Столяр Иван Бочков: Хобби может стать профессией - все зависит от страсти человека

Гости
Иван Бочков
столяр, руководитель открытой столярной мастерской Rubankov
Ольга Третьякова
арт-директор компании iWoodMaster

Ольга Арсланова: Мы продолжаем. Новость, на которую мы не могли не обратить внимание: оказывается, российские интеллектуалы все чаще выбирают работать руками. Оказывается, многие россияне, занятые умственным трудом, уже сегодня готовы подумать о смене профессии.

Виталий Млечин: Освоить рабочую специальность хотел бы каждый десятый россиянин на интеллектуальной работе. Это данные опроса HeadHunter.

Ольга Арсланова: Вот сейчас данные как раз посмотрим.

Виталий Млечин: И еще каждый пятый готов пойти на это при гарантиях трудоустройства. А 14% рассматривают такой вариант в крайнем случае – например, при увольнении.

Ольга Арсланова: Желание сменить работу возникает у людей по нескольким причинам. Самые главные – карьерные перспективы и высокий уровень оплаты, возможность превратить хобби в источник дохода. Самыми популярными по этому опросу оказались профессии кондитера и повара.

Виталий Млечин: Среди наименее популярных – грузчики, фрезеровщики из сантехники.

Ольга Арсланова: Сменить специальность на рабочую меньше всего хотят врачи и фармацевты (ну, видимо, слишком долго учились), а также в среднем жители Москвы и Санкт-Петербурга. Причины ситуации вполне прозаичны: избранная изначально трудовая деятельность плохо оплачивается. Вот такой вариант выбрали почти 40%. Возможности для карьерного роста неопределенные и сомнительные – тоже 40%. 27% опрошенных признаются, что разочаровались в решении, которое когда-то приняли. 24% хотят разнообразия. 22% испытывали проблемы с поиском работы. 15% делают вот такой выбор из-за стрессов и нервотрепки на текущей работе. Также причинами кардинальной смены профессии могут стать угроза здоровью и отсутствие свободного времени, которое всецело поглощает выбранная деятельность.

Виталий Млечин: При этом многие россияне уже сталкивались с необходимостью крутых профессиональных поворотов. 45% всех работников хотя бы однажды кардинально меняли профессию.

Ольга Арсланова: Ну что ж, поговорим об этом в ближайшие полчаса. Главный вопрос для наших зрителей: а вы хотите освоить рабочую профессию? Прямо сейчас запускаем SMS-голосование. Можно отвечать "да/нет" на короткий номер, он появится сейчас на ваших экранах. Если у вас есть развернутый ответ либо что-то хотите спросить – звоните в прямой эфир, пишите SMS.

А у нас в гостях – Иван Бочков, руководитель столярной мастерской Rubankov. Здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте.

Иван Бочков: Привет, ребята!

Ольга Арсланова: Здравствуйте, Иван. Знаете, такой общий вопрос. Вот как вам кажется, рабочие специальности становятся более модными сегодня?

Иван Бочков: Ну, судя по нашей мастерской (а наша мастерская – это учебная мастерская, куда люди приходят обучаться столярному искусству, я бы даже сказал, не ремеслу, но и ремеслу в том числе), это достаточно модный тренд такой. Все больше и больше, так сказать, "голубых воротничков" – или как мы их называем? – "белых воротничков" вечерами приходит к нам, берут рубаночки, пилы, за станочек и делают себе всякие разные, как я условно называю, "табуретки". Но не только табуретки, конечно.

Виталий Млечин: Но они это делают, чтобы развлечься после работы, условно говоря, отдохнуть немножко, расслабиться или как-то потом начинают этим профессионально заниматься?

Ольга Арсланова: Монетизировать свое хобби.

Иван Бочков: Вы знаете, наверное, фифти-фифти, потому что половина думают о монетизации своего хобби, а половина – это вот как фитнес-клуб, просто вечером.

Ольга Арсланова: А как они вам это объясняют? Наверняка же… Правильно понимаю, что это где-то в Москве люди работают?

Иван Бочков: Да, в Москве. И в Питере у нас тоже.

Ольга Арсланова: В Питере. То есть большие города. У людей есть стабильная работа, непыльная, на которую они, вероятно, там пять-шесть лет учились. И вдруг возникает идея, что вот этот "фитнес" может стать главным в их жизни делом. Что вот у них происходит? Что их на это толкает?

Иван Бочков: Ну, это как хобби. Это хобби.

Ольга Арсланова: А хобби – это всегда приятно.

Иван Бочков: Хобби – это всегда приятно. На самом деле люди (такое слово) "подсаживаются" на свой интерес, вовлекаются в это. И просто это страсть какая-то. Есть люди очень богатые, прямо очень и очень богатые. Они приходят и скупают полмагазина столярных инструментов супер-премиум-класса, дорогие, и строят себе мастерские. У них хороший и отлаженный бизнес, но они вот все свободное время отдают столярному искусству.

Виталий Млечин: У богатых свои причуды.

Иван Бочков: Да. Но не только у богатых.

Ольга Арсланова: Если честно, это первая же реакция, которую мы сейчас увидели на SMS-портале, от людей из регионов, людей, которые занимаются физическим трудом. Например, Хабаровский край: "Всю трудовую жизнь работал руками, строитель. Пенсия – 9 300. Вперед, интеллектуалы!" "Наверное, этим людям просто скучно, – пишут нам, – им не хватает острых ощущений, а также чувства, что они делают что-то полезное".

Иван Бочков: Можно и согласиться, и можно опротестовать. Потому что есть люди, которые приходят обучаться, я уже говорю, для того, чтобы освоить основы ремесла, чтобы это было их хлебом насущным, чтобы они могли зарабатывать этим. И я знаю людей, которые ходили к нам в коворкинг, в школу, а сейчас просто бросили ходить на работу и потихонечку что-то делают руками, и сделали это своим бизнесом, заработком.

Виталий Млечин: Знаете, может, не все знают вообще, что такое коворкинг. Давайте расскажем подробности, как это все работает.

Иван Бочков: Наш коворкинг закрылся, но я могу рассказать, потому что у нас…

Виталий Млечин: А почему закрылся? Расскажите все.

Иван Бочков: Коворкинг – очень хорошая вещь, это от английского, "совместное использование", "совместная работа". Мы предоставляли мастерскую любому желающему. Он приходил, платил небольшую денежку и делал свои проекты, а мы его консультировали, помогали. И также у нас школа, так называемая школа, курсы по токарному делу, по производству табуреток, основы вообще столярного ремесла. Мы станочные преподаем, в основном курс у нас по работе на станках столярных. И в коворкинг люди приходили и с удовольствием у нас работали.

Но летом был большой спад – видимо, может быть, экономическая ситуация в стране, не я знаю. Был очень большой спад. И аренду никто не отменял. И мы перепрофилировали свою мастерскую. Коворкинг временно, может, я надеюсь, закрыли и стали заниматься только обучением и немного производством для своих нужд.

Виталий Млечин: А кто занимается у вас обучением, кто у вас работает?

Иван Бочков: Ну, конкретно я, например.

Ольга Арсланова: У нас зрители интересуются, спрашивают… Иван, я просто сразу присоединюсь к вопросу Виталия. А вы столярке где учились? Почему выбрали столярку?

Иван Бочков: Я самоучка.

Ольга Арсланова: Да вы что?

Иван Бочков: Да, я самоучка.

Ольга Арсланова: А основная специальность?

Иван Бочков: Основная специальность? Не знаю, последнее мое место работы – главный редактор.

Ольга Арсланова: Мы с вами, ну, практически коллеги.

Иван Бочков: Вообще я всю жизнь занимаюсь музыкой и журналистикой, был продюсером музыкальным многих групп.

Ольга Арсланова: А что произошло?

Иван Бочков: Ну, старый стал. Надо что-то другое, надо успеть сделать какие-то вещи руками. Очень интересно.

Ольга Арсланова: Иван, просто мы перечисляли как раз самые такие популярные варианты ответа, почему люди хотят из своих интеллектуальных профессий уйти в старый добрый ручной труд. И вот, пожалуйста: плохо оплачивается трудовая деятельность выбранная, карьерный рост невозможен, стрессы, разочарования и так далее. Вот в вашем случае это что было? Вы говорите… То есть понятно, что что-то новое, хочется чего-то нового. Но далеко не все готовы к таким резким переменам. Что-то должно было произойти.

Иван Бочков: Ну, я строить начал дачу. А так как у меня большой… Я столярничаю с детства на самом деле. И в школе прекрасные были педагоги у нас в столярной мастерской. И постоянно что-то я делал. Собирал мастерскую всю жизнь, инструмента у меня было много. И так как я начал строить дом, просто заразился и бросил все, реально прямо бросил. А потом пошли какие-то заказы, я начал интересоваться, стал ютубером, делиться стал с людьми, канал свой открыл и так далее.

Очень помогли фестивали столярного дела ежегодные. Вот в этом году будет 13-й фестиваль столярного дела российский, куда все… слет мастеровых так называемый. Люди съезжаются со всех стран мира даже – из Америки, из Японии, из Советского Союза, вообще из всех стран Советского Союза. Огромное событие всего столярного мира. Там все производители инструментов и мастера, главное дело. И когда туда попадаешь, начинаешь общаться с людьми, загораешься, зажигаешь.

Вот 21–22 апреля он опять будет в Москве. Это очень хорошее событие. Я, кстати, всех приглашаю. Не пожалеете, кто еще не был. Народу очень много приходит. В Сокольниках он проходит. Мероприятие, которое вот лично меня вдохновило на то, чтобы начать прямо серьезно заниматься столярным делом.

Ольга Арсланова: Удовольствие мы видим, его не скроешь.

Иван Бочков: И я вообще популяризатор столярного искусства.

Иван Бочков: А что выгоднее, что по зарплате приятнее – журналистика, продюсерство или столярка?

Виталий Млечин: Вы сейчас понимаете, что от вашего ответа зависит, может быть, наше будущее.

Ольга Арсланова: Ну, наше – нет уже, Виталий. А вот многие ребята, которые сейчас думают, куда им поступать, может быть, для них это будет важным фактором.

Виталий Млечин: Ну, мы не такие старые, чтобы…

Иван Бочков: Ну, я еще раз говорю: это может быть и хобби, а может стать профессией. Все зависит от страсти человека, его желания. Я люблю музыку, я люблю писать песни, но мне никто не запрещает еще и строгать. Это же можно делать одновременно.

Ольга Арсланова: То есть не готовы вы про зарплату ответить прямо?

Иван Бочков: Нет, про зарплату… Ну как? Средняя зарплата столяра, наверное, начинается где-то… ну, не покривить душой, наверное, от 40 тысяч в регионах, мне так кажется (ну, по крайней мере, в области я встречал). И до 150–200 тысяч можно зарабатывать. Хорошие, очень супе-пупер-профессионалы, которые посвятили себя этому с самых пеленок, они зарабатывают очень много и прилично. Сейчас, конечно, не так много. Вот на фестивале я встречаю, есть там даже люди, которые просто рассказывают, как зарабатывать на жизнь столяркой. Но для меня были важны не столько деньги, сколько вот страсть моя, это увлечение. Тут же видишь, как получается продукт. Ну, не тут же…

Вот сейчас я делаю, допустим (тайну открою), для одного известного скрипача Дэвида Гарретта… Он будет гастролировать в России. И фан-клуб его, девчонки из Нижнего Новгорода попросили меня сделать оригинальный подарок ему. И я сейчас заканчиваю, уже вот прямо буквально завтра-послезавтра, наверное, закончу. Там штурвальное колесо, штурвал, внутри сюрприз. Такой очень интересный и эффектный подарок получается, с гравировкой, с металлом. То есть много людей было задействовано. Я приглашал других мастеров. Это правда очень интересно и увлекательно.

Ольга Арсланова: Послушаем зрителей. У нас Владимир из Перми на связи. Здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Владимир.

Иван Бочков: Привет!

Зритель: Здравствуйте. Я хотел бы такой вопрос задать. Видно, что у вас в студии практически профессионал находится. Интересный, может быть, вопрос. У нас где можно приобрести, допустим… Ну не знаю, в Перми у нас, конечно, есть магазины. И Castorama, и другие магазинчики открылись, ну, такие большие, но продают там в основном китайские инструменты. А чтобы какой-то найти более или менее профессиональный инструмент – это уже, как говорится, надо побегать.

Ольга Арсланова: Давайте вопрос.

Зритель: Вопрос в том, где можно приобрести вот такие инструменты профессиональные? Ну и соответственно, чтобы не сильно такие завышенные были. А то понятно, что и по 100 тысяч, и по 50 тысяч инструменты.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Иван Бочков: Спасибо за вопрос. Ну, в Москве (не сочтите за рекламу, раз вы спрашиваете) магазин Rubankov.net или Rubankov.ru. Самый лучший инструмент столярный в мире, который есть, здесь собран. Пожалуйста, заказывайте. Есть еще несколько разных магазинов, интернет-магазинов. Но цены недешевые. Есть что-то недешевое, но все хорошее стоит дорого.

Ольга Арсланова: Нам вот пишет еще зритель из Нижегородской области: "Хорошо вас понимаю. Сам раньше работал юристом. Три года назад организовав солярку, кредитнулся, купил современное оборудование, нанял людей. Но сам тоже участвую, всегда любил дерево". Жаль, что этот бывший юрист нам, правда, не написал, смог ли он вернуть кредит. Мы надеемся, что у него все хорошо.

Иван Бочков: На интернет у него деньги нашлись, на сообщение.

Ольга Арсланова: Уже неплохо. Ну, разные бывают истории, когда люди меняют профессии. Вот давайте еще с одной историей познакомимся. Вот живет человек, занимается музыкой и может петь примерно вот так. Посмотрим и послушаем.

ВИДЕОФРАГМЕНТ

Ольга Арсланова: А потом происходит что-то странное в жизни певицы. Ольга Третьякова уже с нами на связи. Она становится арт-директором компании iWoodMaster. Здравствуйте, Ольга. Правильно ли мы понимаем, что вдруг вы перестали петь и стали делать мебель?

Ольга Третьякова: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте.

Ольга Третьякова: Не совсем так. Я, честно говоря, не ожидала, что вы именно эту сторону моей жизни затронете – музыкальную. Я думала, что на журналистику упор сделаете, потому что прежде всего… То есть – нет. Как получается? С 5 лет я музыкант, а с 14 лет я журналист. Совмещала и то, и другое. Музыка была в основном всегда для души. Ну, то есть, конечно, хотелось, чтобы она приносила какой-то доход, но так не произошло. Хотя я, конечно, наверное, на нее делала ставки. Ну, не срослось. Музыкой я продолжаю заниматься для себя. Может быть, когда-нибудь придет какой-нибудь момент. С журналистикой как бы фифти-фифти. Что-то еще я продолжаю на этой почве делать, но это далеко не основное. Основное – это как раз то, чем занимается ваш гость, тоже столярка. И все произошло совершенно случайно.

Виталий Млечин: Расскажите уже вашу историю.

Ольга Арсланова: Мне кажется, это какая-то мистика: журналисты тяготеют к дереву. Что вас там привлекает, я не могу понять?

Ольга Третьякова: Руки в любом случае задействованы и, наверное, какой-то креативный ум, что-то такое можно использовать как в журналистике, для того чтобы работать с деревом, для того чтобы работать с металлом и еще с чем-нибудь, еще играть на каком-нибудь музыкальном инструменте. Я не удивлюсь, пока ваш гость будет делать скрипку, он еще ее и освоит.

Иван Бочков: Нет, я скрипку делать не буду. Это Дима Тараканов у нас есть, делает скрипки.

Ольга Арсланова: Ольга, напомните этот момент, когда вы решили этим заниматься серьезно и этим зарабатывать. Многие наши зрители предполагают, что просто был, наверное, кризис и денег не хватало, то есть вынужденная мера.

Ольга Третьякова: Вы знаете, что-то вроде того, но не совсем. Как говорится – не было бы счастья, да несчастье помогло. У меня муж потерял работу. С моей работой все было в порядке, все было хорошо, а вот именно у мужа произошел конфликт с руководством на предыдущем месте работы. Он сам финансист, он закончил МИФИ. В общем, так получилось, что с работы его "ушли". Был у него в некотором роде кризис – не то чтобы финансовый, а скорее моральный, когда человек… Ему уже не 20 лет, и он понимает, что, по идее, у него бы сейчас должен быть расцвет карьеры, а у него случился такой небольшой закат. И он лежал и думал, чем ему заниматься, как это с мужчинами бывает – зубами к стенке. "Что мне еще делать? Я не знаю. Может быть, этим? Может, тем? Непонятно ничего. Не хочу".

И мы стали просто рассуждать. Я говорю: "Вот давай так – давай вернемся в детство. Чем ты мечтал заниматься?" Он: "Да не знаю". Я говорю: "Ну, может быть, ты что-нибудь делал? Может, ты рисовал? Может быть, ты паял, ваял? Что-нибудь". Хотя мы оба люди умственной профессии были, и говорить про ручной труд как-то было ни с того ни с сего непривычно. И начали вспоминать. И он сказал: "Я любил собирать модельки". Я говорю: "Какие модельки?" Он говорит: "Ну, вот эти деревянные, которые…" Самолетики какие-то, ну вот эти сборные, которые раскрашиваются, что-то такое.

Ольга Арсланова: То есть вы начали с моделек, а заканчиваете теперь такими столами, которые мы сейчас показывали.

Ольга Третьякова: Я говорю: "Тащи модельки!" Он поехал к родителям домой, притащил какие-то свои несобранные с детства модельки, начал их собирать. Тут уже приближался Новый год, и я купила ему дремель. Я даже не знала, что это такое. Ну, я подумала, что какая-то штука с насадками. "Дремель я ему подарю". Подарила я ему дремель. И понеслась! Вначале – дремель. Потом – пилы какие-то. Потом – рейсмус. Потом– станки.

Ольга Арсланова: Понятно. Ольга, давайте последний вопрос важный от наших зрителей: удается ли вам на этом заработать? Не жалеете ли вы, что сменили?

Ольга Третьякова: Нет, мы ни о чем не жалеем. Даже наоборот – мы рады, что так получилось. Но мы понимаем, что жизнь – очень непредсказуемая штука. И никогда не знаешь, конец это или нет.

Ольга Арсланова: И с какой профессией ты проснешься завтра.

Ольга Третьякова: Да. Может быть, мы завтра станем, не знаю, точильщиками, не знаю, ножей.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Ольга Третьякова: Нам не скучно.

Ольга Арсланова: Ольга Третьякова, арт-директор компании iWoodMaster, была с нами на связи.

Продолжаем слушать наших зрителей. Красноярский край на связи. Алексей, здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Алексей. Вы знаете, что такое дремель?

Зритель: Что такое что?

Виталий Млечин: Что такое дремель?

Зритель: Я навряд ли знаю. Но я вам могу сказать, что такое вообще любимая специальность. Вы знаете, вообще в любой специальности, наверное, любимой (а может быть, и не очень) важна самореализация. Помимо самореализации, еще должен быть доход. Вот когда эти две вещи сочетаются, получается счастье маленькое

Ольга Арсланова: Спасибо большое.

Зритель: И отсюда любовь к профессии происходит.

Виталий Млечин: Логично. Спасибо.

Ольга Арсланова: Класс! Иван, смотрите – мы сейчас говорим о том, что возвращается мода на рабочие специальности, отмечаем, что каждый десятый, по опросу, россиянин, который занимается интеллектуальным трудом, хотел бы освоить рабочую специальность. Ну, мы понимаем, что действительно из этого каждого десятого дай бог еще каждый десятый действительно это сделает. Как вам кажется, что сейчас в стране может повлиять на рост престижа рабочих специальностей? Что может привлечь в вашу мастерскую хорошие кадры, увлеченных людей?

Иван Бочков: Популяризация, просто популяризация рабочих специальностей. Я человек, выросший в Советском Союзе, старенький уже. И тогда постоянно "рабочий класс", "рабочий класс" говорили. И в школах преподавали. Вот сейчас, допустим, в школах практически нет столярных мастерских, они робототехнику изучают. Но в дорогих школах, престижных – допустим, в гимназии Евгения Примакова на Рублевке – мы поставили туда, полностью укомплектовали мастерскую столярную прекрасными верстаками, которые мы производим. Еще несколько школ, по памяти не назову, номера их. Допустим, на Мосфильмовской тоже очень прекрасно оборудованная столярная мастерская. Да, это дорогие школы. Да, они, наверное, платные. Но даже вот…

Виталий Млечин: Ну, они, наверное, что-то знают, раз этим интересуются.

Иван Бочков: Да. И там дети такие… Я с учителями встречался, ездил, смотрел эти школы. Дети тоже увлеченные. У них богатые родители, но дети с удовольствием ходят на столярные труды, так скажем. Я не знаю, кружок это или как у них преподают. И они делают какие-то, я не знаю, кинетические модели и все остальное прочее, то есть учатся работать на станочках ручным инструментом. Ну, весь цивилизованный мир, англосаксы с детства учат.

Виталий Млечин: Спасибо большое. У нас осталось 30 секунд.

Ольга Арсланова: Посмотрим.

Виталий Млечин: Давайте подводить итоги голосования.

Ольга Арсланова: Мы спрашивали вас: вы вообще хотели бы заняться рабочей специальностью, профессией? "Да" ответили 63%, и "нет" – всего 37%. Спасибо нашему гостю.

Виталий Млечин: Спасибо.

Иван Бочков: Пожалуйста. Спасибо всем.

Ольга Арсланова: У нас в студии был Иван Бочков, руководитель столярной мастерской Rubankov.

Виталий Млечин: Прямо сейчас новости на Общественном телевидении.

Зачем интеллектуалы хотят освоить рабочие профессии? И получается ли?
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты