Мир в режиме самоизоляции. Дания, Бразилия, ЮАР

Мир в режиме самоизоляции. Дания, Бразилия, ЮАР | Программы | ОТР

На связи жители этих стран

2020-04-23T17:03:00+03:00
Мир в режиме самоизоляции. Дания, Бразилия, ЮАР
90 лет Михаилу Горбачеву. Миллиарды для села. Пенсии работающим. Налог на роскошь. Жить стали хуже
Ковид вывернул наши карманы
Горбачеву - 90. В XX веке не было политика, к которому относились бы так полярно
Села вытянут миллиардами
Льготы: все в одно окно
На селе денег нет
Источник доходов один – кладбище… СЮЖЕТ
ТЕМА ДНЯ: Пандемия лишила доходов
Автомобиль становится роскошью
Пенсии для работающих: какой будет индексация?
Гости
Юлия Чёрная
жительница г. Копенгаген (Дания)
Ольга Лапшина
жительница г. Дурбан (ЮАР)
Воля Ермалаева-Франко
жительница г. Салвадор (Бразилия)

Анастасия Сорокина: Начинаем по традиции с рубрики «Изолируемся», или «Сидим дома». Сегодня узнаем, как живут, как сидят по домам в Бразилии, Дании и ЮАР.

Александр Денисов: Так живут или сидят? «Живут же люди», в общем, у нас такая рубрика про заграницу, так раньше рассказывали, да, Настя?

Анастасия Сорокина: Да. Вот с этого и начнем. На связи с нашей студией Воля Ермалаева-Франко из Бразилии, Юлия Черная из Дании и Ольга Лапшина из ЮАР. Здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте, наши прекрасные соотечественницы. Вот за границей полно наших девушек. Что за…

Анастасия Сорокина: А кто тебе больше сегодня? Потому что сегодня ты выбираешь.

Александр Денисов: Да, самое интересное – кого я буду допрашивать. Ну что, давайте начнем с Юлии. Юля, давайте с вас.

Юлия Черная: Здравствуйте.

Александр Денисов: Да, Юля, здравствуйте. Это у нас уважаемый город Копенгаген. Юлия, у нас был на связи как-то… (я уж так, о несерьезном; потом о серьезном поговорим), был на связи Амстердам, и, вот мы даже не спрашивали, первым, о чем нам заявила собеседница, что кофешопы не закрыты. Она нас обрадовала, как будто мы туда рвемся. Что с вашим прекрасным районом в Христиании сейчас творится, который промышляет тем же, чем и амстердамские кофешопы?

Юлия Черная: Датчане даже в Христиании очень организованные. И в принципе сразу решили самоизолироваться. Закрыли Христианию для посещения. Я не ходила, не проверяла, так что не знаю…

Александр Денисов: Естественно. Юлия, а вы можете что угодно говорить, конечно, мы вам верим. Мы уже даже и проверяли.

Юлия Черная: У нас потихоньку начинают открывать в Дании. Поэтому, возможно… Я думаю, что они с удовольствием тоже и Христианию откроют, одну из первых.

Анастасия Сорокина: Юля, но вот сейчас приятная новость. Думаю, что об этом мечтают просто миллионы людей во всей планете, когда откроются парикмахерские. Вот вам повезло в Дании: наконец-то разрешили туда отправиться. Но, говорят, какие-то несусветные очереди, просто на 3 недели вперед все расписано, попасть невозможно. Какая вообще обстановка?

Юлия Черная: Да, знакомый парикмахер рассказывала, что ей сообщения ночью приходят. И люди звонят, пытаются записаться. Потому что действительно, ну, представляете, полтора месяца без стрижек – это довольно-таки сложно. Хотя в Дании, слава богу, у нас с блондинами все в порядке. Поэтому я думаю, это в основном мужчины.

Александр Денисов: А вы знаете, вот русские женщины… ну, «русские», как будто вы не русские… что я вам рассказываю. А вот сейчас у нас на самоизоляции с женщиной такой, вот все помнят советский кинематограф, песню пели цыганки: «Ну что сказать, ну что сказать». Помните? Они в таких платках, так изящно повязанных. Вот сейчас такой ход, так делают. Прически пока нет, платок красиво – выход же, да?

Анастасия Сорокина: А мужчинам что делать, Саша?

Александр Денисов: Но давай Юлию сейчас. Юлия, ваша реакция? Парируйте.

Юлия Черная: В платках у нас особо не ходят. Я думаю, что в принципе женщины в Дании такие, любят все натуральное. Поэтому нам нечего тут скрывать.

Александр Денисов: Как в другом советском кинофильме: «Ну, если живенько, то хорошо».

Юлия Черная: Точно.

Александр Денисов: Точно.

Анастасия Сорокина: А школы? Вот тоже сейчас дети отправились учиться. Как этот процесс организован? Какие меры безопасности введены?

Юлия Черная: У нас открыли только начальные классы. Также садики, детсадики, все ясли. Разбили детей на классы. Т. е., например, вот я знаю, там может быть только 7 или 8 человек в классе, и они сидят на расстоянии друг от друга. Естественно, везде дезинфекторы для рук. Детям объясняют, как нужно себя вести, как играть. Конечно, это тяжело. Потому что не всем детям, особенно в яслях, это объяснишь. Но вроде справляются. Но, к сожалению, старшие классы, я не знаю, к сожалению или к счастью, но они пока что сидят дома и учатся дистанционно.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Юлия.

Александр Денисов: Да, Юля, как и у нас. Спасибо.

Анастасия Сорокина: Давайте сейчас спросим, как в Бразилии обстоят дела. Потому что если Дания все-таки организованная, то в Бразилии организуются как бы не совсем по такому принципу. Разделились 2 группы. Одни за здоровье и за сохранение жизни, а другие за то, чтобы возрождать экономику. Даже суд Рио-де-Жанейро запретил правительству распространять информацию против ограничительных мер. Это правда?

Воля Ермалаева-Франко: Да, действительно, у нас сейчас очень поляризованное общество. И люди разделились. Потому что в принципе бразильское общество разделилось после прошедших выборов в 2018 году. И президент Бразилии сейчас поддерживает такую же политику, как ваш сосед – глава государства Беларуси. Как мне рассказывают, что…

Александр Денисов: Наш веселый сосед. Как песня есть, знаете, «замечательный сосед» был, да, и вот у нас такой же.

Воля Ермалаева-Франко: Да. Ну, и я сама белоруска, поэтому в общем-то из одной такой страны в другую попала. Вот. И здесь действительно президент рассказывает, что это не страшно, что он лично бывший спортсмен, поэтому ему вообще никакие вирусы не страшны, а если кто-то умирает, то это их личная проблема – хронические заболевания надо было лечить, не надо было пить, курить и т. д. Но, к счастью, в Бразилии власть не сконцентрирована в руках одного человека, поэтому мэры и губернаторы стараются вводить ограничительные меры: карантин, дистанционное обучение, работу и т. д. Так что в целом мировая тенденция к карантину сохраняется.

Анастасия Сорокина: А какие данные на сегодняшний день, какая статистика у вас по количеству заболевших людей?

Воля Ермалаева-Франко: Данные печальные. В Бразилии сейчас более 43 тыс. подтвержденных случаев и уже 2 744 смерти зафиксировано от коронавируса. Но нужно учитывать, что в Бразилию вирус пришел гораздо позже, чем в Европу. Т. е. только, если не ошибаюсь, в начале марта были зафиксированы первые случаи. И рост, конечно, очень страшный.

Александр Денисов: Вот у нас коллега собирался как раз в Бразилию пару недель назад отправиться на отдых. Уже, по-моему, даже все купили. Правильно сделал, что не поехал, не стоит ему расстраиваться сейчас?

Воля Ермалаева-Франко: Ну, сейчас, я думаю, никому не стоит расстраиваться, что не успел куда-то уехать. Лучше все-таки пересидеть карантин дома, чем в последнюю минуту пытаться уехать из какой-либо страны. Какая бы она прекрасная ни была.

Александр Денисов: Мы ему передадим. Еще вопрос про фавелы. Какая там обстановка? Потому что скученно же люди там проживают. Вот там ситуация какая с этой болезнью?

Воля Ермалаева-Франко: Сложная ситуация. Конечно, не у всех есть доступ к медицине, например, в наиболее отдаленных местах от центров. Т. е. это в принципе ситуация такая, что у более бедных слоев населения не всегда есть доступ к тем же услугам, что и у среднего и высшего класса. И проблема даже не столько, мне кажется, в скученности, например, а в том, что люди, у которых нет каких-то отложенных денег, например, на черный день и в целом была тяжелая экономическая ситуация, они не могут себе позволить уйти на карантин. Они очень часто продолжают работать. И из-за этого, конечно, распространение вируса тоже усиливается.

Но стоит отметить, что общество тоже солидаризируется. Есть очень много кампаний по сбору гигиенических предметов, по сбору средств семьям, которым нужна помощь. Так что заметно тоже, что общество пытается самоорганизоваться и тех, кого нужно поддержать в эту трудную минуту, поддержать тоже.

Александр Денисов: А вы как переживаете эти времена?

Анастасия Сорокина: Вынуждены самоизолироваться или продолжаете работать?

Александр Денисов: Да. Накопления вот позволяют это сделать или беспокоитесь?

Воля Ермалаева-Франко: Мне работа позволяет работать дистанционно. И я, и мой муж – мы преподаем языки. Поэтому все уроки, которые были в офлайне, перевелись в онлайн. И до этого мы очень много работали тоже по Интернету. Поэтому в принципе вот конкретно в моей семье не много что изменилось. Конечно, все пробежки пришлось отменить и походы на пляж. Но это такая мелочь по сравнению с тем, что происходит у других людей, что жаловаться не приходится.

Александр Денисов: Вы испанский преподаете, да?

Воля Ермалаева-Франко: Нет, в Бразилии говорят по-португальски. Я преподаю русский язык как иностранный в основном, португальский как иностранный русскоговорящим тоже. Вот у нас в основном так.

Александр Денисов: Как по-португальски будет «Хорошего здоровья!»? Преподайте нам урок, раз уж вы на связи и репетитор, будьте нашим репетитором. «Хорошего здоровья!» как?

Воля Ермалаева-Франко: «Сауджи!»

Александр Денисов: Как-как? «Тауди!»?

Анастасия Сорокина: «Тауджи!»

Александр Денисов: «Тауджи!» Кто способнее? Наверное, Настя, да? Пятерка тебе, пятерка.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Но еще потренируемся. Будем продолжать изучение языков. Поговорим с Ольгой. Ольга, добрый вечер еще раз. У вас какая обстановка? Вот мне попалась новость, что штрафы выписывают всем, кто нарушает. Даже не обошло стороной это министра связи и цифровых технологий, которая заплатила штраф (была отправлена в обязательный отпуск) за то, что нарушила режим и отправилась в гости. Так и действительно все строго у вас?

Ольга Лапшина: К сожалению, я не смогу сказать, так ли у нас все строго, потому что мы в очень строгой изоляции находимся. И, конечно, по телевидению смотрим иногда, нам рассказывают, что происходит в стране. Так ли это или не так – такого подтверждения я дать не могу.

Александр Денисов: Ольга, а я сам испугался. Анастасия, смотрите, все знает, как следователь. Все досье собрала. Смотрите, какая толстая папка про ЮАР, да-да-да.

Анастасия Сорокина: Что из мер у вас там применяется? Как организованы вот эти меры изоляции? Какие штрафы? Действительно вот так все сурово?

Ольга Лапшина: Мы все в очень строгом карантине. Нам не разрешают никуда выходить из дома. Нам не разрешают выходить на пробежки, гулять с детьми, гулять с собаками. Все это запрещено. Можно сходить в магазин купить продукты, или в аптеку, или к врачу. Штрафы? Я живу в таком районе, где у нас все соблюдают режим. Поэтому еще ни разу я не видела ни полиции, ни армии. Но, конечно, есть у нас такие районы, где живет много бедного населения. Там, насколько я знаю по новостям, видно было много армии присутствует.

Александр Денисов: Но есть такие районы, мы наслышаны, куда и в мирное время лучше не заходить белому человеку, да.

Ольга Лапшина: Тауншипы. Это называется тауншипы. Не то что не заходить белому человеку – белый человек туда, наверное, просто не поедет. Там была очень плохая криминальная обстановка. Сейчас, как я уже сказала, армия наводит там порядок. И много присутствия полиции. В том районе, в котором живу я, полицию я еще ни разу не видела. У нас есть … на дорогах полицейские не разрешают въезд в центр города, например, и запрещено передвижение между провинциями. Или только по специальному разрешению. А так как мы никуда не выходим, кроме магазинов, которые находятся в 100 м, то особо ничего не заметно, скажем так.

Александр Денисов: Ольга, вот нам стало интересно: вас как занесло в ЮАР? Все-таки такой непривычный край. Вот Европа – понятно, Дания, там. Ну, Бразилия – тоже можно как-то предположить. А вот ЮАР?

Ольга Лапшина: Мой супруг немец, и мы приехали сюда из Германии по рабочему контракту.

Александр Денисов: Кем работаете, если не секрет? …

Ольга Лапшина: Он работает в фирме, которая занимается продажами шифровального оборудования.

Анастасия Сорокина: А сейчас с работой как? Приходится удаленно, дистанционно ее организовывать? Как вас коснулась вот эта изоляция?

Ольга Лапшина: Все фирмы у нас закрыты. Кроме, конечно, врачей, магазинов продовольственных. Остальные все магазины закрыты. И алкогольные магазины у нас тоже закрыты. У нас не продают сигарет. Так как у нас все фирмы закрыты, мы все сидим дома, и кто смог, организовал онлайн-работу, какую-то небольшую. Потому что та фирма, которая у мужа, они все-таки осуществляют продажи, и продаж сейчас никаких не происходит. Поэтому в основном сидим дома и ждем, пока нас откроют.

Александр Денисов: Ольга, спасибо вам большое. Ну что, девушки, огромное вам спасибо за приятную беседу. Воля, проверьте еще раз на прощание: мы вам всем желаем «Тау Джи!» Правильно?

Давайте еще раз. Последняя попытка моя.

Воля Ермалаева-Франко: «Сауджи!»

Александр Денисов: «Тауджи!» Вот сейчас правильно, да?

Воля Ермалаева-Франко: Нет, первая «с».

Александр Денисов: А, «Сауджи!»

Анастасия Сорокина: Будем тренироваться.

Александр Денисов: Ну, слава богу. Спасибо вам большое.

Анастасия Сорокина: Спасибо вам большое, и будьте здоровы.

Александр Денисов: Всем «Сауджи!» До свиданья. Спасибо.

Анастасия Сорокина: Мы идем дальше.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
На связи жители этих стран