Минтруд подготовил меры по компенсации инфляции для пенсионеров

Гости
Сергей Смирнов
доктор экономических наук

Виталий Млечин: Минтруд подготовил предложение по дополнительной индексации пенсий из-за высокой инфляции в этом году. Об этом рассказал глава министерства Антон Котяков. В рамках принятого проекта бюджета предусмотрена индексация всех пенсий только на 5,9%, но реальная инфляция по итогам 2021 года окажется существенно выше.

Ксения Сакурова: По словам Котякова, соответствующие решения будут предложены в ближайшее время. Что это за решения могут быть? И на сколько в реальности вырастут пенсии? Об этом мы будем говорить прямо сейчас.

Как вы считаете, на сколько процентов действительно нужно повысить пенсии сейчас в связи с текущей ситуацией, в связи с текущей инфляцией, с ростом цен? Напишите на номер 5445, позвоните в прямой эфир по номеру 8-800-222-00-14.

Виталий Млечин: Ну а с нами на прямой связи Сергей Смирнов, доктор экономических наук. Сергей Николаевич, здравствуйте.

Сергей Смирнов: Доброго дня всем, коллеги.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Сергей Николаевич, как вы считаете, что могут быть за инициативы, ну кроме самого простого, да, взять и поднять пенсии не на 5,9%, а на 15,9%, например, все-таки что-то более реалистичное?

Сергей Смирнов: Я думаю, что это и будет основной на самом деле инициативой. И я думаю, что споры в первую очередь в наших структурах управления как раз пойдут о том, на сколько повышать. Вы понимаете, насколько, я думаю, наши телезрители сейчас будут звонить, писать и т. д., я думаю, что там, конечно, речь пойдет у них о двузначной, конечно, индексации. Почему? Потому что в первую очередь речь идет, конечно, о тех, чьи доходы, фиксированные доходы, пенсионные, а мы знаем, что они в этом году снижаются в реальном исчислении, и Росстат даже, как бы его ни критиковали, он обнародует эти цифры, и действительно проблема существует.

А у недостаточно обеспеченных, ну не мне вам говорить, не раз об этом говорили и все прекрасно это знают, основная часть расходов уходит на продовольствие, на еду, то, что мы едим и они едят каждый день, а эти продукты, как правило, дорожают опережающими темпами. Ну согласитесь, бытовую технику мы все-таки покупаем не каждый день, автомобили тем более, а вот хлеб, мясо, я не знаю, набор для оливье или селедки под шубой (ну, вы знаете, вчера, по-моему, Росстат обнародовал эти цифры, свидетельствующие о подорожании о резком) – это практически каждый день, во всяком случае эти ингредиенты. И поэтому...

Ксения Сакурова: Сергей Николаевич, простите, там 30 и 22%, вот если мне память не изменяет, про оливье и селедку под шубой.

Сергей Смирнов: Да.

Ксения Сакурова: То есть это представить, что наши пенсии могут поднять на 30%...

Сергей Смирнов: Я думаю, что это нереально, согласен с вами, Ксения. Но то, что это должно быть, как мне кажется, двузначной величиной, мне кажется, это необходимо просто сделать. В конце концов, Россия у нас считается социальным государством. И вот, скажем, вчера, по-моему, Путин говорил о том, что в 2023 году, 2023-м, через 2 еще года, пенсии, страховые, подчеркиваю, пенсии, достигнут, ну они будут менее 19 тысяч рублей. Вы понимаете, сейчас 19 тысяч для тех пенсионеров, которые не имеют абсолютно никаких доходов, кроме пенсий страховых, это не очень большая величина.

Виталий Млечин: Это мягко сказано еще, да.

Сергей Смирнов: Да, конечно, Виталий. И вы знаете, мне вот еще что кажется. Если углубляться, абстрагироваться от какой-то арифметики, мне кажется, что возможно было бы рассмотреть введение каких-то дополнительных льгот для получающих страховые пенсии. Сейчас, мы знаем, они не платят, как и все пенсионеры, впрочем, налог на имущество, только налоги на автомобили, ну земельный налог, по-моему, я не помню сейчас точно, но, по-моему, он еще сохраняется, вот это можно посмотреть. Можно предусмотреть какие-то дополнительные льготы на лекарственное обеспечение, для многих это действительно очень важно, а вы сами знаете, что лекарства у нас, мягко говоря, выросли в цене, вот это тоже я бы с порога не отвергал. Дотация на оплату жилья и коммунальных услуг тоже возможна. То есть я бы сказал, что документ должен носить, в моем представлении, не только арифметический, но и содержательный характер.

Виталий Млечин: Сергей Николаевич, ну а теперь главный вопрос – где деньги взять на это?

Сергей Смирнов: Ну, деньги, извините, бюджет есть. У нас есть, между прочим, достаточно хорошо сейчас, ну вы будете смеяться, да, или наши телезрители будут смеяться, но государство у нас сейчас отнюдь не бедное. У нас Фонд национального благосостояния есть. А для чего он создавался в том числе? – в том числе для того, чтобы пенсионеры у нас жили более-менее хорошо. И в таких критических ситуациях, мне кажется, нужно, ну вот в этом смысле, только в этом смысле, я подчеркиваю, нужно обратиться к этим средствам. Ну а впрямую это, конечно, выплаты, это средства федерального бюджета, это нельзя отдавать на откуп регионам, потому что мы знаем, что ситуация там очень разная.

Ксения Сакурова: Давайте зрителей послушаем.

Виталий Млечин: Да, пора.

Ксения Сакурова: Софья из Череповца была первой. Софья, здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Софья.

Зритель: Здравствуйте.

У меня вопрос – когда будет индексация работающим пенсионерам? Ведь изначально говорили, что только не будет индексации пенсий для пенсионеров, у которых зарплата выше 100 тысяч. А если пенсионер получает минималку, куда эти деньги деваются?

Виталий Млечин: Понятно...

Зритель: Или это вот все уходит на воровство крупного начальства пенсионных фондов? Уже сколько раз обворовывали!

Виталий Млечин: Понятно, спасибо большое.

Ксения Сакурова: Да, понятно.

Виталий Млечин: Сергей Николаевич, вообще пишут много нам относительно работающих пенсионеров. Ну, как бы, с одной стороны, понятно: если человек работает, то у него какой-то есть еще источник дохода и, возможно, он не нуждается в помощи в первую очередь. Но с другой-то стороны, если человек имеет право на пенсию, то он имеет право на пенсию вне зависимости от того, работает он или нет.

Сергей Смирнов: Вы знаете, он имеет, и работающим пенсионерам, хотя были в свое время такие экстремальные высказывания, что вот, скажем, работающие пенсионеры должны быть лишены, или предлагалось лишить фиксированной части, не страховой, а фиксированной части: вы работаете? – ну вот, пожалуйста, ориентируйтесь только на страховую часть. Мне кажется, уважаемая Софья и уважаемые телезрители, что вопрос с индексацией пенсий работающим пенсионерам в ближайшее время решен не будет. Может быть, какие-то подвижки будут, но это именно действительно для очень бедных, для тех пенсионеров, у кого очень низкая заработная плата. Но в принципе я не жду здесь кардинальных прорывов. Но я хотел бы уточнить: средства на эту индексацию никто не предусматривал, вы понимаете, и говорить о том, что она пошла куда-то там начальству или еще куда-то, ну вот я бы не стал. Этих средств просто не было, вот скажем так.

Ксения Сакурова: Понятно.

Виталий Млечин: Елена из Ставрополя. Елена, здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте, добрый день.

Будьте добры, такой вопрос. У меня 27 лет стажа, из них я ухаживала за мамой 7 лет, она была лежачей. Я обратилась когда за пенсией в 2011 году, как раз 10 лет назад, а мне дали минимальную пенсию Ставропольского края. Я говорю: «Почему? Я же проработала. Дайте мне хотя бы то, чтобы она повышалась, минимальная там какая-то, но чтобы она повышалась, у меня же есть стаж, нормальный стаж в Российской Федерации». Они мне дали только минимальную, которая поднимается на 20 рублей, ну 50 в год.

И только одну тысячу дали однажды по всей России пенсионерам, тогда она поднялась на тысячу, а там ну 20, 100, 150 в год. Я обратилась, почему, у меня же есть стаж. Мне никто ничего... Сказали: «Нам это дают сверху, мы тогда вам и повышаем, а так не надейтесь». То ли до 80 лет это будет так, моих 80 лет, или до скольких лет будет вот такая вот чехарда? Минимального прожиточного минимума нет.

Виталий Млечин: Ага.

Ксения Сакурова: Понятно, понятно, спасибо.

Виталий Млечин: Спасибо.

Ксения Сакурова: 27 лет – это достаточный стаж?

Сергей Смирнов: Вы знаете, я не готов отвечать на этот вопрос, честно скажу, потому что ситуация не очень понятна. Та же самая минимальная пенсия, если она не социальная, но социальная тоже индексируется, да, но с 1 января каждого года, ну вот теперь с 1 января, раньше было с 1 февраля, пенсия должна быть проиндексирована ну вот пока на 5,9%, естественно, это будет больше, сколько будет, мы пока не знаем.

Ну а в нюансах, почему эти 7 лет, пока ухаживали за лежащей мамой, не учтены, я не настолько знаток законодательства, нужно просто разбираться. Может быть, написать запрос в Пенсионный фонд России и получить официальный ответ. Скорее всего, они не... Как говорится, извините, в кавычках, не «химичат» там, скорее всего, это действительно есть некие нормы законодательства. Ну извините, если так.

Ксения Сакурова: Тут, видимо, речь вот о чем, вот нам из Татарстана пишут: «Одинаково нужно всем поднять, а не в процентах. Получается, у кого маленькая пенсия, у них опять будут гроши». И подобное сообщение из Оренбурга: «Пенсии нужно повышать не на проценты, а в разы, хватит уже сдерживать инфляцию за счет пенсионеров». То есть где-то вот прямо «на 5 тысяч рублей», опять же Оренбургская область. Можно ли, есть ли у нас такая возможность действительно не в процентах поднимать, а на какую-то фиксированную величину?

Сергей Смирнов: Ну, наверное... Ну, собственно говоря, это и поднимается на некую фиксированную величину. Правда, фиксированная величина для всех очень разная, и речь идет о том, когда вот я говорил о неработающих пенсионерах, их действительно доходы, как правило, ниже, чем у работающих, и речь идет в первую очередь о них.

Ну а дальше начинаются уже вопросы социальной справедливости: если, скажем, всем выплатить по 5 тысяч, я не знаю, по 3–4 тысячи, то среди тех, кто получал заработную плату выше и чей вклад в формирование бюджета Пенсионного фонда был лучше, больше, то, я думаю, бегущая наша строка, которую я тоже сейчас вижу, она как раз будет наполнена тезисами о социальной несправедливости. В конце концов, у нас есть страховые пенсии и 25 тысяч, и 30 тысяч, если была хорошая заработная плата и был хороший стаж. Если все подтянутся на этот уровень, то я думаю, что это не вполне справедливо было бы. В разы же, что касается поднятия пенсий в разы, я двумя руками «за», но этого тоже не будет, коллеги, вот понимаете.

Ксения Сакурова: Понятно...

Виталий Млечин: Ага.

Ксения Сакурова: Давайте Елену из Тюмени еще послушаем. Елена, здравствуйте.

Виталий Млечин: Елена?

Зритель: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Добрый день.

Зритель: Я хотела бы спросить вашего эксперта. Вот я год только получаю пенсию и попыталась разобраться в начислении этой самой пенсии. Смотрите, пенсия состоит из страховой пенсии и фиксированная выплата. Если моя пенсия 15 тысяч, страховая выплата 6 тысяч, следовательно, за почти 40 лет стажа я заработала 9 тысяч пенсии. Вот кто-нибудь задавался таким вопросом, это вообще нормально? Спасибо.

Виталий Млечин: Спасибо.

Ксения Сакурова: Спасибо.

Сергей Смирнов: Елена, да, я вам искренне сочувствую, но нужно понять, почему... Да, у вас пенсия, кстати, страховая сейчас тысячи на две, по-моему, ниже средней по России страховой пенсии, надо разбираться почему, скорее всего, не очень высокая заработная плата была, да? Мне кажется, только поэтому. А стаж – это второй вопрос, он только сейчас начинает как-то так влиять, и то для будущих пенсионеров. Поэтому я думаю, что все остальное – это, конечно, низкая заработная плата.

Я единственное что могу сказать, это чисто арифметические вещи: те коэффициенты, которые были заложены в свое время, та балльная система, баллы, которые нам начисляются в период нашей трудовой деятельности, ну вот такие нормы приняла наша Дума, подписал президент, это федеральное законодательство. Я думаю, тут мы с вами... Ну вот пока это так, мы ничего здесь сделать не сможем, к сожалению.

Виталий Млечин: А если человек действительно хочет разобраться, почему ему платят именно эту сумму, а не какую другую, есть какая-то возможность для этого, или это только чиновникам Пенсионного фонда ведомо?

Сергей Смирнов: Конечно да. Пенсионный фонд России, кстати, это вполне открытая структура, и пожалуйста, обращайтесь через Госуслуги или просто на их сайт, и вы получите полное разъяснение. Если вы будете не согласны или в чем-то есть их нарушение, то это, извините, суд всегда будет на вашей стороне. Но я как-то не очень слышал, чтобы были какие-то громкие судебные процессы против Пенсионного фонда. Я не говорю про отдельных чиновников, это отдельная песня совершенно, а вот по поводу несправедливости начисления пенсий, таких громких дел у нас не было. И на фоне той борьбы с коррупцией, которая сейчас ведется в России все-таки, каждый день мы что-то видим, то один администратор сел, то другой и т. д., мне кажется, что здесь абсолютно точно бы государство пошло навстречу и злоупотреблений бы здесь не допускало.

Ксения Сакурова: Сергей Николаевич, ну мы часто обсуждаем эту тему, бывают такие сообщения, что не зачли какой-то стаж. Допустим, человек работал полжизни в одном городе, потом переехал в другой, это было еще в советские времена, архивы потерялись, сгорели, подтвердить стаж он по тем или иным причинам документально не смог, соответственно, у Пенсионного фонда есть данные, допустим, за последние 20 лет, а за первые 20 лет данных нет, и исходя из этого ему начисляется определенная пенсия. Вот в таких ситуациях как быть, когда человек знает, что ему не зачли, он это точно знает, но он не может вроде как это никак доказать?

Сергей Смирнов: Вы знаете, это не только в регионах. У моего коллеги выпало, по-моему, лет 7 пенсионного стажа в одном академическом институте, но это 1990-е гг., это некая «химия» с выплатами. То есть это не только регионы, это Москва. На самом деле, насколько я понимаю, здесь есть механизм, слава богу, это не доисторическое время, есть... Ну, сгорели архивы – есть живые свидетели, понимаете, бывший руководитель предприятия, бывшие коллеги, и в данном случае, по-моему, можно просто заручиться их как свидетельскими показаниями и попробовать решить проблему вот так. Я думаю, что опять же в судах по трудовым спорам и по всем прочим, я думаю, здесь тоже наши структуры будут на стороне заявителя, как мне кажется.

Ксения Сакурова: Но это только через суд, это только в судебном порядке?

Сергей Смирнов: Вы знаете, я не готов отвечать конкретно на этот вопрос, но начать желательно, конечно, со свидетельских показаний бывшего руководства и бывших коллег.

Виталий Млечин: Вера из Московской области нам звонит. Вера, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

У меня вот такой вопрос. Я проработала в районах Крайнего Севера 32 года. В 1999 году я вернулась в Подмосковье, отсюда уезжала, сюда вернулась. И здесь мне сразу же... Пенсию я там оформляла, заработала там. И мне сказали здесь, уменьшили сразу же пенсию и ответили, что «вы же здесь в другом районе живете, в других климатических условиях». Ну мне просто непонятно, заработав там пенсию и уменьшив здесь.

В данное время у меня 20 тысяч, но я считаю, что это несправедливо. Хотя у меня там по договору было год за полтора, и у меня еще был стаж 55 лет, 32 чистых северных и 55 вот то, что год за полтора. А они сказали: «А если брать те 55 лет, то у вас еще меньше будет». Я им ответила: «Что вам нужно, справку другую привезти сюда, чтобы пенсию нормальную получать?» А они мне сказали: «У вас зарплата выше потолка», – вот такой ответ. Я неоднократно обращалась в Пенсионный фонд, но мне просто непонятно, сколько же нужно проработать на Севере, чтобы получать нормальную пенсию. Я с букетом болезней приехала оттуда.

Виталий Млечин: А «нормальная пенсия» для вас – это сколько?

Зритель: Я считаю, ну не меньше 25 хотя бы, я так считаю.

Виталий Млечин: Ага, я понял. Спасибо.

Зритель: Ну не столько же убрать...

Ксения Сакурова: Понятно.

Виталий Млечин: Спасибо.

Ксения Сакурова: Сергей Николаевич, а это... ?

Сергей Смирнов: Да, там есть некие ограничения. Действительно, если вы получаете больше определенной суммы... Да, это сложная система коэффициентов, но если вы получаете больше некой суммы, то с них берутся 10%, но это не отражается на вашем пенсионном счете. Но тем не менее я не очень понимаю, почему, в общем-то, такая низкая пенсия. И вот эта аргументация, что вы живете в другом регионе, мне кажется, она, мягко говоря, не очень правильная, потому что наша уважаемая зрительница работала на Северах, как говорят, соответственно, по-моему, федеральное законодательство предусматривает действительно повышенную пенсию. Но опять же здесь нужно разбираться по месту, почему, какая аргументация, потому что на словах...

Ксения Сакурова: Как действовать, как действовать нашей зрительнице сейчас? Где ей искать ответа, правды, не знаю?

Сергей Смирнов: Я думаю, опять же писать с четким изложением всех обстоятельств в Пенсионный фонд России, даже не в свое отделение, а в Пенсионный фонд России. Если право́ региональное отделение Пенсионного фонда, здесь ничего не сделаешь; если есть какой-то недостаток в их работе или неправильные расчеты, то центральный аппарат их, безусловно, поправит. Я бы начал с этого.

Виталий Млечин: Спасибо.

Ксения Сакурова: Спасибо большое.

Виталий Млечин: Спасибо большое! Сергей Смирнов, доктор экономических наук, был с нами на прямой связи.

Несколько сообщений, наши зрители пишут нам, на сколько нужно повысить пенсии. «Минимум на 30%», – это из Москвы. Оренбургская область: «На 5 тысяч рублей». Коми: «На 20%», Алтайский край тоже: «Хотя бы на 20%, уже было бы можно жить». То есть, в общем-то, запросы-то достаточно скромные...

Ксения Сакурова: Ну, как сказать. Вот Ленинградская область: «Повысить в 2 раза», – то есть на 100%, есть и такие варианты.

Виталий Млечин: Сейчас прервемся, никуда не уходите, вернемся после новостей.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (1)
Олег Столяров
так лет через д...цать могут и до продуктовых карточек ведь дойти? Полностью компенсирующих бедным основную потребляемую ими инфляцию. Или не могут? Если займутся сейчас цифровизацией процесса, то точно не дойдут Или дойдут, но не при нашей жизни.