Многодетная мать из Нижнеудинска: в каких условиях сейчас живут пострадавшие от наводнения семьи, на какие средства собирали детей в школу

Многодетная мать из Нижнеудинска: в каких условиях сейчас живут пострадавшие от наводнения семьи, на какие средства собирали детей в школу
Надбавки к пенсиям. Россия и Белоруссия: объединение экономик? Рост цен на жильё. Школьное питание. Капризы погоды
Пенсии будут расти? Когда и на сколько поднимутся социальные выплаты?
Сергей Лесков: Хватит кормиться за счёт нефти и газа - переработанных останков всяких мамонтов и диплодоков. Это оскорбительно для страны!
Татьяна Кулакова: Хотя на городском транспорте и низкие тарифы, мы всё равно много платим за проезд – своими налогами
Владимир Жарихин: Лукашенко понимает, что Беларусь, может, и нужна Западу, но Лукашенко ему не нужен
Чем более запутана система для потребителя услуги, тем легче управленцу проводить решения, которые ему выгодны
Прежде всего должен быть утвержден сбалансированный рацион питания школьников. В этом вопросе нельзя ставить во главу угла деньги
Сергей Хестанов: Если не собирать усиленно налоги, а оставить деньги людям или бизнесу, они распорядятся ими с большей пользой для экономики
Личное мнение: Владимир Малахов
Цены на недвижимость в России растут вдвое быстрее, чем по всему миру
Гости
Надежда Черкасова
многодетная мать (г. Нижнеудинск)

Оксана Галькевич: Сейчас мы возвращаемся к одной из первых наших тем и к началу учебного года. Только перемещаемся в Восточную Сибирь, которая пострадала в этом году от очень сильного наводнения – в Иркутскую область, в Тулун и Нижнеудинск. Была объявлена в этом году зона чрезвычайной ситуации. Мы проводили телемарафон. Многие из вас участвовали и помнят об этом. Вот, собственно говоря, там сегодня тоже дети пошли в школу.

Константин Чуриков: И там сегодня президент Владимир Путин прилетел в Тулун. Он проверит, как идет восстановление города после наводнения, а также посетит школы. Вот в средней школе №6 после наводнения на стенах образовались трещины. Первый этаж был полностью затоплен водой. Сейчас в здании заменили полы и покрасили стены. Рабочие установили новые двери и окна. Также был отремонтирован фасад этого здания. В этом году школа уже принимает учеников из соседнего учебного заведения, из той школы, которая пострадала сильнее. Чтобы разместить всех, кабинеты труда пришлось перенести даже в другое здание.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Нас сейчас активно, я думаю, смотрят как раз в Сибири, в Восточной Сибири, в частности, в Иркутской области. Вы можете нам звонить. 8-800-222-00-14. Расскажите, как у вас… Если вы как раз в зоне, которая пострадала от наводнения, есть ли трудности с тем, чтобы ребенка устроить в школу вообще. В каких условиях вы живете и находитесь. Вообще эта история тянется уже очень давно, неоднократно переносились сроки ввода, например, нового жилья для пострадавших. Президент даже говорил, что могут из графика выбиться серьезно.

Оксана Галькевич: Кстати, я хочу нашим постоянным телезрителям рассказать историю бабушки, которую мы часто вспоминали в наших прямых эфирах. Она на самом деле недавно решила свои вопросы. Она получила сертификат и купила себе квартиру. Не дом, правда, в котором она всю жизнь прожила, а квартиру в одном из районов Тулуна.

Константин Чуриков: Ну что, у нас сейчас много сообщений. Нам пишут зрители о том, что очень сложно жить, до сих пор не могут прийти в себя. Нам пишет сейчас Нижнеудинск.

Оксана Галькевич: Картина, которую мы сейчас видели в этом видеоряде, друзья, она по-прежнему весьма и весьма впечатляющая.

Константин Чуриков: Сейчас мы можем поговорить с Надеждой Черкасовой. Это многодетная мама из Нижнеудинска. Надежда, здравствуйте.

Надежда Черкасова: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Как первый учебный день вашего ребенка сегодня прошел после этого наводнения?

Надежда Черкасова: Вроде хорошо. И первого, и второго ребенка…

Оксана Галькевич: Надежда, мы с вами встречались летом, когда у нас небольшая экспедиция была от Общественного телевидения, приезжали мы к вам в гости, если помните. У вас девочка и сын. Расскажите, сколько детям лет, в какие классы пошли, как вы их собирали вообще, на какие средства.

Надежда Черкасова: Старшая дочь – 10 лет. Пошла в 5 класс. А сыну 8 лет, пошел в 3 класс.

Оксана Галькевич: Скажите, Надежда. Я помню, когда мы с вами разговаривали, я вас спрашивала. Собственно, вы многодетная семья. На какие средства живете? Вы рассказывали, что у вас очень небольшой доход. Плюс вы пострадали в этом серьезном наводнении. Дом ваш требует больших вложений. На что вы собирали детей к 1 сентября?

Надежда Черкасова: Зарплату получали, выплаты дали за мебель, за все это.

Константин Чуриков: Какие выплаты вы получили? Вы говорите – на имущество там мебель и все остальное.

Надежда Черкасова: Получили по 10 ­000 – это первая помощь шла, и по 100 000.

Константин Чуриков: То есть пока в принципе вам денег хватает, или нет?

Надежда Черкасова: Пока хватает. Как бы мы их не трогали. Так как дом под снос, в новый дом нужна будет мебель.

Константин Чуриков: А вам уже сказали, где будет новый дом? Вы имеете представление об этом? Или пока ситуация непонятная для вас?

Надежда Черкасова: Пока мы ничего не знаем. Потому что мы документы подали на сертификат. Мы еще ни ответа, ни привета не дождались.

Константин Чуриков: Подождите, Надежда. Вот такое большое внимание со стороны федерального центра к наводнению, президент регулярно прилетает. Прилетает тем на местах, кто мало что делает. Вы чувствуете внимание Москвы, федерального центра к вашим тяготам?

Надежда Черкасова: Знаете, он приезжает в Тулун. Хоть бы раз он приехал в Нижнеудинск.

Константин Чуриков: В Нижнеудинске сейчас что? Где вы живете, где живут ваши знакомые? Где вы размещаетесь? Надо же где-то находиться.

Надежда Черкасова: Мы так и остались все в своих домах. В аварийных домах.

Оксана Галькевич: Надежда, насколько я помню, у вас такая ситуация с домом непростая. У вас водой вымыло основание под вашим домом. И он стоит, опирается буквально на какую-то ленточку небольшую по периметру этого дома. Это же опасно на самом деле находиться сейчас в вашем доме. А вы там с тремя детьми.

Надежда Черкасова: Опасно. А куда мы денемся? Нам даже некуда.

Константин Чуриков: Подождите, Надежда. Но скоро же зима на носу. Наверное, ночью уже заметно холоднее, чем было летом. Как вы в этих условиях? Чем обогреваться?

Надежда Черкасова: Оно и днем заметно. Потому что полы уже холодные. Дома уже прохладно. Уже заметно.

Оксана Галькевич: Дети здоровы? Никто не заболел, не простудился?

Надежда Черкасова: Пока нет.

Оксана Галькевич: А пошли детки в ту же школу? Ваша школа не пострадала от наводнения, вода ее не тронула?

Надежда Черкасова: Она там дошла, но не сильно. В эту же школу они пошли.

Константин Чуриков: Надежда, с вашей точки зрения, как человека, кто пострадал от всех этих кошмаров, что нужно делать на каком-то федеральном, национальном уровне, чтобы люди не оставались тет-а-тет с этой проблемой, с этой бедой, что нужно делать?

Надежда Черкасова: Это надо шевелить наших всех этих чиновников, чтобы они не чаи пили через каждые 5 минут, а делали дело. Потому что скоро зима. И люди остаются с бедой один на один. Я не одна такая. У нас тут все междуречье, сидим… У меня, например, родственница живет на веранде. Потому что в доме у нее никак. А племянница живет у меня. Я своих детей под риск подстраиваю, и племянницу еще. Потому что ребенка не оставишь на улице жить с мамой.

Константин Чуриков: Надежда, тут была новость, что федеральная кадастровая палата внесла границы зон затопления в Иркутской области в специальный реестр, для того чтобы там, где затопило, чтобы там не строили, если нет каких-то защитных сооружений. Скажите, пожалуйста, вы в принципе теоретически были бы согласны переселиться в другое место, которое не затапливает, чтобы на одни и те же грабли не наступать?

Константин Чуриков: Мы так и планируем, что если дадут сертификат, искать в том месте, где не затапливает.

Оксана Галькевич: Надежда, а вы знаете, что вы сертификатом можете воспользоваться не только в пределах региона, но и вообще в пределах страны. Можете в другой регион переехать. Вы вообще как мыслите? Останетесь в Нижнеудинске, переедете в Иркутск?

Надежда Черкасова: Мы останемся в Нижнеудинске, так как у мужа мать осталась одна, нужна поддержка. И мы будем в Нижнеудинске.

Оксана Галькевич: Надежда, а когда мы с вами разговаривали в начале августа, я помню, что у вас были какие-то мысли по поводу, может быть, ремонта, вам так жалко было с домом расставаться. Вы говорили, что, может, как-то укрепите, с мужем с вашим мы беседовали.

Надежда Черкасова: Да. Но это мы будем делать по-любому, потому что зиму нам зимовать придется здесь.

Оксана Галькевич: В любом случае? Это тоже за свой счет вы будете делать?

Надежда Черкасова: Потому что у нас цены на жилье поднялись. И я еще не знаю, какая сумма. Я навряд ли найду за эти месяцы себе жилье.

Константин Чуриков: Ребенок просится в эфир. Но пока еще ребенок в эфир не вышел, вам еще вопрос, Надежда. Вопрос из Краснодарского края от нашего зрителя. Он пишет: «А почему у них строения почти все из дерева, да еще и некрашеные? На краску денег нет? Вся страна живет на низкие зарплаты, но на Кубани такие постройки редко встретишь». Почему из дерева у вас дома сплошь и рядом?

Надежда Черкасова: Почему из дерева? Они все здесь деревянные дома. Мало какие есть дома…

Оксана Галькевич: Надежда, а вы спросите Кубань: «А почему у вас там саманные хаты строят?» Почему из дерева? Потому что из дерева, Костя. Вот из дерева потому что.

Надежда Черкасова: Потому что дома из дерева дышат. А из бетона – это сырость, это все, это не проветривается. А дерево все равно дышит.

Оксана Галькевич: Надежда, слушайте, а находиться в доме тяжело. Насколько я помню, ведь вот эта влажность высокая, вот эта вода грязная, которая поднималась у вас, по-моему, до уровня окон, если я правильно помню, она по-прежнему в доме стоит, и дышать тяжело?

Надежда Черкасова: Вода ушла. Но сырость в подполье. Там растут грибы любого сорта. И все.

Константин Чуриков: Спасибо вам. Терпения, сил. Чтобы все-таки вам государство помогло в этой ситуации. Надежда Черкасова, многодетная мама из Нижнеудинска, у нас была в эфире.

Оксана Галькевич: Да и люди добрые.

Константин Чуриков: Мы успели за этот экспериментальный информационный час обсудить школу как новую реальность. То, что не хватает врачей, то, что врачи увольняются. Проблемы с нашими самолетами и с нашими птицами.

Оксана Галькевич: С птицами, которые летают, где хотят.

Константин Чуриков: И, конечно, как живет Сибирь после наводнения. Продолжим «ОТРажение» буквально через 20 минут. Впереди у нас большая тема. Будем говорить о том, как вырастить наших детей профессионалами, что делает система образования, для того чтобы дети удачно развивались в дальнейшей жизни. Об этом через 20 минут. А впереди у нас большой выпуск новостей.

Оксана Галькевич: А еще обсудим транспортный налог. Его хотят, между прочим, по-другому пересчитывать, друзья. Возможно, поднять.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски