Мир сидит дома. Жители Нью-Йорка, Амстердама и Стамбула рассказали о ситуации в своих городах

Мир сидит дома. Жители Нью-Йорка, Амстердама и Стамбула рассказали о ситуации в своих городах | Программы | ОТР

Нью-Йорк, Стамбул, Амстердам, сидим дома, самоизоляция

2020-04-10T19:25:00+03:00
Мир сидит дома. Жители Нью-Йорка, Амстердама и Стамбула рассказали о ситуации в своих городах
Льготы: все в одно окно
На селе денег нет
Источник доходов один – кладбище… СЮЖЕТ
ТЕМА ДНЯ: Пандемия лишила доходов
Автомобиль становится роскошью
Пенсии для работающих: какой будет индексация?
Что нового? Хабаровск, Уфа, Волгоград
Бизнес после пандемии. Как подготовиться к пенсии. Долги за «коммуналку». Отпуск-2021
Гольфстрим стал очень медленным
Инвестпортфель на старость
Гости
Фарид Ахмедов
соучредитель туристической компании (г. Стамбул, Турция)
Сергей Гордеев
житель г. Нью-Йорк (США)
Зара Гулиева Ниде
жительница Амстердама (Нидерланды)

Александр Денисов: Как там герой «Джентльменов удачи» (они играли в города): «Ну, а почему Воркута? – А потому, что я там сидел». Вот сейчас все города сидят. Поэтому и неудивительно, почему, например, Нью-Йорк сегодня на связи, что еще у нас… Амстердам и Турция. На прямой связи со студией наши уважаемые собеседники: Сергей Гордеев из Нью-Йорка, Зара Гулиева Ниде из Амстердама и Фарид Ахмедов из Стамбула. Добрый день, добрый день. С какого города начнем, Настя?

Анастасия Сорокина: Хочется задать вопрос прежде всего, конечно же, Сергею из Нью-Йорка. Потому что, как ни печально, но Соединенные Штаты продолжают быть лидерами по количеству людей, у которых ежедневно диагностируют коронавирус. Какая обстановка, Сергей, у вас?

Сергей Гордеев: На самом деле стремная обстановка такая, напряжная. Потому что сначала, как бы даже вот предыдущий блокир, мы такие все были: ладно, типа, пересидим. Сейчас, конечно, уже начинает просто накрывать немножко. Потому что вообще целый день слышишь звуки сирен, многие постоянно ходят, ходят, ходят, значит, у нас уже 7 тыс. человек умерли в Нью-Йорке, 159 тыс. случаев. Ну как бы все эти, во-первых, статистика давит. Во-вторых, просто чисто эмоционально. Когда ты день сидишь, два сидишь. Вот я сегодня, не знаю, аж пиджачок надел и побрился. А вообще в принципе слоняюсь так вот в пижаме день, два, неделю, месяц – уже просто начинает крыша ехать.

Александр Денисов: Так сказать, вышли в люди, Сергей, сегодня, да?

Сергей Гордеев: Да. У меня такой дебют уже… Нет, на самом деле, правда, тяжело. Эмоционально тяжело. Потому что, во-первых, звуки сирен постоянно, т. е. ты знаешь, что везут больной народ. Во-вторых, чисто вот когда один сидишь, ну, трудно. И народ уже просто изощряется как может. Например, в 7 часов вечера каждый день у нас народ высовывается из окон и стучит вот такими кастрюлями, я сейчас покажу. Короче, вот так вот стучат. Просто чтобы как бы солидарность…

Александр Денисов: Сергей, это, мне кажется, какая-то русская штучка, блины переворачивать. Вы с собой привезли в Нью-Йорк это?

Сергей Гордеев: Нет, вот эту штуку, мы так вот делаем, это все было уже здесь куплено, в Нью-Йорке. Я большую часть своей жизни живу здесь. Но на самом деле просто люди ищут какую-то возможность эмоционально соединиться. Потому что реально невозможно вот так вот одному дома сидеть уже. И happy hour, у нас народ пьет, просто собирается, так вот смотрят и стаканы друг другу показывают, в телефонах. Танцы уже. Диджей один у нас есть, там по 20, по 30 тыс. человек собираются на Инстаграме и пляшут. В общем, реально трудно, на самом деле, эмоционально. Потому что вот если бы не мои прекрасные друзья и моя мама, которая в Москве живет, с которой мы каждый день созваниваемся, было бы очень жестко. Но вообще жестко все это. Трудно. Но мы переживем.

Анастасия Сорокина: Сергей, вчера у нас была прямая линия с Норвегией. И у них в новостях даже ввели такие «Хорошие новости». Какие-то концерты показывают. Создают настроение, чтобы люди все-таки видели что-то и хорошее, помимо тех постоянных, как вы говорите, звуков и оповещений. Что в Штатах, какие-то есть, скажем так, по телевидению, может быть, программы или вообще какой-то общий создается настрой?

Сергей Гордеев: Вы знаете, вот из хорошего, на самом деле трудно искать хорошее в пандемиях, но из хорошего…

Александр Денисов: Сергей, из хорошего только Дональд Трамп. Вот он что ни скажет, то хорошее, Сергей.

Сергей Гордеев: Я бы предпочел не комментировать мои чувства к Дональду Трампу. Но на самом деле из хорошего – то, что люди наконец понимают, насколько они друг другу нужны. Вот я, например, уже несколько недель просто не прикасался ни к кому. Я понимаю, насколько вот хочется просто пойти и обнять нас всех.

Александр Денисов: Да-да-да.

Сергей Гордеев: Порносайты вместо порнографии показывают, как друзья обнимаются. Потому что люди просто реально истосковались по контакту физическому друг с другом. Это действительно из хорошего. Мы просто поняли, насколько мы по-человечески нуждаемся друг в друге. И – ну вот позвоните своим друзьям, скажите им, что вы приедете. – Вот что хорошего. Мы сейчас все это делаем. В Нью-Йорке и в Штатах.

Александр Денисов: Сергей, очень приятно. Ты, Настя, говоришь: хорошие. Вот Сергей как раз, это хорошие новости.

Анастасия Сорокина: А еще, ты знаешь, мне понравилась очень новость из Нидерландов. Давайте перейдем к Заре. Потому что там вообще фантастическая была история. Там выздоровела женщина, если не ошибаюсь, ей 107 лет, да?

Зара Гулиева Ниде: 107 лет, да. Ей 107 лет. Она вот сейчас выздоровела. Ее выписали. Это новость такая прямо, мы все были в шоке. Еще переживет нас всех. Но здесь еще есть хорошая новость. Я вам хочу сказать, что кофе-шопы не закрыли.

Александр Денисов: Т. е. мы, Зара, вот я с уважением отношусь к нашим собеседникам. Поговорили про развлечения для взрослых, теперь перешли к веселящим веществам. Очень интересно, да-да-да.

Зара Гулиева Ниде: Да. Даже не знаю, меня видно, не видно…

Александр Денисов: Видно, видно вас, да-да-да. Все в дыму как-то слегка, Зара. Или мне кажется.

Зара Гулиева Ниде: Наверно, это этот, этот коронавирус меня, наверное, меня так удлинил. Да, кофе-шопы не закрыли, все хорошо. Т. е. перед ними стоят очереди. Правда, есть дистанция, которую надо соблюдать: это как бы метр с половиной дистанция, ты должен стоять во всех магазинах, во всех… Ну, магазины тоже не закрыты. Закрыты школы и закрыты магазины одежды. Но все, что касается еды, это все открыто. Кроме ресторанов. Рестораны только на дом привозят еду. Т. е. меры… до 28-го числа нам удлинили процесс, т. е. все закрыто. Но карантина как такового нет. Т. е. сейчас мы не на карантине. Но это самоизоляция. Т. е. мы сами как бы осознанно не выходим на улицу. Ну, в принципе, выходим по каким-то делам. Маски почти никто не носит. Здесь не особо оно как бы… не то чтобы не приветствуется, а люди не хотят их носить. Я не знаю причину. Скорее всего, была такая версия, что маски носят только те, кто заражены. И вот поля сейчас у нас цветут. Компании, которые занимаются цветами, несут большие убытки. Вы сейчас цветы показываете, я поэтому решила прокомментировать. Да, т. е. вроде как… Ну, да, у людей депрессия, все сидят дома. Но стараемся как-то себя друг друга поддерживать. Вот по поводу того, что ни к кому не прикасались. У меня, хорошо, есть дочка, есть к кому прикасаться, хотя бы обнимать. Но вот людям трудно.

Анастасия Сорокина: Вы сказали про дочку. Сейчас про дистанционное обучение тоже вот в разных странах по-разному к этому относятся. Как в Нидерландах происходит это?

Зара Гулиева Ниде: Очень хорошо. Они контролируют тотально. Т. е. контроль такой, что вот с утра встал, ты должен обязательно послать им отчет домашнего задания. Потом в течение дня они проверяют, как прошло домашнее задание. Все на уровне онлайн. И не только детям. Допустим, я учу язык, и поэтому у нас есть своя онлайн-школа. И вот эта школа тоже занимается дистанционно. И сейчас появилась в Нидерландах масса всяких тренингов онлайн, я не знаю, всяких программ, вебинаров и т. д. К которым можно подключиться и поработать над собой. Я все-таки думаю, что это период, когда можно обратиться к самому себе. Может быть, это будет звучать философски, но, может быть, нам надо задуматься. Как мы с ней поступали, так и она с нами поступила.

Александр Денисов: Очень хорошо сказали, Зара, очень хорошо.

Анастасия Сорокина: Но вот как раз в Турции задумались, скажем так, философски о причинах появления коронавируса. Там такие были громкие заявления. Фарид, вы что-нибудь слышали о том, что за версии в Турции по поводу…

Фарид Ахмедов: Да-да-да.

Анастасия Сорокина: …по поводу, откуда все-таки вирус пришел.

Фарид Ахмедов: Да, в Турции был ажиотаж всего лишь первые 2-3 дня, когда были первые летальные исходы, когда начали объявлять по телевидению и радио, началась паника. Но это длилось максимум 3-4 дня. После этого пошел спад. И просто люди не верили в данный вирус. Т. е. если кто-то там общался с кем-то, звонил и говорил, что вот такая-то ситуация в мире творится, в Турции просто пообщаться с людьми, объяснить, что на самом деле это очень опасный вирус, было очень нелегко. Потому что даже по сегодняшний день во многих районах Стамбула просто не соблюдается самоизоляция. Т. е. где-то 3 недели здесь было пасмурно, может быть из-за этого никто никуда не ходил, но последние 2 дня, можно сказать, все парки заполнены людьми. И люди запросто ездят на пикник. И сейчас государство требует просто ужесточить меры карантина. Потому что просто невозможно. Т. е. сегодня было совещание, вот сейчас как раз, буквально несколько минут, проводили научное совещание. Были переговоры с Китаем по поводу вируса. И я думаю, что где-то 12-го числа ужесточат меры. Потому что просто контроль невозможен. В самом Стамбуле просто люди все выходят, никто не приостановил, только закрыты торговые центры, кинотеатры и школы. Остальное все функционирует, коммерческие организации работают, люди ходят на работу. Т. е. здесь относятся к коронавирусу как-то совсем по-другому.

Александр Денисов: Фарид, вот про кинотеатры вы сказали. А вы в курсе, что Турция такую гуманитарную помощь оказывает своеобразную России? Вот у нас по выходным, а сейчас у всех выходные, смотрят «Великолепный век», и вот Хюррем Султан просто как новый член семьи у всех. И все следят за перипетиями. И, как раньше шутили: «Почему поедете в Санта-Барбару? – А я там всех знаю». Теперь вот мы в Турции всех знаем.

Фарид Ахмедов: То же самое. Здесь приостановили съемки всех сериалов, поэтому вернулись все на пересмотр сериалов, которые снимались несколько лет тому назад. В том числе есть товарищи, которые сидят и смотрят те сериалы, которые были там, я не знаю, буквально в детстве. Потому что нечего посмотреть что-нибудь новое или свежее.

Александр Денисов: Настя, ты в курсе, Хюррем Султан кто это?

Анастасия Сорокина: Я догадываюсь, да, Саша. Но меня почему-то сегодня поразило число, вот так стали говорить, что не реагируют, а у нас, например, есть информация, что в Турции 40 тыс. человек заболело. Неужели…

Фарид Ахмедов: Да, и рост 2,5% на сегодняшний день. Т. е. летальных исходов 2,5%. Т. е. на сегодняшний день уже 98 зафиксировано смертей от коронавируса. Больницы все переполнены. У меня супруга врач, поэтому мы получаем информацию более достоверную и более от первых как бы лиц. Но, к сожалению, население… Вы понимаете, Стамбул сейчас разделен на 2 части, т. е. по социальному уровню людей. 60% вот именно этого населения, вот этих районов, которые в Стамбуле, там просто не соблюдаются. Власти призывают каждый день к самоизоляции. Министр здравоохранения выступает каждый вечер, дает данные, дает статистику каждого дня. Но, к сожалению… Поэтому сейчас народ обращается к правительству, что нужно обязательно ввести чрезвычайное положение. Потому что контролировать невозможно. Сегодня закрыли многие главные улицы и парки в Стамбуле. Как это будет продолжаться дальше, просто мы не знаем. Потому что мы, например, сами с первого дня, когда услышали все, когда вот это все началось, мы самоизоляцию, у нас была самоизоляция по собственному желанию. Пока и чего не началось.

Александр Денисов: Фарид, спасибо вам большое. Ну что ж, порадовали вы нас, хорошо пообщались. Обнимаем вас…

Анастасия Сорокина: Виртуально, на расстоянии.

Александр Денисов: Да-да. Если будет скучно, приезжайте, как говорится. Возвращайтесь, да.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: Спасибо вам большое. На связи был у нас Фарид Ахметов, Сергей…

Анастасия Сорокина: …Гордеев из Соединенных Штатов и Зара Гулиева Ниде из Нидерландов. А мы идем дальше.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)