Мирослав Смирнов: Реальной поддержки детского спорта нет

Мирослав Смирнов: Реальной поддержки детского спорта нет
Кого и как учить? Китайцам въезд запрещён. Хакеры атакуют банки. Опасен ли 5G? Передел рыбного рынка. Индексация для работающих пенсионеров
Сергей Лесков: У нас очень неравномерное распределение ресурсов по стране. Где-то не хватает рабочих, а где-то работы. Это беда!
Сергей Обухов: С тех пор, как отменили индексацию работающим пенсионерам, их количество резко сократилось. Стало меньше налогов и отчислений в ПФ
Герман Зверев: В стоимости рыбы - 35% отпускная цена рыбака. Остальное - это перевозка и ритейл
Татьяна Овчаренко: У сбытовых компаний манера обсчитывать и начислять долги просто фантастическая!
Как оплачивают счета в глубинке, где нет почты и денег на интернет?
Валентина Иванова: Норматив школьного питания вырос вдвое – до 75,6 рублей. Но есть проблема ежедневного контроля качества и разнообразия рациона
Почему наши мегаполисы превращаются в гетто?
5G убьёт абонента? Действительно ли высокочастотные сети провоцируют онкологию?
Пассажир, выключи музыку! Надо ли запретить использовать в транспорте гаджеты без наушников?
Гости
Мирослав Смирнов
президент всероссийского благотворительного фонда «Я расту со спортом»

Петр Кузнецов: К первой теме вечернего блока переходим. Администрация села Талда уволила инструктора по самбо Амаду Аратина (он мастер спорта, между прочим) за то, что он возил детей на соревнования на своей машине и за свой счет. То есть формально нарушил, конечно, правила перевозки несовершеннолетних.

Ольга Арсланова: Но вот какая реакция уже последовала. Родители юных самбистов говорят, что руководство, в общем-то, само даже не пыталось организовать перевозку детей по всем правилам. А теперь родители боятся, что в селе единственную спортивную секцию вообще закроют. Жители обратились через социальные сети к главе региона – и проблема в итоге вышла на федеральный уровень. Например, член Комитета Госдумы по физической культуре Дмитрий Свищев пообещал в эту ситуацию вникнуть и помочь решить вопрос. История, конечно, фантастическая просто!

Петр Кузнецов: Итак, мы связались с Аратиным, с тем самым тренером по самбо, одним из героев сегодняшнего дня. И вот как он прокомментировал эту ситуацию.

Амаду Аратин, тренер по самбо: «Выезжали на районные, республиканские и всероссийские соревнования по самбо. В группе занималось 35–38 детей, в основном начальных классов. Ребята сразу же начали показывать хорошие результаты. Я прошу командировочные, суточные, проживание, питание, но не дают. Вот такое было отношение. Я просил и родителей, чтобы они свозили нас. Они всегда «за» были. Я даже не знал, что меня уволили. Сказали, что сократили, и все».

Петр Кузнецов: Вот такая ситуация. И сегодня глава Алтая вступил в защиту вольного тренера, вот что он сказал, Олег Хорохордин его зовут: «Я сам с детства занимаюсь спортом и прекрасно знаю, как важна тренерская подготовка и поддержка, поэтому лично разобрался в ситуации с несправедливым решением администрации школы по отношению к молодому тренеру», – конец цитаты.

Ольга Арсланова: А вот еще одна история из жизни нашей страны. Житель Новокузнецка Максим Самохин не может получить финансирование для сына-спортсмена, хотя мальчик включен в сборную России по теннису, занимается в школе олимпийского резерва (то есть это уже определенный уровень), стал победителем первенства Европы. Но, несмотря на все эти заслуги, участие во всех соревнованиях оплачивает сам отец. Вот комментарий.

Максим Самохин, отец спортсмена, победителя первенства Европы по настольному теннису: «Пять лет назад мы пришли заниматься в спортивную школу олимпийского резерва по настольному теннису. На данном уровне необходимо достаточно много ездить как по стране, так и делать международные выезды. В Департаменте спорта Кемеровской области отвечали: «Денег нет, поэтому справляйтесь своими силами». Если в том же ключе будет, если никакого финансирования не будет, то тогда и перспектив в развитии у него как у теннисиста не будет, тогда смысла здесь оставаться уже нет. Необходимо будет двигаться в другие регионы, где будут у него достойные соперники, достойные выезды, достаточное количество выездов, тренировочная база».

Петр Кузнецов: Ну что, давайте поговорим о том, как выживать спортивной секции в российских регионах, что у нас с детским спортом. Потому что универсиады и чемпионаты мира мы проводить умеем, их очень много, кто-то на них выступает, кто-то все-таки дорастает до больших спортсменов.

Ольга Арсланова: И это всегда огромные и дорогостоящие проекты, на всю страну гремят!

Петр Кузнецов: Сколько все это стоит? И сколько сил в это вложено? Давайте поговорим об этом. У нас в гостях – Мирослав Смирнов, президент всероссийского благотворительного фонда «Я росту со спортом». Здравствуйте, Мирослав.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, Мирослав.

Мирослав Смирнов: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Давайте начнем с этой истории, которая произошла на Алтае, которую сейчас все обсуждают уже на федеральном уровне. Представляете, человека увольняют не за то, что он что-то украл, как у нас часто бывает, а за то, что вложил свое. Хотя мы представляем себе, что зарплата в регионе, в небольшом населенном пункте у детского тренера… То есть вероятно, что человек вообще последнее отдавал. И при этом его увольняют.

Даже то, что сейчас за него вступились… Ну хорошо, если ситуация решится. Но, очевидно, это говорит о какой-то болезни системы. Что это за болезнь, которая дает такие симптомы – увольнение человека, который тратит свои личные деньги на свое любимое дело, на детей?

Мирослав Смирнов: Ну, к сожалению, наша система всегда упирается в какой-то человеческий фактор. И опять мы видим очередной фактор, который повлиял. То есть какой-то человек, будучи чиновником, работая в школе, допустим, он не разобрался в вопросе и каким-то образом решил наказать тренера.

Ольга Арсланова: То есть не положено так делать? «Не положено! Нарушение инструкции».

Мирослав Смирнов: У нас спорт, к сожалению, в России существует по большей части на таких энтузиастах, которым мы как раз и помогаем в рамках нашего фонда. Мы находим вот таких тренеров, они сами нас находят. Мы где-то создаем условия в таких же небольших селах, в маленьких учреждениях.

Ольга Арсланова: То есть вы прекрасно представляете себе, как они живут?

Мирослав Смирнов: Абсолютно.

Ольга Арсланова: Вообще на что то похоже? Как они финансируются?

Мирослав Смирнов: Основная проблема тренеров… Ну, по сути, их две. Первая – это одеть ребят, обуть, одеть в экипировку, потому что родители малоимущие, особенно в селах, нет возможности детей одеть. Оттуда и травмы, когда нет правильной экипировки.

Вторая проблема – нет возможности этих ребят вывезти на соревнования. Соответственно, они борются либо соревнуются (ну, смотря по каким видам спорта) у себя локально. А основной рост, конечно же, идет на турнирах более такого серьезного статуса, где больше участников. К сожалению, многие ребята этого лишены, потому что нет какой-то поддержки.

И тренеры, которые воспитывают, вкладываются всеми силами, всеми своими знаниями в этих детей, они становятся чуть ли не родными. Очень многие дети называют своих тренеров вторыми отцами, потому что действительно там очень близкие чувства, тренеры вкладываются и хотят, чтобы эти ребята реально…

Петр Кузнецов: Но это дает результат, потому что мы видим, что эти ребята не раз уже становились призерами, по крайней мере местных соревнований, уже на локальном уровне.

Мирослав Смирнов: Да.

Петр Кузнецов: Продолжаются слова поддержки – уже через наш SMS-портал. Прямо каждая SMS. «Какая глупость! Стыдно таким чиновникам, которые принимают такие решения». «Уровень бреда превысил уровень жизни». «У нас наказывают людей, которые достойны не только уважения. Его наградить надо за заслуги». «У родителей не хватает денег, а власть ничего для детей не делает». «Просто инициатива наказуема, такие у нас правила».

Очень много говорят о том, что у нас в нашей стране просто нет спорта…

Ольга Арсланова: Массового спорта.

Петр Кузнецов: …потому что нет детского спорта. Массового, абсолютно точно, да. Его никто не поддерживает. То есть дети талантливые есть, но они даже до юниорских сборных не доходят. Это действительно так? И в какую сторону эта ситуация меняется? В какой момент у нас перестали доходить?

Мирослав Смирнов: Я думаю, что по большей части это действительно так. Почему? Потому что мы работаем с сельскими школами, с какими-то отдаленными районами, и там вообще никак не развивается спорт. Допустим, может быть одна школа на все село, и на базе этой школы хороший спортивный зал, но даже в этом спортивном зале ничего не проходит.

Ольга Арсланова: А почему? Неужели так сложно организовать эти занятия?

Мирослав Смирнов: А вот нет менеджера, скорее всего, в школе, который, я не знаю, получает за свою работу какие-то деньги, который может организовать грамотно процесс, найти тренера, обеспечить всем необходимым спортивным инвентарем это пространств и сделать таким образом, чтобы этот спортивный инвентарь не нарушал именно физкультурный процесс.

Ольга Арсланова: Ну хорошо, представим себе, что в этом селе есть талантливый тренер. Где-то он тренировался сам, обучался, может быть, из какого-то крупного города приехал. И он хочет в этой школе, в этом зале что-то организовать. Через что ему придется пройти?

Мирослав Смирнов: Первое – ему нужно найти оборудование, спортивный инвентарь, а это тоже достаточно серьезные деньги в селе.

Петр Кузнецов: Это он должен делать?

Ольга Арсланова: Он должен обосновать, прийти в администрацию, да?

Мирослав Смирнов: Ну, к сожалению, у школ тоже есть какие-то бюджеты, но их чаще всего тратят на то, что, по их мнению, более… ну, уделяют внимание другому, в общем.

Ольга Арсланова: То есть, предположим, школа отказывает, говорит: «У нас нет денег». Дальше что?

Мирослав Смирнов: Ну, дальше, соответственно, тренер-энтузиаст, который действительно радеет и хочет в своем городе, поселке, районе поднять спорт, он начинает бегать и искать по компаниям. То есть тренер превращается в менеджера по продажам.

Ольга Арсланова: Он ищет спонсора частного.

Мирослав Смирнов: Да, он ищет спонсоров. И чаще всего это крайне тяжело, крайне тяжело. Если он каким-то образом это все находит и организует тренировочный процесс…

Ольга Арсланова: Вот тут-то к нему приходят с пристальным вниманием: «А что за спонсор?»

Мирослав Смирнов: И основной вопрос упирается в ставку: где получать зарплату? Потому что в селах это мизерная зарплата, 3–5 тысяч рублей.

Петр Кузнецов: Тренер получает в месяц?

Мирослав Смирнов: Да. У нас есть такие случаи, когда тренерам дают ставку от учреждения – 3,5, 5, 7 тысяч рублей. Ну, эти деньги…

Петр Кузнецов: Как правило, школьный учитель, который хотя бы получает еще в школе. Нет?

Мирослав Смирнов: Нет. Лучше всего, конечно же, профильный какой-то специалист-тренер.

Петр Кузнецов: 3–5 тысяч?

Мирослав Смирнов: Да. Потому что в школе этой есть физрук, и у физрука есть ставка. Они не имеют возможности взять дополнительного тренера. Но мы, допустим, на базе таких школ сельских как раз и открываем спортивные залы. И мы приобщаем администрацию, чтобы они взяли на себя ответственность и выделили какую-то дополнительную ставку. Получается такая комплексная работа.

Ольга Арсланова: А родители, естественно, платную секцию там в основном потянуть не могут?

Мирослав Смирнов: Да. Ну, там реально люди выживают. И поэтому, если там даже 300–500 рублей в месяц (вот в селах примерно так и делают), очень мало кто может себе позволить.

Петр Кузнецов: Смотрите… Сейчас мы Ольгу из Краснодарского края послушаем, она нас уже ждет. Вы сказали очень важную деталь, обозначили. Допустим, в школе есть хороший спортивный зал. А ведь раньше, по крайней мере детского спорта, вообще начинались с отсутствия игровых площадок.

Мирослав Смирнов: Сейчас залы есть.

Петр Кузнецов: То есть в данном случае все-таки прогресс какой-то в этом есть?

Мирослав Смирнов: Да, спортивных залов много. Это у нас в Москве здесь на базе школ очень много всяких разных секций, то есть там каждый час этого спортивного часа расписан. А если мы копнем куда-нибудь поглубже, то там, к сожалению, не так. То есть школа стоит, пространство есть. Ну пожалуйста, оборудуйте! Запускайте процесс. Делайте там различные часы тренировочные по различным видам спорта. Почему-то это очень мало кто реализует.

А где саккумулированы дети? Как раз в школах. Школа для них – как дом родной. Поэтому, если мы хотим охватить как можно больше детей, нам нужно, конечно же, не строить многомиллионные эти ФОКи, которые охватывают всего 200–300 человек, а идти именно в школы и на базе школ делать…

Петр Кузнецов: Последний момент. Вот эти ФОКи – они по какой программе появляются?

Мирослав Смирнов: К сожалению, не знаю.

Петр Кузнецов: Географию кто определяет?

Мирослав Смирнов: Знаю, что огромные деньги туда инвестируются, но охват, к сожалению, маленький. И второй момент: эти ФОКи…

Петр Кузнецов: Потому что не продумано, да?

Мирослав Смирнов: Эти ФОКи становятся коммерческими. Вот в чем дело.

Ольга Арсланова: Слушайте, этих ФОКов, например, в моем районе построили несколько. И все секции там платные.

Мирослав Смирнов: Вот! Я не понимаю – как, почему и зачем.

Ольга Арсланова: Уровень тренерского состава не самый сильный, но зато это дает возможность заработать. Но есть ситуации, как в регионах… Буквально несколько сообщений. Очень похожие истории, смотрите. Оренбургская область: «На соревнования родители по очереди возят детей, – поселок Ириклинский. – Чиновников надо увольнять за то, что мы так бедно живем». Пермь: «Дома закрываются, новые не строят. А дети тренируются в подвалах».

Мирослав Смирнов: Что нельзя – по нормативу.

Ольга Арсланова: Подмосковье: «Тренер возил на сборы секцию лыжников за свой счет». И вот таких историй из разных регионов довольно много.

Петр Кузнецов: Возить детей на своей машине нельзя, а тренироваться в подвалах можно.

Мирослав Смирнов: Таких историй тысячи.

Петр Кузнецов: Самая популярная, наверное, в нашей стране секция – футбольная. О ней расскажет Ольга из Краснодарского края. Здравствуйте, Ольга.

Ольга Арсланова: Интересно, как там.

Зритель: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Здравствуйте. Я звоню…

Петр Кузнецов: Кстати, у вас с футбольной академией в Краснодаре все хорошо.

Зритель: Да. Мы живем на Кубани, это 80 километров. И мой внук ходит на футбол. Очень хорошо, что есть такая школа. Но у нас в городе подъезд к ангару, где дети занимаются (он второклассник у меня, внук), к футбольным полям и к ангару дороги нет, вообще асфальта нет, освещения нет. Обращалась в администрацию в прошлом году – результата нет.

И второй момент. Мы тоже возим своих детишек на собственных автомобилях на игру – и в Краснодар, и в Армавир, и Северскую, и в другие города.

Ольга Арсланова: Спасибо вам за эту историю.

«Дочь ходила на волейбол, – Оренбургская область пишет, – платили родители в итоге за проезд на соревнования». Рубцовск: «Ужасное финансирование строящегося ледового комплекса». Не очень понятно. Видимо, не могут достроить.

Петр Кузнецов: Давайте еще Челябинск послушаем сразу, Варвару.

Ольга Арсланова: Да, еще один звонок. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хотела сказать, что в нашей семье очень хорошо все сложилось в области спорта. У нас тут есть в Челябинске центр олимпийской подготовки по дзюдо, занятия бесплатные. Все наши с мужем дети, семеро детей, прошли через спорт, достигли очень… Папа у нас – фанатик дзюдо. Он возил на своем «уазике» своих детей, чужих детей по всем соревнованиям. Дальше, когда дети стали показывать результаты, уже все это происходило, стали детей возить бесплатно. То есть у нас один мой сын, Дмитрий Зуев, он стал чемпионом России по юношам, по юниорам трижды, чемпионом Европы стал тоже по юниорам. Сейчас дочка тоже…

Ольга Арсланова: Вот результат. А как это все финансировалось в процессе? Хватало ли внимания со стороны администрации?

Зритель: Как финансировалось? Я скажу, что занятия бесплатные у нас, занятые бесплатные. Ну конечно, поначалу кимоно покупали. А потом уже, когда дети показывают результаты, когда уже высокие результаты, то тогда уже кимоно выдается. Сначала возил папа, он у нас фанатик. Он столько вложил! Без родительской работы никак. Он столько ездил, столько вложил труда! Он знал каждого тренера по области и в России, пока был жив. Просто сил очень много!

Ольга Арсланова: Да, спасибо…

Зритель: Но и город тоже в этом плане помогает.

Ольга Арсланова: Вот видите, вам повезло.

Мирослав Смирнов: Дай бог везде так.

Ольга Арсланова: А в основном пишут о том, что денег страшно не хватает. И возмущаются: «Сколько школьных команд можно поднять за счет, например, Кокориных». Действительно, вот это несоответствие финансирования и вообще денег, которые крутятся в большом спорте, в некоторых видах, особенных, и вот такая нищета, которую мы видим в регионах…

Петр Кузнецов: Ну, опять-таки на примере Кокорина: далеко не москвич, тоже вырвался из глубинки.

Ольга Арсланова: Вот. Он же как-то… Есть ли шанс у талантливых детей?

Мирослав Смирнов: Ну, многое зависит от федерации. Вот здесь федерация по дзюдо правильно работает, грамотно. Соответственно, видите, какие отзывы положительные. Многие федерации также существуют на коленках, у них также нет финансирования и очень много проблем. Как решить этот вопрос комплексно и в масштабах всей страны?..

Ольга Арсланова: И как должно это выглядеть? Например, есть талантливый ребенок, спортивный, где-то в глубинке…

Мирослав Смирнов: Таких много.

Ольга Арсланова: Вообще в сборной России были бы счастливы, если бы со временем он туда попал. Они просто не знают, что этот ребенок есть. Вот как должна работать система, чтобы он смог потихонечку, по ступенькам обраться до высокого уровня? Ведь сейчас на таком уровне у него шансов, честно говоря, немного.

Мирослав Смирнов: Ну, у него, во-первых, должны быть условия, где непосредственно заниматься, чтобы выезжать на соревнования, расти как спортсмен. Это первое.

Второе. Если он хочет дальше расти со спортом, выбирать себе именно это профессиональное направление, то надо поступать в соответствующие вузы, в школу олимпийского резерва или еще куда-то, выступать за сборную федерации того вида спорта и расти как спортсмен. Как-то так.

Ольга Арсланова: Но до первых соревнований нужно на чем-то доехать.

Мирослав Смирнов: На чем-то доехать. Это основная проблема именно сел. Вот надо решать как-то комплексно вопрос. Надо просто именно на чиновническом уровне активно уделять внимание именно этой проблеме, потому что у ребят в селах очень мало перспектив.

Петр Кузнецов: Смотрите, вот на примере той же футбольной школы. Ну, футбольная школа – дело дорогое, тем более если при каком-то большом клубе, тем более столичном. Ну, доступны они все-таки семьям богатым. Но (поправьте меня, если я неправ), как правило, когда уже с футболистом беседуешь, узнаешь его биографию, оказывается, из бедной семьи. Как правило, выбиваются в большие спортсмены из бедных семей. Это так? Не знаю, может быть, познавшие трудности…

Мирослав Смирнов: Вот мы по акту работаем в основном с детскими домами-интернатами. Я говорю, что наша аудитория основная, наши подопечные ребята, с которыми мы работаем, – это детские дома-интернаты. То есть мы по всей России оборудуем спортивные залы на базе этих учреждений, работаем с этой категорией детей. Да, допустим, если мы берем какие-то отдаленные районы, то там ребята такие с характером, такие хваткие. Вот у них появилась возможность – они цепляются за эту возможность, понимая, что она им дает.

А вот, допустим, в Москве (возьмем, к примеру, Москву), они привыкли к тому, что у них все есть, и очень такие малоактивные, не хватаются, не вгрызаются в те возможности, которые к ним приходят. И получается, что социальный статус… Если у человека есть все, он такой более расслабленный. А если у человека нет возможностей таких, он лишен, как остальные ребята, то вот он хватается за эти возможности. И, как правило, он достигает, скорее всего, большего, потому что хватка у него, этот стержень, это стремление…

Ольга Арсланова: То есть если он через все эти чиновничьи препятствия смог прорваться…

Мирослав Смирнов: Это такой некий фильтр.

Ольга Арсланова: Это уже отдельный вид спорта.

Мирослав Смирнов: Блин, в какое время мы живем! Посмотрите, как за рубежом это развивается. Почему у нас так? Надо создавать условия просто для ребят. Они не должны через это проходить.

Петр Кузнецов: В этом плане – да.

Ну давайте послушаем Игоря из Новосибирской области. Игорь, здравствуйте.

Ольга Арсланова: здравствуйте.

Петр Кузнецов: Тем более что у вас еще один вид спорта популярный.

Зритель: Здравствуйте. Хоккей – очень популярный вид спорта.

Петр Кузнецов: Но – дорогой.

Зритель: Есть в Новосибирской области поселок городского типа Красноводск. Есть команда хоккейная, она становилась дважды чемпионами России, под руководством одного тренера – в 72-м году и через 30 лет, в 2012 году. У меня двое сыновей. Я посвятил хоккею с ними 20 лет, я прошел. На все соревнования мы ездили за свой счет. Мы выигрывали Новосибирскую область, приходили в областную администрацию и говорили: «Отправьте нас на Россию». Они говорили: «Извините, у нас денег нет. До свидания». Тренер говорил: «Да мы поедем за свой счет, за счет родителей. Вы нам дайте хоть бумагу. Подтвердите, что мы выиграли». Давали бумагу, и мы ездили за свой счет.

Ездили в город Перевоз за свой счет с родителями, я тоже вместе с женой ездили. Мы там стали чемпионами России, представьте себе. Потом ездили в город Можайск, тоже за свой счет, и там заняли второе место. В итоге тренеру уже около 67 лет. У нас была открыта хоккейная коробка, родители сами лопатили снег. У меня один сын, старший, и второй через десять лет пошел, младший.

В итоге эту хоккейную коробку снесли пять лет назад. Тренер сидит дома. Дети все разбежались по подъездам, кто куда – кто курить, а кто пить, наверное. Администрация построила закрытую коробку. Денег, как обычно, не хватило, куда-то они ушли налево, направо. На этой хоккейной коробке скоро на крышке деревья вырастут.

Петр Кузнецов: А, то есть даже ничего не появилось на ее месте? Понятно.

Зритель: Ничего не появилось! Все разрушили, развалили. Вот итог. А тренер вкладывал, родители вкладывали в детей. Такая традиция, такая школа! Тренер хороший был, детям было куда ходить заниматься, к открытой коробке претензий не было.

Петр Кузнецов: И выигрывали, да.

Ольга Арсланова: Даже в таких условиях.

Петр Кузнецов: Игорь, спасибо вам, спасибо вам за эту историю.

Ольга Арсланова: «Девочке-юниорке, чтобы получить разряд КМС, надо выехать за пределы области, но денег нет и не дают», – сообщение из Орска. Некоторые наши зрители вот как считают: «Спорт – это увлечение. Надо платить самим».

Как, кстати, это в других странах работает? Детский спорт оплачивают родители или в основном государство? Я имею в виду страны, где действительно хорошие результаты.

Мирослав Смирнов: Я, к сожалению, не могу ответить на этот вопрос, потому что особо не мониторю, как развивается спорт за рубежом. Нам своих проблем хватает. То есть к нам постоянно обращаются ребята из таких сел, и мы им стараемся помочь. А как там? Ну, там вроде бы как хорошо все, дети все при деле, все развиваются.

Ольга Арсланова: Но там, с другой стороны, уровень доходов такой, что, может быть, родители и не против заплатить.

Мирослав Смирнов: Да.

Ольга Арсланова: Если бы наши могли заплатить…

Мирослав Смирнов: В этом нет ничего плохого, что когда нет цены, скажем так, и нет ценности… В Советском Союзе все было бесплатное. Когда у меня детство проходило, я занимался очень много чем, и все бесплатно, ни за что мы не платили. Но сейчас времена изменились – соответственно, нет таких программ.

Петр Кузнецов: Очень много вещалось про наследие чемпионата мира. Вот это красиво, да?

Мирослав Смирнов: Красиво.

Петр Кузнецов: У нас крупные соревнования (мы с этого начали) проходят каждый месяц: универсиады, такой чемпионат мира, такой. Заявку подали – приняли. Как они могут поспособствовать развитию детского спорта? Или это вообще не связано?

Мирослав Смирнов: Я думаю, связано, конечно.

Петр Кузнецов: Это работает?

Мирослав Смирнов: Ну, когда вообще в средствах массовой информации муссируется тема спорта, чемпионатов, турниров, каких-то имен, то это все мотивация для подрастающего поколения.

Ольга Арсланова: А им есть куда идти потом? Откуда начинать свой спортивный путь?

Мирослав Смирнов: Вопрос в этом. Сейчас мы обсуждаем…

Ольга Арсланова: Показать-то показали.

Мирослав Смирнов: А куда идти? Да, действительно нет. Допустим, если село маленькое, 5–10 тысяч населения, то там особо некуда идти. И чаще всего молодежь вовлекается в пагубные привычки. А это наше будущее, это наша Россия, она из этого и состоит. Поэтому эта проблема, я считаю, очень острая.

Петр Кузнецов: То есть дело не только в популяризации, но и в практической помощи?

Мирослав Смирнов: Да. И реальной поддержки нет. Вот у нас, допустим, мужчина сейчас рассказывал свой пример. У нас буквально недавно такой пример был: девочка из детского дома стала уже четырехкратной чемпионкой мира и трехкратной чемпионкой России. И мы ее за свой счет…

Ольга Арсланова: А по какому виду?

Мирослав Смирнов: По универсальному бою. И мы ее отправляем на соревнования. Допустим, она из Иркутска. Иркутск ни разу не выписал никакую грамоту, не дал никакое благодарственное письмо, ни разу не возместил средства за те поездки, в которые она ездит. А это все-таки тоже недешево: переезд, проживание, питание. Вот почему власть не уделяет внимания хотя бы даже таким ребятам, которые уже каким-то образом добились выдающихся результатов? Ну поощрите их! Это же для других тоже будет мотивация, чтобы заниматься спортом.

Потому что вторая проблема – молодежь не идет заниматься спортом, она идет на улицу и вовлекается в эти пагубные привычки. Их надо подтягивать с улицы, их надо вовлекать. И как раз такими историями мы тоже будем их вовлекать, давать им мотивацию.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, Мирослав, как глав фонда «Я росту со спортом», каким вам видится будущее спортивное? И что будет со спортсменами, которые сейчас начинают, что-то прошли, в XXI веке? Будет ли спад? Чего нам ждать вот с таким подходом, с той инфраструктурой, с теми специалистами, с тем отношением, которое у нас есть?

Мирослав Смирнов: Спорт у нас активно будет развиваться. Но какой спорт? Сейчас признали киберспорт…

Ольга Арсланова: Это когда ты сидишь и вот так…

Мирослав Смирнов: Да, когда ты сидишь и джойстиком рубишься.

Петр Кузнецов: У нас есть, кстати, успехи. У нас переманили, есть первый легионер.

Мирослав Смирнов: У нас большие успехи, это массово развивается. Недавно прошла выставка, и она показала, что огромный интерес у молодежи к этому виду спорта. Эта индустрия развивается. И кого она плодит, плеяду чего? То есть получается, что молодежь будет идти сюда, в неактивный вид, то есть сидеть с джойстиком…

Ольга Арсланова: Но там и финансирования, наверное, так уж сильно и не требуется.

Мирослав Смирнов: Не требуется. Оно, может быть, и интересно как-то. Но вот что оно породит после себя? То есть дети вообще деградируют в плане физической культуры и развития? Кстати, мне кажется, это одна из проблем, которую надо как-то, не знаю, решать опять же комплексно.

Вот у нас есть школы российские, в которых куча детей занимается. То есть все проходят сейчас через систему образования, поэтому на баз школ нужно оборудовать какие-то пространства, чтобы они после школы оставались и занимались спортом, а потом вечерами занимались, может быть, киберспортом, потому что от этого тоже никуда не уйти. Сейчас все развивается, технологии цифровые. Это тоже развитие для детей, именно цифровое такое образование через игры, оно тоже очень сильно расширяет сознание, именно в плане технологий.

Ольга Арсланова: Но мы за разнообразие.

Мирослав Смирнов: Да.

Петр Кузнецов: И алтайские чиновники, услышав про киберспорт, скажут: «Зато возить никуда не надо».

Мирослав Смирнов: Да, зато возить никуда не надо, правильно.

Петр Кузнецов: Спасибо большое, Мирослав.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Мирослав Смирнов: И вам спасибо за встречу.

Петр Кузнецов: Спасибо. Мирослав Смирнов, президент всероссийского благотворительного фонда «Я росту со спортом».

Никуда не уходите, мы скоро продолжим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски