Минздрав зарегистрировал пятую российскую вакцину от коронавируса

Гости
Михаил Костинов
заведующий лабораторией вакцинопрофилактики и иммунотерапии аллергических заболеваний НИИ вакцин и сывороток им И. И. Мечникова РАМН
Алексей Хухрев
врач-терапевт, кандидат медицинских наук

Александр Денисов: Мы соревнуемся с COVID, сколько у него там штаммов, сколько у нас вакцин. Счет 7:5, у нас уже пятая вакцина. Минздрав зарегистрировал «ЭпиВакКорону-Н» научного центра «Вектор». Как «ЭпиВакКорона», обычная это вакцина, но на один, сейчас поумничаю, пептид меньше, было три, стало два. Делается в два приема эта прививка с интервалом не менее 14 дней, производится проще, в этом и прорыв.

Ольга Арсланова: Врачи вообще в борьбе с коронавирусом побили все рекорды человечества, счет может быть вообще другим. Более 30 лет прошло с тех пор, как обнаружили, например, ВИЧ, а вакцины все нет; вирус лихорадки денге обнаружили в 1943 году, но первую вакцину утвердили только в прошлом. Так что вакцина от COVID самая быстрая в истории мира, в истории медицины, а Россия явно рекордсмен по количеству вакцин. Вот такое изобилие подстегнет россиян прививаться активнее? Давайте выяснять.

Александр Денисов: Насчет денге, вот лихорадки, в Камбодже был в командировке, там наш соотечественник, который возил, он вдруг увидел маленького черного комара с красивым брюшком, он сказал: «Комар, который переносит денге, – быстро его гони!»

Ольга Арсланова: И побежал, ха-ха.

Александр Денисов: Да. Что касается прививки, в России на данный момент привито уже 25% россиян обоими компонентами. Число погибших от коронавируса все продолжает расти, 820 человек. Объясняется это дельта-штаммом всем уже печально известным. Ну вот по статистике мировой, Россия по уровню заражений, по суточному уровню заражений, на четвертом месте, неплохое на фоне, например, США, там почти 190 тысяч заболевших за сутки, а у нас в 10 раз меньше, 19 тысяч. Такой вот неплохой показатель.

Ольга Арсланова: Все новости коронавируса и пятую вакцину в частности обсудим прямо сейчас с нашим экспертом. Это заведующий лабораторией вакцинопрофилактики и иммунотерапии аллергических заболеваний НИИ вакцин и сывороток имени И. И. Мечникова Российской академии медицинских наук Михаил Костинов. Михаил Петрович, здравствуйте.

Михаил Костинов: Добрый день.

Ольга Арсланова: Закономерный вопрос от наших зрителей на SMS-портале: зачем вот эта пятая вакцина, тем более на базе «ЭпиВакКороны», если сама вот эта предыдущая «ЭпиВакКорона» малоизучена, эффективность не доказана? Куда торопиться?

Михаил Костинов: Да нет. Дело в том, что это было и всегда будет, что любой вакцинный препарат в процессе его использования на практике совершенствуется. То есть в каком смысле? – улучшается качество его безопасности, качество иммунологической эффективности и так далее. Поэтому работа в этой области, мы часто знаем, что сначала производитель выпускает один препарат, потом он по мере поступления вот этих полевых испытаний, когда вакцинируются уже сотни тысяч людей, получает, что да, есть возможность улучшить качество. Это есть и будет, потому что всегда было, любой вакцинный препарат, который вы ни возьмите, он с годами усовершенствуется, технология производства. Поэтому я считаю, что это вариант нормы.

Александр Денисов: Михаил Петрович, у нас на связи зрительница Людмила из Курганской области, хочет похвалить наших ученых.

Ольга Арсланова: Всегда рады.

Александр Денисов: Людмила, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте!

Александр Денисов: Здравствуйте.

Зритель: Людмила Ивановна, город Курган.

Я хочу, чтобы вы через вашу передачу поблагодарили всех ученых, всех-всех-всех, за заботу о человечестве, не только в нашей стране, но и во всем мире. Спасибо им, что они вот выпустили эту вакцину, что заботятся о нас, спасают. Я привилась сама, обе прививки сделала. И те люди, которые боятся это делать, – зря. Прививайтесь, сохраняйте себя, своих близких, детей! Сейчас уже дети болеют. Пожалуйста, прививайтесь! И спасибо большое ученым. Я не знаю, как их отблагодарить, низко кланяюсь.

Александр Денисов: Да. Людмила, а вы ревакцинируйтесь, 6 месяцев…

Зритель: Спасибо вам, что вы работаете, чтобы сохранить все человечество.

Александр Денисов: Да.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Александр Денисов: Да, спасаем человечество и вас тоже. Ревакцинируйтесь через 6 месяцев и позвоните нам, расскажите.

Михаил Петрович, да, вот действительно, у всех возникает вопрос, зачем пятая, наверное, спросят, зачем шестая. У меня лично возник вопрос, когда я увидел, что в Калужской области достраивают ковидный госпиталь, там четыре здоровенных корпуса, ну похоже на Коммунарку, думаю: а зачем? А вот, может быть, ответ на вопрос таится в Послании президента? Помните, вот он сказал, что нам нужно выстроить санитарный щит России? Поэтому мы и выстраиваем таким образом санитарный щит России, отрабатываем технологии быстрого производства вакцин, отрабатываем технологии действия в таких вот условиях. Ну всплеск заболевания, поэтому все нам нужно. Речь идет именно о санитарном щите России, как считаете?

Михаил Костинов: Ну, дело в том, что это не является новой, просто он раньше назывался по-другому. Даже ежегодно были такие конференции, которые назывались «Биологический щит России», который принимал не только, что борьба с COVID-инфекцией, то, что на сегодня, там очень большой комплекс мероприятий, которые… Просто мы не знаем, а это люди, которые работают в этой области, постоянно работают и делают свое дело. А сейчас стало более такой доступный, который под другим названием, это санитарный щит России. Поэтому как раз почему это делается, вакцины, и они еще будут? Дело в том, что будущее нашей медицины, о котором давно заявили, – каждому должно свою вакцину, то есть с учетом статуса человека, возраста его, иммунного статуса, дальше сопутствующих патологий и так далее будет подбираться, какая вакцина для него лучше. Не то что…

Александр Денисов: Михаил Петрович, да, простите, что прерываю. Вот тоже президент в Послании обратил внимание, какие характеристики для санитарного, или биологического, щита России (уж как угодно можно это называть, либо так, либо так), какие характеристики он дал. Значит, чтобы были лаборатории, которые в короткое время разработают вакцину, 4 месяца, такой срок указан. Четыре дня на создание тест-системы… Вот я еще слышал, по-моему, Анна Попова говорила, что расшифровать геном в течение 24 часов, по-моему, такие… Михаил Петрович, то есть мы готовимся к регулярному появлению вот этих опасных инфекций, как вот сейчас тоже поумничаю, эти слова мы все выучили, с высокой контагиозностью, патогенностью и летальностью? То есть это становится нашей реальностью, мы с этим сталкиваться будем регулярно, поэтому этот щит нам просто необходим?

Михаил Костинов: Ну конечно. Дело в том, что мы живем в новой России, новой России, которой жизнь диктует новые условия. Хотим мы, не хотим, постоянно мы находимся в борьбе, в борьбе с тем, что нас окружает, здесь заход в политику и так далее. Вирусы, бактерии, грибы и так далее – они тоже не спят, они должны жить, и они усовершенствуют только свое место обитания, и дальше они ищут, надо свежее, как называется, грубо говоря, свежее мясо. Поэтому в связи с этим и разработается, потому что не только на этот на примере COVID. Вот эта система раскрытия генома любых вирусов, и то же самое создание вакцины в короткие сроки, системы диагностики, чтобы, допустим, человек заразился, берут на ПЦР и не делать через 2–3 дня, а делать именно в короткие сроки, через сутки, потому что эти 2–3 дня, что ждешь, уже человек идет на другой свет. Поэтому это все грамотно, потому что так диктует время.

И все, что делается, для кого делается? – для того, чтобы спасти нас. Поэтому политика в этой области, то есть медицинская, она грамотная, и хорошо, что она усовершенствуется. Но мы не должны сравниваться с Европой, с Америкой, мы живем своей жизнью. Для того чтобы жить своей жизнью, мы имеем все возможное, должна быть и медицина на таком уровне, который опережает другие страны.

Ольга Арсланова: Михаил Петрович, да, как раз о сравнении поговорим. Прочитала новость о том, что умерла ведущая ВВС после прививки AstraZeneca: прошло 3 недели, тромбоз, выявили действительно сейчас эксперты, что связано. Вот такая редкая, но все-таки реакция совершенно точно на вакцину. Что такого умеют российские ученые, что у нас, к счастью, таких нет новостей, у нас все проходит спокойнее с нашими вакцинами?

Михаил Костинов: Ну, дело в том, что, по идее, вот эта система надзора, надзора за любыми действиями любого иммунобиологического препарата, в том числе и вакцин, она накатана, она изучена, доказана, это одно. И второе: имеете в виду, что все, что делается у нас в России, это не означает, что делается как топором. Это так принято у нас, что ни наше, все плохое. Наоборот, уровень разработки вакцин в России намного выше, чем в других странах. Есть только одна беда, что вот эта наша перестройка, нас снесло в другую сторону, мы отстали от других стран мира намного. Прошло это время, конечно, последние 5–10 лет проводится очень массивное вот это, выделяются гранты на исследования, на разработку и вакцинных препаратов, и своих иммунобиологических.

Помните, давно было, давно это, еще около, сколько лет тому назад, 7 или 10 лет, что мы должны разработать свою фармацевтику, мы должны разработать свои вакцины, мы должны разработать все, что связано с нами, чтобы мы никогда не были зависимы. И в то же время другая позиция, что если мы пока не имеем такой препарат, мы должны взять, купить у иностранцев, для того чтобы спасти нацию. Я не говорю, что у нас нет препарата и мы не должны применять и спасти нацию, то есть здесь идет политика, что разработать сами и в то же время применять то, чего нет в России, для спасения опять же жизни наших людей.

Александр Денисов: Михаил Петрович, да, совершенно справедливое замечание, что нужно, должно быть свое. Вот жили в мире, это там купим, это тоже там купим, вот логика Егора Гайдара. К нему пришел министр промышленности, знаменитая история, и говорит: «Вот нам нужны станки и их производить». Он говорит: «Зачем нам эти станки? У нас будут нефтедоллары, мы на них все купим», – ничего не купишь, когда шарахнет.

Вот не только мы такую ошибку совершили, но и Франция. Президент Макрон признал, что Франция оказалась в совершенно глупом положении. Есть Институт Пастера, но этот Институт Пастера не смог произвести вакцину, разработать, произвести-то уж ладно, производить нечего было, разработать эффективную вакцину. Во-вторых, он говорит, «мы нашу всю фармпромышленность продали мировым гигантам, у нас своего тоже ничего нет; вот они у нас тут производят, но производят для других». То есть в этой идиотской ситуации оказались западные страны. Мы корим себя, мол, мы в 1990-е гг. тут все разнесли, а не только мы, они вот по такому тоже пути пошли, как ни странно.

Михаил Костинов: Ну, дело в том, что, вы видите, все меняется, условия, и хорошо, что наука уже признается, признается государствами, и все, что есть… Потому что не может будущее государства без науки, нет такого, это тупиковый путь. Поэтому все понимают хорошо при власти, что наука дает самое что есть лучшее, а для того, чтобы быть лучшими, мы должны изучать, изучать, создать, разработать. Только такими темпами мы станем процветающей страной.

Александр Денисов: Михаил Петрович, я еще обратил внимание, вы так плавно ушли от Олиного вопроса про, как там, что… ?

Ольга Арсланова: Почему у нас не умирают, вот если коротко.

Александр Денисов: Слава богу, Оля!

Ольга Арсланова: Слава богу, слава богу.

Александр Денисов: Нет, это неправильный вопрос.

Ольга Арсланова: Что мы такого умеем делать, что не получилось у наших западных коллег.

Александр Денисов: Да-да-да, ушли от вопроса и не стали комментировать их прививку, что с ней не так. Вы знаете, у нас вирусолог Павел Волчков, он нас учил, он говорит: «Никогда не комментируйте хорошее у наших соседей заокеанских…»

Ольга Арсланова: Плохое.

Александр Денисов: Хорошее или плохое, «потому что вы наносите вред репутации собственной прививки, у людей тут же рождается подозрение, мол, там что-то возможно, значит, у нас возможно». Вы тоже по этим мотивам ушли от ответа?

Михаил Костинов: Нет. Дело в том, что я работаю в медицине давно, поэтому нас всегда учили: никогда не критикуй того, кто ошибку сделал, потому что ты копаешь себе яму. Поэтому здесь, если это обсуждается, должен круг специалистов, экспертов. И сказать, что одна лучше, другая хуже, я никогда в жизни, потому что все препараты хороши, какой есть, главное зависит, в какие руки попадает этот препарат, и зависит от стратегии, тактики по назначению этого препарата. Все зависит от человека. Если препарат хороший и попадает в руки хорошего человека, будет хорошо; если препарат хороший попадает в руки плохого человека, может быть что-то другое. Поэтому здесь я не говорю, что есть хорошие препараты и есть плохие, ни в коем случае, все зависит от того, кто берет в руки эти препараты и кто назначает кому, как, зачем и по какой, допустим, схеме.

Александр Денисов: Михаил Петрович, вдохновили наших зрителей, еще у нас звонки пошли.

Ольга Арсланова: Добрый вечер, Константин из Новосибирска.

Зритель: Да, добрый вечер.

Вы знаете, я привился вакциной «КовиВак» в Новосибирске, вот. Просто я живу в деревне очень далеко, и туда «Спутник V» доставить нельзя или какие-то там другие условия, не знаю, но бывает такое. Я считаю, что она меня спасла. Вы знаете, конечно, в итоге вот эти вот распри между «Спутником», новосибирской вакциной и так далее – это просто экономические, будем говорить, дрязги.

Александр Денисов: Константин, ну у нас нет никаких распрей, мы всем рады вакцинам, это же все наши родные, российские.

Зритель: Конечно…, потому что вы посмотрите интернет, и там насчет новосибирской вакцины идет такое уничтожение этой вакцины… А для меня получилось так: да, я живу в деревне, этот «Спутник» сюда не залетел абсолютно, понимаете, ха-ха, а мне нужно было привиться. Я сделал новосибирскую вакцину…

Ольга Арсланова: Константин, а вы проверяли уровень антител? Многие потом для интереса ходят сдают…

Зритель: Да, 44 после вакцины.

Ольга Арсланова: То есть сработала в вашем случае.

Зритель: В моем случае очень сработала. И я, кстати, житель Новосибирска и доверяю нашим производителям.

Александр Денисов: Совершенно справедливо, совершенно справедливо.

Ольга Арсланова: Спасибо вам.

Александр Денисов: Хороший звонок, спасибо вам, Константин.

Ольга Арсланова: Михаил Петрович, нам тут, мне пишут зрители «наивная», говорят, у нас просто нет статистики побочных эффектов от прививки. Давайте развеем этот миф о том, что у нас ничего не учитывается в отличие от дотошных американцев и европейцев.

Михаил Костинов: Давайте. Можно говорить все что хотите, можно говорить, но главное, что… Я иногда думаю, что неужели в государстве, у этого органа, который эпиднадзор, сидят люди, которые ничего не понимают и вот только дают рекомендации, как надо делать, как считать? Все есть, все есть. Если это было, скончалось, умер человек от вакцины, все это фиксируется. Любой случай, который у нас в России, скончается человек, независимо, и от сердца, от нервной системы, от операции, онкологии – все равно делается анализ, что не делается в других странах мира, на выявление причинно-следственной связи именно с коронавирусом. Вот это есть, делается любое вскрытие, идет на исследование, где доказано, причиной здесь был коронавирус или не причина коронавирус.

По поводу статистики – все написано, потому что тот, который делает вакцину, он ведет статистику, и эта статистика идет от местной поликлиники в районную, из районной идет в областную, из областной идет в республиканскую и дальше идет в Минздрав. Нет такого. Ну это люди, которые хотят так говорить.

Я только могу приветствовать человека, видите, из деревни – это есть, я могу сказать, высшее образование, я вижу, что у него мудрость, говорит: «Я сделал, я спасен», – все, независимо от того, какой препарат, понимаете? Он человек, понимаете, мудрый, он говорит, что он спасен. Да, он, может быть, заболеет через месяц, два, три, пять, десять, год, но он уже имеет шанс на выживание. И тот, который нет, это как… Шанса нет, это под вопросом, выживешь ты или нет.

Поэтому сейчас все вакцины хороши, все вакцины хороши, все они защищают, даже разговора нет, что будет и «дельта», и «бета», и «гамма», и так далее, что различные разновидности вируса, они будут меняться постоянно, сколько существует коронавирус, но тот, который привитой сегодня либо год назад, он имеет шанс для того, чтобы выздоравливать после этой болезни, чтобы не было осложнений.

Александр Денисов: Спасибо, Михаил Петрович!

Ольга Арсланова: Спасибо.

Александр Денисов: Михаил Костинов, заведующий лабораторией вакцинопрофилактики и иммунотерапии аллергических заболеваний НИИ вакцин и сывороток имени И. И. Мечникова, был у нас на связи.

Ольга Арсланова: Продолжаем беседу на ту же тему. С нами на связи врач-терапевт, кандидат медицинских наук Алексей Хухрев. Алексей Леонидович?

Алексей Хухрев: Да, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Приветствуем вас.

Алексей Хухрев: Ну вот я слушал всю эту историю, да. Ну, к сожалению, я бы хотел разделить вот такой безоговорочный оптимизм и пафос моего коллеги, вот, но то, что касается непосредственно «Спутника»… Безусловно, это вакцина, которая оказывает хороший стимулирующий эффект на иммунитет, да. Но вот сказать, что она, так сказать, в корне отличается от той же AstraZeneca или Johnson & Johnson, на которую возникают тромбозы… Я достаточно долго так сам считал, к сожалению, вот пока сам не столкнулся со случаем тромбоза у 40-летнего человека после прививки, и все как положено…

Александр Денисов: Алексей Леонидович, вы уж нам, пожалуйста, обедню-то не портите…

Ольга Арсланова: Ха-ха.

Александр Денисов: …потому что все-таки мы будем опираться…

Алексей Хухрев: Ну извините, а как же объективность?

Александр Денисов: Да, объективность – это когда готово исследование, понимаете, а один человек… Во-первых, нужно выяснять обстоятельства…

Алексей Хухрев: Нет, я и говорю, что конкретно у меня был случай личный, вот, и я не говорю, что, так сказать, это плохая вакцина. Статистика мировая показывает, что от вакцины случаи тромбоза все равно в 40 тысяч раз реже, чем от самого COVID.

Александр Денисов: Вот, это другое высказывание, потому что, Алексей Леонидович, за первую вашу фразу может уцепиться человек и шагнуть одной ногой в пропасть легко, потому что люди только и ждут нелепого совета, чтобы отказаться, ну некоторые…

Алексей Хухрев: Я никаких нелепых советов не давал. Я еще раз повторяю, если меня внимательно слушать, я говорю, что это вакцина, которая дает защиту. Но тем не менее сказать, что ни одного случая побочного эффекта не было, – ну это просто…

Ольга Арсланова: Алексей Леонидович, но мы правильно же понимаем, да, что побочные эффекты есть у любого абсолютно препарата?

Алексей Хухрев: У любого.

Ольга Арсланова: У абсолютно любой вакцины от чего угодно, включая вакцину от ветрянки.

Алексей Хухрев: Давайте будем разделять мухи и котлеты…

Ольга Арсланова: Да.

Алексей Хухрев: Давайте мы это будем как-то все-таки более…

Ольга Арсланова: Так насколько часто они возникают? И можно ли вообще их брать в расчет, думая, размышляя еще о том, делать вакцину или не делать?

Алексей Хухрев: Ну, конечно нет, конечно нет, потому что, повторяю, полно случаев, ну как полно, значимое количество на любую вакцину бывает осложнений, вот, и на вакцину от кори, и на вакцину от дифтерии и столбняка, и на вакцину от гриппа. Просто как бы статистики российской действительно по количеству осложнений на «Спутник» ну не видим мы.

Александр Денисов: Да, вы знаете…

Алексей Хухрев: Вернее, я слышал только, что все хорошо.

Ольга Арсланова: Ага.

Александр Денисов: Да. Алексей Леонидович…

Алексей Хухрев: Но как-то более внушает уважение препарат, на который есть и «за», и «против». Но при этом я еще раз повторюсь, что вот в этой связи отказаться от прививок – это совершенно неправильный ход.

Александр Денисов: Абсолютно, на хорошей точке. Алексей Леонидович, спасибо большое. Вы знаете, вот я сырой воды попью и что-то со мной случится, но я же не буду ходить и объявлять, что вообще не пейте воду. Поэтому да, всюду надо разбираться и подходить здраво. Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Александр Денисов: Алексей Хухрев, врач-терапевт, кандидат медицинских наук, был у нас на связи.

Ольга Арсланова: С объективным взглядом.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (1)
Homo soveticus
Хочу поблагодарить мудрый народ, в подавляющем большинстве не желающий вкалывать в себя никаких субстанций, которые якобы помогают избавиться от невыделенного вируса.