Мир идёт на поправку?

Мир идёт на поправку?
Время для рывка. Какие шансы нам даёт коронакризис?
Время новых возможностей. Коронаскептики. Градус самоизоляции. Артисты без работы. Рекордные долги россиян. Кто поможет туристам? Рекорд по долгам
Россияне рекордно задолжали банкам
Все будет хорошо?
Сергей Лесков: Россия - страна железных дорог. А что пить в поезде? Конечно, чай!
Артисты без работы
«Выкручивайтесь сами». Как выживают без спектаклей и концертов «Коляда-театр» и группа «Гламурный колхоз»
Градус самоизоляции
Время новых возможностей
Туристам помогут?

Иван Князев: Друзья, в Европе волна новых случаев заражения потихоньку идет на спад. Да, цифры еще не очень оптимистичные. В Германии, США, Испании прирост заболевших еще наблюдается ото дня ко дню, но он уже не такой стремительный, как был еще неделю назад, к примеру. Прямо сейчас мы хотим посмотреть и обсудить вместе с вами динамику пандемии в мире и пообщаться с русскоязычными жителями других стран.

Тамара Шорникова: У нас включение из нескольких городов в разных странах. Первым с нами на связь… выходят, собственно, все. Станислав Мюллер, житель Германии. Ирина Ковальчук из США. Михаил Блохин, журналист, житель Испании. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, коллеги. Наверное, начнем с новостей из-за океана. Ирина, здравствуйте.

Ирина Ковальчук: Здравствуйте.

Иван Князев: Рассказывайте, как у вас обстановка. Где вы находитесь сейчас?

Ирина Ковальчук: Сейчас я нахожусь в штате Нью-Джерси. До этого я жила в Нью-Йорке. Но после того как объявили коронавирус и все отменилось, я решила, что, наверное, будет безопаснее уехать подальше от людей.

Тамара Шорникова: Можете сравнить ситуацию и в Нью-Йорке, и сейчас в Нью-Джерси, где вы живете. Как выглядят улицы Нью-Йорка? Совсем недавно вы еще были там.

Ирина Ковальчук: Все достаточно пустынно. Магазины все закрыты, все рестораны. Получается, что только продуктовые магазины и аптеки работают. Людей вообще немного. Люди действительно пытаются держать друг от друга подальше, соблюдать дистанцию.

Тамара Шорникова: А что касается настроения? Сейчас у нас, действительно, такая тревожная атмосфера. В новостях – о коронавирусе. В соцсетях все посты о нем. А какое настроение у американцев?

Ирина Ковальчук: Я думаю, что люди достаточно спокойные, наверное. Уже мы на карантине находимся две недели. Если в первые дни, конечно, это было шокирующе, то сейчас люди уже привыкают, смиряются со всем и просто пытаются соблюдать всевозможные меры безопасности.

Тамара Шорникова: Вдалеке от живущего на изоляции Нью-Йорка, все дальше, на несколько тысяч километров, на километры отъезжая от города, меньше ли становится тревожности? Больше ли людей на улицах? Вообще говорят о коронавирусе где-то, кроме Нью-Йорка?

Ирина Ковальчук: Конечно, говорят везде. То есть как? Во всех магазинах, везде есть объявления о том, что нужно соблюдать дистанцию. В принципе, я не знаю. Поговорить-то не с кем, потому что действительно на улице никого нет.

Иван Князев: Ирина, такой вопрос, смотрите. К нам из-за океана приходят такие достаточно страшные картинки, страшные новости о том, как работают больницы, о том, что люди умирают, что количество смертей уже достаточно серьезное. Как работают у вас меры контроля? Штрафуют ли тех, кто выходит на улицы? Как предупреждают людей? Что происходит?

Ирина Ковальчук: Штрафов никаких нет. Есть только рекомендации, что стоит соблюдать карантин и оставаться дома. Есть много людей, которые до сих пор ходят на работу.

Иван Князев: Даже так, да?

Ирина Ковальчук: Да.

Тамара Шорникова: А что касается работы медучреждений – в каком режиме они сейчас работают? Потому что, конкретно же, тоже приходят интервью, мы видим видео в тех же соцсетях с выступлениями врачей, которые работают в тяжелых условиях. Президент Дональд Трамп сказал о том, что резервы страны, в принципе, уже практически исчерпаны по медизделиям, по профилактическим изделиям, по маскам тем же.

Ирина Ковальчук: Ну, в плане масок… В принципе, мы успели запастись заранее, мы приобрели. Я сейчас не могу сказать, какое точное количество есть. У меня была такая необходимость, мне нужно было обратиться к врачу. В принципе, они коммуницируют. То есть мы пытаемся созваниваться или переписываться. Они слушают симптомы и пытаются, допустим, отправить рецепт в аптеку, где ты сейчас находишься. То есть пытаются максимально помочь.

Иван Князев: Ирина, смотрите. Сегодня, если я не ошибаюсь… Сегодня, Тамара, да?

Тамара Шорникова: Да, сегодня вылетел борт.

Иван Князев: Сегодня, по-моему, самолет гуманитарной помощи прилетит в США. И президент Трамп тоже об этом говорил. Как американцы относятся к этому?

Ирина Ковальчук: Я еще не слышала ничего подобного на самом деле. Я только из русских новостей читала о том, что…

Иван Князев: …из России прилетит самолет.

Ирина Ковальчук: Да.

Иван Князев: Ну хорошо. Будем ждать реакции. Спасибо. Ирина Ковальчук, Соединенные Штаты были с нами на связи.

Далее переходим к Испании, в Европу переносимся. Михаил Блохин. Здравствуйте, Михаил.

Михаил Блохин: Hola! Привет!

Тамара Шорникова: Hola! Как у вас дела? Как настроение? Как выглядят улицы в городах?

Михаил Блохин: Ну, улицы довольно-таки пустынные. На самом деле испанцы, вопреки их этому, не знаю, врожденному какому-то порыву общения, постоянным тусовкам, встречам и так далее, на самом деле на улице сейчас довольно-таки пустынно, все сидят по домам. И единственное, когда можно увидеть соседей, наверное, – это в 8 вечера. И это уже которую неделю, со дня объявления карантина, собственно. В окна выходят… ой, в смысле, в окна высовываются люди и аплодируют медикам, которые сейчас борются за судьбы зараженных коронавирусом.

Тамара Шорникова: В тяжелой ситуации сейчас многие бизнесмены и в России, и, конечно же, за рубежом. В Европе очень популярны те же кафетерии, кондитерские у дома и так далее. Наверняка сейчас тоже эти бизнесмены переживают непростые времена. Что происходит? Работают ли кафе хотя бы на вынос? Что говорят сами владельцы вот этих бакалейных, продуктовых?

Михаил Блохин: Конечно, эта ситуация очень сильно ударила по барам и ресторанам. То есть какие-то смогли перепрофилироваться в еду на вынос или доставку на дом. Но все-таки большинство из тех людей, кого я знаю, какие-то рестораторы, бармены – они в основном, конечно, терпят убытки, потому что даже те, кто перепрофилировались в еду на вынос или доставку на дом, им это все равно не покрывает, не приносит тех доходов, которые были раньше. Люди едва сводят свой бюджет, концы с концами.

Более того, до вчерашнего дня еще толком не было принято никаких решений правительственных по поводу помощи как раз малому бизнесу и индивидуальным предпринимателям. Потому что ежемесячная квота в соцстрах, допустим, обходится почти в 300 евро. И это довольно-таки большие деньги для людей, когда нет работы и нет никакой возможности выйти на биржу труда, получить какие-то компенсации или выплаты обязательные от работодателя, которые получают штатные сотрудники. То есть пока ситуация очень нестабильная, и все находятся в таком напряжении, скажем так. Ждут каких-то положительных новостей, но их пока… Вот две недели ждем, но пока еще никак дождаться не можем.

Тамара Шорникова: И мы каждый день говорим, в том числе в своих эфирах, о помощи, о мерах, которые правительство сейчас разрабатывает как для бизнеса, так и для простых людей. Хочется сравнить, как это в других странах. Для пенсионеров, возможно, какие-то льготы по оплате коммунальных услуг?

Иван Князев: Или у вас и так там все хорошо?

Тамара Шорникова: Что предпринимают ваши власти для того, чтобы поддержать жителей своей страны?

Михаил Блохин: Смотрите. Ну, опять же для тех, кто остался сейчас без работы вынужденно, для них предусмотрены определенные выплаты – от 600 евро в месяц. Как я уже говорил, для индивидуальных предпринимателей пока все шатко-валко. Мне кажется, что… Создается такое ощущение, что испанское правительство как бы не было особо готово к тому, как развернется эта вся ситуация с коронавирусом, потому что предпринимаемые меры – они какие-то слишком затяжные, с моей точки зрения.

Тамара Шорникова: Сейчас Испания на третьем месте по количеству зараженных. Что касается людей, которые, например, хотят сейчас обратиться в больницу с обычными, какими-то плановыми вещами. Возможно ли это сделать? В каком режиме работают поликлиники, больницы? Хватает ли рук просто?

Михаил Блохин: На данный момент приоритет, конечно, отдан тем, кто поступает с симптомами, похожими на коронавирус. Я думаю, как во всех странах Евросоюза и мира, наверное, испанская система здравоохранения просто перегружена этими случаями. То есть на данный момент у нас более 102 тысяч случаев по стране, из них Мадрид и Барселона, то есть Каталония, они занимают просто половину этой статистики. Очень тяжело.

Более того, врачи жалуются, что им приходится делать постоянно, ежедневно выбор в пользу… ну, выбирая между двумя заразившимся, выбор все равно падает в пользу того, у кого больше шансов выжить. И я думаю, что это очень сложный выбор. И не позавидуешь тем, кто работает по ту сторону.

Иван Князев: Спасибо, спасибо.

Тамара Шорникова: И еще коротко. Как в таких тяжелых условиях действительно люди умудряются сохранять то жизнелюбие, которым славятся те же жители Средиземноморья?

Михаил Блохин: Мне кажется, это врожденное. Это из них не искоренить никаким коронавирусом.

Тамара Шорникова: Потому что, конечно же, тоже по соцсетям гуляют картинки и видео из Италии, из Испании: люди, которые играют на музыкальных инструментах с балконов, поддерживают друг друга.

Михаил Блохин: Да-да-да. На самом деле соседи… Ну, у нас достаточно близко друг от друга стоят дома, и соседи переговариваются: «Эй, привет! Как дела? Что нового?» Какие-то анекдоты рассказывают, новости. Я даже хочу сказать, что сами испанцы (из моих наблюдений) меньше делятся этими негативными новостями, чем мигранты из России, допустим. Потому что наши соцсети просто кишат какой-то паникой, и очень много всяких фейковых новостей, к сожалению. И люди перепощивают это, просто не думая. Тем самым нагнетают, нагнетают и нагнетают обстановку, что все хуже и хуже.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Иван Князев: Спасибо, Михаил.

Тамара Шорникова: Узнали, как дела в Испании. Михаил Блохин рассказал нам, журналист.

И сейчас переключим и узнаем, как дела в Германии. Станислав Мюллер выходит к нам на связь, уже приоритетное окно.

Иван Князев: Станислав, добрый вечер.

Станислав Мюллер: Здравствуйте.

Иван Князев: Ну смотрите. Испанцы – жизнерадостные, веселые, интересные. Что касается дисциплинированных немцев – как они переживают карантинные меры?

Тамара Шорникова: Помогает ли эта дисциплинированность?

Иван Князев: Да. Как они выполняют все рекомендации? Какие настроения сейчас царят в стране?

Станислав Мюллер: Ну, вы знаете, в принципе, однозначно, конечно, на этот вопрос очень сложно ответить. Я бы хотел все-таки сказать, что когда объявили в Германии две с половиной недели назад тоже всеобщий карантин, распустили школы, детские сады, закрыли бассейны и все, в общем-то, места массового скопления, то у нас, в принципе, продолжалось еще, наверное, в течение недели массовое гуляние по улицам. Люди не восприняли всерьез, в принципе, не смогли рассчитать глубину той ситуации, которая на них может свалиться, и продолжали гулять. Сидели в парках, ходили…

Иван Князев: То есть не мы одни такие, как я понимаю?

Станислав Мюллер: Нет, нет, нет.

Иван Князев: Не только в Москве пошли на шашлыки. Станислав, что касается системы здравоохранения – насколько она сейчас загружена? Справляется ли? Вроде бы в Германии здравоохранение всегда было достаточно сильным.

Станислав Мюллер: Да, это на самом деле так, здравоохранение у нас в хорошем состоянии. И буквально на днях министр здравоохранения Германии заявил нам всем о том, что мы готовы, достаточно много подготовлено коек, персонал. Все сейчас сдерживается на то, чтобы… Как он сказал: «Мы готовимся к буре. Сейчас затишье». Какая буря – мы не знаем. Но, конечно, каждый из нас догадывается, о чем идет речь. Надеемся, что этого не будет.

Иван Князев: Что говорят эксперты? Пик пандемии уже пройден у вас?

Станислав Мюллер: Нет, пик пандемии у нас не пройден. Мы как раз сейчас находимся в стадии ожидания, от которой, в принципе, у некоторых мурашки идут по коже, так как люди осознают те свои деяния, которые они в течение почти десяти дней творили. Они заражали друг друга, общались, играли в бадминтон. Многих вообще накрыл порыв художества, они выкладывали селфи в интернет с хештегами #coronaparty. И вот сейчас многие люди затаились и ждут, что же будет дальше. Никто толком не знает. Ну, вроде, как нам рассказывают по телевидению, как мы читаем на официальных сайтах, медицина в Германии готова к приему и готова к большой вспышке, если произойдет, не дай бог.

Тамара Шорникова: Станислав, сейчас, по свежим данным, заразились в Германии почти 62 тысячи человек. Но при этом один из самых низких уровней смертности по Европе – всего… Ну как «всего»? Конечно, грубо так говорить, но тем не менее. Низкий уровень. 1% от общего числа заболевших. Эксперты связывают это с хорошей выстроенной системой тестов, тестирования. Легко ли у вас сейчас сдать тест? Где это делают? Кто это может сделать? Любой ли желающий может обратиться и сделать тест на коронавирус?

Станислав Мюллер: Нет, вы знаете, данные, естественно, к сожалению, растут ежедневно. На сегодняшний день заразившихся в Германии уже порядка 70 тысяч человек. 700 из них, к сожалению, не смогли пережить этот вирус. Да, это 1%. Ну и есть тоже хорошая статистика: 16 тысяч человек уже излечились.

Что касаемо тестов. Изначально, да, люди выстроились в клиники. Поставили мобильные передвижные небольшие будки, в которых можно было сдать тест. Но люди выстраивались, стояли огромные очереди. Это чем-то было похоже, наверное, как в Соединенных Штатах, мы смотрим картинки из Нью-Йорка. И приняли решение, что каждый желающий не может сдать такой тест, а только по собеседованию со своим личным врачом, если вдруг у человека происходят какие-то симптомы схожие. Ну и сейчас немножко ситуация усугубилась. Нужен запрос в вышестоящие органы, чтобы получить разрешение на то, чтобы человек пошел и сдал вот такой тест.

Тамара Шорникова: Конечно, интересно сравнить жизнь здесь и там. В магазинах у вас как-то изменились ли цены? Есть ли ажиотаж? Может быть, исчезли какие-то продукты с полок? Например, как у нас гречка в не которые дни.

Иван Князев: Поначалу, насколько я помню, и в Германии была такая же проблема – люди массово сметали с полок вообще все что есть – воду и все остальное.

Тамара Шорникова: Сейчас как?

Станислав Мюллер: У нас, в принципе, произошло то же самое, такой же сценарий, как и везде, все смели. Вроде как нас заверяли: «Все будет в скором времени наполнено, не переживайте. Склады трещат от количества товаров, так что все будет хорошо». Но если быть совсем честным и объективным, то, конечно, по сей день у нас перебои с продуктами. Те продукты, которые относятся к стратегическому запасу, если так можно это назвать, – мука, сахар, растительное масло, дрожжи – это все с перебоями, но бывает.

В принципе, как многие и ожидали, сейчас говорят: «Мы готовы вам привезти, но, извините, границы в Евросоюзе перекрыты, водители находятся в других странах, на работу попасть не могут. Ну и большое количество, естественно, болеет. И из 50 водителей, к примеру, которые развозят товары по магазинам, сейчас в строю всего лишь 18. Так что – извините». Приходится терпеть и как-то ждать.

Иван Князев: А как со стратегическим товаром – дрожжами?

Станислав Мюллер: К сожалению, такой товар попал тоже в список.

Иван Князев: Ведь это серьезный удар по экономике, по пивоварению.

Тамара Шорникова: Печь очень любите, наверное, да? Поэтому?

Иван Князев: Да при чем здесь печь? Пиво варить нужно, Тома.

Станислав Мюллер: Ну, вы знаете, пивоварение, я думаю, в принципе, пока особо не страдает. Я был буквально недавно в магазинах. Перед эфиром я тоже проехал по городу, посмотрел, что и как происходит. В магазинах достаточно много, конечно, продуктов и нет такого, что… Иногда я видел фейковые картинки из Германии. В принципе, достаточно много продуктов. Пива огромное количество, и винная продукция. Все это в достатке. И напитки, и вода. Все это есть.

Иван Князев: Значит, жить можно. Спасибо, Станислав. Станислав Мюллер из Германии был с нами на связи.

У меня еще есть один вопрос к Ирине.

Тамара Шорникова: Вернемся в Америку.

Иван Князев: Да, вернемся в Америку.

Тамара Шорникова: Здорово так в студии сейчас, когда нельзя летать, можно позволить себе проехать по разным странам.

Иван Князев: XXI век на дворе. Ирина, такой вопрос, смотрите. США сейчас на первом месте. Как вы считаете – почему? Почему так случилось?

Ирина Ковальчук: Ну, мне кажется, потому, что когда уже многие страны закрыли границы, а в Америку еще можно было попасть. В принципе, допустим, если брать Нью-Йорк, то это очень такой многонациональный город. То есть был очень большой поток людей. Конечно же, поначалу, когда начал распространяться вирус, как и везде, это никто не воспринимал всерьез.

Иван Князев: Понятно. То есть у вас там фактически такой проходной двор был поначалу в Нью-Йорке, да?

Ирина Ковальчук: Да, да. То есть что-то более серьезное началось две недели назад, когда уже всех насильно начали… Закрывались учебные учреждения все, сады. Не знаю, наверное, только половина офисов перешли на удаленку. Я знаю, что долгое время еще очень много людей работало. Может быть, только с прошлой недели уже крупные бизнесы позакрывались.

Тамара Шорникова: Ну и президент Дональд Трамп говорил недавно, обращаясь к американцам, что нужно ходить на работу, наоборот, потому что Америка может не перенести этой болезни. Есть ли общее понимание, что же нужно делать сейчас? Сидеть ли дома? Ходить на работу? Как относятся к таким заявлениям властей американцы?

Иван Князев: Как они на Трампа реагируют, на такие заявления?

Ирина Ковальчук: Я думаю, что люди никак не реагируют. Люди думают, как им выжить, наверное. И что они ставят себе в приоритет? Чтобы были какие-то деньги на будущее, для того чтобы прожить в карантине? Или все-таки они ставят на первое место свое здоровье, остаются дома и ждут, пока все это пройдет? Я думаю, что это в зависимости от каждого человека. Но, конечно же, большинство людей, действительно, сидят сейчас дома. У нас очень много различных технологий, мне кажется, чтобы работать на удаленке. Мы продолжаем учиться, продолжаем работать. Это неплохая практика.

Тамара Шорникова: И продолжаете выходить в эфир. Я надеюсь, что еще увидимся.

Иван Князев: Спасибо. Спасибо, друзья.

Тамара Шорникова: Ирина Ковальчук (США), Михаил Блохин (Испания), Станислав Мюллер (Германия). Вот такие новости со всего мира.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: И сейчас перейдем к следующей теме.

Иван Князев: Да, к следующей теме перейдем.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)