим) трехсторонней российской комиссии по регулированию социально-трудовых отношений. Что эта комиссия за последние годы смогла урегулировать? Есть у нее какие-то реальные достижения?

Георгий Остапкович: Нет, ну она работает в установленном плане. Она корректирует любые трудовые конфликты, как работают профсоюзы. Ну да, о них особо не слышно, о деятельности этих организаций. В общем-то, это действенные механизмы, абсолютно разумные, которые во всех странах. Вот сейчас они как раз рассматривают этот вопрос по поводу почасовой заработной платы. Ну, это действительно серьезный вопрос.

Только не надо путать этот вопрос с социальной проблемой, что у нас действительно низкая заработная плата. Я понимаю людей, которые сейчас звонят по телефону и жалуются на зарплаты. Кстати, последняя женщина звонила абсолютно разумно. Ведь тогда будет возможность работать два-три часа, четыре часа.

Оксана Галькевич: Выбирать для себя какой-то график приемлемый, да?

Георгий Остапкович: Это абсолютно правильная идея. Понимаете?

Оксана Галькевич: Георгий Владимирович, расскажите про табельное время. Константин из Челябинска, который нам звонил, он говорит: «На предприятии мы организовали, табельное время висит, все знают. 170 рублей в час». То есть, по его словам, вообще получается, что это какая-то излишняя инициатива, раз какое-то табельное время есть и это закону не противоречит.

Георгий Остапкович: Нет, табельное время есть на всех производствах.

Константин Чуриков: Да, вообще-то.

Георгий Остапкович: То есть предприятия ведут табель, согласно этому табелю выплачивается заработная плата. Это абсолютно нормальная функция. Сколько человек отработал по табелю – это предъявляет тогда. Кстати, вот говорят, что 170. Это довольно приличная зарплата – 170 в час.

Оксана Галькевич: Сейчас умножу.

Георгий Остапкович: Это значит, что вырабатывают на три МРОТ.

Оксана Галькевич: Да, 29 тысяч где-то, почти 30 тысяч получается.

Константин Чуриков: Спасибо большое, Георгий Владимирович. Георгий Остапкович, директор Центра конъюнктурных исследований Высшей школы экономики.

Краснодар: «Почему в нашей стране вечно не хватает денег? Как это надоело!» Саратов: «У меня, бригадира смены, зарплата – 26 рублей в час». Белгород: «Вневедомственная охрана железнодорожного транспорта, – между прочим, – Юго-Восточная железная дорога. 57 рублей в час, не больше».

Оксана Галькевич: Слушай, ну здесь приходят разные сообщения со всей страны. 210 – Нижегородчина. Тамбов: «Начальник почты, 71 рубль в час». И вот пришло сообщение сначала из Москвы – 350 рублей в час. Понятно, что здесь рынок другой. И тут пришло из Вологодской области, Костя, – 380, между прочим. В Вологде больше, чем в Москве.

Константин Чуриков: «330? Согласен. Каждому? Согласен». Ну, это нам зритель цитирует фильм. Вот так и надо, да.

Оксана Галькевич: Нет, ну 380… Секунду! Прежде чем представим нового нашего эксперта, я хочу посчитать. Это 66 880, Костя.

Константин Чуриков: Мы приглашаем в эфир Алексея Мазурова – это эксперт в области управления персоналом. Алексей Михайлович, здравствуйте.

Мы только что поняли, что вся эта история про тех, у кого нет, скажем так, постоянной работы, они работают как бы неполную занятость и так далее, и так далее. Скажем так, по бухгалтерии надо учитывать рабочее время сотрудника. А вот в плане именно применения этого, с точки зрения оплаты, – на многих ли предприятиях сегодня эта схема действует по умолчанию, Алексей Михайлович?

Алексей Мазуров: У нас есть почасовая форма оплаты труда. Это идет оплата тарифно-часовой ставки. Ну, это и так есть. Эти 69 рублей, которые вы рассчитываете, они как раз исходят из действующего законодательства.

Эта инициатива вообще могла возникнуть только с одной целью – повысить уровень оплаты одного часа при почасовой оплате. Для чего это делается? Делается это только с той лишь целью, чтобы… Помимо основной своей деятельности, работник затрачивает много второстепенных работ. То есть подготовка к началу работы. Вот вы тоже готовитесь к эфиру, да? Вам надевают оборудование, над вами работают визажисты. И если вы проведете в эфире, допустим, час, то это будет иметь один вес. Если вы проведете в эфире восемь часов, то это будет иметь малый вес. Понимаете, да?

Константин Чуриков: На самом деле это не так. Ну ладно, неважно. Алексей Михайлович…

Алексей Мазуров: Я утрирую, я пытаюсь привести пример.

Константин Чуриков: Да-да-да. Знаете, какой вопрос? Вы говорите, что…

Алексей Мазуров: Это может вводиться только с той целью, если ее увеличить по отношению к МРОТ. А ограничить только определенным уровнем доходов той или иной компании, именно компании…

Константин Чуриков: Понятно.

Алексей Мазуров: …чтобы не превышать, условно, МРОТ и нарушать права других сотрудников, которые работают на минимальной оплате труда. Ну, работник сможет получать почасовую оплату в разных компаниях и регулировать свою заработную плату.

Константин Чуриков: Алексей Михайлович, вы сказали (или мне так показалось), что цель этого проекта, назовем это так, – поднять часовую ставку сотрудникам, работникам.

Алексей Мазуров: Минимальную.

Константин Чуриков: Минимальную, да. Скажите, пожалуйста, а часто ли бывает такая цель у работодателя, вот именно у работодателя: «Ой, как мало плачу! Надо поднимать. Вот сейчас берем и поднимаем!»?

Оксана Галькевич: Но на круг все равно будет меньше.

Алексей Мазуров: Это бывает в том бизнесе, где очень ценны те или иные категории сотрудников. Допустим, они редки или от них зависит вообще в целом бизнес. Тогда работодатель вынужден думать о том, чтобы повышать зарплату, чтобы они не ушли.

Константин Чуриков: То есть это уже немножко все-таки в сторону такого среднего и высшего менеджмента, правильно?

Алексей Мазуров: Не факт. Это может быть токарь или сварщик высокой категории.

Оксана Галькевич: Алексей Михайлович, видимо, Константин клонит в свою любимую сторону. Он, видимо, клонит в сторону… Понимаете, у нас сейчас и при наличии МРОТ, и, в общем, достаточно хорошо отрегулированного законодательства в этой сфере, так или иначе, работодатели порой кое-где у нас стараются придумать все, чтобы заплатить меньше. Не знаю, какие-то договоры не договоры, «здесь заворачиваем, здесь не заворачиваем». Ну, появится эта почасовая оплата. Как вы думаете, какие лазейки останутся для таких недобросовестных персонажей?

Алексей Мазуров: Оксана, она и сейчас есть, почасовая оплата по ТК и сейчас есть. Хотят установить порог минимальной, чтобы… Вот 69 – это минимальная по МРОТ сейчас.

Оксана Галькевич: Нет, это мы понимаем.

Алексей Мазуров: Имеет смысл устанавливать минимальную, только если ее повышать, чтобы еще одну лазейку у некачественных работодателей убрать. Только тогда имеет смысл это все. А почасовая оплата и сейчас есть.

Оксана Галькевич: А часто ли пользуются таким? Ну, это ведь должно документально как-то быть оформлено, правда? Мы заключаем договор. Соответственно, ты почасовик. Насколько это распространенная практика у нас на рынке труда? Ну, честно я вам говорю, редко об этом слышу.

Константин Чуриков: Буквально 20 секунд.

Алексей Мазуров: Это распространено в основном на производственных предприятиях, где работают сварщики, токари, слесари. Вот на таких крупных промышленных предприятиях – там идет почасовая тарифная ставка, и от нее все считается. И северные накрутки на нее накручиваются, и ночные, и выходные. Это действует по стране.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Да, спасибо вам большое. Алексей Мазуров, эксперт в области управления персоналом.

Что нам только ни пишут! Пишет Ростов: «Давно пора, только бы не на уровне Гондураса».

Оксана Галькевич: «450 чистыми», – пишет нам Санкт-Петербург. Москва и Московская область пишет: «Работы сдельной очень много. И как раз эта почасовая история для этого и подходит». Татарстан – 50 рублей, работает человек в охране. Смоленск – 100 рублей. В общем, картина очень пестрая, надо сказать, в зависимости от регионов.

Константин Чуриков: Давайте еще звонок примем. Что нам скажет и расскажет Ольга из Оренбурга? Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Алло.

Константин Чуриков: Ну говорите как есть, Ольга. Сколько у вас набегает в час?

Зритель: У нас получается, что 12 часов в день мы работаем, два через два. У нас получается 55 рублей – почасовая оплата.

Константин Чуриков: А что за работа такая, 12 часов в день?

Оксана Галькевич: Два через два.

Зритель: Ну, это два через два, график такой у нас, мы так работаем.

Константин Чуриков: Ну в чем работа заключается?

Зритель: Мы два дня работаем, два дня отдыхаем. По 12 часов мы работаем.

Константин Чуриков: В чем работа заключается, Ольга?

Оксана Галькевич: Что вы делаете?

Зритель: Аппаратчики мы, аппаратчики.

Оксана Галькевич: А, аппаратчики…

Зритель: Я вам расскажу. Просто профессия «аппаратчик» называется.

Константин Чуриков: Понятно.

Оксана Галькевич: На каком-то производстве, правильно?

Зритель: Да, на производстве.

Константин Чуриков: А то мы сразу подумали, что государственный аппарат, аппаратчик.

Зритель: Но факт, что если сделают почасовую оплату, то мы будем получать еще меньше. У нас просто складывается по договору часовая оплата плюс еще 56% – это премиальная часть. И в связи с тем, что начинают говорить про повышение почасовой оплаты, у нас хотят убрать эту премиальную часть. То есть мы будем получать вообще на уровне МРОТ. Сейчас 18 тысяч зарплата, а будет 12 тысяч. То есть пострадают рабочие.

Оксана Галькевич: Ну, пока на самом деле…

Константин Чуриков: Вот если все ради этого, то зачем мы вообще сегодня все это обсуждаем? Спасибо, Ольга, за ваш звонок.

Оксана Галькевич: Ольга, спасибо. Просто на самом деле вы не переживайте раньше времени, потому что конфигурация этого предложения пока еще до конца не ясна. И вряд ли, я надеюсь, будут в сторону уменьшения размышлять.

Константин Чуриков: Зритель пишет: «Я только не пойму, откуда у футболистов такая большая зарплата». Мы все не поймем.

Мы продолжим наши беседы через несколько секунд…

Оксана Галькевич: У них это по калориям считается – сколько набегал, сколько сжег.

Константин Чуриков: Лучше по забитым мячам.

Через пару минут – об итогах переговоров Владимира Путина и Александра Лукашенко, которые состоялись накануне.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)