Минтруд прогнозирует резкий рост безработицы

Минтруд прогнозирует резкий рост безработицы | Программы | ОТР

Кому не удастся сохранить рабочие места?

2020-04-29T21:47:00+03:00
Минтруд прогнозирует резкий рост безработицы
Прививка от ограничений
Что нового? Екатеринбург, Абакан, Биробиджан.
90 лет Михаилу Горбачеву. Миллиарды для села. Пенсии работающим. Налог на роскошь. Жить стали хуже
Ковид вывернул наши карманы
Горбачеву - 90. В XX веке не было политика, к которому относились бы так полярно
Села вытянут миллиардами
Льготы: все в одно окно
На селе денег нет
Источник доходов один – кладбище… СЮЖЕТ
ТЕМА ДНЯ: Пандемия лишила доходов
Гости
Ксения Юркова
эксперт рынка труда
Владимир Карачаровский
кандидат экономических наук, доцент Департамента прикладной экономики ВШЭ

Оксана Галькевич: Вот о чем сейчас поговорим. Тот самый случай, друзья, когда прогнозы официальных ведомств выглядят даже критичнее сценариев других экспертов. Министерство труда Российской Федерации допустило резкий рост безработицы в стране – при том, что до последнего времени, как вы помните (мы об этом тоже часто говорили), показатели в этой части экономики даже называли рекордно низкими.

Константин Чуриков: Ну, я думаю, что хотя оно это допустило, но оно этого не допустит. Да? Ну, пока ясно, что, вопреки руководству страны, вопреки словам руководства страны, далеко не всем удастся сохранить свои рабочие места, когда закончится наша самоизоляция. Вскоре в России без работы (а значит – без всяких доходов) могут остаться 5–6 миллионов человек. Сейчас их меньше 4 миллионов.

Оксана Галькевич: Причем из этих почти 4 миллионов на бирже труда всего 950 тысяч человек. Вот почему так? Как Минтруд посчитал остальных, по какой такой интересной методике? Об этом мы сейчас будем в ближайшие полчаса говорить с нашими экспертами. Вы, уважаемые телезрители, тоже, пожалуйста, подключайтесь к нашему разговору, звоните, пишите. Телефоны для связи с нами бесплатные, указаны у вас на экранах.

Константин Чуриков: Да. Расскажите, пожалуйста, что у вас сейчас с работой, ну, хотя бы формально. То есть рабочее место за вами осталось? Что с зарплатой? И чем вы вообще занимаетесь?

У нас на связи Владимир Карачаровский, кандидат экономических наук, доцент Департамента прикладной экономики Высшей школы экономики. Владимир Владимирович, здравствуйте. Сейчас нам включат звук, я надеюсь.

Оксана Галькевич: Владимир Владимирович, а вот скажите, пожалуйста, по официальным данным, меньше 4 миллионов у нас безработных сейчас… Вы слышите нас?

Владимир Карачаровский: Да, я прекрасно слышу.

Оксана Галькевич: Меньше 4 миллионов безработных, по данным Минтруда. Мы взяли совершенно официальные цифры. И только 950 тысяч значатся на бирже труда. Откуда такая разница? Вот учтенные 950 тысяч и еще оставшиеся. Как их посчитали? Что это за люди? Какой сегмент экономики? Какие секторы?

Владимир Карачаровский: Действительно, там 3,6 миллиона человек, согласно данным Росстата. Естественно, только 20% из них официально зарегистрированы.

А выявляется количество безработных в результате выборочных обследований рабочей силы. Используются три критерия основных, согласно методике Международной организации труда. Первое – если опрашиваемый в ходе исследования человек на момент опроса не имел работы. Это первое. Второе – искал работу. И третье – был готов приступить к работе в ближайшую неделю.

Вот если всем этим трем критериям опрашиваемый работник удовлетворяет, то тогда он признается официально безработным. Хотя он может быть и не зарегистрирован официально на бирже труда.

Константин Чуриков: В данном случае человеку верят на слово, да?

Оксана Галькевич: Получается, это такой соцопрос.

Владимир Карачаровский: Да, это результаты обследования, конечно.

Оксана Галькевич: Ну, человек становится официально безработным для статистики, но не для государства, с точки зрения выплаты определенных пособий.

Владимир Карачаровский: Совершенно верно, да. На выплату пособий могут претендовать только те, кто доказал свой статус безработного и зарегистрировался на бирже труда.

Согласно пакету мер, который государство приняло, те, кто потерял работу, если я не ошибаюсь, начиная с 1 марта – там упрощенно можно встать на биржу труда. То есть необязательно доказывать свой статус бедного и так далее. То есть упрощенная система. А так, вообще говоря, да, регистрируется на бирже труда достаточно малое количество безработных.

Но в кризисы, если взять кризис 2014–2015 годов, 2008–2010 годов, то количество зарегистрированных безработных растет до трети или превышает треть. Так что оценки, которые вы называете и которые называют и эксперты, и Министерство труда – это вполне нормальные… ну, «нормальные» оценки для кризиса, который уже переживает российская экономика за ближайшую историю практически два раза: 2009 год и 2015 год. По-моему, в 2009 году безработица была на уровне 8,5% (сейчас она – 4,5%), а в 2015 году – если не ошибаюсь, на уровне 6,5%.

Константин Чуриков: Давайте сейчас послушаем звонок нашего зрителя. У нас на связи сейчас Николай, из Марий Эл до нас дозвонился. Николай, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Николай.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Рассказывайте, что у вас с работой.

Зритель: Я хотел бы поделиться с вами опытом, скажем так, общения со службой занятости в своем регионе, в своем городе. Город Йошкар-Ола, Республика Марий Эл.

Потерял я работу месяц назад. Обратился в службу занятости, ну, конечно, с вопросом о регистрации в качестве безработного. Что хочу сказать? Первое. Значит, документы, которые мне дал работодатель при увольнении с работы – а это справка НДФЛ в том числе о заработной плате – оказывается, службу занятости у нас не устраивают. Им нужна своя форма о доходах физического лица, которую надо брать в бухгалтерии. Это первое. А поскольку бухгалтерия сейчас не работает, то, соответственно, «иди туда – не знаю куда, принеси то – не знаю что». Это был первый момент.

Второй момент. Я, скажем так, кое-как через некоторых людей нашел руководителя, бухгалтерию. Они созвонились с бухгалтерией центра занятости, в котором решили эту справку сделать в электронном виде. Затем мне поступает звонок из службы занятости, в котором говорится о том, что поскольку я хочу получать пособие живьем, то и справку я должен предоставить живьем. Я им объясняю, что две бухгалтерии договорились, что это можно. Они говорят: «Ну ладно, этот вопрос мы решим».

Дальше: «По нашим данным, вы являетесь учредителем какой-то компании». Я им задаю вопрос: «Какой компании я являюсь учредителем? В честь чего?» – «А это вам лучше знать. Предоставьте нам справку, что вы не являетесь учредителем никаких компаний».

Константин Чуриков: Понятно. Николай, вы знаете, мы как-то изучали эту историю, о которой вы сейчас говорите. Действительно, многие граждане и не подозревают, что они что-то учредили. И этим пользуются всякие мошенники, потому что персональные данные активно утекают.

Скажите, пожалуйста, вы потеряли работу вот именно из-за коронавируса, то есть по этой причине?

Зритель: Да. В преддверии развития коронавируса, скажем так, у нас было сокращение штата – ну как сказать? – «добровольное».

Константин Чуриков: А в какой сфере ваше предприятие работает, работало?

Зритель: Магазин стройхозтоваров.

Константин Чуриков: Все понятно.

Оксана Галькевич: Николай, еще коротко скажите, пожалуйста. Вот вы сказали, что хотите получать пособие живьем, то есть справку живьем. А живьем – это в смысле? Наличными выплата? Или как?

Зритель: Нет-нет. Мне так предложили: «Если вы хотите получать пособие, то предоставьте справку живьем, а не по электронной почте».

Оксана Галькевич: Понятно, спасибо.

Константин Чуриков: Понятно, спасибо за ваш звонок.

Владимир Владимирович, хочу вас знаете о чем спросить? О сохранении рабочих мест. Владимир Путин предложил эту безвозмездную помощь малым и средним предприятиям пострадавших отраслей – 12 136 рублей. Сегодня уточнение от Максима Решетникова: «Бизнес с 1 мая сможет подать заявление на гранты на выплату зарплаты». Тоже речь идет об этой сумме – 12 136. Это, как бы сказать, в дополнение к тому, о чем говорил президент? Или это собственно и есть реализация?

Владимир Карачаровский: Я так понимаю, что… Нет, это дополнение. Я так понимаю, что… Нет, ну подождите. 12 136 – это у нас пособие по безработице.

Константин Чуриков: Да. Президент как раз об этом говорил – что это может быть как раз помощь на выплату в том числе зарплаты, из расчета 12 136 на каждого человека. И сегодня Решетников об этом же примерно говорит. Только он говорит, что выделено 80 миллиардов рублей на поддержку малого и среднего бизнеса по этой формуле.

Владимир Карачаровский: Вот это как раз поддержка работодателей, чтобы они не увольняли работников и выплачивали заработную плату. Ну, потому что были предложения, в том числе от различных бизнес-ассоциаций звучали – о том, чтобы на каждую тысячу рублей, выплаченных работнику, какой-то процент выплачивало государство. Вот этот условный процент теперь будет выплачиваться.

Константин Чуриков: Хорошо.

Владимир Карачаровский: Но главное, чтобы это все работало. Понимаете, вот то, о чем говорил зритель – это же перегибы на местах, так сказать. Их не должно быть. Я думаю, значительная часть проблем упирается в то, что эти механизмы не работают. Не готовы всякие инструкции, по которым привыкли работать на местах органы государственные. Ну а что касается бизнеса, то главное, чтобы они могли эти деньги получить.

Константин Чуриков: Владимир Владимирович, вы знаете, еще один уточняющий вопрос. Нам на условиях анонимности один работодатель рассказал, что он получил эту поддержку от государства или вскоре получит. В общем, ему объяснили, что из этой суммы 12 136 (а он прямо решил людям, своим сотрудникам направить эти выплаты), ему еще отсюда нужно вычесть – соответственно, уплатить работнику надо налог подоходный и, соответственно, все соцвзносы. Это правда или неправда? Вообще с этой суммой, с этой помощью как быть?

Владимир Карачаровский: Ну, все зависит от того, каким способом эти деньги будут направляться на предприятия. Если они пополнят фонд оплаты труда, эти деньги, то на фонд оплаты труда, естественно, должен начисляться налог – единый социальный налог, как раньше называлось, ну, то есть отчисления в страховые фонды. Если эти деньги пополняют фонд оплаты труда предприятия, то на них начисляется, если нет другой установки, другого механизма, начисляется этот налог – 30%.

Константин Чуриков: Из чего мы делаем вывод, что, в принципе, работодателю выгоднее не на зарплаты это направить, а на «поддержание штанов» самого предприятия, правильно?

Оксана Галькевич: Ну а как ты это сделаешь?

Владимир Карачаровский: Нет, если эти деньги целевые, то он может их выплатить только на заработную плату. Если эти деньги поступают в фонд оплаты труда, то он может это тратить только на выплату заработной платы, никак больше.

Другое дело – каким категориям работников он выплатит эти средства? Как он их перераспределит? Это уже другой вопрос.

Оксана Галькевич: Владимир Владимирович, вы знаете…

Владимир Карачаровский: Что касается уплаты налога НДФЛ с этих денег, то не могу вам сейчас дать точный ответ. Я не думаю, что эти деньги идут как государственная субсидия. Если не так, то тогда НДФЛ с них тоже должен платиться. Поэтому вот так.

Оксана Галькевич: Вы знаете, по поводу НДФЛ у меня вопрос: а должен ли он платиться с такого пособия? Ну я не знаю, даже как назвать эту сумму. Полторы тысячи рублей. Я буквально сейчас смотрю, что на SMS-портале происходит. Люди пишут из Костромской области, из Удмуртии, из Краснодарского края, Воронежской области – в общем, со всей страны. Пишут, что встали на биржу, а им сказали, что 1,5 тысячи рублей – это то, на что они могут рассчитывать, потому что по разным причинам они не подпадают под эти выплаты в размере МРОТ. С этих 1,5 тысячи рублей тоже надо платить еще налоги?

Владимир Карачаровский: Нет, если это пособие по безработице, то не надо. Мы же сейчас говорили о том, что деньги поступают в фонд оплаты труда предприятия, и с них выплачивается зарплата.

Оксана Галькевич: Ну, мы же разбираемся в нюансах. Знаете, как показывает практика, нюансы у нас самые разнообразные бывают. Вот лучше, знаете, задать какой-то глупый вопрос и получить на него прямой ответ, чем не задать, а потом оказаться неправым.

Владимир Карачаровский: Нет, все правильно. Повторяюсь: вот то, о чем мы говорили сначала… Если эта помощь, софинансирование государства определенным предприятиям для выплаты заработной платы, то с них налог будет браться, конечно. Это другое. Это же не пособие по безработице.

Оксана Галькевич: Понятно. Вы знаете, люди пишут, что нет смысла сейчас обращаться на биржу труда, потому что деньги предлагают совершенно смешные, какое-то пособие, жить на него невозможно. Но и как быть дальше и что делать – они тоже в полной растерянности, не знают, потому что найти работу невозможно.

Давайте звонок примем.

Константин Чуриков: Еще один звонок – Елена, Астрахань. Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Елена.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте. Я звоню из Астрахани. Просто обожаю вашу передачу, смотрю часто. Ну, это многие говорят.

Константин Чуриков: Спасибо.

Зритель: Волнует меня вопрос про Питер. Мои дети около двух лет назад уже туда уехали, старшие, им по 37 лет. Дочь работает, у них двое детей – второй класс и восьмой класс. А муж, мой зять, он ушел с работы еще в феврале месяце. Так получилось, что в «рогатку» такую попал. То есть он ушел по собственному желанию. Его, конечно, не увольнял никто. Ну, так получилось. И вот более двух недель назад он обратился на биржу. Он такой человек дотошный, он все сделал правильно. Ни ответа, ни привета, понимаете, ничего.

А ситуация такая, что они снимают там квартиру, у них двое детей. Ну, жена работает, слава богу, пока. И что? Он прописан официально в Астрахани, а живут они в Питере. У него есть временная прописка. Это что тогда получается? Что на биржу труда не будут ставить, что ли? Потому что ответа никакого.

Оксана Галькевич: Понятно.

Зритель: Дозвониться он тоже не может.

Оксана Галькевич: То есть – по месту регистрации. Вот тут вопрос с регистрацией. С временной регистрации человек может стоять на бирже труда и получать пособие?

Константин Чуриков: У нас так полстраны живет.

Владимир Карачаровский: Вы знаете, тут я вам точно не могу сказать. Здесь нужно все-таки более детально изучать документы, которыми оперируют биржи труда на местах. Возможно, что какие-то нюансы есть.

Но я так понял, что основная проблема, о которой говорит телезрительница, в том, что им не могут дать тот или иной четкий ответ о том, что надо делать. Вот этого быть не должно. Если человек не имеет права на пособие по безработице в Москве, то есть у него не было прописки, он работал вахтовым методом, то, конечно, он должен поехать в свой регион и встать там на биржу труда. Если это какой-то другой случай, то могут быть какие-то нюансы. Я могу их не знать. Но ответ четкий со стороны государственного ведомства быть дан должен.

Это как раз тот случай… Я в свое время говорил, когда все это начиналось, что хорошо бы ввести такую горячую линию оперативного реагирования, на которую может позвонить или написать любой человек. И если по какому-то центру занятости или по какому-то региону накапливается критическое количество звонков, то туда выезжает специальная группа оперативного реагирования для разбирательства, может быть, для консультации.

Константин Чуриков: Владимир Владимирович, накапливается, накапливается. У нас на портале знаете сколько всего накопилось? Спасибо вам большое.

Оксана Галькевич: Мы сами можем этой службе выдавать задания для оперативного реагирования.

Константин Чуриков: Оптом и в розницу. Спасибо.

Оксана Галькевич: Владимир Карачаровский был у нас на связи, кандидат экономических наук, доцент Департамента прикладной экономики Высшей школы экономики.

Константин Чуриков: Ну а сейчас… Вот наши корреспонденты посмотрели, что происходит в городах. На самом деле люди, которые уже лишились работы или не знают, что будет дальше с их работой, чтобы не лишиться все-таки заработка, привычного ритма жизни, идут работать, всякие общественные задания выполняют.

Оксана Галькевич: В общем, меняют профессию.

Константин Чуриков: Да.

Оксана Галькевич: Иван Васильевич и разные другие люди.

Константин Чуриков: Вот наши Иваны Васильевичи сегодня.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: А мы сейчас спросим сразу нашего зрителя, который до нас дозвонился, Максима из Калуги, вот что из этого выглядит привлекательным. Здравствуйте, Максим.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Максим.

Зритель: Да, добрый день.

Константин Чуриков: Какая вам специальность из этих больше нравится?

Зритель: Ну, вообще я по образованию слесарь. Смотрите, ситуация следующая. Я в апреле месяце лишился работы.

Константин Чуриков: В апреле месяце лишились работы? Связь пропадает просто. Так?

Зритель: Да. С условием того, что я разведен. У меня имеется ребенок на иждивении. Если сейчас я стаю в центр занятости на учет по безработице, пытаясь найти работу себе через центр занятости, то мне какое-то время выплачивают денежные средства в пределах 12 тысяч – прожиточный минимум. Да?

Константин Чуриков: Да.

Зритель: Но на ребенка опять же алименты я обязан отчислять.

Константин Чуриков: Ну да. Соответственно, будет вам уже не 12 тысяч, а меньше.

Зритель: Выплата составляет 2 тысячи рублей. С учетом того, что я снимаю жилье, мне нужно на что-то еще жить, кушать. Как жить? На что?

Константин Чуриков: Максим, не знаем, как ответить сейчас на ваш вопрос. Кроме того, как найти работу, если она есть у вас в Калуге, даже просто правда не знаем.

Давайте сейчас подключим к нашему разговору Ксению Юркову…

Оксана Галькевич: …Ксению Юркову, эксперта рынка труда. Может быть, она поможет нам каким-то советом. Ксения Александровна, здравствуйте.

Ксения Юркова: Добрый день.

Константин Чуриков: Здравствуйте. Ксения Александровна, мы вас неспроста сегодня позвали поучаствовать в эфире, потому что утром… Я все время от HeadHunter получаю какие-то рекомендации – на какие-то вакансии обратить внимание. В общем, смотрите.

Я сегодня понял (специально залез на ваш сайт), что, оказывается, очень много в стране каких-то высокооплачиваемых вакансий. Бренд-менеджер некой компании, которая тесты геномные делает, – до 300 тысяч рублей до вычета налогов. Вот сейчас можно показать мой компьютер.

Значит, смотрю еще. Так, это вот здесь. Смотрите, уважаемые телезрители. Вот так вот написано. Значит, теперь вакансия – руководитель в управляющую компанию (коммерческая недвижимость). До 500 тысяч на руки, товарищи! Я понимаю, что это Москва.

У меня к вам первый вопрос: это все реальные вакансии или это, извините, подстава? Это раз.

Второе. Правда ли, что такие лакомые вакансии сейчас резко сократились, их просто нет?

Ксения Юркова: Ну, здесь нужно смотреть, в какой сфере мы ищем работу. Те компании, которые работают, которые работали ранее, конечно, они не убрали никуда открытые вакансии. Топ-менеджеры как требовались, так и требуются на данный момент. Например, мы вакансии не закрыли и продолжаем искать людей.

Если мы говорим про сферу услуг, то, конечно, там вакансии сейчас временно заморожены. Рекрутеры ждут окончания кризиса.

Оксана Галькевич: Ксения Александровна, на самом деле насколько ваша сфера живо реагирует на изменения? Когда начались изменения, заморозка вакансий на вашем сайте, информация стала активно поступать от работодателей? Когда изменения стали заметными?

Ксения Юркова: Я вам скажу, что где-то убыло, а где-то прибыло. И если мы говорим о том, что опять же сфера услуг пострадала на данный момент, то, наоборот, пищевые производства активно набирают людей. Просто неимоверная потребность в людях! Даже пришлось нам совместно с партнерами запустить такую программу по переквалификации кадров. То есть те люди, которые работали раньше в ресторанах, которые работали раньше в гостиничном бизнесе – бариста, официанты, повара, грузчики, – теперь им дают возможность зарабатывать на предприятиях, относящихся к пищевым производствам. Вот то, что было сейчас у вас в эфире. На самом деле упаковщики на птицефабрике так же необходимы. Даже объемы возросли.

Оксана Галькевич: Когда я спрашиваю о том, насколько живо реагирует ваша сфера, я имею в виду: не осталось ли на таких ресурсах, как ваш, вакансий, которые были размещены в марте, ситуация изменилась, человек уже не нужен, а она продолжает висеть? Рассчитываем на то, что люди активно ищут. Чтобы это не был какой-то фейк, с точки зрения информации и наличия.

Ксения Юркова: Надо смотреть, когда вакансия была последний раз поднята, обновлена. Дата обновления вакансии – это очень важно.

Оксана Галькевич: Вот так.

Ксения Юркова: Потому что если мы говорим про офисные позиции, то вакансии эти не убирали с сайтов. Может быть, просматривают резюме. Может быть, на перспективу общаются по Skype, но не приглашают в офис и не предлагают конкретную работу.

Опять же мы понимаем, что сейчас многие топ-менеджеры, возможно, снизят свои зарплатные ожидания. И за те же деньги мы можем нанять человека, который раньше претендовал на значительно большую сумму. То есть если сейчас 300 рублей… ой, 300 тысяч рублей, то мы можем нанять человека, который раньше хотел 400–500 тысяч рублей.

Константин Чуриков: Давайте сейчас еще раз покажем мой компьютер. Я нашел сегодня ну прямо самую лакомую вообще работу. Ничего не надо делать – 100 тысяч рублей уже на руки. Руководитель склада, Оксана. От 100 тысяч.

Оксана Галькевич: Ты думаешь, что это прямо самая лакомая?

Константин Чуриков: Секунду! Подожди. От 100 тысяч. Надо просто ежедневно проводить оценку работы сотрудников, график работы составлять. Можешь? Можешь. Вести табель учета рабочего времени. Тоже можешь, я думаю. И я могу.

Оксана Галькевич: Ты меня уже отправил, Костя, да? Спасибо.

Константин Чуриков: Обучение и адаптация новых сотрудников. В общем…

Ксения Александровна, а в регионах такое есть? Вообще в регионах что с работой? Мы все время видим эту Москву.

Ксения Юркова: Ну, опять же в регионах… Мы должны, наверное, сейчас делить не регионы и Москву, а все-таки смотреть на отрасли. Пищевая отрасль себя чувствует достаточно хорошо в данный момент. Это производство. Если мы говорим опять же о сфере услуг, то, конечно, она вся заморожена. Если это складская позиция, мы про 100 тысяч рублей говорим, то вполне может быть.

Но опять же сейчас надо понимать, что активизировались мошенники, которые пользуются тем, что люди хотят трудоустроиться. Людям элементарно нечего есть. Конечно, они более подвержены обману.

Оксана Галькевич: Ксения Александровна, давайте послушаем звонок из Нижегородской области – Нина, наша зрительница. Нина, здравствуйте. Какая-то у нее история наверняка. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день, уважаемые ведущие. Спасибо, что освещаете злободневные такие темы наболевшие. Хочу рассказать такую историю.

Живу в Нижегородской области, дочь работала в Питере. Приехала 24 марта к нам сюда в отпуск, буквально за два-три дня до карантинных мер. И в отпуске уже узнала от хозяйки… А она работала флористом. Узнала, что салон закрывается, потому что эта сфера не подпадает ни под субсидирование, ни под кредитование льготное, как объявлял президент. Они все попали под сокращение.

Мы попытались встать на биржу труда и по месту прописки. Нужно зарегистрироваться на сайте госуслуг, а это подтвердить невозможно никем. По горячей линии удалось встать на очередь только на 12 мая. По месту работы – ну, она там не зарегистрирована, снимает квартиру – это тоже оказалось невозможно.

Константин Чуриков: Ну что тут скажешь? 12 мая ждать, да? И чем скорее, тем лучше, в Петербург.

Я не знаю, какие советы, Ксения Александровна? Что тут можно человеку сказать?

Ксения Юркова: Ну смотрите. Сейчас действительно очень многое зависит от региона, потому что многие регионы – как раз не Москва, а регионы – ограничили возможность выезда граждан, покупки билетов. Люди просто бояться приезжать в Москву.

Оксана Галькевич: Ну, сейчас на самом деле такая ситуация, что даже не посоветуешь регион поменять, потому что все закрыты, на самоизоляции.

Ксения Александровна, знаете, у меня короткий вопрос. Очень много от разновозрастных категорий сообщений. Пишут ребята, которые только закончили вузы, молодые и без опыта работы. Пишут пенсионеры и предпенсионеры, люди за 50.

Вот скажите, сейчас, в данной ситуации рынок труда стал менее избирательным? То есть берут, не глядя на возраст? Или наоборот – это рынок работодателя, теперь критерии другие? Могут вообще, я не знаю, выбирать тринадцатилетнего блондина, пятнадцати- или двадцатилетнего, я не знаю, вплоть до веса и размера ноги?

Константин Чуриков: Двенадцатилетнего блондина? И посмотрела на меня почему-то.

Ксения Юркова: Рынок плюс-минус не поменялся. Я скажу – почему. Потому что работодателей сейчас стало меньше, вакансий меньше. С одной стороны, можно сказать о том, что безработица. С другой стороны, и соискателей на рынке стало значительно меньше, потому что, во-первых, многие боятся ехать на трудоустройство либо трудоустраиваться; а во-вторых, это опять же вопрос запрета – насколько люди могут позволить себе выехать в ту же Москву работать, оформить пропуск и так далее.

То есть плюс-минус. Но я не скажу, что стали более жесткими требования к кандидатам или, наоборот, что сейчас нельзя устроиться. Работы много.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Да, спасибо.

Оксана Галькевич: Ксения Юркова, эксперт рынка труда, была у нас на связи в прямом эфире.

Константин Чуриков: У нас эсэмэска, одна из, Тамбовщина пишет: «Телевизионщики, вы заколебали все население России! По всем каналам только коронавирус! Неужели других тем нет?» Есть. Через несколько минут, да?

Оксана Галькевич: Мы вообще про работу говорили. А сейчас вообще будет про газ.

Константин Чуриков: Про газ. Отстраненная тема.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Екатерина
Добрый вечер! Выложите видео, пожалуйста/
Кому не удастся сохранить рабочие места?