Минстрой возьмётся за ЖКХ

Минстрой возьмётся за ЖКХ | Программа: ОТРажение | ОТР

В стране в срочном порядке вводится единая система контроля за устранением коммунальных аварий

2020-06-09T22:47:00+03:00
Минстрой возьмётся за ЖКХ
Формула любви
Станет ли обязательной прививка от COVID?
ТЕМА ДНЯ: Чёрная или белая - какую зарплату выбирают россияне?
Новые правила госзакупок для фармкомпаний
Путин и Байден. Мир и Visa
Что нового? Кемерово, Курск, Симферополь
Безопасный дачный сезон. Дорогая стоматология. Борьба с лихачами. Одежда и обувь подорожают? Снова строим БАМ
Почему лечить зубы дорого?
Одежда и обувь подорожают?
Опять строим БАМ. Зачем нужна вторая ветка магистрали?
Гости
Наталья Чернышева
директор АНО «Организация народного контроля», эксперт в сфере ЖКХ
Виктор Федорук
ведущий эксперт по жилищному праву ЖКХ Общероссийского движения «За права человека»
Андрей Широков
председатель комитета Торгово-промышленной палаты РФ по предпринимательству в сфере ЖКХ
Александр Мурашкин
юрист по вопросам ЖКХ, председатель ТСЖ

Константин Чуриков: Это снова программа «ОТРажение». В кои-то веки в нашей стране решили взяться за ЖКХ, да так, чтобы все четко видеть и контролировать прямо на уровне министерства, из Москвы.

Оксана Галькевич: На уровне Минстроя точно. Там в срочном порядке вводят единую систему контроля за устранением аварий ЖКХ: она заработает по всей стране в сентябре, а в тестовом режиме в 6 регионах России уже с июля, то есть в ближайшее время.

Константин Чуриков: Как говорится в сообщении ТАСС, вот эта «система мониторинга позволит аккумулировать в едином ситуационном центре Минстроя оперативные и достоверные данные о происшествиях на всех объектах ЖКХ, также установить четкий порядок контроля за их устранением». Ну вот как это будет работать, мы сейчас выясним, мне просто интересно, это вот у меня там, не знаю, крыша, например, течет дома, то есть в Москве министерство уже знает: так, такой-то адрес, такой-то гражданин, крыша, берем на карандаш.

Оксана Галькевич: Да. А если в Петропавловске-Камчатском, когда в Москве ночь, например, течет крыша, Москва тоже знает?

Константин Чуриков: Когда там полночь, то же самое, да.

Оксана Галькевич: Да. Ну, в общем, сейчас будем в этом во всем разбираться, друзья. Какие у вас, кстати, есть нарекания к нашим коммунальщикам? Решения каких проблем вы долго пытаетесь добиться и как вообще, добились, добиваетесь? Расскажите нам, пожалуйста, поделитесь своим опытом, телефоны для связи с нами у вас на экранах, SMS-портал и прямой эфир, выходите на связь.

Константин Чуриков: Ну а сейчас мы приглашаем в эфир Андрея Широкова, это председатель Комитета Торгово-промышленной палаты России по предпринимательству в сфере ЖКХ. Андрей Вячеславович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Андрей Широков: Добрый вечер. Еще на удалении работаем.

Константин Чуриков: Да, пока что да, но скоро, вы знаете, все наладится неизбежно.

Давайте сейчас обратимся к статистике. Вот хотя бы даже Росстат что нам говорит о состоянии нашей коммунальной среды? Значит, в среднем необходима замена 44% труб. Значит, что касается горячего водоснабжения, 30% труб, канализация 45%, то есть ну где-то это в некоторых случаях близко к половине. При этом у нас вот смотрите, сколько аварий в коммунальных системах, это данные за 2013–2019-е гг.: крупных аварий порядка 4,5 тысяч, есть не только пострадавшие, но и погибших 79 человек...

Оксана Галькевич: Так жертвы есть, да.

Константин Чуриков: Это вот за все эти годы. Как вы считаете, вот эта система вообще на что нацелена? На мониторинг крупных каких-то происшествий, или действительно министерство стремится всю в целом среду, которая касается наш, граждан, отладить?

Андрей Широков: Министр Якушев Владимир Владимирович, который возглавляет Министерство строительства и ЖКХ, за то время, которое он министр, а это где-то 1,5 года, постоянно говорит, что сегодня наладить безаварийную работу, ну без глобальных, конечно, аварий, в коммунальной среде без бюджетных денег невозможно. За те тарифы, которые у нас сегодня существуют на оплату коммунальных ресурсов, с очень маленькой инвестиционной составляющей, привести вот эти сети, вот те проценты, которые вы назвали, а износ средний где-то около 50%, если взять по стране, любых коммунальных сетей, газовые, горячего водоснабжения, холодного водоснабжения, канализации, можно, только если бюджет будет помогать. Или надо взвинтить так сильно тарифы, которые просто не потянет население, причем не только...

Оксана Галькевич: Андрей Вячеславович, бюджет федеральный, естественно, имеется в виду, да?

Андрей Широков: Здесь имеется в виду федеральный бюджет. Поэтому Министерство строительства и ЖКХ как бы создает пока, видите, в экспериментальном режиме, а с 1 сентября хочет ввести уже по всей России, мониторинговый центр, для того чтобы аккумулировать все аварии, которые происходят на коммунальных сетях в России. Ну, специалисты, конечно, скажут, что это почти невозможно, потому что многие предприятия скрывают свои аварии, особенно мелкого характера, чтобы их за это не ругали, но вместе с тем региональные власти и федеральные власти понимают, что без бюджетных денег восстановить вот эти 50%-ы недоремонты невозможно.

Оксана Галькевич: Андрей Вячеславович, а вот скажите...

Андрей Широков: Да-да.

Оксана Галькевич: Аварии в сетях, вы говорите. Мне вот интересно, где эта сеть, так скажем, заканчивается? Она заканчивается на границе дома, да? Соответственно, считаться авариями и попадать в этот реестр, в этот мониторинг будут только те случаи, которые действительно большие, крупные, дом лишился водоснабжения из-за этой аварии или еще что-то, кто-то провалился не дай бог, погиб в этом случае? А вот если это уже в доме произошло, то, собственно, это в мониторинг уже не попадает, я правильно понимаю или нет?

Андрей Широков: Правильно.

Оксана Галькевич: А, вот так.

Андрей Широков: Потому что надо ЖКХ делить на две части, о чем я говорю всегда передачах, когда к вам прихожу: есть жилищная часть, а есть коммунальная часть. Вот это относится к коммунальной части. А если у вас в доме прорвет трубы, это уже относится к жилищной сфере управления, это не будет подпадать под мониторинг.

Оксана Галькевич: Это уже сам собственник...

Константин Чуриков: Но извините, когда у меня дома, значит, на чердаке рвануло трубу, я звоню на эту там горячую линию, они приезжают, вызывают «аварийку», то есть это считается крупной аварией. Понимаете, я вот о чем хочу спросить? У нас очень часто, когда мы начинаем, например, об экономике говорить, нам начинают петь песни про макроэкономику, как у нас все здорово, что у нас, значит, и резервы хорошие, госдолг маленький, а людей волнует микроэкономика их личная. Вот этот проект, мегапроект Минстроя людей касается или нет и в какой части?

Оксана Галькевич: Своей крыши, как говорится.

Андрей Широков: Конечно, касается, потому что сегодня, согласно 131-му закону, муниципальная власть отвечает за коммунальные ресурсы, доставленные до дома, внутри дома это уже собственность собственника многоквартирного дома, и он уже управляет, содержит, несет бремя ответственности, согласно Гражданскому кодексу Российской Федерации, за свое имущество самостоятельно. Но есть большая программа капитального ремонта многоквартирных домов, есть обычная, текущая программа подготовки многоквартирного дома к отопительному сезону, вот в это время управляющие организации налаживают безаварийную работу, чтобы это было в отопительном сезоне.

Оксана Галькевич: Андрей Вячеславович, просто мысль такая приходит в голову, почему бы вот этот мониторинг, так скажем, не сделать более обширным? Ну вот нам очень многие сейчас пишут, что у кого-то там, простите, крыша прохудилась, ее заделали фанерой, где-то подъезды не убирают. Если бы, так скажем, все случаи неправильного обращения и каких-то чрезвычайных ситуаций попадали в этот мониторинг, спустя время у того же Минстроя была бы полнейшая картина, маслищем просто того, что у нас происходит и в жилищной, и в коммунальной сфере. Представляете?

Андрей Широков: По-хорошему, Оксана, это не функция Минстроя вообще мониторить аварии. Функция Минстроя – создавать нормативную базу для работы жилищного и коммунального комплекса России. Вот от плохой ситуации в «коммуналке» Минстрой лезет в детали и хочет мониторить всю ситуацию в России. С моей субъективной точки зрения, вообще-то это системная ошибка управления Российской Федерации...

Константин Чуриков: Так.

Андрей Широков: ...потому что муниципалитеты должны заниматься своими муниципальными проблемами, субъекты должны заниматься территориями под названием субъекты Российской Федерации, а федеральный уровень должен создавать нормативную базу, для того чтобы вся эта система работала. И муниципальный уровень должен в полной мере отвечать за состояние коммунальной системы на своей территории, а так как у них не хватает сегодня бюджетных денег, а с коронавирусом они вообще просели примерно на 40%, бюджеты муниципальных образований... Поэтому, конечно, должны помогать сегодня федеральные деньги, но для этого надо знать, какая аварийность в каких регионах, на каких местах существует, чтобы получать эту модель, мини-модель в данном случае, и превращать это в деньги помощи муниципалитетам для восстановления коммунальной инфраструктуры.

Оксана Галькевич: Ну вот я, собственно, потому и спрашиваю вас. То есть этот сбор информации и последующий анализ этих данных полезен в работе того же Минстроя, конечно.

Андрей Широков: Полезен, полезен. Но по-хорошему все должно работать за счет тарифа и муниципальных денег, федеральные деньги туда спускаться не должны, но увы, такая ситуация, что нам надо сегодня с федерального уровня практически вложить несколько триллионов рублей, я не боюсь этой цифры, для того чтобы восстановить коммунальное хозяйство, созданное еще в Советском Союзе. У нас многие коммунальные сети не ремонтировались по 50–60 лет.

Константин Чуриков: Да, беда в том, что, как раз вы говорите, за счет тарифа, беда в том, что редко кто из нас видит, чтобы за счет тарифа что-то менялось к лучшему.

Давайте зрителей послушаем. Галина из Московской области. Здравствуйте, Галина, рассказывайте, что у вас.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Я тоже насчет тарифов. Говорят повысить тарифы: мы-то, может быть, и готовы платить немного больше, немного, больше не потянем. Но дело в том, что неплательщиков, вообще количество неплательщиков растет, и все деньги, которые сейчас даже, они уходят на сторону, они не идут в дело совершенно. Вот мы у отца просили сделать ремонт в подъезде, говорят, что «неплательщиков большое количество, ничего мы вам делать не будем». Еще что вот делается? Например, какая-то заявка, сделайте отмостку, цоколь; управляющая компания смотрит: «А что это? А как это мы будем делать? Мы это не можем делать». Думаю: ничего себе, сидят вообще, люди деньги получают, и кто...

Константин Чуриков: Да, спасибо.

Андрей Широков: У меня к Галине вопрос, можно задать? Галине вопрос можно задать?

Константин Чуриков: Давайте, да, Галина на связи.

Оксана Галькевич: Можно.

Андрей Широков: Галина, у вас договор на управление многоквартирным домом есть?

Зритель: У меня есть, да.

Андрей Широков: Вы в него давно заглядывали?

Зритель: Да я понимаю, что вы хотите сказать, – вы хотите сказать, что мы сами должны смотреть за всем этим.

Андрей Широков: Конечно! Вы должны, заключая договор на управление многоквартирным домом, внести свои вот эти «хотелки», слово по-хорошему, я не ругательно...

Зритель: Ага, я поняла вас.

Андрей Широков: ...в договор и в перечень работ, которые управляющая организация должна сделать в соответствующем текущем или не текущем году.

Понимаете, вы собственники, вы должны на сегодняшний день отвечать за свое имущество, а управляющая организация – это ваша родная мама, которую вы выбрали, и просите ее согласно договору выполнять те работы, которые она должна выполнять. Управляющая организация сегодня, согласно 290-му постановлению правительства Российской Федерации, имеет минимальный перечень работ по содержанию и управлению многоквартирным домом, а вот все дополнительное... Сами собственники решают свои отношения с управляющей организацией. Поэтому я всегда говорю: не ругайте управляющую организацию, собственники, поругайте сначала себя.

Константин Чуриков: Вы знаете, управляющая компания, конечно, может быть, мама, но родителей, как говорится, не выбирают...

Оксана Галькевич: Хорошую маму об ужине просить не надо.

Константин Чуриков: Да, эта мама, в общем, такая... Плохая мама.

Андрей Широков: Нет, вы неправы, Константин. Согласно Жилищному кодексу Российской Федерации...

Оксана Галькевич: Что, и маму можно выбрать?

Андрей Широков: ...собрание собственников выбирает управляющую организацию, и оно ее на собрании может поменять. А вот если собственники у нас с вами не работают и не хотят выбирать управляющую организацию, за них это делает муниципалитет.

Оксана Галькевич: Ну это правда, да, надо все-таки поактивнее быть.

Константин Чуриков: Сейчас еще один звонок, Дмитрий из Владимирской области. Дмитрий, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Дмитрий.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Какой у вас случай?

Зритель: Случай такой. Вот я, к примеру, являюсь председателем дома уже около года. Взялся за эту работу...

Андрей Широков: Председателем общественного совета?

Зритель: Не понял?

Оксана Галькевич: Председателем общественного совета вы являетесь?

Зритель: Председатель совета дома.

Оксана Галькевич: Совета дома.

Андрей Широков: О, так.

Зритель: Взялся за эту работу из-за того, что, глядя на весь, грубо скажем, бардак, просто невозможно терпеть. Значит, к примеру, в течение многих лет, дом у нас уже 30 лет находится в эксплуатации, но дела обстоят так себе, но могло быть все намного лучше. Дело вот в чем. Мы вот сейчас решаем этот вопрос, но ведь не заглядываем в главное, а главное вот в чем – в деньгах: у кого деньги, тот как бы и руководит, ну, немножко сбиваюсь, ну вы поняли суть.

Если мы собрали деньги на содержание дома, они попали к управляющей компании, и они их пилят, по-русски говоря, как хотят. Вот вы говорите про текущий ремонт – они могут его начать и закончить через 2 года. На вопросы содержания, как вы говорите, мама родная отвечает за минимальный перечень работ, – да ничего она не отвечает, этот минимальный перечень только существует на бумаге, они от него... Они его загнали туда только для того, чтобы заключить договор, договор заключается...

Константин Чуриков: Ну понятно, кто у нас вообще договоры читает и влияют ли они как-то на нашу конечную жизнь, хочет сказать нам, наверное, Дмитрий. Спасибо за ваш звонок.

Я даже вот свой пример приведу. Вот наш прекрасный дом многоквартирный...

Оксана Галькевич: Давай, болью поделись своей.

Константин Чуриков: Да. Понимаете, у нас крыша течет. Вот сейчас нам многие зрители тоже пишут из разных регионов, что дожди, у всех на последних этажах все протекает, да? Хорошо, поменяйте нам кровлю, пожалуйста, сделайте это, – нет, нам говорят: «Слушайте, а давайте мы вам канализационные трубы сейчас поменяем?» Мы говорим: «Да не надо, с ними все в порядке», – мы все как бы ремонт себе дома сделали, не надо, не трогайте, потом восстанавливать долго будем. Они нам предлагают то, что нам не нужно. Вы говорите, переизбирайте, выбирайте другую управляющую компанию, но можно подумать, это все так просто и мы реально соберем огромный дом и получим все эти подписи, мы же знаем, по практике это сложно. Что делать людям?

Андрей Широков: Людям надо быть активными в своих многоквартирных домах и требовать от управляющей организации то, что написано в договоре управления. Поэтому я вам больше ничего не скажу, потому что есть законодательство и есть правила игры, а мы с вами из Советского Союза ушли, приватизировав жилье и сделав его частным, а вот в управление, когда мы за все отвечаем, в том числе и рублем, мы никак дойди не можем, понимаете?

Оксана Галькевич: Собственниками не стали, да?

Андрей Широков: Мы не стали, да, мы не стали собственниками своих договоров, своих денег, своих требований, понимаете? Мы точно так же относимся к выборам в публичную власть: мы критикуем депутатов, но на выборы не ходим; мы критикуем управляющие организации, но при этом не читаем договор, не ходим и не понимаем, за те средства, которые мы платим за содержание общего имущества, какой объем работ может управляющая организация провести по дому. А по-хорошему управляющая организация должна работать по дому только в тех деньгах, которые она с этого дома собирает, которые платятся за жилищные услуги. Она не должна брать деньги с соседнего дома или с какого-то другого дома, а именно вот здесь собрали... «Вот хватает на крышу, я вам сделаю».

Поэтому вы как председатель совета дома, вы влезьте в экономику своего дома, посидите с управляющей организацией, посмотрите свой конкретный дом, посмотрите, какие деньги вы собираете, посмотрите, на что эти деньги тратятся. По Жилищному кодексу Российской Федерации, управляющая организация обязана вам показать все свои расчеты по вашему дому.

Константин Чуриков: Спасибо большое, Андрей Вячеславович. Андрей Широков, председатель Комитета Торгово-промышленной палаты по предпринимательству в сфере ЖКХ.

Мы говорили о том, что есть проблемы макроуровня, есть микроуровень. Вот сейчас что у нас на макроуровне творится, сейчас расскажем.

Оксана Галькевич: Я просто хотела сказать, вот так вот, Костя, быть активнее надо, понимаешь.

Константин Чуриков: Да, действительно.

Оксана Галькевич: А то ты вот на елку хочешь влезть, в смысле крышу отремонтировать, а вот...

Константин Чуриков: Конечно, да, а днем, конечно, мы все сидим и мониторим систему ЖКХ. Мы работаем днем, Оксана, в рабочее время.

Оксана Галькевич: Найди какое-то время, Константин, если ты хочешь, чтобы тебе крышу залатали, в конце концов.

Константин Чуриков: Мы сейчас расскажем о том, что в стране происходило...

Оксана Галькевич: Несколько разных историй.

Константин Чуриков: Какие приключения.

Оксана Галькевич: А везде примерно одни и те же, вы знаете, приключения.

Константин Чуриков: Грустные, кстати.

Оксана Галькевич: В Пензе, например, в ноябре прошлого года машина провалилась в яму с кипятком. Двое мужчин там находились в салоне и, конечно, они в этой ситуации, к сожалению, погибли, не смогли выбраться наружу. На месте ЧП, как выяснили следователи, произошел прорыв трубы, из-за которого размылся грунт и обвалился асфальт.

Константин Чуриков: А в Перми в мини-отеле погибли 5 человек, в том числе ребенок. Гостиницу с постояльцами залило горячей водой опять-таки из-за прорыва трубы. Кипяток хлынул в здание, когда люди спали.

Оксана Галькевич: Похожая коммунальная авария была и в 2018 году в самом центре Петербурга, на самом деле, к сожалению, там это часто происходит. В кафе все произошло, там 500 тонн кипятка полностью залили здание за секунды буквально, 2 человека погибли. Старые трубы, которые должны были вовремя заменить, просто не выдержали начало отопительного сезона.

Константин Чуриков: То есть мы говорим о том, что система ЖКХ не просто там кого-то может устраивать или чаще не устраивать, а она бывает очень опасна для жизни, нашей с вами жизни.

Оксана Галькевич: Давай звонок сейчас примем, у нас дожидается на линии как раз Василий из Санкт-Петербурга, последняя история была из этого города. Здравствуйте, Василий.

Зритель: Здравствуйте, добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый.

Оксана Галькевич: Добрый.

Зритель: Ну я вот что бы хотел сказать. Вот мне за прошлый месяц пришло 5 тысяч... Алло?

Оксана Галькевич: Да-да, говорите.

Константин Чуриков: Да, слышим-слышим, 5 тысяч, да.

Зритель: Пять тысяч восемьсот рублей за горячую воду и за отопление.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: Я сделал заявочку в Смольный о том, что неправомерна такая цена, это без ЖКХ, только за воду и отопление. И мне пришел оттуда ответ, что, Василий Николаевич, идите вы знаете, куда? – в ту организацию, которая мне прислала оплату за это, так как у меня прямые поставки.

Константин Чуриков: Ага.

Зритель: Значит, здесь чего добиться? Добиться ничего невозможно, потому что откуда мне пришла эта платежка, туда я должен и обратиться.

Константин Чуриков: Да, не задавая лишних, неудобных вопросов, не вдаваясь в подробности.

Оксана Галькевич: Василий Николаевич, скажите, значит, еще раз давайте уточним...

Зритель: Пришла платежка у меня, вот, и все, иди туда, откуда ты пришел, вот и весь сказ.

Оксана Галькевич: Пять тысяч рублей за отопление, правильно я поняла?

Зритель: Да, за отопление и за горячую воду.

Оксана Галькевич: За отопление и за горячую воду. У вас дом многоквартирный, да? Сколько там у вас квартир?

Зритель: Ой, я не могу сказать точно, у нас 8 этажей и 7 подъездов, я не могу точно сказать.

Оксана Галькевич: Ну 100, 200? Я просто хочу посчитать, сколько эта ресурсоснабжающая организация выручила в месяц с этого прекрасного дома. Ну с парадной с вашей, сколько у вас?

Зритель: Вот смотрите, 30 квартир в одном подъезде, вот считайте, на 7.

Оксана Галькевич: Ну это 150 тысяч у вас с парадной, получается, ваша ресурсоснабжающая организация получает, прекрасно. Если у вас 7 подъездов, вы говорите, да? Сколько, 7 или 8?

Зритель: Семь подъездов, да.

Оксана Галькевич: И умножаем на 7...

Константин Чуриков: Оксана прямо хочет точного результата добиться...

Оксана Галькевич: А между прочим, Костя, больше миллиона рублей.

Константин Чуриков: Вот так наварили, да?

Оксана Галькевич: Вот так вот, да, с одного дома.

Константин Чуриков: Василий, а счетчики у вас на горячую воду, на холодную стоят?

Зритель: Ну конечно, конечно, есть! Есть и счетчик. Я же говорю, я обратился в Смольный, чтобы разобрались с этим делом, и мне оттуда пришел ответ: иди туда, куда...

Константин Чуриков: Сейчас придет другой ответ: у нас на связи Наталья Юрьевна Чернышева, эксперт в сфере ЖКХ. Наталья Юрьевна, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Наталья Чернышева: Здравствуйте, здравствуйте.

Константин Чуриков: Наталья Юрьевна, вот если такая система, плати и не задавай вопросов, оспорить ты ничего не можешь, как человеку быть?

Наталья Чернышева: Нет, на самом деле ответ пришел совершенно неправильный, потому что если гражданин жалуется, то, естественно, органы власти должны принять меры и обратиться в эту организацию. Они не должны все перекладывать на гражданина, даже если у него есть прямой договор с ресурсоснабжающей организацией, это совершенно не важно. Если есть прямой договор, замечательно, гражданин может и туда обратиться, но если он обращается в органы власти, то органы власти обязаны реагировать и организовать проверку. Значит, обращайтесь...

Оксана Галькевич: Ну то есть Смольный – это по петербургским, если переводить на московский язык, администрация города, мэрия, да? То есть мэрия, администрация любого города должна в таких случаях не отписками, а прямыми ответами общаться с гражданами?

Наталья Чернышева: Конечно. Значит, нужно обращаться в прокуратуру, если вдруг кто-то не выполнил свои обязанности.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Наталья Юрьевна, если мы все, а я думаю, что вот у каждого, ну практически у каждого жильца в нашей стране, гражданина есть какие-то проблемы коммунального порядка, если мы все обратимся в прокуратуру одномоментно, что с прокуратурой будет?

Оксана Галькевич: А прокуратура просто придет тогда к этим жилищно-коммунальным организациям и скажет: «Слушайте, вы наведите уже порядок, нам работать надо, другими вопросами заниматься», – может, так наконец будет...

Наталья Чернышева: Смотрите, действительно, это нужно обращаться и в прокуратуру, и в те организации, которые следят за управляющими компаниями и ресурсоснабжающими организациями, у них все есть контролирующие, надзорные органы. В прокуратуру проще всего обращаться, потому что прокуратура уже сама распределяет письма, куда ей нужно обращаться самой, то есть это как бы общий какой-то центр, который может распределить жалобы жителей. Понятно, что прокуратура, может быть, не сама это делает, а она заставляет крутиться именно жилищную инспекцию, органы власти. Для этого нужна прокуратура.

Оксана Галькевич: Наталья Юрьевна, а может, просто взять все да и... национализировать? Вот, понимаете, столько проблем накопилось, строили 30 лет какую-то другую систему управления, взаимодействия с этими управляющими компаниями, собственники не собственники, – а может взять просто все действительно и вот национализировать? И пусть вот откуда-то из единого какого-то центра все это управляется единым образом на всю страну.

Наталья Чернышева: Ну, вы знаете, у нас же была такая система в советское время, когда управлялось из единого центра практически, ну вот можно было пожаловаться в ЖЭК, и была реакция. На самом деле люди вспоминают, что тогда было лучше. Но дело в том, что у нас пытались сделать управляющие компании частные, для того чтобы развивать конкуренцию, но, к сожалению, это до сих пор не пошло, и опять сделали ГБУ «Жилищник», который, в общем-то, тоже относится к государственным бюджетным организациям, то есть пытаются все найти уже много лет наилучшую систему взаимодействия.

Константин Чуриков: Подождите, Наталья Юрьевна, а не пошло потому, что, может быть, не дали пойти, не дали развернуться, или потому, что поняли, какие тут деньги ворочаются, и зачем это какие-то там частные организации будут зарабатывать, когда мы можем заработать, мы как город, мы как муниципалитет?

Наталья Чернышева: Да, боюсь, что именно так, что не хотят отдавать частник. Но, к сожалению, здесь есть еще одна проблема, что за частными организациями еще труднее наблюдать и их контролировать. К сожалению, практика показывает, что если на государственные бюджетные организации можно какую-то управу найти все-таки, то частные сложнее контролировать, поэтому все-таки пытаются сделать из вот такого единого центра, чтобы управляющие компании были государственными, вот как мы это понимаем.

Оксана Галькевич: Давайте узнаем, какие проблемы коммунального характера беспокоят Михаила из Коми. Михаил, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я звоню вам из Коми. Вот есть такой город Емва, и у нас... Вот мы 13 лет уже боремся с коммунальными компаниями вот этими, муниципалитетом своим. У нас разрушена КНС, канализационная насосная станция, рядом с домом. Дом у нас 3-этажный, это 36 квартир, дом благоустроенный. И вы представляете, вот сейчас все стоки идут у нас в подвальные помещения.

Константин Чуриков: Какой же он благоустроенный, если все стоки идут в подвал, канализация?

Зритель: Ну КНС не работает, они идут в стоки. Тринадцать лет мы обращаемся в суд, суд, значит, вынес решение в пользу жителей, прокуратура, все это, никто не работает.

Константин Чуриков: Нет, подождите...

Зритель: Решение есть, решение суда есть.

Константин Чуриков: Михаил, вы хотите сказать, что 13 лет вы это все вынуждены как бы вдыхать, вокруг этого ходить? Оно же там, когда тепло, оно источает аромат...

Зритель: Да-да, естественно, да.

Константин Чуриков: А что-то еще пробовали? Вот нам рекомендовали эксперты в прокуратуру обратиться – пытались?

Зритель: Вот сейчас мы обращались и в прокуратуру, и в жилищную комиссию, и судебное решение есть в пользу жителей, но КНС не восстанавливается, вот. И что нам делать-то? За 13 лет мы тут замучались.

Константин Чуриков: Да, 13 лет долго, срок большой. Вы нам на всякий случай оставьте свой телефон, редакторам, попробуем разобраться, чем сможем поможем.

Оксана Галькевич: Наталья Юрьевна, вы знаете, угнетает, так скажем, то, что сценарий, который нам описывают зрители в своих SMS-сообщениях, в своих звонках, очень часто повторяются, настолько единообразные... Это прямо угнетает, складывается ощущение, что проблеме этой решения нет и конца и края ей тоже нет.

Наталья Чернышева: Смотрите, все-таки даже я могу признать, что пытаются власти сделать определенные действия, которые должны помочь. Вот сейчас житель говорил по поводу того, что канализация постоянно находится в аварийном состоянии. Вот как раз с 1 июля создана система контроля и мониторинга аварий в ЖКХ, на объектах ЖКХ, которая должна вот сейчас работать в тестовом режиме в 6 регионах и с 1 сентября заработать по всей стране. Вот эта вот система будет аккумулировать все аварийные ситуации и должна будут давать информацию по поводу того, какие объекты надо ремонтировать прямо сейчас. То есть у нас до сих пор...

Константин Чуриков: Наталья Юрьевна, нам вот ваш коллега из Торгово-промышленной палаты сказал, что это касается в целом магистралей, трубопроводов, это не касается конкретного дома. То есть если там, извините, канализация вытекла в подвале по улице такой-то, Тенистой, Абрикосовой, это никого в Москве не волнует с точки зрения системы мониторинга.

Наталья Чернышева: Нет, теперь и управляющим компаниям будут давать доступ к этой системе, и ТСЖ, и ЖСК, они все получат доступ в эту систему и смогут писать о своих авариях. Ну как же, это на самом деле достаточно эффективный шаг вперед, который поможет и жителям, и должен все-таки вот этот вот шаг служить тому, что все-таки жителям станет лучше.

Константин Чуриков: Да, очень хочется верить.

Наталья Чернышева: Я очень на это надеюсь.

Константин Чуриков: Спасибо большое. Наталья Чернышева, эксперт в сфере ЖКХ.

Оксана Галькевич: Давайте сейчас переместимся в другую часть нашей страны, в Благовещенск, там люди устраняют последствия аварии после ливня. Прошел очень сильный дождь, и вот теперь с последствиями никак не могут справиться, там затопило все подвалы, подъезды, ну и даже квартиры промокли. А в Астрахани всю неделю жители наблюдают гейзеры, Константин, необязательно на Камчатку, оказывается, лететь. Гейзеры бьют, правда, из теплосетей в разных районах этого города. Вот все подробности собрала Елена Тимонова в один репортаж.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Да, все это довольно печально, особенно вот этот вот еще финальный такой план, как вот женщина стоит, мы видим, какая-то помойка перевернутая... Господи, ну за что нам такое?

Оксана Галькевич: Убогие виды просто.

Константин Чуриков: Уважаемые зрители, в контексте новости, которую мы сегодня обсуждаем, то, что Минстрой хочет уже с сентября мониторить любые аварии, любые нарушения в сфере ЖКХ единым образом, как вы считаете, единая система контроля сделает ЖКХ лучше, вот нашу сферу ЖКХ? «Да» или «нет», пожалуйста, отвечайте на номер 5445.

Оксана Галькевич: Ну а сейчас к нам присоединяется юрист по вопросам ЖКХ, председатель ТСЖ Александр Мурашкин, собственно, узнаем и его мнение тоже, в копилочку эту нашего опроса добавим. Александр Викторович, здравствуйте.

Александр Мурашкин: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый.

Оксана Галькевич: Ну что скажете вот по поводу единой системы контроля, мониторинга аварий в системе ЖКХ? Он сделает как-то нашу систему лучше?

Александр Мурашкин: Ну не знаю, насколько он сделает нашу систему лучше. Надо мониторить качество коммуникаций до того, как происходят аварии, мне кажется, а не после того, как они произошли, и по этому делать выводы. Вот у вас в репортажах сейчас показывали, что и люди гибнут, и что вот этим людям и их семьям с того, что эта авария отразилась в некой системе мониторинга? Мне кажется, малоэффективно будет... Вот я с первым вашим спикером согласен, что, конечно, нужны федеральные деньги, для того чтобы ремонтировать коммуникации эти, потому что денег, собираемых с людей, безусловно, не хватит.

Оксана Галькевич: Ну так, может быть, промониторив эту ситуацию, станет понятно, куда эти средства направлять, на что и где они необходимы в первую очередь?

Александр Мурашкин: Ну вот в этом я как раз не согласен, что аварии покажут, куда направлять. У нас нужно создавать систему контроля этих коммуникаций до того, как произошла авария, а не после того, как произошла авария.

Константин Чуриков: Александр Викторович, а как это сделать? Перекопать все города и веси? То есть ну как мы вот... ?

Оксана Галькевич: Датчики прикрепить, где прохудились трубы, где к износу... ?

Александр Мурашкин: Ну подождите, у всех инженерных систем есть срок службы, на все инженерные системы у нас есть документация, все представляют, сколько лет этой трубе, которая закопана в земле, ее необязательно раскапывать, для того чтобы понять, что она там уже старая и дырявая. Поэтому министерство целое есть, для того чтобы придумать, как мониторить это так, чтобы не доводить до аварий, а не мониторить уже случившиеся аварии.

Оксана Галькевич: Но это кто должен этим, простите, заниматься? – управляющие компании, общественный контроль в лице жильцов? Кто и как?

Константин Чуриков: Министерский десант из Москвы?

Александр Мурашкин: Управляющие компании могут заниматься этим только в части внутридомовых инженерных систем, а в части вот наружных коммуникаций, систем водоснабжения, теплоснабжения, это не имеет отношения к управляющим компаниям, это как раз ресурсоснабжающие организации, к ним надо обращать вопросы.

Оксана Галькевич: А, следить за своим хозяйством должны.

Константин Чуриков: Александр Викторович, ну мы ранее приводили даже статистику Росстата, что порядка 44–45% труб в принципе надо вот сейчас менять.

Александр Мурашкин: Да.

Константин Чуриков: Я помню, была другая статистика о том, что изношенные трубы, но это было несколько лет назад, их длина – это длина нашего экватора несколько раз, то есть, понимаете... С другой стороны, надо все-таки понять, с чего начинать работу. Может быть, с того, где тонко, там и рвется?

Александр Мурашкин: Вот смотрите, у нас сейчас создана система фондов капитального ремонта, куда собирают с граждан деньги на капитальный ремонт. Но это на капитальный ремонт как раз внутридомовых систем. И хочу напомнить, что в этой системе установлены сроки, разработаны региональные программы, когда проводить капремонт, когда будут изношены в конкретном доме какие коммуникации и когда их нужно ремонтировать. Вот, наверное, нужно создать такую программу, с моей точки зрения, только уже не за счет жителей, а за счет федерального бюджета, по ремонту наружных коммуникаций, по ремонту инженерных сетей. Вот создали же для внутридомовых сетей такую программу, посчитали...

Константин Чуриков: Да невозможно, наверное.

Александр Мурашкин: ...все трубы, когда их нужно ремонтировать. То есть для каждого дома, допустим, в той же Москве установлено, что ремонт там внутридомовых систем водоснабжения, ремонт должен быть в таком-то году, для внутридомовых систем канализации, водоотведения он должен быть в таком-то году. Создали эти программы, и все работает как бы. Такие же программы, значит, можно создать и для наружных сетей. Просто этим надо заниматься, а не создавать систему мониторинга.

Оксана Галькевич: Но подождите, речь там все-таки, наверное, идет о каких-то капитальных ремонтах, знаете, которые вот запланированы...

Александр Мурашкин: Капитальные.

Оксана Галькевич: ...и в принципе идут к этому сроку. А в жилищно-коммунальной сфере у нас часто происходит, что прямо вау и прямо сейчас надо, срочно, в аварийном порядке.

Александр Мурашкин: Значит, установить такие сроки, чтобы прямо сейчас и в аварийном порядке.

Константин Чуриков: Давайте сейчас зрителей наших послушаем. Светлана, Подмосковье, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Как у вас взаимоотношения с системой ЖКХ?

Зритель: Плохо все.

Константин Чуриков: Плохо, да?

Зритель: Поселок Полушкино, Рузский район, Московская область. Вообще нет очистных сооружений, целый поселок канализован в лес и в реку Москва.

Константин Чуриков: Подождите, вот мы в Москве тут ниже по течению находимся. То есть, получается, нам лучше не купаться в Москве-реке?

Оксана Галькевич: Все, Костя?

Зритель: Да-да.

Константин Чуриков: Потому что Полушкино уже там все слило. Так.

Зритель: Да. Но там немного, конечно, стоков, 5 домов...

Константин Чуриков: Но все равно неприятно, да.

Зритель: Очень неприятно. Там ведь лес, прямо в лес течет и далее в реку Москва.

Константин Чуриков: Так, Светлана, подождите, у вас что, дачный поселок, правильно?

Зритель: Ну там и дачи, и просто дома многоэтажные.

Константин Чуриков: Нет, подождите, если это на даче, то на даче как-то, в общем, каждый владелец участка по-своему это дело как-то решает, ставит этот туалет, нет?

Зритель: Нет-нет, система канализации есть.

Константин Чуриков: А, все, вот так.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: А вы куда-то, наш традиционный вопрос: вы куда-то с этим обращались, кроме ОТР?

Зритель: Конечно, во все инстанции, везде, куда можно, и в администрацию, и... Куда только ни писали, привозили и Роспотребнадзор, и Природнадзор, и прокуратуру, всех, и никто ничего.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: «Здорово».

Оксана Галькевич: Спасибо вам большое.

Константин Чуриков: Александр Викторович, может быть, у вас какой-то дельный совет есть для нашей зрительницы?

Александр Мурашкин: Ну вот смотрите, данный конкретный пример. Понятно, что за счет жителей сейчас невозможно построить очистные сооружения, значит, тут варианта два. В современных реалиях как строятся населенные пункты или коттеджные поселки, дачи и что-то еще? Если есть застройщик, который это все создает, у него обязательно будут технические условия, по которым он должен построить очистные сооружения на данное конкретное поселение, создать систему канализации и построить. Я так подозреваю, что речь идет о поселке, который был, наверное, построен в советские времена, и по каким-то причинам там не были выполнены эти очистные сооружения. Значит, не люди в этом виноваты, а тогда государство не построило, значит, оно сейчас должно построить за счет федеральных денег.

Что касается того, куда обращаться, – во все инстанции опять же, та же прокуратура. Ну местная администрация, наверное, нужно туда тоже обращаться, просто понятно, что у местной администрации нет собственных средств на строительство очистных сооружений, это очень крупное такое предприятие и затратное. Но местная администрация, значит, тогда должна обращаться тоже от своего имени в федеральные органы власти.

Оксана Галькевич: Но для этого местная администрация должна сначала встать на сторону жителей, понимаете.

Александр Мурашкин: Безусловно, безусловно, и не только жителей поселка, но и жителей Москвы, потому что до нас их нечистоты доплывают.

Константин Чуриков: Да, сегодня мы это случайно узнали в ходе нашей передачи.

Оксана Галькевич: В первую очередь на сторону жителей этого поселка.

Александр Мурашкин: Да.

Константин Чуриков: Да, спасибо большое.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Александр Мурашкин, юрист по вопросам ЖКХ, председатель ТСЖ.

Оксана Галькевич: Владимир, Ярославская область. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Значит, случай такой. Обращаюсь в управляющую компанию, под потолком проходит водопроводная труба, входит она в подъезде, проходит через туалет, выходит в кухню, проходит через комнату и уходит в соседний подъезд. Я пишу заявление, что прошу прекратить управляющую компанию транзит питьевой воды через мою квартиру в соседний подъезд. Значит, «у нас все по проекту».

Я говорю: ну как так, по проекту? – такого проекта быть не может просто. Отписка впоследствии. Я написал, что прошу ответить в письменном виде, ну то есть мне дальше обращаться куда-то надо, мне отвечают в письменном виде, что да, сделают, скажем, воду проведут, но за мой счет в соседний подъезд. Это один случай. А второй случай...

Константин Чуриков: С какой такой радости, да.

Оксана Галькевич: У вас там прямо дипломатические какие-то баталии.

Константин Чуриков: Переговоры.

Зритель: Ну да, да.

Ну а дальше там, скажем, второй вопрос к управляющей компании. Значит, канализационная труба, то есть стояк идет, обычно выходит, скажем, либо на крышу, либо, скажем, на чердак. У нас кончаются на втором этаже, ну там 12-квартирный дом, у нас кончаются канализационные стояки на втором этаже, то есть дыхания нет, у них опять все по проекту.

Константин Чуриков: Подождите, канализационные стояки заканчиваются на втором этаже, а остальные этажи как обходятся?

Оксана Галькевич: Сейчас мы много интересного узнаем.

Зритель: Ну, первый этаж, допустим, а все газы идут, в общем-то, ни один водяной затвор не выдерживает, скажем, все эти...

Константин Чуриков: Понятно.

Зритель: Все эти газы, метан выходят...

Константин Чуриков: Подождите, Владимир, а дом какого года постройки у вас?

Зритель: Ну я не могу сказать, какого года постройка, старые дома.

Константин Чуриков: Нет, просто бывают на самом деле инженерные недоработки, бывают в разных домах и в разное время построенных, я просто знаю, о чем говорю, у самого такая же беда.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Давайте сейчас подключим нашего эксперта – Виктор Федорук, ведущий эксперт по жилищному праву и ЖКХ общероссийского движения «За права человека». Виктор Никанорович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Виктор Федорук: Добрый день, добрый вечер.

Оксана Галькевич: Виктор Никанорович, вы знаете, мы тут рассуждаем, собственно, на тему, нужна нам единая система, не нужна нам единая система, где у нас проблема в управлении, в чем она состоит. И вспомнился, простите, классик Булгаков, проблема-то не в клозетах, а в головах. Вот применительно к этой ситуации, мы разговариваем сейчас со всей страной, все нам рассказывают примерно, ну общие описывают сложности в жилищно-коммунальной сфере. Проблема не в системе, а проблема в головах, но в чьих головах, в каких головах проблема? Почему не удается наладить, навести порядок?

Виктор Федорук: Ну смотрите, министерство придумало новый вид для себя работы, чтобы как-то включиться. Эти мониторинги самих аварий ничего людям не дадут, ничего многоквартирным домам не дадут, не дадут управляющим компаниям. О том, что когда прорвет, какая труба, это все известно давно. У нас есть ведомственные строительные нормы, это документ, который был составлен еще при советской власти, в котором определено, что труба горячей воды 25 лет, холодной воды столько-то лет, и дома, простояв свое время, выработали ресурс этих коммуникаций, и уже по этим ведомственным нормам, по этим данным можно уже планировать, в каком доме что когда рванет...

Оксана Галькевич: Пора менять.

Виктор Федорук: Потому что ну есть запас, да, при советской власти строили с коэффициентом запаса 2, если написано, что 25, может в худших случаях простоять и 50 лет, но доводить до этого не надо, чтобы не было аварий, чтобы не было смертельных случаев и увечий для жителей. Все это...

Оксана Галькевич: Ну так довели же.

Виктор Федорук: А знать вот эти случаи аварий... Я понимаю, если бы это МЧС захотело такой мониторинг, для того чтобы раньше времени приехать, вовремя оказать помощь, если бы это служба спасения хотела такой мониторинг, это мне понятно. Но знать, когда какие аварии, а это деньги... Вот сейчас в кадре у вас ветхое жилье показывают – а вот на это вы не хотите потратить деньги?

Константин Чуриков: Да, Виктор Никанорович, смотрите, вот немножко жесткая SMS, Челябинск нам пишет: «Вы что, тупые? Чем больше ремонта, тем больше распил». Оно вот что, для этого придумано?

Виктор Федорук: Вот, молодец, ну все же это видно, очевидно все это. Эти деньги нужно тратить на то, чтобы у нас не было позора России, такая богатая страна имеет ветхое и аварийное жилье, это позор для нас, вот давайте туда деньги отнесем, для того чтобы переселить людей в достойное жилье, чтобы обеспечить, как прописано в Жилищном кодексе, комфортное и безопасное проживание.

Константин Чуриков: Виктор Никанорович, подождите, но здесь в этой сфере, или мы неправы, что-то все-таки стало меняться, появились критерии, пусть они спорные, пусть не все дома, там приписками занимаются, попадают в программу переселения из ветхого и аварийного жилья, но все-таки что-то сдвинулось? Или нет?

Виктор Федорук: Вот что-то... Я говорю, убрать вообще такую проблему, как ветхое жилье, убрать проблему аварийного жилья. Что у нас, в России, богатейшей стране, нет для этого средств? Есть. Давайте меньше будем пилить, давайте контролировать, чтобы деньги шли целево на эти направления. Но отчитаемся мы, что у нас есть мониторинг и теперь мы в онлайн-режиме знаем, где когда какая труба прорвала, – давайте деньги вложим, чтобы она никогда не прорывала, что мы вовремя проведем планово-предупредительный ремонт, о котором сейчас уже у нас нет такого понятия, у нас нет понятия планово-предупредительного ремонта. Почему?

Оксана Галькевич: Виктор Никанорович, вот вы представляете в том числе и общероссийское движение «За права человека», общественное такое движение, да?

Виктор Федорук: Да.

Оксана Галькевич: Мы вот уже час обсуждаем эту тему, и я вижу много сообщений от наших зрителей, которые пишут о том, что, слушайте, хватит уже про общественный контроль говорить, хватит там из замордованного народа делать общественников, должны работать государственные структуры, а не народ... Должны, значит, «для того чтобы взаимодействовать с управляющей компанией», пишет нам Вологодская область, «нужна еще одна управляющая компания, вы что, с ума сошли, не хочу и не буду я этим заниматься». Костя тоже говорит, а когда ему этим заниматься, он работает целыми днями. Как вы к такой позиции относитесь? Вообще как должна быть эта система отрегулирована? Доля общественного контроля, самостоятельности?

Виктор Федорук: Я тут редко соглашаюсь, но сегодня я соглашусь с Широковым, который говорит, что это в наших руках, мы, собственники, заключаем договор, и мы имеем возможность эту управляющую компанию под зад коленкой, ее убрать и заменить на другую компанию, если мы будем контролировать эту компанию. Но если мы считаем, что мы деньги заплатили, а дальше вот вы работайте, – хорошо, они работают, но бесконтрольно, и если они пилят ваши деньги, не укладывают деньги своевременно в текущий ремонт, так кто виноват? Вы виноваты, что бесконтрольно даете управляющей компании работать. Она будет честно, хорошо работать, ей будет приятно, что вы общаетесь с ней, что вы заметили ее работу, что вы похвалили ее. А если вам все равно, так и чего она будет вкладываться, если можно и карман наполнить хорошо?

Константин Чуриков: А у нас такие управляющие компании в принципе есть?

Оксана Галькевич: В общем, Костя, встать со стула все равно придется, я так поняла, да, Виктор Никанорович?

Виктор Федорук: Что придется?

Оксана Галькевич: Встать со стула все равно придется, с дивана встать? Ну образно выражаясь.

Виктор Федорук: Да-да, поднять пятую точку, сходить на собрание и выбрать на собрании ту организацию, которая будет исполнять свои функциональные обязанности, прописанные в 161-й статье Жилищного кодекса.

Константин Чуриков: Виктор Никанорович, это мы сделаем минут через 10, у нас пока еще эфир, мы пока не можем подняться со стульев.

Давайте сейчас послушаем Тамару из Москвы. Тамара, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Тамара.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Ну давайте, рассказывайте вы, у нас уже время подводить итоги.

Зритель: Здравствуйте. Я хотела рассказать одну схему, которую придумали в последнее время ЖКХ.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Они берут, бросают в ящичек показания горячей воды, холодной воды. Они 3 месяца эти квиточки выбрасывают, а потом ни по телефону, ни так, никак не принимают вообще эти показания. И пишут, как говорится, уже так, как будто бы у тебя нет счетчика. Вот за полгода они мне 75 тысяч долга насчитали. Ну какой контроль, какая система может это, как говорится, контролировать? И вот это вот идет... Дело в том, что они выбирают чаще всего инвалидов, чаще всего беспомощных старушек, которые не могут ни пойти, ни пожаловаться, ничего. Ну вот и все. И какая система их может чему-то научить?

Оксана Галькевич: Так, подождите, Тамара...

Константин Чуриков: Семьдесят тысяч долга насчитали? Сразу, кстати, телефон нашим редакторам, надо разобраться.

Оксана Галькевич: Виктор Никанорович, вы можете как-то Тамаре помочь разобраться хотя бы в этой ситуации?

Виктор Федорук: Значит, наша обязанность ежемесячно подавать показания счетчиков. Есть дома, которые автоматически снимают эти показания, но мы обязаны показания давать. Если мы не подали показания, нам насчитывают по нормативу. Но на следующий месяц вы подадите показания, и вам пересчитают, и то, что лишнего взяли по нормативу, обязаны все учесть, вашу переплату, в счет текущего платежа. Для этого нужно своевременно подавать эти данные; если случилось такое, что вы пару месяцев не подавали, фотографируйте эти данные, если лень пригласить управляющую компанию, чтобы она увидела показания счетчиков, зафиксировала, увидела, что ваши счетчики не подкручены, никаких там нет вмешательств в этот счетчик, и все вам сделают. Не будет управляющая компания на этих деньгах портить свое имя.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо большое. Виктор Федорук, ведущий эксперт по жилищному праву и ЖКХ общероссийского движения «За права человека». Совсем пессимистичны наши зрители, думают, что единая система контроля ЖКХ нашу не сделает лучше, «да» говорят 28%...

Оксана Галькевич: Почему пессимистичны? Ну вот люди так рассудили на самом деле.

Константин Чуриков: «Нет» говорят, что вот не сделает, 72%.

Оксана Галькевич: Помнят, наверное, что, может быть, и раньше тоже были проблемы, сложности.

Константин Чуриков: Грустно это все.

Оксана Галькевич: Спасибо, друзья.

Но это еще не все, оставайтесь с нами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
В стране в срочном порядке вводится единая система контроля за устранением коммунальных аварий