Минсельхоз попросил пустить в Россию мигрантов

Минсельхоз попросил пустить в Россию мигрантов | Программы | ОТР

Нашему агропрому не справиться без иностранных работников?

2021-02-10T14:01:00+03:00
Минсельхоз попросил пустить в Россию мигрантов
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Ренат Каримов
председатель Центрального комитета Профсоюза трудящихся-мигрантов
Александр Петриков
академик РАН, руководитель Всероссийского института аграрных проблем и информатики имени А.А. Никонова

Петр Кузнецов: Просто активно уже про алкоголь начинают писать. Чуть позже, чуть позже. Русское поле экспериментов, с него начнем. Минсельхоз попросил пустить в Россию мигрантов. Они крайне нужны сейчас нашему агропрому.

Ольга Арсланова: Почти год назад, в марте 2020 в Россию был запрещен въезд иностранных граждан из-за пандемии. Эта мера остановила поток трудовой миграции. У сельского хозяйства образовались риски.

Петр Кузнецов: По данных РАНХиГС в сельском хозяйстве может быть задействовано до 500 тысяч мигрантов. До закрытия границ, например, часть мигрантов успели приехать в Волгоградскую область. Почему ее берем, там они особенно нужны - овощи собирают и выращивают с применением ручного труда. Но и этого оказалось мало. Власти задумывались даже о снижении посевных площадей, тогда Министерство предложило привлечь к работам хотя бы студентов аграрных ВУЗов и других безработных.

Ольга Арсланова: Нужны ли нам мигранты в сельском хозяйстве, важный вопрос. Судя по вот этой информации, нужны, и без них никак. Как решать эту проблему, давайте обсуждать с нашими экспертами и с вами.

Петр Кузнецов: С нами сейчас на связи Александр Петриков, академик РАН, руководитель Всероссийского института аграрных проблем и информатики имени А.А. Никонова. Здравствуйте, Александр.

Ольга Арсланова: Александр Васильевич, здравствуйте.

Александр Петриков: Добрый день.

Ольга Арсланова: Никого, конечно, уже не удивляет то, что у нас китайцы обрабатывают приграничные земли, но когда мы узнаем, что в средней полосе, в Волгоградской области, не хватает рабочих рук российских, и туда нужно привозить мигрантов, причем в сельское хозяйство, это вызывает некоторое недоумение. Почему так и почему до такого довели эту ситуацию, как вам кажется?

Александр Петриков: Мне кажется, что здесь много лукавства в этой ситуации. Я не понимаю логику таких предложений, потому что у нас сельская безработица очень высокая в стране - примерно 7%, это только зарегистрированная безработица. А если взять незарегистрированную безработицу, то этот процент возрастает до 15, до 20% от сельского населения. На учете в службе занятости состоит 1 миллион 180 тысяч человек. А если всех посчитать сельских жителей, которые не имеют доходного занятия, эта цифра возрастает до 2 миллионов 800 тысяч. И в этой ситуации делать ставку на привлечение в наше сельское хозяйство иностранной рабочей силы, я думаю, что это недальновидный шаг.

Конечно, у каждой организации, которая выступает с такими предложениями, у каждого региона есть определенная аргументация. И я тоже познакомился с такими сообщениями на сегодняшней новостной ленте. Основной аргумент, что российские сельские жители не соглашаются на предлагаемый уровень оплаты труда. Но давайте еще одну назову цифру. Зарплата в сельском хозяйстве составляет всего 65% от средней по экономике. Надо добавить своим жителям, и все будет в порядке. Я в этом уверен. Ну, конечно, для этого необходима определенная организаторская работа.

Еще один аргумент, который обычно здесь приводится, что квалификация иностранной рабочей силы выше, чем российской. Но вы же сами сейчас сказали, что речь идет о привлечение в овощеводстве на уборку урожая, на посадку посевного материала - неквалифицированный, в основном, труда. И я не думаю, что тут необходима запредельная квалификация. Если в среднем судить, то квалификация занятых в нашем сельском хозяйстве, уж во всяком случае выше, чем у мигрантов из Средней Азии, при всем к ним уважении.

Я думаю, что надо ставку делать на использование наших работников и, конечно, если где-то складывается такая напряженная ситуация, то речь можно вести только о каких-то экстренных случаях.

Ольга Арсланова: Александр Васильевич, все-таки, поясните, пожалуйста, схему, как это выглядит. Централизованно люди из этой отрасли обращаются с абсолютно лоббистским требованием: «Поставьте нам мигрантов, иначе мы не сможем выращивать, мы сократим поставки, это повлияет на цены и т.д.» Но вообще это звучит как шантаж. Вопрос: а может быть им просто удобно с этой группой работать, у них уже налажены поставки этой рабочей силы, это, может быть, какие-то денежные потоки, а тут, понимаете, нужно будет людей новых собирать, как-то их мотивировать, с ними на нормальные человеческие условия договаривать. Вот, пожалуйста, прямой шантаж получается.

Александр Петриков: Я согласен с вами, и даже с вашим термином о шантаже я согласен, со стороны особенно крупных компаний, которые привыкли к такому использованию неквалифицированной рабочей силы и привыкли экономить на издержках по зарплате. Собственно, за этим предложением я не вижу ничего другого, кроме как стремления свои производственные издержки, сэкономить выплаты по заработной плате для своих работников.

Петр Кузнецов: Скажите пожалуйста, тем не менее, мы фиксируем все-таки дефицит рабочих рук, насколько ситуация критичная, насколько мы близки к тому, что начнем сокращать площадь посевных площадей, значит урожай снизится, а значит и цены вырастут.

Александр Петриков: Я не думаю, что она критична при наличии в сельском хозяйстве 2 миллионов 800 тысяч сельских безработных. Просто надо провести определенную организационную работу.

Петр Кузнецов: Да, пока-то они безработные.

Александр Петриков: Понимаете, и платить людям больше, потому что, опять-таки, 65% от средней зарплаты по экономике - уровень зарплаты в сельском хозяйстве. Тут, понимаете, хорошо, что эта дискуссия возникла сейчас, когда еще не начались сезонные сельскохозяйственные работы, и я думаю, что у регионов... Ведь регионы направляют просьбы в Правительство о привлечении рабочей силы по существующему законодательству. Конечно, к такому шагу их подвигают компании сельскохозяйственные. Компании обращаются к Министерству сельского хозяйства. Но еще есть время, чтобы провести эту организационную работу и решить эту проблему.

Ольга Арсланова: Пишут наши зрители: «Не врите, местным платят копейки». Это Астрахань, тоже сельскохозяйственный регион. Кстати, Астрахань да, тоже указывается в этом письме, что там тоже не хватает рабочих рук. «Скотникам на комплексе платят хорошо. Так там конкурсы, трудно устроиться», - сообщение из Липецкой области.

Петр Кузнецов: «Мы, россияне, согласны ехать на поля, зачем звать мигрантов», - это сообщение, обратите внимание, из Московской области. Так вперед!

Давайте послушаем наших телезрителей. Александр у нас на связи, да? Саратовская область.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, Александр.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, Александр. Вы как-то работаете в этой сфере, да, в сельском хозяйстве, поэтому позвонили?

Зритель: Да, я в деревне живу. Краснопартизанский район, село Подшибаловка. Работаю механизатором у фермера на тракторе.

Ольга Арсланова: Так. Как вам работа?

Зритель: Ничего, работа хорошая, платят нормально.

Петр Кузнецов: Сколько платят?

Зритель: Вы говорите мигранты. У нас тут как-то были мигранты в соседнем районе, они вахтовики, технику используют до ручки и уезжают, а местные остаются, потом ремонтируют. Мигранты тоже, наверное, где, куда их, не знаю. Надо своих заинтересовывать, чтобы свои оставались в деревне, местные. А у местных, правильно, у них не везде, но у нас ничего нет, ни клуба, ничего нет у нас, молодежь вся уезжает.

Ольга Арсланова: А местные не хотят идти, потому что низкие зарплаты, потому что не привыкли к физическому труду?

Зритель: Да нет, зарплаты нормальные. Говорю, нет ничего в деревне: ни клуба, ни садика, ни школы. Школа за пять километров. Молодежь не остается, уезжает.

Ольга Арсланова: Некому работать.

Петр Кузнецов: Александр, а, если не секрет, то сколько вы получаете?

Зритель: Серьезно, 35.

Ольга Арсланова: Спасибо большое.

Петр Кузнецов: Давайте Ивана еще послушаем. Иван, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я полностью согласен с вашим экспертом и с таким мнением, что большой бизнес, он не хочет свое сельское хозяйство и своих работников нанимать. Да, дешевле, может быть, из Ближнего Зарубежья нанять подешевле. Но, извините, свою-то страну нужно поднимать, за своим работником нужно... Кто развалил колхозы, пусть, я не против, может быть, оптимизировать что-то. Но рабочая сила откуда возьмется в селе? У нас многие занимаются, в Москву ездят, в город ближайший, в район, потому что там зарплаты побольше, но и то не сказать, что сильно уж большие.

Ольга Арсланова: Что, в общем-то, понятно.

Зритель: А придут эти мигранты, хорошо, они поработают сезон на все. Если нет профессиональных рабочих.

Петр Кузнецов: Так и работа сезонная, вот в чем суть.

Ольга Арсланова: Приедут новые.

Зритель: Так вот в чем, у нас не хотят они, просто не хотят. Нужно жестко работать с бизнесом. Бизнес он ведь тоже, поймите, со своего кармана не захочет выкладывать сумму. По большому счету, ему плевать, что будет. Ему сейчас нужно заработать.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Да, спасибо, Иван. Александр Васильевич, а перераспределение специалистов, например, из других отраслей экономики, о студентах вот вспоминали, с них начали, привлечение студентов, это спасет ситуацию, в которой мы сейчас?

Александр Петриков: Вы знаете, я сам, когда учился в университете, участвовал в сельскохозяйственных работах, но, согласитесь, это не совсем, мягко говоря, профильное занятие во время обучения в ВУЗе.

Петр Кузнецов: Ну как нет, студент аграрного ВУЗа.

Александр Петриков: Нам надо обходиться имеющимися трудовыми ресурсами, и вот уже телезритель сказал нам, что многие сельские жители занимаются отходничеством, работая в крупных городах, потому они не находят достойную работу и достойную зарплату на месте. Они бы с удовольствием не отрывались от своих семей и прикладывали свой труд там, где они живут, но этот не происходит, потому что многие компании сельскохозяйственные, особенно крупные, экономят на заработной плате. Я цифры уже приводил. Да и фермерские хозяйства тоже.

Петр Кузнецов: Александр Васильевич, да, я прошу прощения, тут наверняка ковид же еще никто не отменял, никуда он не ушел. Тут же их, наверняка, нужно или вакцинировали или постоянно тестировать. Вопрос, на кого ляжет это обязательство. Если на производителей, значит они каким-то образом это будут закладывать в себестоимость продукции.

Александр Петриков: Безусловно, и ковидные ограничения у нас, по-моему, до 1 апреля сохраняются по миграции в Российскую Федерацию иностранной рабочей силы. И придется издержки дополнительные нести бизнесу, конечно. Тут надо все считать. Но, опять-таки, я уверен глубоко, что ставку необходимо делать на местную рабочую силу, на коренных сельских жителей, платить им достойно.

Ольга Арсланова: Александр Васильевич, но такое ощущение, что их там просто нет, их оттуда вымыло. На меня произвела впечатление маленькая деревня в Тульской области. Мы проезжали и обратили внимание, она с виду обычная, такая традиционная деревенька, только там по-русски никто не говорит, потому что там рядом агрохолдинг, и живут исключительно мигранты. Ты не понимаешь, где ты вообще оказался, ты вообще в России или нет. А потому что местные уехали, они не хотят действительно там работать. Этим кто должен заниматься, как вам кажется, местные власти или рынок? Рынок, понятное дело, выступает за такие поселения, потому что они выгодны, удобны, и всех все устраивает.

Александр Петриков: Вот такой результат, такая ситуация, о которой вы сказали, это плод непродуманной политики по регулированию рынка труда в сельской местности на протяжении нескольких лет, но это не значит, что эту практику надо продолжать. Я уже приводил цифры, у нас только зарегистрированных сельских безработных 1 миллион 180 тысяч человек. Это по данным на 2019 год, официальная цифра Росстата. А нам говорят, что нам надо еще 500 тысяч привезти. Надо своих занять, понимаете. Конечно, я опять-таки хотел повторить, что сиюминутно эту проблему не решить. Сиюминутно. Возможно, в отдельных случаях надо пойти и на привлечение иностранцев, но как направление политики к этому следует отнестись отрицательно.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Да, понятна ваша позиция, спасибо. Александр Петриков, академик РАН.

Приветствуем в нашем эфире Рената Каримова, это уже председатель Профсоюза трудящихся-мигрантов.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, Ренат Исмагилович. Рада вас слышать.

Ренат Каримов: Здравствуйте, взаимно.

Ольга Арсланова: Скажите пожалуйста, какие преимущества сегодня сохраняются у мигрантов по отношению к российским работникам, учитывая, что мигрантов стало мало, и им в том числе сейчас поднимают зарплату для того, чтобы удержать на рабочих местах. И, в общем-то, это конкурентное преимущество, согласие работать за меньшие деньги, постепенно уходит.

Ренат Каримов: Понимаете, тут ведь не только заработная плата. Мигранта готовить не надо. Это если, например, говорить о том, чтобы российские работники работали, то его нужно, во-первых, подготовить, вырастить, чтобы он школу закончил, профессиональное училище какое-то. Потом появится в сельском хозяйстве или в другой отрасли хозяйства. Ему нужны какие-то больничные листы, отпуск, жильем каким-то образом обеспечивать, в конце его рабочей биографии пенсию платить. А мигрант - это очень удобное, свистнул - они приехали, отработали и уехали. Пенсию не надо, готовить их не надо, жилье им не надо. Это вот такое отношение к людям труда плевое, оно не только к мигрантам, оно и к российским работникам, понимаете.

В Российской Федерации 6% безработицы, из них только на селе больше миллиона безработных. Кто об этих людях подумает, кто их привлечет, кто задумается, почему они не могут работать. Вот навскидку можно сказать, потому что работать так, как работают мигранты, не должны российские граждане. Потому что мигранты работают от зари до зари, семь дней в неделю, живут в поле, условия у них полувоенные. А для российского работника нужно создавать условия.

Поэтому, я так понимаю, те, которые работают в селе бизнесмены, они смотрят на нефтяников и думают: вот у них доиком течет нефть, они получают эти прибыли, а почему у нас нет. И они выдумывают такую новую нефть для своего бизнеса. Вот это мигранты, которых можно обманывать, им даже можно и не платить зарплату, мы часто сталкиваемся. Мы слышим: дворников давай мигрантов, строителей давай мигрантов, сельхозрабочих давай мигрантов. Это психология временщиков, которым нужно сегодня схватить, а что будет завтра - неизвестно. Поэтому это все вызывает чувство возмущения, обиды за российских работников.

Еще пишут, что у российских недостаточно квалификации. Я бы за это дело просто к уголовной ответственности притянул того, кто так мотивирует необходимость завоза мигрантов. Вот у нас есть закон, значит, на нас могут обидеться чиновники за неуважение к власти. А за неуважение к народу почему нет закона?

Петр Кузнецов: Скажите пожалуйста, мы узнали, что Волгоградская и Астраханская области остро нуждаются особенно в мигрантах в полях, потому что там очень много в Агропроме именно ручного труда. До здесь же не все так просто. Так просто заполнить пробелы занятости не получится, потому что даже у обладателей даже миграционных патентов нет возможности перемещаться из этого региона. Вот свистнули и позвали в другой регион. Я к тому, что возможны ли какие-то послабления в связи с тем, которые будут разрешать свободно перемещаться из региона в регион трудовым мигрантам?

Ренат Каримов: А это если бизнесмены будут лоббировать, это обязательно они пролоббируют.

Ольга Арсланова: Нам зрители пишут, что пролоббируют, сократят свои издержки, а потом, как монополисты, будут нам диктовать свои цены. Для россиян как покупателей засилье мигрантов в сельском хозяйстве чем опасно или опасно ли, как вы думаете?

Ренат Каримов: Вы знаете, если так подходить к этому, то нам всем выгодно. Мигранты на стройке выгодны тем, что жилье дешевле. Мигранты дворники выгодны тем, что услуги ЖКХ дешевые. Если исходя из этого смотреть, но ведь это же неправильный подход.

Ольга Арсланова: «В деревнях вокруг Белоярской атомной электростанции живут китайцы», - пишут нам. «Идет развал страны полным ходом» и т.д. «Ну вот, - пишут, - если кому-то нравится трудиться за 7-8 тысяч, пожалуйста, на здоровье, пусть работают за эти унизительные деньги мигранты, а мы поваляемся дома на диване».

А скажите пожалуйста, есть действительно какие-то исследования официальные, есть какая-то точная информация о том, что россияне от этих мест отказываются? Потому что, с одной стороны, мы регулярно слышим о том, что наши пьют, физически работать не умеют, на эти деньги не хотят идти, а, с другой стороны, нам люди пишут о том, что вакансий нет, они приходят, их не берут, они вообще не могут с работодателем друг друга найти. Кто в этой ситуации прав, кому верить?

Ренат Каримов: Не обязательно те, кто пишут, готовы пойти работать не село или дворниками. Мы с этим сталкивались, что пишут одни: «Мы сейчас пойдем и будем работать», а работают другие. Почему не берут.

Во-первых, заработная плата должна быть такая, которая бы позволяла решать какие-то самые насущные вопросы рабочего человека, это не просто прокормить его, а чтобы он мог каким-то образом жилищную проблему решить: через ипотеку или через строительство, он должен воспитать детей, дать им образование. Вот сколько нужно тысяч рублей для того, чтобы человек мог быть уверен в завтрашнем днем. Вот этого, конечно, нет. Такого размера заработной платы нет. А говорить о том, что люди пришли, получили зарплату и выпили. Тот, кто получил такую зарплату, тоже бы выпил, потому что это же унижение.

Это, во-первых, унижение, неуважение к труду, а, во-вторых, это безысходность. Ну и что, ты будешь получать такую зарплату, что ты можешь на эту зарплату себе позволить?

Петр Кузнецов: Вот о тех, кто выпил, и что выпил, мы поговорим в следующей теме. Спасибо вам большое, Ренат Каримов, председатель Профсоюза трудящихся-мигрантов.

Ольга Арсланова: Спасибо

Петр Кузнецов: Мы говорили о мигрантах в полях, нужны ли они или нет и в каком количестве. К следующей теме переходим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)